Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
БИБЛЕЙСКИЕ ПРОРОКИ [20]
БИБЛЕЙСКИЙ ИЗРАИЛЬ [20]
ИУДЕЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ [15]
ИСТОРИИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА [15]
ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ [250]
ЗОЛОТАЯ ЧАША СЕМИРАМИДЫ [50]
ВЕЛИКИЙ НАВУХОДОНОСОР [30]
ЦАРЬ НАВУХОДОНОСОР [20]
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН [20]
ВАВИЛОН. РАСЦВЕТ И ГИБЕЛЬ [20]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 1. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » БИБЛЕЙСКИЙ ИЗРАИЛЬ

    Библейский Израиль - Культовый либерализм и политика мира Менаше

    Культовый либерализм и политика мира Менаше

    Наследником Хизкии стал его 12-летний сын Менаше. Тот факт, что 54-летнему царю наследовал столь юный сын, без сомнения, далеко не самый старший, вызывает подозрение, что передача власти произошла отнюдь не гладко. К сожалению, библейские источники ничего не сообщают ни о том, кто был регентом несовершеннолетнего царя, ни о тех, кто поддерживал его кандидатуру на престол.

    Однако у нас есть все основания полагать, что на этот раз могущественные аарониды проиграли, так как правление Менаше (698–643 гг. до н. э.) представляло собой полное отступление от всего того, за что боролся Хизкия. Новый царь отказался и от идеи монотеизма, и от всяких попыток освободиться от власти Ассирии. Он предпочел пойти по стопам своего деда - «идолопоклонника», а не отца - «праведника».


    «Ибо сколько у тебя городов, столько и богов у тебя, Иуда, и сколько улиц в Иерусалиме, столько
    вы наставили жертвенников постыдному, жертвенников для каждения Ваалу» (Иер.11:13)

    Книги Царств и Паралипоменон, повествующие о царствовании Менаше, в самых мрачных тонах описывают его пристрастие к языческим культам: «И снова устроил он высоты, которые уничтожил Хизкия, отец его, и поставил жертвенники Баалу, и сделал Ашейру, как делал Ахав, царь израильский; и поклонялся он всему воинству небесному, и служил ему…

    И построил он жертвенники всему воинству небесному в обоих дворах дома Господня; и провел сына своего через огонь, и гадал, и ворожил, и завел вызывателей мертвецов и чревовещателей; много сделал неугодного в очах Господа, чтобы прогневить Его» (4 Цар. 21:3, 5–6).

    Как дерзкий вызов всем ааронидам и левитам, в иерусалимском Храме был установлен идол Ашейры, которой поклонялся Менаше. Налицо был откровенный антияхвистский переворот, положивший конец всей религиозной реформе Хизкии.

    И все же библейские книги далеко не одинаково оценивают правление Менаше. Если книга Царств изображает его злостным идолопоклонником в течение всех лет его царствования, то Паралипоменон делит годы его власти на два периода: первый - до заточения его ассирийцами в тюрьму по обвинению в измене, и второй - после освобождения из ассирийского плена.

    Первый период Паралипоменон оценивает столь же негативно, как и книга Царств, но во втором периоде она изображает царя уже раскаявшимся грешником, говорит о крутом переломе в его взглядах, об отказе от идолопоклонства и возвращении к служению Господу. Интересно, что помимо идолопоклонства книга Царств обвиняет Менаше в массовых убийствах невинных людей:

    «И еще пролил Менаше очень много невинной крови, так что наполнил ею Иерусалим от края до края, и это кроме того греха, в который он ввел Иудею - делать неугодное в очах Господних» (4 Цар. 21:16).

    Однако Паралипоменон странным образом молчит об этом казалось бы вопиющем преступлении. Учитывая, что первый источник, книга Царств, создавался преимущественно левитами из Северного царства, а второй - ааронидами из Южного, следует признать, что эти две группы яхвистских священнослужителей, объединенных Хизкией в одно сословие, по-разному оценивали Менаше.

    Скорее всего, это было связано с различным отношением самого Менаше к «своим» ааронидам и «пришлым» левитам, чего избегал делать Хизкия. Как прагматичный политик, Менаше в дальнейшем сумел преодолеть свой конфликт с ааронидами, что подтверждается и текстом из книги Паралипоменон: «И узнал Менаше, что Господь есть Бог…

    И низверг чужеземных богов и идола из дома Господня, и все капища, которые он соорудил на горе дома Господня и в Иерусалиме, и выбросил их за город. И восстановил жертвенник Господень, и принес на нем жертвы мирные и благодарственные, и сказал иудеям, чтобы они служили Господу, Богу Израиля» (2 Пар. 33:13, 15–16).

    Ничего подобного нет в северолевитской по происхождению книге Царств, наоборот, она возлагает на идолопоклонство Менаше вину за последующее разрушение Иерусалима и Храма (4 Цар. 21:11–14).

    Судя по всему, царь представлял интересы той части иудейской аристократии, которая была связана с традиционными языческими культами и враждебно относилась к монопольному положению яхвистов вообще, и в особенности к северным левитам, поселившимся, благодаря Хизкии, в Южном царстве.

    Вместе с царем эта группа аристократов готова была найти общий язык с влиятельными и опасными для них местными ааронидами, но никак не с пришельцами-левитами. Соперничество между ааронидами и северными левитами внутри яхвистской священнической организации еще больше усугубляло положение последних.

    Не исключено, что примирение ааронидов с Менаше и его окружением стало возможно в немалой степени за счет ущемления интересов северных левитов. Среди яхвистов, протестовавших против поклонения идолам, больше всех от преследований царя пострадали наименее защищенные из них - северные левиты, о чем свидетельствует и созданная ими книга Царств.

    Сам по себе факт, что эта книга освещает правление Менаше совсем иначе, чем Паралипоменон, написанный южными ааронидами, подтверждает серьезные различия во взглядах между двумя группами яхвистских священнослужителей.

    Менаше правил дольше всех иудейских царей: как тех, что были до него, так и тех, что после, - целых 55 лет. Из повествований библейских книг вырисовывается картина продолжительного мирного царствования, не омраченного никакими войнами. Союз с Ассирией, с одной стороны, оградил Менаше от любой внешней угрозы, а с другой - связал ему руки в отношении своих ближайших соседей, таких же, как и он, данников Ассирии.

    Его отказ от претензий на территории бывшего Израильского царства был естественным следствием зависимости от ассирийцев, хотя он и раздражал северных левитов, мечтавших с помощью иудейских царей занять господствующие позиции в своем бывшем доме. В Палестине царили мир и стабильность, которые как нельзя лучше соответствовали интересам развития экономики и способствовали росту населения Иудеи.

    Отказ от принудительной яхвизации времен Хизкии снял напряжение и недовольство в иудейском обществе, а также успокоил многочисленное жречество традиционных языческих культов. Царь не тронул культ Яхве, однако лишил его привилегированного статуса - не только единственного, но и даже главного в стране культа, а иерусалимский Храм сделал местом поклонения нескольким богам сразу.


    «Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные!
    Оставили Господа, презрели Святого Израилева, - повернулись назад» (Ис.1:4)

    Можно предположить, что десятина в пользу иерусалимского Храма была либо уменьшена, либо разделена между жрецами всех культов, которые там отправлялись. Таким образом, от контрреформы Менаше выиграли представители всех языческих культов, но сильно проиграли аарониды и еще больше левиты - выходцы из Северного царства. Однако дальнейшие драматические события в регионе внесли существенные коррективы в религиозную политику царя.

    В 681 г. до н. э. в Ассирии вспыхнула борьба за власть, в ходе которой погиб Синахериб. По роковому стечению обстоятельств ассирийский царь был убит собственным сыном или сыновьями в храме бога Нинурты в Калахе, именно так, как об этом говорится в книге пророка Исайи.

    Неожиданно для всех царский совет, состоявший из высших ассирийских сановников, выбрал в качестве наследника Синахериба одного из его младших сыновей, Асархаддона, мать которого, вероятно, происходила из Иудеи или Сирии. Старшие сыновья убитого царя не признали этого решения и прибегли к военной силе, чтобы захватить трон.

    В ходе короткой, но ожесточенной гражданской войны Асархаддон одержал верх над своими противниками, и убийцы Синахериба бежали на север, в Урарту. Эти события сильно поколебали стабильность Ассирии и породили в Палестине, Сирии и Финикии надежду на освобождение от ассирийской власти. Мятежные настроения усиленно поддерживались Египтом - главным врагом ассирийцев на юго-востоке.

    Новое восстание против Ассирии возглавили финикийские города Сидон и Тир, их поддержали более мелкие города в Сирии и Финикии, а также филистимский Ашкелон. Свою помощь обещал и Египет, управлявшийся тогда нубийским (кушитским) фараоном Тахаркой. Лидеры мятежников и посланники Египта вступили в тайные переговоры с иудейским царем Менаше, пытаясь склонить его к поддержке их выступления против Ассирии.

    Иудея считалась в то время сильнейшим государством в Палестине и Финикии, и ее территория представляла собой стратегически важный буфер между Египтом и сиро-палестинским регионом, где разворачивалось очередное восстание. Вряд ли такой осторожный политик, как Менаше, торопился присоединиться к антиассирийской коалиции, однако он поддерживал секретные контакты и с восставшими городами, и с Египтом.

    Но иудейский двор, как, впрочем, и все царские дворцы в сиро-палестинских и финикийских государствах, был полон ассирийских соглядатаев, которые не преминули донести в Ниневию о закулисных встречах Менаше с посланцами мятежников и египтян. Желая предотвратить расширение восстания и объединение сил своих противников, Асархаддон поспешил нанести упреждающий удар по восставшим финикийским и сирийским городам.

    Сидон был буквально стерт с лица земли, его правитель казнен, а все его жители уведены на поселение в Ассирию. Тирский царь Баал капитулировал и только ценой огромной дани сумел спасти свой город от тотального уничтожения. Затем, в 674 г. до н. э., Асархаддон направил свою армию на завоевание Египта, главного врага Ассирии на юго-востоке, который постоянно подстрекал ассирийских данников к мятежам.

    Вероятно, именно в это время, по пути в Египет, когда ассирийцы проходили у границ Иудеи, они «заковали Менаше в кандалы и оковали цепями, и отвели его в Вавилон» (2 Пар. 33:11).

    Библия не сообщает, сколько времени провел Менаше в ассирийском плену, но, очевидно, недолго, так как речь шла не о мятеже, а всего лишь о несанкционированных переговорах с мятежниками. К тому же первый поход Асархаддона в Египет закончился неудачно, и ассирийский царь как никогда раньше нуждался в поддержке Иудеи, представлявшей для него важный военный форпост на самой границе с врагом.

    Через три года ассирийский царь совершил второй, на этот раз успешный поход против Египта, и не исключено, что к этому времени ассирийцы уже возвратили Менаше в Иерусалим, чтобы он мог доказать свою преданность Ассирии. Но даже если плен Менаше и затянулся, то в любом случае не более чем на два года.

    В 669 г. до н. э. Асархаддон внезапно умирает, и его сын Ашшурбанипал, вступив на ассирийский престол и обновив обязательства своих данников, должен был освободить иудейского царя, как было принято поступать в ту эпоху.

    Страдания Менаше в ассирийском плену послужили ему хорошим уроком на будущее, и он уже не повторил своей ошибки - не вступил в переговоры с мятежниками, даже когда возникла новая, еще более широкая, антиассирийская коалиция в составе Египта, Вавилона, Элама, некоторых сирийских и финикийских городов.

    Ее разгром снова подтвердил правильность линии Менаше на полный отказ от конфронтации с супердержавой того времени - Ассирией. Возвратившись в Иерусалим, Менаше скорректировал не только свою внешнюю политику, но и внутреннюю: он примирился с влиятельными ааронидами, представлявшими наибольшую опасность для его правления, убрал из иерусалимского Храма идолов, больше всего раздражавших яхвистов, а сам Храм отдал в полное распоряжение первосвященника.

    Но самое важное - он восстановил главенство культа Яхве над всеми другими религиозными верованиями в стране. Конечно, он не вернулся к пуританизму Хизкии, и книга Паралипоменон признает с некоторым сожалением, что «народ, однако, еще приносил жертвы на высотах, хотя и Господу Богу своему» (2 Пар. 33:17).

    Тот факт, что Менаше, находясь в плену, пережил душевный перелом и в дальнейшем изменил свою религиозную политику, косвенно подтверждается существованием известного апокрифа «Молитва Менаше», где царь раскаивается в содеяном и просит спасения у Господа.


    «Горе тем, которые постановляют несправедливые законы и пишут жестокие решения, чтобы устранить
    бедных от правосудия и похитить права у малосильных из народа Моего» (Ис.10:1-2)

    Впрочем, надо признать, что аарониды в своей книге Паралипоменон все же преувеличили раскаяние Менаше и его желание отказаться от языческих культов. Как выясняется, только во времена его внука, царя Иосии, удалили «те жертвенники, которые сделал Менаше в обоих дворах дома Господня» (4 Цар. 23:12).

    Если во дворах иерусалимского Храма остались жертвенники языческим культам, то можно себе представить, как много их уцелело по всей стране. Уже сам по себе этот факт говорит о том, что примирение Менаше с частью яхвистов явилось не столько результатом душевного перелома после пережитых страданий в ассирийском плену, сколько следствием политической сделки между царем и ааронидами.

    Памятуя о печальной участи всех восстаний против Ассирии, Менаше в отличие от своего отца Хизкии старался избегать всяких трений с этой державой. Ассирийские источники дважды упоминают имя Менаше: сначала он назван среди тех царей, которые поставляли материалы для строительства роскошного дворца Асархаддона в Ниневии, а позднее его имя появляется в числе тех правителей, кто помогал ассирийскому царю Ашшурбанипалу завоевать Египет.

    Верность Менаше своим обязательствам перед Ассирией была со временем вознаграждена. Ему было позволено обнести Иерусалим более мощной и высокой стеной, а также построить новые и укрепить старые крепости по всей стране (2 Пар. 33:14).

    Вполне возможно, что в период его царствования Иудея платила меньшую дань, чем ее более бедные соседи Моав и Аммон. Об этом позволяет думать одна из ассирийских надписей, которую, хотя она и сохранилась плохо, можно приблизительно датировать временем правления Асархаддона.

    В целом, правление Менаше являлось одним из самых мирных и спокойных периодов в истории Иудеи, в течение которого царю удалось восстановить разрушенную страну и снова привести ее к процветанию. Что касается возврата к политеизму, в чем его обвиняют библейские источники, особенно книга Царств, то это было неизбежно вследствие неготовности иудейского общества того времени к восприятию подлинного монотеизма.

    Продолжение религиозной политики Хизкии было чревато мятежами и гражданской войной, отказ от нее был вызван ее же банкротством. То же самое касалось и внешней политики. Попытки Хизкии покончить с зависимостью от Ассирии привели лишь к опустошению всей страны, поэтому нежелание Менаше конфликтовать с этой державой было полностью оправдано дальнейшим ходом событий и подтвердило мудрость и дальновидность царя.

    Крайне негативное отношение книги Царств к Менаше объясняется двумя факторами. Во-первых, этот библейский источник был создан значительно позднее правления Менаше, когда монотеизм успел уже прочно утвердиться в иудейском обществе, поэтому религиозный либерализм того периода рассматривался как ничем не оправданное попустительство идолопоклонству.

    Во-вторых, эта беспрецедентно суровая критика явилась следствием глубокого конфликта между царем и северными левитами из бывшего Израильского царства. Он отражал столкновение интересов между старой иудейской аристократией и пришельцами с севера, посягнувшими на их власть и доходы.

    После смерти Менаше иудейский престол наследовал его 22-летний сын Амон. Он тоже был далеко не старшим сыном своего 67-летнего отца, поэтому процесс передачи власти сопровождался дворцовыми интригами и борьбой между различными кланами.

    Судя по политике Амона, продолжавшего курс религиозного либерализма, столь характерного для его отца, он представлял интересы той же группы иудейской аристократии, которая была связана с языческими культами и изначально стояла за спиной Менаше. 

    Примечательна оценка, данная ему ааронидами: «И поступал он дурно в очах Господних, как поступал Менаше, отец его; и всем истуканам, которых сделал Менаше, отец его, приносил жертвы Амон, и служил им. И не покорился Господу, как покорился Менаше, отец его; напротив он, Амон, увеличил вину» (2 Пар. 33:22–23).

    Однако аарониды не желали снова довольствоваться второстепенными ролями, как это было долгое время при Менаше, еще меньше того хотели северные левиты, открыто враждовавшие с ним. К тому же политическая ситуация в регионе настолько изменилась, что внутренним противникам Амона не приходилось больше опасаться возможной реакции Ассирии на их действия.

    В отличие от времен Менаше быстро слабевшая империя с трудом справлялась с врагами в самой Месопотамии и ей было уже не до защиты своих союзников в Палестине. Ничего удивительного, что, имея столь серьезную оппозицию, новый царь не успел укрепиться на троне, и через два года был убит: «И составили против него заговор слуги его, и умертвили его в доме его» (2 Пар. 33:24).

    Хотя библейский текст ничего не сообщает о причинах и исполнителях убийства, не подлежит сомнению, что оно было в интересах ааронидов и левитов, и именно они вдохновляли заговорщиков. Дальнейший ход событий лишь подтверждает это предположение.

    Вопреки распространенной в древневосточных монархиях практике, на место убитого молодого царя был поставлен не кто-либо из его братьев, а его малолетний сын Иосия - кандидатура необычайно удобная для фактического правления регента. 

    В обоих библейских источниках - книге Царств и Паралипоменоне - имеется интересная фраза, касающаяся убийства Амона и воцарения Иосии: «Но народ страны перебил всех, бывших в заговоре против царя Амона; и народ страны сделал царем вместо него Иосию, сына его» (2 Пар. 33:25).


    «Земля растлилась пред лицем Божиим, и наполнилась земля злодеяниями. И воззрел Бог на землю,
    и вот, она растленна, ибо всякая плоть извратила путь свой на земле» (Быт.6:11-12)

    Почему-то «народ страны» («ам ха-арец») проявил полное равнодушие как к убийству царей Йоаша и Амации, так и к истреблению почти всей династии давидидов, когда царица Аталия узурпировала власть в стране, но не остался безучастным к заговору против идолопоклонника Амона, не успевшего даже обосноваться на престоле!

    Напрашивается предположение, что в действительности речь шла о народном выступлении, организованном самими яхвистами, чтобы, с одной стороны, расправиться со своими противниками при дворе, намеревавшимися посадить на трон своего протеже - продолжателя политики Менаше и Амона, а с другой - проложить дорогу собственному кандидату - малолетнему Иосии.



    1 ... 11 12 13 14 15 ... 20         


















    Категория: БИБЛЕЙСКИЙ ИЗРАИЛЬ | Добавил: admin (29.08.2016)
    Просмотров: 277 | Рейтинг: 5.0/1