Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
БИБЛЕЙСКИЕ ПРОРОКИ [20]
БИБЛЕЙСКИЙ ИЗРАИЛЬ [20]
ИУДЕЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ [15]
ИСТОРИИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА [15]
ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ [250]
ЗОЛОТАЯ ЧАША СЕМИРАМИДЫ [50]
ВЕЛИКИЙ НАВУХОДОНОСОР [30]
ЦАРЬ НАВУХОДОНОСОР [20]
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН [20]
ВАВИЛОН. РАСЦВЕТ И ГИБЕЛЬ [20]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 1. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ

    Толкование пророков - Книга пророка Даниила. 3 глава

    Книга пророка Даниила. 3 глава

    Главы, заполняющие промежуток между главами 2 и 7, посвящены констатации исторических фактов, которые, на первый взгляд, казалось бы, не носят пророческого характера. Но мы всегда должны помнить о том, что в целом Писание выходит за рамки простого перечисления событий, пусть даже они весьма поучительны и важны с духовной точки зрения. И это верно для всей Библии.

    Возьмите, например, такую книгу, как Бытие. Хотя она и является явно историческим и одним из самых простых повествований в Библии, было бы ошибочно не видеть в ней проникновения в самое отдаленное будущее. В Новом Завете Дух Бога вновь и вновь обращается к самым значительным фактам.


    «Благословите, все дела Господни. Господа, пойте и превозносите Его во веки. Благословите,
    Ангелы Господни, Господа, пойте и превозносите Его вовеки» (Дан.3:57-58)

    Как мы видим, случай с Мелхиседеком имеет то же самое значение, какое передал Святой Дух в послании Евреям; и в других местах Писания мы также находим ссылку на это событие. Священник и царь, зачастую представленные в те дни в одном лице, встречая Авраама, возвращающегося после поражения царей, благословил его именем того, чьим священником он был, и получил от Авраама десятину.

    И нам необходимо помнить, что Слово Бога рассматривает это как признак происшедшего значительного изменения, раскрывая нечто еще гораздо большее и устремляет взгляд ко дню Христа, в чем я полностью убежден. В послании Евреям, где обсуждается священство Христа, пребывающего ныне на небесах, всего лишь вскользь упоминаются некоторые важные черты священства, но без их разъяснения.

    Главным стремлением было показать на основе иудейских писаний более высокий характер этого священства (по сравнению со священством Аарона), того священства, которое не было унаследовано от какого-то предшественника и не передавалось наследнику. Я упоминаю об этом лишь для того, чтобы показать, что Писание дает символическое значение (а что это, другими словами, как не пророчество) того, что должно было бы быть, по-видимому, подлинным описанием исторического события. Именно это качество я и приписываю историческим фактам в книге пророка Даниила.

    Ибо вполне очевидно, что даже в самых неприкрашенных книгах вдохновенной истории, таких, как Бытие или Исход, где пророчество не является очевидной темой или характерной чертой, нам известно множество случаев, явно использованных в Новом Завете для предсказания пришествия доброго, и мы можем еще больше сделать такой вывод о пророчестве, подобном пророчеству Даниила.

    Мы должны рассматривать не только непосредственно пророческие видения, но и факты, связанные с ними, как интуицию с родственным духом. Было бы довольно легко привести аналогичные примеры и из других отрывков. Давайте ненадолго остановимся на пророчестве пророка Исаии. В этой книге после продолжительного ряда стихов наступает перерыв.

    Сообщаются несколько широкоизвестных исторических фактов о вторжении в Ассирию и ее уничтожении, а что касается Езекии, то рассказывается о его болезни и выздоровлении, чуде, совершенном в стране, и посещении посла от вавилонского царя. А затем мы знакомимся с возобновившимися и следующими своим чередом пророчествами.

    Можно без труда доказать, что факты, относящиеся к Сеннахириму и Езекии, имеют определенное и самое поучительное отношение к пророчествам, среди которых они находятся. И рассматривать их только лишь как факты, введенные в такой контекст исторически, без какой-либо более глубокой и далеко идущей причины, отделяя одну часть книги от другой, значило бы лишить эти факты, по крайней мере, части их ценности.

    Не будет преувеличением назвать главной истиной, относящейся ко всему Слову Бога в целом, то, что нельзя принижать Писание до простого перечисления фактов, запечатленных в нем, но эти факты были специально отобраны мудростью Бога и были даны в определенном порядке с целью показать чудовищные пути человека и сатаны и славные сцены перед лицом самого Бога, которые вновь возымеют место в последние дни. И если точно так обстоит дело с исторической частью Слова Бога, то вполне обоснованно, что это должно быть истинно и для такой пророческой книги, как эта.

    И очевидность этого будет проявляться по мере того, как мы будем знакомиться с фактами в том порядке, как они здесь даны. И мы увидим взаимосвязь и особое значение глав лучше, чем с помощью более сложных предположений, которые я мог бы сделать на основании других частей Слова. Ибо это есть и должно быть свидетельством подлинного значения Писания.

    Раскрытая истина подобна свету. Истина не требует освещения извне, чтобы раскрылось ее значение, но она сама себя раскрывает. Не нужна ни тонкая свеча, ни рукотворный факел, чтобы познать дневной свет. Солнце, само не желающее ничего, полностью затмевает все подобные искусственные светила, оно светит для себя и управляет днем.

    Это значит, что где бы вы ни встречали человека, способного видеть, там истина привлекает к себе его внимание. У него «чистое сердце», как называет это евангелист Лука, и «чистое око», как гласят другие писания. И где бы истина ни была сообщена человеку, готовому принять ее как драгоценный свет Бога во Христе, они взаимно соответствуют друг другу.

    Сердце подготовлено к этому, оно желает этого, и когда истина услышана, оно склоняется перед ней, принимает ее и наслаждается ею. Но если сердце, напротив, занято самим собой или миром, то никакая истина не сможет склонить к себе. Воля человека действует, а она является постоянным, неизменным врагом Бога. Поэтому в евангелии по Иоанну (гл. 3) сказано, что ни один человек не сможет войти в царство Бога, не родившись свыше от воды и Духа.

    То есть должно осуществиться непосредственное, несомненное дело Святого Духа, взаимодействующего с душой, осуждающего ее и дающего ей новую природу, которая так же бесспорно обладает привязанностью к божественному, как ветхая жизнь к мирскому. Дух воздействует на новую тварь и дает ей разумение, а истина, если можно так сказать, является ее естественной пищей.

    И я не сомневаюсь в том, что в третьей главе книги пророка Даниила, а также в трех последующих, мы обнаружим, что все они обладают своими отличительными чертами и что это видно не только из того, что происходило в дни жизни пророка Даниила, но они были записаны пророком, чтобы показать ход прошлых событий и будущую судьбу великих языческих государств.

    И мы должны рассматривать их в свете пророчеств, окружающих их, а не бессистемно воспринимать их как изложенные факты, как это сделал бы любой человек. Одним словом, Бог дал их здесь, тесно связав с пророчеством, в котором они содержатся.


    «Навуходоносор исполнился ярости, и вид лица его изменился на Седраха, Мисаха и Авденаго, и он
    повелел разжечь печь в семь раз сильнее, нежели как обыкновенно разжигали ее» (Дан.3:19)

    В главе 2 мы видели высшие действия Бога по отношению к человеку, взятому из язычников, чтобы быть слугой его власти. Это обретает новую форму вследствие того, что народ Израиля и их цари вполне определенно доказали, что они недостойны обетования и призвания Бога. Поэтому Бог и ввел в мире имперскую систему управления.

    Не только отдельному народу было позволено возрастать в силе и быть воплощением ужаса для соседних государств, но это стало к тому же благословенным примером путей Бога. Одному правителю дозволено было стать господином мира, одному монарху дозволено было быть не только могущественным царем, но и правителем других царей, которые были для него лишь подчиненными или приспешниками. Это началось с Навуходоносора и характеризовало языческую империю.

    На это, однако, могут возразить, что мы не имеем сегодня подобного государства. Это действительно так. В мире не существует такого имперского правления; и его не существовало со времен падения Рима, хотя и были явные претенденты на это. Но они потерпели поражение. Откровение Иоанна показывает нам этот временный перерыв.

    Когда-то был правитель, когда еще существовала Римская империя, у которого цари были слугами. А в настоящее время имеет место перерыв, когда все это прошло. Но все же это будет возрождено. И это, я полагаю, будет тем важным событием, которое ожидает сегодняшний мир. Это захватит людей врасплох и, уже осуществившись, станет способом сосредоточения власти сатаны и воплощения его замыслов на земле.

    Все это представляет для нас большой интерес. Мы находимся на грани перелома в истории мира, и даже те, кто отыскивает признаки этого, признают, что мы приближаемся к окончанию века и времен язычников. Восстановление империи уже недалеко. И очень важно помнить, что, возродившись, она не станет лишь повторением того, что уже было прежде, но власть сатаны проявится невиданным доселе образом.

    «И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду» (2 Фес. 2,11.12). Очень многие из многих христианских братьев могут воскликнуть, что я говорю слишком жестокие вещи. Но все же Слово Бога мудрее людей. Эта мысль не принадлежит ни мне, ни кому-нибудь другому.

    Никто не смог бы высказать такое предсказание, исходя из своего собственного разума. Но Бог раскрыл его самым ясным образом. Люди могут ссылаться на недавние удивительные деяния Бога в той или иной стране и, так сказать, находить ответ благословения, раздающийся на несколько кварталов от нас. Но подобные вещи никоим образом не противоречат тому, что я сказал.

    Мы всегда можем увидеть одновременно и то и другое, когда люди приближаются к началу какого-то значительного изменения. С одной стороны, увеличивается всеобщая сила зла, и гордость человека вздымается на невиданную высоту.

    А с другой стороны, неустанно действует Дух Бога, отвоевывая души для Христа и отделяя тех, кто должен быть спасен от гибели, которая будет неизбежным концом для греха и гордыни. Но я верю, что когда обнаруживается любой всплеск зла, то нам необходимо ожидать увеличения благословений от Бога во время ожидания, которое непосредственно предшествует суду.

    Но, возвращаясь к непосредственной теме данной главы, мы находим, что имперская власть была в руках язычников, и первое, что сказано об этой власти, то, что она установила идолопоклонство, или, скорее, она была настолько развращена, что придала идолопоклонству блеск, невиданный в древнем мире.

    И проще всего прослеживается очевидная связь между золотым истуканом, которого Навуходоносор поставил на поле Деире, и тем истуканом, которого он видел в своем ночном видении. Хотя и сделанный им истукан не был точной копией. И все же, разве делает Навуходоносор, согласно Писанию, истукана, чтобы все народы, племена и языки пали бы и поклонились ему?

    Ясно, по крайней мере, одно: наводит ли золотая голова огромного истукана на эту мысль или нет, во всяком случае, это не помешало царю. Напротив, здесь мы узнаем, что власть, данная ему в руки Богом, используется страшным образом. Причина, я думаю, состоит в том, что Навуходоносор был настолько же мудр по плоти, насколько и своенравен.

    Наиболее очевидно то, что он занимал такое место, какое до сих пор никто не занимал. Он был не только монархом обширного царства, но и полновластным правителем множества царств, в которых люди говорили на различных языках, имели самые разнообразные привычки и обычаи. Как же с ними нужно было обращаться?

    Как же одному человеку сдержать и управлять всеми этими многочисленными племенами? И была сила, которая оказывала самое мощное воздействие, чем что-либо, которое, став общепринятым, очень тесно связывает людей, но если оно раздражает, то может поднять народ против народа, дом против дома, детей против родителей и родителей против детей, и, более того, жен и мужей друг против друга.

    Никакой другой социальный конфликт не может сравниться с конфликтом, порождаемым различием религий. Следовательно, как бы для предотвращения такой большой опасности дьявол исподволь внушил халдейскому политику мысль о единстве в религии как самому надежному средству объединения его империи. Он должен обладать единой всеобщей религиозной властью, чтобы сплотить все сердца своих подданных.

    По всей видимости, он считал это политической необходимостью. Объединить их в поклонении, объединить все сердца в преклонении перед одним и тем же объектом, и тогда появилось бы то, что дало бы надежду и возможность сплочения в единое целое всех этих разрозненных частей. Поэтому он вынашивает идею воздвижения огромного золотого истукана на поле Деире, недалеко от столицы империи.

    Он повелел собраться всем странам, наместникам, воеводам, верховным судьям, казнохранителям, законоведцам, блюстителям суда и всем областным правителям, всем, обладавшим силой и властью, на торжественное открытие истукана. Он окружает это всем, что могло бы привлечь внимание и подействовать на эмоции.


    «Навуходоносор во гневе и ярости повелел привести Седраха, Мисаха
    и Авденаго; и приведены были эти мужи к царю» (Дан.3:13)

    Это событие сопровождалось музыкой, исполняемой на всевозможных инструментах. Когда раздался звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и т. д., то представители этого огромного государства должны были пасть и поклониться «золотому истукану, которого поставил царь Навуходоносор». Человек сам может сотворить себе идола, но он не может отыскать истинного Бога.

    И если речь заходит о почестях мира, то единственное, что может привести людей на эти огромные весы, связано с природой человека, каков он есть. Нельзя объединить верные сердца со лживыми. Но если путь к истинному Богу загражден, то появляется сатана, чтобы найти то, что, будучи введенным властью человека, сможет управлять всеми уступившими. Так произошло и здесь.

    Была использована власть империи, и всем было приказано поклоняться золотому истукану под страхом смерти. «А кто не падет и не поклонится, тотчас брошен будет в печь, раскаленную огнем. Посему, когда все народы услышали звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и всякого рода музыкальных орудий, то пали все народы, племена и языки, и поклонились золотому истукану, которого поставил Навуходоносор царь».

    Но были и те, кто стоял в стороне от этой толпы, поклонявшейся идолу, очень немногие, хотя несомненно, что были и другие - скрывающиеся. Мы можем вполне смело утверждать, что здесь не был упомянут сам Даниил. Как бы то ни было, троих его товарищей там не было, и это вызвало недовольство у других, особенно потому, что из-за своего возвышенного положения в Вавилонской области к ним было привлечено особое внимание народа. Конечно же, люди сразу заметили их отсутствие к неудовольствию царя.

    «В это самое время приступили некоторые из Халдеев и донесли на Иудеев». Затем, напомнив царю о его повелении, добавили: «Есть мужи Иудейские, которых ты поставил над делами страны Вавилонской: Седрах, Мисах и Авденаго; эти мужи не повинуются повелению твоему, царь, богам твоим не служат и золотому истукану, которого ты поставил, не поклоняются». «Тогда Навуходоносор во гневе и ярости повелел привести Седраха, Мисаха и Авденаго».

    Мне кажется, что этот факт имеет очень большое значение. Языческий царь использует свою власть, чтобы установить религию, связанную с политикой царства, религию, призванную служить сегодняшним земным целям. Там, где это имеет место, религия не может остаться делом Бога и совести. Речь уже не идет ни о подлинной вере в Бога и его истину, ни о свободе, чтобы осуждать обман. Поклонение, введенное языческим царем, стало обязательным для подчиненных под страхом смерти.

    Существуют определенные вещи, которые на некоторое время препятствуют естественным проявлениям мирского своеволия, осуждая религию мира. И это происходило на протяжении некоторого времени. Всем известно, что в течение более чем пятидесяти лет существовала некая система взглядов, известная под названием «либерализм».

    Либерализм владел умами людей. И никоим образом он не предусматривал уважения к Богу и его Слову. Его главный козырь - права человека. Его основным требованием является то, что всем должна быть предоставлена свобода мыслить, возможность действовать и поклоняться, как им нравится. И пока этой идее человеческих прав дозволяется действовать в умах, милость Бога обращает ее для христиан, к познанию Бога, к возможности спокойно пройти через это и поклоняться Богу согласно его воле.

    Всегда было неоспоримо то, что Бог предъявляет права своему собственному народу, что, как Отец, Он ищет своих детей, чтобы они могли поклоняться ему в духе и истине. Обновленное сердце и совесть наслаждаются его волей, и все находят блаженство в превознесении его. И для верующего эта воля так же безусловна, как и абсолютизм языческого царя. Но либерализм действительно не терпит такого исключительного притязания на совесть.

    Либерализм привел к некоторому успокоению в мире, а проявление полной власти над религией является лишь затишьем. Ибо, если удалиться от современности, никто не будет отрицать того, что какой бы ни была религия, вводимая монархом для управления своим государством, она неизбежно не признавала бы никаких расхождений, противоречий или компромиссов.

    Это привело бы к провалу того намерения, ради которого эта религия была навязана. А она была предназначена для того, чтобы бороться против Бога. Сам монарх мог осознавать это, и он, конечно же, был склонен к тому, чтобы поклониться Богу в соответствии с его волей. Но использование власти в государстве, чтобы принуждать других, является практически отрицанием непосредственной власти Бога над сознанием человека.

    Итак, мы должны извлечь урок из того, что уже в самом начале сделал языческий царь с властью, данной ему Богом: царь установил свою собственную религию и принудил к ней всех своих подданых. То есть вся власть от Бога была обращена на то, чтобы отвергнуть истинного Бога и потребовать всеобщего послушания своему идолу под угрозой ужасной смерти в качестве немедленного наказания за непослушание. Это и было самой важной отличительной чертой первой языческой империи. Но человеческое зло и сила сатаны служат лишь тому, чтобы выявить верных. Царь приказал бросить их в раскаленную печь. Однако сначала он, несомненно, увещевает их и предоставляет им возможность подчиниться. 

    «С умыслом ли вы, Седрах, Мисах и Авденаго, богам моим не служите, и золотому истукану, которого я поставил, не поклоняетесь? Отныне, если вы готовы, как скоро услышите звук трубы, свирели, цитры ... падите и поклонитесь истукану, которого я сделал; если же не поклонитесь, то в тот же час брошены будете в печь, раскаленную огнем, и тогда какой Бог избавит вас от руки моей?»

    И важно заметить, как мимолетно было впечатление, произведенное на разум царя. Последним событием, происшедшим перед установлением истукана, было то, что царь поклонился перед Даниилом, оказывая ему все божественные почести. Он даже сказал: «Истинно Бог ваш есть Бог богов и Владыка царей, открывающий тайны, когда ты мог открыть эту тайну!»


    «И  самым сильным мужам из войска своего приказал связать Седраха, Мисаха
    и Авденаго и бросить их в печь, раскаленную огнем» (Дан.3:20)

    И совсем иное произошло тогда, когда он обнаружил, что оспаривалась его власть и пренебрегли его истуканом, несмотря на угрозу сожжения в раскаленной печи. Хорошо признать Бога на некоторое время, когда Он открывает ему тайну. Об этом было открыто сказано в главе 2. И Даниил представляет там тех, кто имеет разум Бога и боится Бога.

    «Тайна Господня - боящимся Его». Но Бог передал власть главе язычников, Навуходоносору. И теперь, когда эти мужи отважились смело посмотреть в лицо смерти, но не стали поклоняться истукану, царь преисполнился гнева, который выразился в презрении к самому Богу. Он сказал: «Тогда какой Бог избавит вас от руки моей?» Теперь это было делом между царем, которого возвысил Бог, и самим Богом.

    И здесь проявилась чрезвычайно прекрасная и благословенная черта. Бог не противодействует силе силой. Не его путь уничтожать язычников, даже если среди них и действовала бесчестная сила, направленная против Бога, который представил им эту власть. И я привлекаю к этому ваше особое внимание, так как полагаю, что это действительно очень важно.

    Седрах, Мисах и Авденаго ничего не предпринимают для того, чтобы воспротивиться Навуходоносору в его порочности. Впоследствии мы узнаем, что его поведение было настолько преисполнено зла, что Бог лишил его всей славы и даже на некоторое время человеческого разума. Тем не менее, эти благочестивые люди не делали вида, что он не подлинный царь только потому, что он установил и насаждает идолопоклонство.

    Для христианина речь идет не о царе, а о том, как он должен себя вести. Мы можем подчиняться Богу и в исполнении огромного количества повседневных обязанностей, в соблюдении законов страны, в которой мы живем. Это ведь могло бы произойти в любой другой стране. Я полагаю, что если кто-либо оказался бы в папистской стране, то и там он смог бы в главном подчиняться Богу, не нарушая законов страны. Но иногда ему приходилось бы скрываться.

    Если бы, например, жители этой страны пошли со своими процессиями, требуя знаков уважения к своему господину, то следовало бы избежать проявления своих оскорбленных чувств, хотя, с другой стороны, можно и не идти на уступки их лжепоклонению. Но всегда важно помнить, что правительство установлено и призвано Богом, и поэтому правительство требует от христианина послушания, где бы он ни находился.

    Одно из посланий Нового Завета как раз поднимает этот вопрос, т.е послание, которое более всех остальных раскрывает основы, характерные особенности и проявления христианства, что касается отдельного человека. Я имею в виду послание Римлянам, самое драгоценное из всех посланий апостола Павла.

    В этом послании прежде всего в полной мере показано состояние человека, а затем искупление, которое полностью исходит от Иисуса Христа. Первые три главы посвящены рассмотрению темы гибели человека, следующие пять - искуплению, которое Бог принес в ответ на гибель человека. А в последующих трех главах мы узнаем о промысле Бога, об отношениях Бога в большом масштабе с Израилем и язычниками.

    А затем мы знакомимся с практической или, по крайней мере, научающей частью послания. Сначала, в главе 12, описываются отношения христиан друг с другом, а затем, после некоторого отступления, - к врагам; и далее - их отношение к существующим властям (гл. 13). И само выражение «существующие же власти», по-видимому, стремится охватить любую форму управления, под которой могут оказаться христиане.

    Они должны были оказаться не только под управлением царя, но и там, где был правитель иного рода; не только там, где было старое правительство, но и даже где это было вновь установленное правительство. Дело христианина - проявлять уважение ко всем, облеченным властью, почитать того, кого должно.

    «Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви». И это особенно усиливается тем, что правящий император был одним из самых порочных и жестоких людей, когда-либо занимавших престол. Не может быть никакой оговорки или условия, никакой обратной стороны того мнения, что если император повелел, то это хорошо, и христиане должны подчиниться этому, но если им не повелели, то они свободны от своей верности императору.

    Христианин всегда должен слушаться, не всегда Кира или Навуходоносора, но он всегда должен слушаться Бога. И в результате это сразу отметает даже самый малый повод для обвинения благочестивого человека в том, что он является подстрекателем против власти. Я уверен, что ничто не может полностью защитить добрую репутацию христианина.

    Для мира весьма естественно злословить того, кто принадлежит Христу - тому, кого они распяли. Однако этот принцип освобождает душу от любого основания для подобного обвинения. Послушание Богу остается беспрекословным, но я должен подчиняться и существующим властям, если это согласуется с послушанием Богу, и не имеет значения, каким образом я буду это делать.

    Света тех верных иудеев было далеко недостаточно для того, что должны иметь христиане сегодня: у них было лишь откровение Бога о том, что было участью Израиля. Но вера всегда понимает Бога: мало света или много, она ищет и находит руководство Бога. И те мужи проявили самую искреннюю веру.

    Император вынес повеление, которое противоречило источнику всякой истины единственно истинного Бога. Израиль был призван ясно выразить то, что таковым был Бог, а не идолы. Но появился царь, повелевший им пасть ниц и поклониться истукану. Они не осмелились бы согрешить, они должны были слушаться, скорее, Бога, чем человека.

    Нигде не сказано, что мы должны подчиняться человеку. Нужно слушаться Бога; каким бы ни был наш путь, Бога нужно слушаться всегда. Если я совершаю само по себе такое, что является правильным само по себе по той лишь причине, что у меня есть право не слушаться человека при определенных обстоятельствах, то я совершаю меньшее из двух зол. 


    «Сии три мужа, Седрах, Мисах и Авденаго, упали в раскаленную огнем печь связанные.
    И ходили посреди пламени, воспевая Бога и благословляя Господа» (Дан.3:23-24)

    Для христианина существует принцип вообще никогда не причинять зла. Он может и совершить прегрешение, чего я вовсе не отрицаю, но я не понимаю человека, спокойно смиряющегося с тем, что он должен принимать зло, каким бы оно ни было. Это языческая идея. Идолопоклонник, не познавший света Бога, может и не знать ничего лучшего.

    Но мы встречаем христиан, которые сегодняшним признанием церкви оправдывают упорствование в познанном зле, говоря при этом: «Из двух зол мы должны выбирать меньшее!» Но я придерживаюсь того мнения, что каким бы ни было препятствие, для благочестивого человека всегда есть путь Бога, по которому он должен идти. Но почему же я встречаю на своем пути препятствие? 

    Потому что я пытаюсь уберечь себя. Если я примиряюсь пусть даже с незначительным злом, когда открыт широкий путь комфорта и почестей, то я жертвую Богом и попадаю под власть сатаны. Именно такой совет дал Петр нашему Господу, когда заговорил о неизбежной смерти. «Будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!»

    Так происходит с христианами. Совершая незначительное зло, идя на компромисс с совестью, избегая трудностей, которые всегда сопровождают послушного Богу, человек, несомненно, сможет избежать враждебности мира и заслужить его похвалу, потому что он угождал самому себе. Но если око чисто в этом, то всегда следует почитать права Бога, всегда отводить ему в душе первое место.

    И если необходимо выбрать между требованием Бога и тем, что требуют от меня люди, то я, скорее, должен послушаться Бога, а не человека. Там, где придерживаются этого, путь всегда будет очень прост. Может встретиться опасность, возможно, даже смерть заглянет нам в лицо, как было в рассматриваемом нами случае.

    Царь был вне себя от того, что эти мужи осмелились сказать ему: «Нет нужды нам отвечать тебе на это». Нет нужды отвечать ему! О чем же они заботились? Речь шла только о Боге. Они заботились о том, чтобы «отдавать кесарево кесарю, а Божие Богу». Они уже познали в духе этого слово Христа прежде, чем оно было дано. Они ответственно исполняли обязанности, возложенные на них царем, к ним не было никаких претензий. Но вот произошло то, что глубоко задевало их веру, и они почувствовали это. Была затронута слава Бога, а они верили в него.

    Поэтому они сказали: «Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем». Как же это прекрасно! Перед лицом царя, который никогда не думал служить кому-либо, кроме себя, и который не видел никого, кроме себя, кому необходимо было бы служить, - перед лицом этого царя они сказали: «Бог наш, Которому мы служим...».

    До этого они верно служили царю, потому что всегда служили Богу, и они должны были служить Богу, даже если это обретало вид противления царю. Но они уповали на Бога: «...и от руки твоей, царь, избавит». Это была не просто абстрактная истина, это была вера. Избавит. Но заметьте, в этом заключено нечто большее.

    «Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся». Даже если Бог и не применит свою власть, чтобы избавить их, они будут служить ему; они не будут служить богам этого мира. О, возлюбленные друзья, какое достойное место предоставляет вера в живого Бога тому человеку, который ходит в этой вере.

    В тот момент эти мужи привлекли к себе внимание всей Вавилонской империи. А что же было с истуканом? О нем забыли. Сам Навуходоносор был бессилен в присутствии своих израильских пленников. Они были спокойны и бесстрашны, а сам царь проявил слабость. Ибо что может более свидетельствовать о слабости, нежели впадение в ярость, которая изменила выражение его лица, и произнесенные им угрозы, которые совершенно не достигли своей цели?

    Печь разожгли в семь раз сильнее, чем ее обычно разжигали. Самые сильные мужи, которым царь приказал бросить их в печь, были убиты огнем. И когда это дело было совершено, перед глазами царя произошло новое чудо. Но теперь это было уже не видение, а проявление власти Бога. Когда меч царя был занесен против Бога, то насколько же это было тщетно!

    Среди огня раскаленной печи появилось видение, привлекшее его внимание. Изумившись, царь «поспешно встал, и сказал вельможам своим: не троих ли мужей бросили мы в огонь связанными? Они в ответ сказали царю: именно так, царь! На это он сказал: вот, я вижу четырех мужей несвязанных, ходящих среди огня, и нет им вреда». Что же теперь можно сказать о власти Навуходоносора? Какой же смысл быть самым могущественным монархом мира, окруженным всем, что составляет источник его силы и великолепие его империи?

    По-видимому, то, что были связаны и брошены в огонь раскаленной печи трое мужей, было самым обычным случаем в его империи. А теперь царь был вынужден созерцать, как горят связывающие их веревки и их самих, освобожденных тем, что должно было стать их гибелью. Но он увидел не только это.

    Он не мог не сказать о четвертом, что он подобен Сыну Бога: «Вот, я вижу четырех мужей несвязанных ... и вид четвертого подобен сыну Божию». Так же, как Бог мог использовать Валаама или Каиафу для высказывания истины, когда они мало думали об этом и не имели в этом общения с ним самим, так и в выражении царя «подобен сыну Божию» заключалась изумительная правда.

    Мы не должны предполагать, что царь разумом постиг значение сказанного. Но все же в этом отношении данное выражение содержало в себе поразительную истину. Он мог бы сказать: «Сын человеческий» или «Бог Израиля», или многое другое. Но «Сын Божий», по-видимому, точно подходит для описания происшедшего.

    И поэтому я полагаю, что верховная власть Духа Бога проявилась в том,что царь употребил это выражение. В Новом Завете, где вся истина выражается чрезвычайно отчетливо, мы находим, что наш Господь сам упоминал эти два названия, и оба они встречаются в книге пророка Даниила: Сын человека и Сын Бога. Сыном человека называют Христа в его законной славе. Он - Сын человека, потому что весь суд отдан ему.


    «Навуходоносор к устью печи, раскаленной огнем, и сказал: Седрах, Мисах и Авденаго, рабы Бога Всевышнего!
    выйдите и подойдите! Тогда Седрах, Мисах и Авденаго вышли из среды огня» (Дан.3:93)

    Как Сын Бога, Он дает жизнь: Он воскресает посреди смерти. Как Сын Бога, Он освобождает тех, кто связан, и «если Сын освободит вас, то истинно свободны будете». Этот стих, мне кажется, является комментарием к значению именно этого факта. Был Сын, и Он освободил пленников. Человек связал их, попытавшись привести в исполнение свою угрозу мести тому, кто признает истинного Бога.

    Эти три мужа пожертвовали всем ради истины самого Бога вопреки всем противникам и истуканам, и Бог пришел ради них с властью избавления. И гордый царь не только признался в нарушении своего слова, но и связал их имена с всевышним Богом. Он не постыдился назвать его их Богом. Языческая власть еще не закончилась. Но я полагаю, что ее окончание будет иметь такое же значение.

    Откровение Иоанна показывает нам, что последний великий языческий царь применил всю власть своего управления, чтобы навязать то, что в те дни называлось «религией». А затем Бог чудодейственно проявит свою силу, чтобы сохранить своих свидетелей для определенного им дела. Некоторых постигнет смерть, могут быть и различные пути, которыми будет действовать Бог. Но Откровение показывает, что будут люди, сохраненные под гнетом власти, насаждающей идолопоклонство в последние дни.

    Когда это произойдет, нас уже не будет в мире. Поэтому подчеркнуто упоминаются все иудеи в дни великой скорби. Ибо, прежде чем люди, в конце концов, будут вынуждены признать истинного Бога, до этого произойдут яростные гонения. Бог будет прославлен и в огне - выражение, вполне определенно относящееся к остатку Израиля в последние дни.

    Начнет действовать чудесная десница Бога, но это произойдет с иудеями, а не с христианами. А что касается нас, то великая скорбь является нашим постоянным и подобающим уделом в мире. И Новый Завет свидетельствует об этом от начала до конца. Абсолютно ясно, что Святой Дух никогда не признает христианина, не отделенного от мира, не являющегося объектом его враждебности и гонений, не отвергаемого и не презираемого миром и не замечаемого им.

    Ведь Слово Бога отводит нам именно такое место. И христианину придется отвечать за то, что он потерял это место, ибо совершенно ясно, что описываемое мною, так или иначе относится не к нынешнему времени. Значит ли это, что мир становится лучше или, что мы стали хуже? Совести придется держать ответ, и Бог воспользуется ею, если она чиста, чтобы возвратить меня на то место, которое я никогда не должен был покидать.

    В течение всего времени превосходства язычников истинным положением христианина было послушание. Власть в большинстве случаев требует того, что христианин может с готовностью уплатить, но если возникает противоречие между властью мира и Богом, тогда мы должны слушаться Бога, а не людей, какими бы ни были последствия этого. Это единственное, что Бог признает в своем народе.

    Каждая из последующих глав отмечает все возрастающую связь с ходом развития языческой империи. Но достаточно сказать лишь то, что идолопоклонство есть мировая религия, религия, предназначенная для каждого и навязываемая всем под страхом смерти, что является главной чертой, характеризующей языческую империю, и эта черта в большей или меньшей степени проявляется на протяжении всего существования империи.

    Поскольку это было первым проявлением власти, то это будет иметь место и по окончании века. Откровение Иоанна знакомит нас с последней ступенью развития последней языческой империи, и мы узнаем, что с чего она началась, тем она и закончится, что в завершение вновь появится использованное здесь принуждение, чтобы заставить всех своих подчиненных склоняться и поклоняться установленным ею образом.

    Но мы обнаруживаем и другую аналогию. В то время у Бога были свои свидетели. И так как иудеи противостояли языческому идолопоклонству, то они вновь войдут в общение с Богом и станут особыми свидетелями, на которых Бог возложит эту честь. Этот благочестивый остаток Израиля в дни земного служения нашего Господа был представлен учениками.

    Они будут божественным семенем, оставаясь верными ему и любя его имя, и поскольку они обрели его, более или менее постигнув Мессию, то это в большей или меньшей степени будет освещаться светом Мессии. Эти люди будут ожидать Иисуса, чтобы прийти и принять его царство, после того, как собрание, соответственно названное таким образом, выйдет из мира отношений Бога на земле.

    Таким образом, как власть языческого царя началась с этого идолопоклонства, навязываемого всем, и единственные свидетели Бога находились среди иудеев, так и в конце вновь появится идолопоклонство и у Бога вновь будет остаток верных среди этих жалких людей - свидетельство ради него самого посреди всеобщего отступничества.

    Но, заглядывая в последующие главы, я надеюсь немного больше внимания уделить рассмотрению подробностей. Давайте запомним, что виденное нами ныне справедливо не только для того дня и относится не только лишь к свидетелям того времени. Если у Бога будут верные среди иудеев, то пусть и мы, христиане, не окажемся непослушными небесному видению!

    У нас более блестящие перспективы, чем те, что видел Даниил. Он не сподобился увидеть Иисуса из-за смертельных страданий, увенчавших славой и честью. Он мог свидетельствовать, с одной стороны, о непринятии Мессии, а с другой - о его всемирном и вечном владычестве. Кроме его прошлого и будущего владычества, мы познали в нем и другие, высшие проявления славы, и его самого, в ком сохраняются, как сокровища, эти благословения.

    Мы знаем, что Он является истинным Богом и вечной жизнью, и мы сами благословлены в нем на небесах всеми духовными благословениями. Мы призваны из этого мира, чтобы последовать за ним и быть сопричастниками его небесной славы. «Ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит».

    И если это так, то как же нам необходимо удаляться от этого нынешнего злого мира! Как нам необходимо видеть попытки мира показать внешнее почтение имени Иисуса! Как часто люди, заходя в тупик, спрашивают: «Где и что есть мир?» И это, поистине, является прискорбным доказательством того, что они так слились с миром, что уже и не знают, где он.


    «Благословите, священники Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки» (Дан.3:84)

    Господь способствует тому, чтобы у нас не было трудностей в познании, где есть мир, а где мы. Иудей вынужден был войти в мир с мечом в руке, приводя в исполнение суд. Но не таково положение христианина. Мы начали и должны продолжать идти с крестом, ища славы Господа Иисуса Христа. Все наше благословение зиждется на кресте, и все наши надежды сосредоточены в его славе и его новом пришествии ради нас.

    Господь способствует тому, чтобы мы могли со все возрастающим чувством познавать благословенного, с кем мы общаемся и кому принадлежим. И какой бы ни были опасность и испытания, мы во всем будем иметь Сына Бога. Давайте же будем больше и больше узнавать, что значит ходить со Христом в свободе и радости. И так Христос будет всегда с нами во всякое время нужды.

    У. Келли

    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12            




















    Категория: ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ | Добавил: admin (24.09.2016)
    Просмотров: 377 | Рейтинг: 5.0/2