Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
БИБЛЕЙСКИЕ ПРОРОКИ [20]
БИБЛЕЙСКИЙ ИЗРАИЛЬ [20]
ИУДЕЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ [15]
ИСТОРИИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА [15]
ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ [250]
ЗОЛОТАЯ ЧАША СЕМИРАМИДЫ [50]
ВЕЛИКИЙ НАВУХОДОНОСОР [30]
ЦАРЬ НАВУХОДОНОСОР [20]
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН [20]
ВАВИЛОН. РАСЦВЕТ И ГИБЕЛЬ [20]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 1. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ

    Толкование пророков - Книга пророка Даниила. 10 глава

    Книга пророка Даниила. 10 глава

    Вполне очевидно, что главы 10, 11 и 12 составляют единую тему и раскрывают нам те обстоятельства, в которых Даниил получил это последнее и в некоторых отношениях самое знаменательное свое пророчество. Ибо на протяжении всего божественного Писания не было такого обстоятельного и подробного описания исторических событий, начиная с Персидской монархии, при которой Даниил получил это видение, и до тех времен, когда государства всего мира вынуждены будут склониться перед именем Господа.

    Но это не значит, что пророчество непрерывно повествует о событиях со времен Персидской империи вплоть до царствования Христа; это не соответствовало бы остальной части Слова Бога. Но нам дано, прежде всего, лаконичное и в то же время ясное описание событий, пока мы не доходим до примечательной личности, которая была прообразом великого, пресловутого правителя государства, противостоявшего народу Бога до нынешнего века.

     

    «Александр, сын Филиппа, Македонянин, который вышел из земли
    Киттим, поразил Дария, царя Персидского» (1Макк.1:1)

    Подводя нас к этому, пророчество прерывается и затем перескакивает через определенный промежуток времени, возвещая о «последних временах», так что мы можем понять, как образовался этот разрыв. Пока же я должен лишь определить, где начинается этот перерыв. В следующий раз я надеюсь по воле Господа возвратиться к рассмотрению кризиса в конце, описание которого начинается в гл. 11, 36.

    Мы определим, что это не относится к какому-то определенному злу; в конце главы мы узнаем о борьбе правителей тех дней в и вокруг святой земли. А глава 12 показывает нам отношения Бога со своим народом, пока они и сам Даниил обретут свой удел в конце дней: и это последнее, так сказать, благословение народа Бога или, по крайней мере, остатка верующих будет главной целью в конце.

    «В третий год Кира, царя Персидского, было откровение Даниилу, который назывался именем Валтасара». Даниил, как мы видим, не воспользовался повелением Кира, данным два года назад, о том, что израильтяне отпускаются на свободу, чтобы возвратиться в свою страну, в соответствии с пророчеством. Он все еще остается в плену.

    И, более того, Дух Бога обращает внимание на состояние души пророка. Он не наслаждался в чужой стране, но пребывал в сетованиях и посте, и это при том, что он, конечно же, мог иметь все, что ему угодно. Как сказано, он не ел вкусных яств, «мясо и вино не входило в уста мои, и мастями я не умащал себя до исполнения трех седмиц дней». И, очевидно, совсем не напрасно Дух Бога показал нам Даниила не только до того, как вышло повеление Кира, но и после этого в подобном положении пред Богом.

    И все мы понимаем, что когда для немногочисленного остатка наступило время покинуть Вавилон, чтобы возвратиться в землю своих отцов, то он истязал свою душу пред Богом и созерцал грех, который послужил причиной такого ужасного наказания народа, хотя даже тогда он делал совершенно противоположное тому, что делала бы плоть в подобных обстоятельствах.

    Ибо когда пользуются какой-то внешней благосклонностью, то наступает время, когда человек естественным образом склонен дать волю своим чувствам. А в Данииле мы видим нечто совершенно противоположное. Он исповедовался, и исповедовался не только в грехах Израиля, но и в собственных грехах. Все предстояло перед ним.

    Никто, кроме святого человека, не мог бы иметь такого осознания греха. И та же сила Святого Духа, которая дает подлинное самоуважение, дает и способность в любви воспринять прискорбное и униженное состояние народа Бога. По-видимому, подобные мысли и наполняли душу Даниила, когда из пророчества Иеремии он узнал, что избавление для Израиля было уже близко.

    Не было никакого ликования над поверженным врагом, никаких победных криков из-за того, что народ должен был уйти на свободу, хотя сам Кир считал это высокой честью, что Бог сделал его орудием и того и другого. Возможно, человек Бога и размышлял много над тем, что совершил грех, поскольку Бог не мог даже говорить об Израиле как о своем народе, и вера в Данииле еще настойчивее приводила его к мольбам о том, чтобы они были народом Бога.

    И этот указ, как и ожидалось, был издан. Император Персии открыл двери для пленников, надеявшихся покинуть Вавилон; и те, кто хотел, возвратились в свою страну. Но Даниила не было среди них. Вместо предвкушения ясных видений непосредственной славы, он все еще пребывал - и даже более чем прежде, - в смирении пред Богом.

    А когда закончился период этого длительного поста, то мы увидели связь видимого мира с миром невидимым. И не только была приподнята завеса над будущим, ибо все пророчество делает это, но данное здесь описание видения любопытным образом раскрывает нам то, что находится вокруг нас, но не видимо. И Даниилу было позволено услышать об этом, чтобы мы могли узнать об этом и также могли осознать для себя, что, помимо видимых, есть еще и невидимые вещи, которые гораздо важнее видимых.

    Если на земле происходят конфликты, то они имеют своей причиной борьбу свыше - ангелы сражаются со злыми силами, орудиями сатаны, который постоянно стремится помешать исполнению замыслов Бога относительно земли. И здесь это проявляется чрезвычайно отчетливо. Мы знаем, что ангелы имеют дело со святыми Бога, но, возможно, мы не так ясно представляем себе, что они также имеют отношение к внешним событиям, происходящим в мире.

    Свет Бога так освещает этот предмет, что мы способны понять, что нет ни одного изменения в мире, которое не было бы связано с провидением Бога. А ангелы являются орудиями исполнения его воли: они специально предназначены для того, чтобы доставлять ему наслаждение. С другой стороны, есть те, кто постоянно препятствует Богу: не находится недостатка в злых ангелах. Те, кто не осознает этого, конечно же, что-то теряют, потому что это придает нам более глубокое понимание необходимости искать в Боге источник своей силы.

    Если бы это было лишь отношением между людьми, то мы могли бы понять, что один человек в осознании свой силы, мудрости или каких-либо других качеств, мог бы не бояться другого. Но если оказывается, что нам приходится сражаться с силами, значительно превосходящими нас по разуму и мощи (ибо, как сказано, ангелы превосходят человека по силе), то мы полагаемся на поддержку того, кто могущественнее всех наших противников.

    И вера в то, что, таким образом, можно рассчитывать на Бога, является убежищем от страхов из-за всего, что происходит в мире. Ибо хотя и существуют злые духи и люди являются лишь фигурами, передвигаемыми ими в игре жизни, однако существует высшая рука и разум, которые за кулисами способствуют передвижениям и которые неизвестны действующим лицам. И это придает более глубокий характер нашим мыслям обо всем, что происходит на земле.

    Помимо этих ангелов, появился еще «один муж, облеченный в льняную одежду, и чресла его опоясаны золотом из Уфаза». Тот, кто великолепно описан в стихе 6 и кого видел только один Даниил, по-видимому, не является всего лишь ангелом. Хотя в некоторых его чертах и проявлялась слава ангелов, но я убежден, что это тот, кто часто появляется в истории как Ветхого, так и Нового Заветов - сам Господь славы.


    «В первый год царя Кира, царь Кир дал повеление о доме Божием в Иерусалиме» (Ездр.6:3)

    Здесь Он явился, как человек - единственный, кто испытывает глубочайшее сочувствие к своему слуге на земле. Все остальные бежали, чтобы скрыться, а Даниил остался, несмотря на то, что в нем не осталось никакой силы, и выражение его лица чрезвычайно изменилось. Даже возлюбленный человек и верный святой Бога должен признать, что вся его прежняя мудрость была тщетна, а он был уже весьма пожилым человеком и был исключительно верен Богу.

    В то самое время он был единственным, кто лучше других осознавал подлинное состояние Израиля. Ибо он прекрасно видел, что должно пройти достаточно много времени, прежде чем придет Мессия, а явившийся ангел провозгласил, что Мессия будет предан смерти и не будет ничего иметь. Поэтому не удивительно, что Даниил так сетовал. Другие, возможно, и исполнились бы светлых надежд, что вскоре должен прийти Мессия и возвысить их как народ в мире. Но Даниил пребывал в сетовании и посте.

    И теперь перед ним проходит это видение: этот благословенный человек явил себя ему. И несмотря на всю любовь, находящуюся в нем, несмотря на познание им путей Бога и благодать, которая была излита на него в предыдущих видениях, Даниил тотчас же осознал свою полную немощь. Вся его сила рассыпалась в прах перед славой Господа.

    И это является для нас отнюдь немаловажным поучением. Как бы ни была велика ценность того, что святой познал, одно лишь прошлое не дает нам возможности понять новый урок Бога. Для этого необходим сам Бог, а не только то, что мы уже узнали до этого. Я полагаю, что это наиболее важная и полезная истина. Мы все знаем, что люди склонны откладывать про запас на будущее.

    Я не отрицаю ценности духовного познания различными способами - в помощи другим, в приобретении для себя правильного и святого представления о происходящих вокруг нас событиях. Но там, где Господь раскрывает что-то до того неизвестное, - там даже Даниил, несмотря на все, что он знал прежде, оказался совершенно бессилен. Он был чрезвычайно сокрушен этим последним видением и осознал более чем когда-либо абсолютную ничтожность всего, что было в нем. Он обратился к Богу с просьбой о силе, чтобы подняться постигнуть то, что Господь намеревался раскрыть ему.

    То же самое произошло и с апостолом Иоанном, когда тот припал к груди Спасителя, который был еще на земле, и больше всех учеников постиг его замыслы. Допустим, что Спаситель предстал перед ним в своей славе, чтобы раскрыть ему свой замысел о будущем, и чем же был даже апостол Иоанн? Господь возложил свою руку на него, повелевая ему не бояться. И Он ободрил его тем, что Он был живой, который умер, но ожил вновь и имел ключи смерти и ада. Поэтому тот должен был слушать, полностью доверяя ему, потому что это был сам Христос. И не было такой силы, которая бы устояла пред ним.

    Даниил по мере своих сил постигает здесь это. Смерть и плоть всегда должны осознаваться прежде, чем наступит наслаждение жизнью Бога. И это действительно чрезвычайно важно. Благодать, приносящая спасение, не требует того, чтобы сначала была познана смерть, а затем жизнь. Жизнь во Христе приходит ко мне, грешнику, и эта жизнь выявляет смерть, в которой я пребываю.

    Если я должен осознать свою смерть, чтобы эта жизнь пришла ко мне, то это явно поставило бы человека на его надлежащее место как приготовление к его благословению от Бога. Но это не благодать. «О том, что было от начала... что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни».

    Иными словами, речь идет о личности самого Христа, который приходит и дает нам благословение. И после этого душа узнает, что «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы». Она узнает, что если мы заявляем, что у нас есть свет - общение с тем, кто есть свет, - и все же ходим во тьме, то мы лжем и поступаем не по истине. За всем действительным постижением того, что есть Бог, а что есть мы, следует явление нам жизни в личности Христа.

    Если говорят о таком порядке по отношению к грешнику, то это исключительно благодать, дающая жизнь в другом, а если о том порядке, в каком это происходит в верующем, то это не так. Верующий, получив уже жизнь, должен умертвить все, что свойственно ему лишь по природе, чтобы эта жизнь проявилась и укрепилась. Это очень важно для святого, как и первое - для грешника.

    Человек по своему естеству не верит, что он мертв, но он трудится для того, чтобы обрести жизнь. Он желает жизни, но у него ее нет. Лишь другой в совершенной благодати приносит и дает ему жизнь, видя в нем лишь зло, но приходя только с добром и давая ее в любви. Это и есть Христос. Но в случае с верующим, который уже обрел в нем жизнь, должно быть осуждение зла, чтобы эта новая, божественная жизнь развивалась и возрастала.

    Так что если для одного это есть жизнь, выявляющая смерть, ищущая человека в смерти и спасающая его от нее, то для другого она является действительным преданием смерти всего, что естественным образом существовало в нем. Все это должно иметь приговор смерти, вынесенный этому, чтобы жизнь не встречала препятствий в своем возрастании и проявлении.

    Даниил воспринимал это как практический способ постижения чудес, которые намеревался представить перед ним Дух Бога и соответствующим свидетелем которых он был. Поскольку, какой бы ни была благодать, в которой он пребывал, а он был «мужем желаний», тем не менее, смерть должна была быть прочувствована его душой. «Когда он сказал мне эти слова, я встал с трепетом. Но он сказал мне: не бойся, Даниил; с первого дня, как ты расположил сердце твое, чтобы достигнуть разумения и смирить тебя пред Богом твоим, слова твои услышаны, и я пришел бы по словам твоим».

    И затем ему было дано сообщение о том, каким образом произошло такое промедление. «Но князь царства Персидского стоял против меня двадцать один день; но вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских». Мне думается, это говорит уже другое лицо. Не тот первый и прославленный человек, которого видел Даниил, а некто, используемый в качестве слуги, - ангел, который трудился для другого.


    «Теперь я возвращусь, чтобы бороться с князем Персидским; а когда я
    выйду, то вот, придет князь Греции» (Дан.10:20)

    Последняя глава удостоверяет, что был послан не один человек, и по языку говорящего становится ясно, что он находится в подчиненном положении. Даниил был ободрен знанием того, что с самого первого дня, как он расположил свое сердце, чтобы достигнуть понимания и смирить себя пред Богом, его слова были услышаны. Но он не получил ответа ни в первый день, ни во второй.

    Пока не минул двадцать один день, до него не дошел ответ, хотя он и был послан Богом в самый первый день. Конечно же, Он мог бы дать его тотчас же. Но что же послужило причиной задержки? Прежде всего, то, что иначе не было бы ясного понимания той борьбы, которая всегда ведется между орудиями Бога и приспешниками сатаны. И, кроме того, вера и смирение не дали бы таких совершенных плодов.

    Я не забываю о том, что Святой Дух послан на землю, чтобы жить в сердцах верующих неведомым им способом. Ибо, хотя Дух Бога всегда действовал в святых пророках и святых мужах, все же постоянного пребывания Святого Духа не было и не могло быть до тех пор, пока не был прославлен Иисус и совершилось великое дело искупления, благодаря которому Святой Дух был послан на землю с небес, чтобы обрести свое жительство в сердцах верующих, печать благословения, принадлежащую тем, кто во Христе.

    Так что помимо этой внешней заботы провидения Бога, так великолепно явленной нам здесь, мы имеем эту благословенную, божественную личность, превращающую наши тела в храм Бога. А эти внешние сражения по-прежнему продолжаются. Та же сила, которая помешала Даниилу получить ясный свет на свою молитву, - она же может помешать нам получить ответ на те или иные обстоятельства.

    Мы всегда должны рассчитывать на немедленный ответ веры, но мы должны ожидать ясного ответа на те или иные обстоятельства, которыми управляет Бог. Даниил ждал, и причина этого выяснена. Из стиха 13 мы узнаем, что, хотя Бог и послал ответ в самый первый день, князь Персидского царства противостоял двадцать один день - ровно столько, сколько Даниил пребывал в сетовании и соблюдал пост пред Богом. «Но вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских».

    Вполне понятно, что это говорит ангел. Было бы унизительно для Господа предположение о том, что Он нуждался в помощи одного из своих ангелов. Но здесь упоминается Михаил, который был ему хорошо известен как архангел, особо заботящийся о народе Израиля. Так что, как бы ни пренебрегали люди истиной о посредничестве и заступничестве ангелов, тем не менее Писание совершенно ясно показывает это. Католицизм, как нам известно, сделал их предметом поклонения. Но интерес представляет сама истина.

    И из Слова Бога очевидно, что ангелы используются Богом для исполнения особых функций. Но это не было всего лишь новой истиной. Мы знаем, что об Иудее говорится как об известном предмете раздора между архангелом Михаилом и дьяволом из-за тела Моисея. И здесь вновь проявляется та же самая истина. Это была забота Михаила об иудейском народе. Он знал об их склонности к идолопоклонству и о том, что человека, против которого они восставали в течение его жизни, после его смерти они могут сделать кумиром.

    И, таким образом, Михаил, как орудие Бога благословения Израиля, сражается с сатаной, так что тело Моисея не было найдено - говорилось, что Бог похоронил его, хотя орудием, которое использовал Он , был Михаил. И здесь нам показан этот интересный луч света, брошенный на земные обстоятельства. Могут господствовать и силы этого мира, но ангелы никогда не отказываются от своих обязанностей.

    В последней книге Библии вновь появляются дьявол и его ангелы, с одной стороны, и Михаил вместе со святыми ангелами - с другой. И пришествие Христа и дарование Святого Духа не вытесняют это. Напротив, нам известно, что в конце состоится самая великая битва между святыми ангелами и злыми, когда небеса навсегда будут очищены от этих злых сил, которые так долго оскверняли небеса.

    Это представляет большой интерес как свидетельство великолепного терпения Бога, так как мы знаем, что Он одним словом может низвергнуть дьявола и все его воинство. Но Он не делает этого. Он даже допускает, чтобы сатана осмелился посягнуть на нижние небеса и, более того, пока еще владеть ими. Поэтому его и называют «князем, господствующим в воздухе», а также в других местах «князем» или «богом мира». Но мне кажется, только здесь он назван князем. Мы нигде не читаем, что сатана является князем в аду.

    Это всего лишь излюбленные мечты известных и не очень известных поэтов, но мы никогда не чита ем подобного в Писании. Это свидетельствует о том, что у него нет настоящей власти ни на небесах, ни на земле, но когда он будет сокрушен - сначала в своей незаконной власти на небесах, а затем и в своей земной власти, - то он будет брошен в ад, и вместо того, чтобы быть в аду князем, он будет самым жалким объектом мщения Бога. Однако весьма важным является то, что он сейчас царствует на земле, а люди этого не ощущают.

    Самое худшая его власть - та, которую он обретает, а не которая была у него прежде. Смерть Христа является основой того, что он в конечном счете потеряет всю свою власть, противостоя Богу во всех его помыслах относительно этого мира. А здесь раскрыта мысль, имеющая для нас большое значение.

    Если Бог допускает подобное, если Он дозволяет присутствие зла, врага своего Сына даже на небесах, если вместо распятия Христа, которое привело к тому, что Бог лишил сатану всей его власти, мы видим его после проявления им такого долготерпения, то какой же это для нас урок, чтобы не беспокоиться из-за разных обстоятельств!

    Ни один человек никогда не приходил по этим неизвестным местам, нет никого, кто мог бы рассказать нам о них, кроме Слова Бога, которое раскрывает это перед нами. Конечно же, мы не знаем всего, но мы знаем достаточно, чтобы увидеть, что существует чудовищная власть зла, противостоящая Богу, и что власть Бога всегда неизмеримо могущественнее власти зла. Зло лишь случайно оказалось в этом мире из-за восстания твари против Бога.

    Под случайностью я подразумеваю то, что временное вмешательство твари было предусмотрено Богом, тогда как в действительности это служило лишь тому, чтобы Бог проявил свои намерения с еще большим великолепием. Замысел Бога заключается в том, чтобы благословить небеса и землю, и это осуществится. Зло будет устранено из мира, а злые люди испытают все страшные последствия отвержения единственного, доброго и благословенного.


    «Благословите, все чтущие Господа, Бога богов, пойте и славьте, ибо вовек милость Его» (Дан.3:90)

    И когда вере стала известна неотвратимость всего этого до осуществления помыслов Бога, то нам открылась кар тина невидимой и грозной борьбы. Это подвергает веру испытанию. Даниил должен по-прежнему ожидать, скорбеть, молиться, раскрывать все пред Богом. Мы видим в нем, всегда молящемся, стойкость веры. И разве его вера не была вознаграждена?! Ибо когда пришел ангел, он раскрывает это по приглашению славного, который впервые явился Даниилу. Именно предводитель Персидского царства противостоял ему двадцать один день, но Михаил пришел к нему на помощь.

    Я должен также заметить, что в следующем стихе нам дан важный намек на главное в этом пророчестве. Только много прочитавшие люди знают о тех искажениях, которые пришлось пережить этой главе от рассуждений людей, пытающихся истолковать ее. Несомненно, в этой главе был явно представлен папа, и бесстрашный солдат начала девятнадцатого века также упоминается в ней: я имею в виду, несомненно, Наполеона.

    Короче говоря, что бы ни происходило в мире интересного, люди пытались найти это в книге пророка Даниила, главе 11. Стих 14 главы 10 полностью отвергает все подобные мысли. «А теперь я пришел, - говорит ангел, - возвестить тебе, что будет с народом твоим в последние времена, так как видение относится к отдаленным дням».

    И это совершенно ясно. Это представляет собой некоторого рода вступление к пророчеству, дабы показать, что главной мыслью Бога для земли является иудейский народ, а главная цель этого пророчества - то, что постигнет их в последние дни. Нам представлен ряд событий истории, начинающихся почти с тех дней, когда жил Даниил, но сутью являются последние дни.

    Пророчество может сделать небольшое, хотя и важное заключение, но мы никогда не понимаем всего смысла пророчества, что произойдет только в последние дни, а помыслы и намерения относительно земли всегда сосредоточены на иудеях и их Мессии. Но при этом я не отрицаю, что собрание является гораздо возвышеннее, чем иудейство, а отношения Христа к собранию ближе и глубже, чем его отношение к иудеям. Но вы не теряете связи Христа и собрания, потому что вы верите в его связь с Израилем.

    Нет, если вы не верите в это, то вы смешиваете их со своими собственными отношениями к Христу, но и то и другое потеряно, пока не будет определенного знания и полного наслаждения Им. Это происходит из-за того, что Писание не рассматривается как единое целое. Если бы глава 10 рассматривалась как вступление к главе 11, то подобная ошибка не была бы допущена. Но некоторые так много читают Писание, как другие проповедуют его.

    Некоторые слова вырываются из текста к лекции, которая, возможно, на самом деле и не связана с целью этого отрывка, и, возможно, не связана ни с чем другим в Библии. Вообще говоря, мысли могут быть достаточно верны, но чего нам недостает, так это помощи для понимания Слова Бога, как в целом, так и в частности. Если бы вы взяли письмо от друга и прочитали бы из середины одно предложение или какую-то часть, вне связи со всем письмом, то как бы вы смогли понять смысл этого письма?

    А Писание имеет безгранично большие взаимосвязи, чем что-либо иное, что могло быть написано нам, и поэтому существуют гораздо более веские причины для того, чтобы воспринимать Писание в его целостности, нежели для малозначительных порождений нашего разума. В этом заключается основное затруднение многих людей, достойных уважения, при толковании Писания. Они могут быть людьми веры, но, тем не менее, даже им трудно преодолеть свои старые привычки.

    И рассматриваемое нами пророчество показывает важность изложенного мною принципа. Возьмите любые книги об этом пророчестве, не важно, когда, где и кем они написаны, и вы увидите, что главное усилие направлено на то, чтобы поставить свое время в центр. Вот ответ на все. Ни Рим, ни папство, ни Наполеон не являются целью этого пророчества, но то, «что будет с народом твоим (с народом Даниила, с иудеями) в последние времена».

    Далее мы читаем о том, как Даниил в скудости разума выражал свою непригодность для получения таких сообщений. Сначала кто-то, подобный образу сынов чело века, прикоснулся к его устам, и он стал говорить. Он признался в своей немощи, в том, что в нем не осталось никакой силы. Но «тогда снова прикоснулся ко мне тот человеческий облик и укрепил меня и сказал: не бойся, муж желаний! мир тебе; мужайся, мужайся!»

    Люди, пока они не упрочились в мире, пока их сердца не познают истинного источника силы, не способны извлечь пользу из пророчества. Даниил встал на ноги, уста его открылись, страх прошел прежде, чем Бог раскрыл ему будущее. Его сердце должно было находиться в совершенном мире в силе Господа и перед лицом своего Бога.

    Беспокойство духа и недостаток устойчивого мира больше, чем думают об этом люди, связаны с небольшими успехами, которые они делают в понимании многих мест в Слове Бога. Недостаточно, чтобы человек имел только жизнь и Духа Бога, но должно быть также сокрушение плоти и простое, мирное успокоение в Господе.

    Даниил должен был пройти через это, чтобы приготовиться к тому, что он должен узнать, так и мы должны поступать по мере своих сил. Нам необходимо осознавать, что этот мир и сила заключаются в Господе. Если я нахожусь в ужасе от пришествия Господа, потому что я не уверен в том, кем я предстану пред ним, то как же я смогу искренне радоваться тому, что это уже близко? Поэтому в моем духе будет существовать препятствие для ясного понимания помысла Бога относительно этого предмета.

    Причина этого непонимания заключается не в недостатке образования, но при полном утверждении в благодати - в недостатке осознания того, чем мы являемся в Иисусе Христе. И не имеет значения, как обстоят дела с другими вещами - ничто не восполнит этого прискорбного недостатка. А что касается ученых мужей, занимающихся по-декадентски этими вещами, то это полностью находится вне сферы их компетентности, как если бы лошадь стала судить о механизме часов.

    «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия... и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно». Только книжники этого века вмешиваются в то, что принадлежит другому миру.

    У. Келли



    «А козел косматый - царь Греции, а большой рог, который между глазами его, это первый ее царь» (Дан.8:21)


    «В третий год Кира, царя Персидского, было откровение Даниилу, который назывался именем Валтасара; и истинно было это откровение и великой силы. Он понял это откровение и уразумел это видение. В эти дни я, Даниил, был в сетовании три седмицы дней.

    Вкусного хлеба я не ел; мясо и вино не входило в уста мои, и мастями я не умащал себя до исполнения трех седмиц дней. А в двадцать четвертый день первого месяца был я на берегу большой реки Тигра, и поднял глаза мои, и увидел: вот один муж, облеченный в льняную одежду, и чресла его опоясаны золотом из Уфаза.

    Тело его - как топаз, лице его - как вид молнии; очи его - как горящие светильники, руки его и ноги его по виду - как блестящая медь, и глас речей его - как голос множества людей. И только один я, Даниил, видел это видение, а бывшие со мною люди не видели этого видения; но сильный страх напал на них и они убежали, чтобы скрыться.

    И остался я один и смотрел на это великое видение, но во мне не осталось крепости, и вид лица моего чрезвычайно изменился, не стало во мне бодрости. И услышал я глас слов его; и как только услышал глас слов его, в оцепенении пал я на лице мое и лежал лицем к земле. Но вот, коснулась меня рука и поставила меня на колени мои и на длани рук моих.

    И сказал он мне: `Даниил, муж желаний! вникни в слова, которые я скажу тебе, и стань прямо на ноги твои; ибо к тебе я послан ныне'. Когда он сказал мне эти слова, я встал с трепетом. Но он сказал мне: `не бойся, Даниил; с первого дня, как ты расположил сердце твое, чтобы достигнуть разумения и смирить тебя пред Богом твоим, слова твои услышаны, и я пришел бы по словам твоим.

    Но князь царства Персидского стоял против меня двадцать один день; но вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских. А теперь я пришел возвестить тебе, что будет с народом твоим в последние времена, так как видение относится к отдаленным дням'.

    Когда он говорил мне такие слова, я припал лицем моим к земле и онемел. Но вот, некто, по виду похожий на сынов человеческих, коснулся уст моих, и я открыл уста мои, стал говорить и сказал стоящему передо мною: `господин мой! от этого видения внутренности мои повернулись во мне, и не стало во мне силы.

    И как может говорить раб такого господина моего с таким господином моим? ибо во мне нет силы, и дыхание замерло во мне'. Тогда снова прикоснулся ко мне тот человеческий облик и укрепил меня и сказал: `не бойся, муж желаний! мир тебе; мужайся, мужайся!' И когда он говорил со мною, я укрепился и сказал: `говори, господин мой; ибо ты укрепил меня'.

    И он сказал: `знаешь ли, для чего я пришел к тебе? Теперь я возвращусь, чтобы бороться с князем Персидским; а когда я выйду, то вот, придет князь Греции. Впрочем я возвещу тебе, что начертано в истинном писании; и нет никого, кто поддерживал бы меня в том, кроме Михаила, князя вашего» (Дан.10:1-21).


    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12            



















    Категория: ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ | Добавил: admin (24.09.2016)
    Просмотров: 300 | Рейтинг: 5.0/2