Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
БИБЛЕЙСКИЕ ПРОРОКИ [20]
БИБЛЕЙСКИЙ ИЗРАИЛЬ [20]
ИУДЕЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ [15]
ИСТОРИИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА [15]
ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ [250]
ЗОЛОТАЯ ЧАША СЕМИРАМИДЫ [50]
ВЕЛИКИЙ НАВУХОДОНОСОР [30]
ЦАРЬ НАВУХОДОНОСОР [20]
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН [20]
ВАВИЛОН. РАСЦВЕТ И ГИБЕЛЬ [20]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 1. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ

    Толкование пророков - Книга пророка Даниила. 5 глава

    Книга пророка Даниила. 5 глава

    Главы 5 и 6 книги пророка Даниила можно назвать главами нравственного характера. Они описывают исторические события и к тому же носят характер предсказания будущего, получая свет от пророчеств и отражая его на те пророчества, которые предшествовали им и которые последуют за ними. Из двух снов Навуходоносора мы уже познакомились с примерами из истории языческих государств.

    Сейчас нам необходимо остановиться на первом из двух снов, прежде чем приступить к рассмотрению более точных сообщений, данных самому пророку в 7-ой главе. Главы 5 и 6 отличаются той особенностью, что они раскрывают не столько общие характерные черты языческих государств, сколько те черты, которые обнаруживаются в них в конце, то есть в предвестии скорой гибели.


    «Валтасар приказал принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносор, отец его, вынес из
    храма Иерусалимского, чтобы пить из них царю, вельможам его, женам его и наложницам» (Дан.5)

    Одним словом, они служат, скорее всего, символом проявлений или вспышек зла, а не тем, что наполняло все их существование и историю. Тем не менее, между этими двумя главами есть заметное различие, и теперь мы кратко остановимся на рассмотрении первой из них.

    «Валтасар царь сделал большое пиршество для тысячи вельмож своих и перед глазами тысячи пил вино». Это была сцена пышного и, возможно, необычного пиршества. Святотатствующий царь Валтасар, «вкусив вина ... приказал принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносор, отец его, вынес из храма Иерусалимского, чтобы пить из них царю, вельможам его, женам его и наложницам его. Тогда принесли золотые сосуды ... и пили из них царь и вельможи его, жены его и наложницы его. Пили вино, и славили богов золотых и серебряных, медных, железных, деревянных и каменных».

    История свидетельствует, что подобное пиршество проходило ежегодно, когда во всем безгранично царил разврат, и, таким образом, для противника предоставлялась благоприятная возможность напасть в тот момент, когда была притуплена бдительность, и обратить широкие приготовления царя в свою пользу.

    Писание показывает нам, что царь, уверенный в своей безопасности, которая предшествовала его гибели, использовал этот случай для оскорбления Бога Израиля. Безрассудный, ослепленный человек! Это было кануном гибели его династии и его собственной смерти. Для Валтасара прошлое было бесполезным и пустым. Он не понял и не извлек урока из того, что Бог в своем провидении сделал его предка орудием справедливых, но ужасных наказаний.

    Был взят город, святой город Бога, сожжен храм; сосуды же святилища вместе с людьми, священниками, царем были доставлены во вражескую страну. Когда Израиль пал таким образом, то люди повсюду были поражены случившимся. Важность этого события была совершенно несоизмерима с количеством народа и протяженностью населяемой ими территории.

    Ибо как бы они сами ни были ничтожны, их окружало сияние Бога, который давным-давно вывел их из Египта через Красное море и который на протяжении многих лет в мрачной пустыне кормил их пищей ангелов и столетиями защищал их, несмотря на черную неблагодарность и тысячи опасностей в ханаанской земле.

    Разве для мира это не было странным зрелищем, когда Бог отказался от своего избранного и благословенного народа, чтобы они были изгнаны из своей земли халдейским царем, главой идолопоклонства в те дни? Ибо Вавилон был всегда знаменит многочисленностью своих идолов.

    Даже Навуходоносор во всей гордыне своего удовлетворенного честолюбия не был настолько неразумен. Он преклонялся перед той удивительной истиной, что Бог, покинувший Израиль из-за их грехов, своей верховной властью возвысил его, чтобы он стал золотой головой языческой империи. Он признавал, что Бог Даниила является Богом богов, Господом господ, он признавал, что Бог Седраха, Мисаха и Авденаго есть всевышний Бог, избавляющий и раскрывающий тайны вне зависимости от чего бы то ни было.

    Навуходоносор был виновен во многих грехах, он был горд и самодоволен, несмотря на предостережение, и из-за этого был принижен до такой степени, как не был принижен прежде ни один человек; но перед лицом всего своего огромного царства он признал свой грех и могущественные чудеса небесного царя, все деяния которого истинны, как и его пути наказания. Но до этого яркого конца, - даже в свои самые ужасные дни (когда все трепетали перед ним, когда он кого хотел - казнил, кого хотел - миловал, кого хотел - возвышал, кого хотел - уничижал), - даже тогда он не опускался до такого неприкрытого богохульства, которое позволил себе его внук.

    И сразу же раздался приговор безотлагательного, неизбежного суда. Ибо переполнилась чаша беззакония, уста Бога уже давно провозглашали наказание вавилонского царя (Ис. 13; Иер. 25 и т. д.). Ибо ни один царь не пал без серьезного на то повеления от Бога. «В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала».

    Теперь это был уже не ночной сон, а безмолвные знаки ужасного предзнаменования среди их дикого пиршества и нечестивого неповиновения живому Богу. Пришел час осуществления гнева. Пал Вил, низвергся Нево пред негодующим, но самым терпеливым Богом. Царь больше не нуждался ни в чьем указании.

    Его совесть, разъеденная развращенностью, затрепетала перед рукой, начертавшей его судьбу, хотя он не знал ни слова из написанного. Он инстинктивно почувствовал то, что с ним имеет дело тот, пред чьей рукой никто не может устоять. «Тогда царь изменился в лице своем; мысли его смутили его, связи чресл его ослабели, и колени его стали биться одно о другое».

    В страхе, забыв о своем негодовании, «сильно закричал царь, чтобы привели обаятелей, Халдеев и гадателей» Но все было тщетно. Были обещаны наивысшие вознаграждения, но дух глубокого сна закрыл у всех глаза. «Но не могли прочитать написанного и объяснить царю значение его».

    Во время всевозрастающей тревоги царя и удивления его вельмож в комнату, где происходило пиршество, вошла царица (несомненно, это была царица-мать, если мы сопоставим содержание стихов 2 и 10). Она не одобряла этого пиршества, и она напомнила царю о том, кто был вне и выше всего этого, личность которого совершенно незнакома нечестивому царю: «Есть в царстве твоем муж...» (см. ст. 11-14).

    Этот факт незнания Валтасара о существовании Даниила говорит сам за себя весьма красноречиво. Какой бы ни была гордыня и наглость великого Навуходоносора, Даниил все же находился тогда у врат царя, был управляющим целой Вавилонской области и был поставлен главой всех мудрецов. А падший, порочный потомок царя не знал Даниила.

    Кстати, это напоминает мне о хорошо известном случае в истории царя Саула, нравственное значение которого не всегда видно. Когда его мучил злой дух, то он посылал за младшим сыном Иессея, музыку которого Бог использовал в качестве средства успокоения царя. «И когда дух от Бога бывал на Сауле, то Давид, взяв гусли, играл, - и отраднее и лучше становилось Саулу, и дух злой отступал от него» (1 Сам. 16: 23).


    «В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести
    стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала» (Дан.5:5)

    Вскоре после этого Саул и Израиль впали в ужас, когда против них выступил Голиаф из Гефа. Но провидение Бога привело туда по скромной тропе мирного призвания юношу, услышавшего хвастливые слова филистимлянина совсем иначе. Вместо ужаса он испытал чувство изумления от того, что необрезанный осмелился так поносить воинство живого Бога.

    Победа была одержана еще до того, как царь обратился с вопросом к начальнику войска: «Чей сын этот юноша?» Но Авенир признался в своем неведении. Это было довольно странно, ибо тот самый юноша, который помогал ему облегчить его болезнь, был незнаком царю Саулу! Прошло недолгое время, но Саул все еще не знал Давида. Критиков это привело в сильное недоумение.

    И один из выдающихся гебраистов сделал предположение, что в главах должны быть сделаны некоторые перестановки: конец главы 16 должен следовать после главы 17, чтобы устранить необъяснимость того, что Саулу был незнаком Давид после того, как последний уже представал перед ним, завоевал его любовь и стал его оруженосцем. Но я убежден, что все это свидетельствует о непонимании того урока, который преподает нам здесь Саул.

    Дело в том, что Саул, возможно, и полюбил Давида за его служение, но при этом к нему не было и доли симпатии, а когда такое происходит, то мы охотно забываем. Скитальчество сердца вскоре закончится в удалении, когда наступит служение Господу. Это и есть дух мира по отношению к детям Бога.

    И святой Иоанн говорит: «Мир потому не знает нас, что не познал Его». Им может быть известно многое о христианах, но они никогда не узнают себя. И когда христианин уходит из мира, то может быть лишь преходящее воспоминание о нем, но он останется непознанным человеком. И хотя Давид являлся для него источником успокоения, тем не менее из памяти Саула все познание полностью стерлось о Давиде вместе с теми услугами, которые он ему оказывал.

    Так царица могла сказать и о Данииле: «Во дни отца твоего найдены были в нем свет, разум и мудрость, подобная мудрости богов, и царь Навуходоносор, отец твой, поставил его главою тайноведцев, обаятелей, Халдеев и гадателей». А теперь не было о нем ни малейшего представления. Он был сравнительно незнаком тем, кто присутствовал на пиршестве. Единственной, кто думал о нем, была царица, и она пришла сюда только лишь по причине их беды.

    Итак, Даниила привели к царю, и царь спросил его: «Ты ли Даниил, один из пленных сынов Иудейских, которых отец мой, царь, привел из Иудеи?» После этого он поведал ему о своей трудности и рассказал о вознаграждениях, которые он приготовил для того, кто раскроет ему значение написанного. Когда же представилась возможность, Даниил ответил ему: «Дары твои пусть останутся у тебя, и почести отдай другому; а написанное я прочитаю царю и значение объясню ему».

    Но прежде он высказал весьма неприятные слова предостережения. В нескольких словах он рассказал ему историю Навуходоносора и отношения Бога с ним. И помимо этого он напомнил ему о его полном безразличии, нет, о его ужасных оскорблениях по отношению к Богу: «И ты, сын его Валтасар, не смирил сердца твоего, хотя знал все это, но вознесся против Господа небес... а Бога, в руке Которого дыхание твое и у Которого все пути твои, ты не прославил».

    И он раскрыл ему, как это выглядело в глазах Бога. Ибо это является тем, что грех и сатана всегда стремятся скрыть. Для вавилонского двора это было великолепное пиршество, возвеличенное воспоминаниями об успехе их войск и превосходстве их богов. Но чем же было их пышное пиршество в глазах Бога?

    Чем же это было для него, когда сосуды его служения были так горды, что превозносили торжество Вавилона и его идолов? Для того, кто знал Бога, это должно быть самым болезненным моментом, каким бы несомненным ни был исход. В мире происходят события, имеющие, по меньшей мере, такие же дурные предзнаменования. Возникает вопрос: «Знаем ли мы тайну Бога так, чтобы самим прочитать его суждение обо всех этих вещах?»

    Мы с готовностью и без затруднений можем в некоторой степени высказать свое суждение о самонадеянности Навуходоносора и о неприкрытом отсутствии благочестивости у Валтасара; но самым важным духовным критерием для нас является следующее: «Правильно ли мы различаем лик неба и земли в наши дни? Коснулись ли нас мрачные моменты этого времени? Искренно ли мы служим целям Господа в настоящее время, и только ли им? Понимаем ли мы, что ныне происходит в мире? Верим ли мы в то, что еще произойдет с ним?»

    Совершенно ясно, что царь и его двор были орудиями сатаны, и презрение, которое они проявляли к Богу, исходило не только от их рассудка, но ими владел сатана. Человек не знает, что наслаждение свободой неизбежно является исключительным делом дьявола. Царь Валтасар и его вельможи, возможно, полагали, что это всего лишь празднование их побед над народом, который все еще был унижен и порабощен в Вавилоне, однако это было непосредственным личным оскорблением, причиняемым истинному Богу, и Он отвечает на этот вызов.

    Приказ принести сосуды из святилища дома Бога мог показаться лишь отвратительной прихотью опьяненного царя, но наступил критический момент и Бог должен был нанести решительный удар. В соответствии с этим не забываются и устремления наших дней, хотя Бог и не сразу отвечает на них; происходит возрастание гнева ко дню гнева.

    Бог не пошлет своей кары в настоящее время. Скорее, это произойдет в тот день, когда человек обратит свои грехи к небесам, чтобы пасть еще больше, когда рука Бога будет протянута против него. Но все же и тогда немедленно было дано предостережение, суровое предупреждение для всех. И заметьте при этом, что надпись была видна на стене. Но какую трудность это вызвало?

    Язык был халдейским, те, кто видел руку и буквы, были халдеями. Мы могли бы предположить, что простые буквы должны быть знакомы халдеям больше, чем Даниилу. Когда Бог сообщает что-либо, то Он не делает это в недоступной форме. Предположением, что Бог, давая откровение, делает понимание его невозможным для тех, кому оно не предназначено, было бы чудовищно. Что же тогда делает все Писание настолько трудным? Это вовсе не язык Писания.


    «И пили из них царь и вельможи его, жены его и наложницы его. Пили вино, и славили богов
    золотых и серебряных, медных, железных, деревянных и каменных» (Дан.5:3-4)

    Поразительное доказательство этого заключается в следующем: если бы кто-то спросил меня, какую часть Нового Завета я считаю самой глубокой, то я указал бы на послания Иоанна; но на вопрос, какая часть изложена самым простым языком, я ответил бы, что это те же самые послания. Его слова не являются словами книжников этого мира.

    Также и изложенные там идеи не загадочны и не изобилуют непонятными, трудными для понимания намеками. Сложность Писания заключается в том, что оно есть откровение Христа для тех людей, сердца которых открыты благодатью, чтобы принять и оценить Писание. И Иоанн был допущен к этому прежде других.

    Из всех учеников ему отдавалось самое большое предпочтение в близости общения с Христом. Но так происходило, конечно, тогда, когда Христос был на земле. Иоанн был использован Святым Духом, чтобы сообщить нам самые глубокие мысли о любви Христа и его личной славе. Итак, настоящая трудность Писания заключается в его истинах, недоступных плотскому разуму.

    Мы должны отказаться от себя, чтобы понять Библию. Мы должны посвятить сердце Христу и устремить на него очи, иначе Писание становится непостижимым для наших душ, в то время как если око чисто, то все тело наполнено светом. И, кроме того, мы можем встретить ученого человека, испытывающего огромные затруднения, которого, хотя он и христианин, останавливают послания и Откровение Иоанна как слишком глубокомысленные для его понимания.

    А с другой стороны, может встретиться простой человек, который, если и не понимает все эти писания или не может объяснить правильно какое-либо место в них, по крайней мере, наслаждается ими, ибо они исполняют его душу разумением, успокоением, руководят им, а также приносят ему пользу. Идет ли речь о предстоящих событиях, о Вавилоне или звере, он находит в этом важные принципы Бога, даже если они содержатся в книгах, которые считаются в Писании самыми трудными для понимания, но все же для его души они имеют практическое значение.

    Причина заключается в том, что перед ним Христос, а Христос есть мудрость Бога во всех отношениях. Но это происходит, конечно же, не потому, что он невежествен, но он может понять это даже несмотря на свое невежество. Также если человек образован, это не значит, что он способен постигнуть помыслы Бога. Будь ты невежествен или образован, есть лишь один способ увидеть все, что касается Христа, - это око.

    И там, где это прочно укрепилось в душе, я верю, что Христос станет светом духовного разума так же, как Он является светом спасения. Именно Дух Бога дает силу для понимания этого, но Он никогда не дает этот свет, кроме как через Христа. Иными словами, перед глазами человека стоит то, что не является Христом, и поэтому человек не может понять Писание, раскрываемое Христом. Он стремится применить Писание к своим собственным целям, какими бы они ни были, и, таким образом, Писание искажается.

    Таков подлинный ключ к разрешению всех недоразумений относительно Писания. Человек применяет свои собственные мысли к Слову Бога и строит систему, не имеющую под собой божественного основания. И поэтому, возвращаясь к надписи на стене, повторю, что слова там были достаточно просты. Все должно быть понятно, и души халдеев должны были бы находиться в общении с Богом.

    Я не имею в виду, что там не нужна была сила Духа Бога, чтобы Даниил смог понять надпись, но для понимания очень важно, чтобы мы имели общение с Богом, раскрывающим нам свои помыслы. Поэтому апостол Павел и говорил пресвитерам: «И ныне предаю вас, братия, Богу и слову благодати Его».

    Даниил совершенно не участвовал в пиршествах или в чем-либо подобном. Он был вызван из света присутствия Бога, чтобы увидеть эту сцену безбожности и тьмы, и поэтому, только что придя от света Бога, он прочитал эту надпись на стене, и ему все стало ясно, как день, и не было ничего более серьезного. «И вот что начертано» (см. ст. 25-28).

    Во всем этом он тотчас видит Бога. Царь оскорбил Бога в том, что было связано с поклонением ему. «Текел - ты взвешен на весах и найден очень легким; Перес - разделено царство твое и дано Мидянам и Персам». Это не значит, что это произошло тотчас же; в то время не было ничего, что сделало бы это хотя бы возможным. И я обращаю на это ваше внимание, потому что это является еще одним доказательством того, насколько ложно утверждение, будто для того, чтобы понять пророчество, мы должны ждать до тех пор, пока оно осуществится.

    Если человек является неверующим, то исполнение пророчества в прошлом остается для него веским доводом в пользу того, что ничто не может помешать ему. Но разве для этого Бог написал пророчество? Разве это было сделано для того, чтобы убедить неверующих? Несомненно, Бог мог использовать пророчество и с этой целью. Но разве то, что Бог написал на стене, относилось именно к той ночи? Конечно же, нет.

    Это было его последним серьезным предупреждением перед нанесением удара, и значение слов было раскрыто еще до того, как персы ворвались в город, когда еще не было никаких признаков гибели и все было весело и радостно. «В ту же самую ночь Валтасар, царь Халдейский, был убит. Дарий Мидянин принял царство, будучи шестидесяти двух лет». Одним словом, Вавилон был осужден.

    У. Келли



    «Валтасар царь сделал большое пиршество для тысячи вельмож своих и перед глазами тысячи пил вино.

    Вкусив вина, Валтасар приказал принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносор, отец его, вынес из храма Иерусалимского, чтобы пить из них царю, вельможам его, женам его и наложницам его. Тогда принесли золотые сосуды, которые взяты были из святилища дома Божия в Иерусалиме; и пили из них царь и вельможи его, жены его и наложницы его.

    Пили вино, и славили богов золотых и серебряных, медных, железных, деревянных и каменных. В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала. Тогда царь изменился в лице своем; мысли его смутили его, связи чресл его ослабели, и колени его стали биться одно о другое.


    «За это и послана от Него кисть руки, и начертано это писание. И вот что
    начертано: мене, мене, текел, упарсин» (Дан.5:24-25)

    Сильно закричал царь, чтобы привели обаятелей, Халдеев и гадателей. Царь начал говорить, и сказал мудрецам Вавилонским: кто прочитает это написанное и объяснит мне значение его, тот будет облечен в багряницу, и золотая цепь будет на шее у него, и третьим властелином будет в царстве. И вошли все мудрецы царя, но не могли прочитать написанного и объяснить царю значения его.

    Царь Валтасар чрезвычайно встревожился, и вид лица его изменился на нем, и вельможи его смутились. Царица же, по поводу слов царя и вельмож его, вошла в палату пиршества; начала говорить царица и сказала: царь, вовеки живи! да не смущают тебя мысли твои, и да не изменяется вид лица твоего!

    Есть в царстве твоем муж, в котором дух святого Бога; во дни отца твоего найдены были в нем свет, разум и мудрость, подобная мудрости богов, и царь Навуходоносор, отец твой, поставил его главою тайноведцев, обаятелей, Халдеев и гадателей, - сам отец твой, царь, потому что в нем, в Данииле, которого царь переименовал Валтасаром, оказались высокий дух, ведение и разум, способный изъяснять сны, толковать загадочное и разрешать узлы. Итак пусть призовут Даниила и он объяснит значение.

    Тогда введен был Даниил пред царя, и царь начал речь и сказал Даниилу: ты ли Даниил, один из пленных сынов Иудейских, которых отец мой, царь, привел из Иудеи? Я слышал о тебе, что дух Божий в тебе и свет, и разум, и высокая мудрость найдена в тебе.

    Вот, приведены были ко мне мудрецы и обаятели, чтобы прочитать это написанное и объяснить мне значение его; но они не могли объяснить мне этого. А о тебе я слышал, что ты можешь объяснять значение и разрешать узлы; итак, если можешь прочитать это написанное и объяснить мне значение его, то облечен будешь в багряницу, и золотая цепь будет на шее твоей, и третьим властелином будешь в царстве.

    Тогда отвечал Даниил, и сказал царю: дары твои пусть останутся у тебя, и почести отдай другому; а написанное я прочитаю царю и значение объясню ему. Царь! Всевышний Бог даровал отцу твоему Навуходоносору царство, величие, честь и славу.

    Пред величием, которое Он дал ему, все народы, племена и языки трепетали и страшились его: кого хотел, он убивал, и кого хотел, оставлял в живых; кого хотел, возвышал, и кого хотел, унижал. Но когда сердце его надмилось и дух его ожесточился до дерзости, он был свержен с царского престола своего и лишен славы своей, и отлучен был от сынов человеческих, и сердце его уподобилось звериному, и жил он с дикими ослами; кормили его травою, как вола, и тело его орошаемо было небесною росою, доколе он познал, что над царством человеческим владычествует Всевышний Бог и поставляет над ним, кого хочет.

    И ты, сын его Валтасар, не смирил сердца твоего, хотя знал все это, но вознесся против Господа небес, и сосуды дома Его принесли к тебе, и ты и вельможи твои, жены твои и наложницы твои пили из них вино, и ты славил богов серебряных и золотых, медных, железных, деревянных и каменных, которые ни видят, ни слышат, ни разумеют; а Бога, в руке Которого дыхание твое и у Которого все пути твои, ты не прославил.

    За это и послана от Него кисть руки, и начертано это писание. И вот что начертано: мене, мене, текел, упарсин. Вот и значение слов: мене - исчислил Бог царство твое и положил конец ему;

    Текел - ты взвешен на весах и найден очень легким; Перес - разделено царство твое и дано Мидянам и Персам. Тогда по повелению Валтасара облекли Даниила в багряницу и возложили золотую цепь на шею его, и провозгласили его третьим властелином в царстве.

    В ту же самую ночь Валтасар, царь Халдейский, был убит, и Дарий Мидянин принял царство, будучи шестидесяти двух лет» (Дан.5:1-31).


    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12            






















    Категория: ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ | Добавил: admin (24.09.2016)
    Просмотров: 293 | Рейтинг: 5.0/2