Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
БИБЛЕЙСКИЕ ПРОРОКИ [20]
БИБЛЕЙСКИЙ ИЗРАИЛЬ [20]
ИУДЕЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ [15]
ИСТОРИИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА [15]
ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ [250]
ЗОЛОТАЯ ЧАША СЕМИРАМИДЫ [50]
ВЕЛИКИЙ НАВУХОДОНОСОР [30]
ЦАРЬ НАВУХОДОНОСОР [20]
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН [20]
ВАВИЛОН. РАСЦВЕТ И ГИБЕЛЬ [20]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 1. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ

    Толкование пророков - Книга пророка Даниила. 6 глава

    Книга пророка Даниила. 6 глава

    На арене истории появляется другой, последний образ языческого государства. Но говоря об образах, мы всегда должны помнить, что речь идет не о личном характере того, кто представляет образ. Аарон, по своему служению, был прообразом Христа, но нам не следует полагать, что его пути были подобны Его путям.

    В некоторых отношениях он был весьма греховным человеком. Именно он сделал золотого тельца и даже пытался с помощью его ввести народ в заблуждение. Но от этого он не перестает быть образом Христа. Он был образом Христа, несмотря на все это, но не в этом. Давид олицетворял Христа не как священник, а как царь - страдающий и отвергнутый царь, а затем правящий и возвышенный.


    «Текел - ты взвешен на весах и найден очень легким; Перес - разделено
    царство твое и дано Мидянам и Персам» (Дан.5:27-28)

    Жизнь Давида разделяется на два периода. Первый, когда он был помазанным царем, но сила зла все еще допускалась, а он подвергался гонениям и преследованиям; и второй, когда Саул умер, - он воссел на престол и уничтожил врагов. В этих двух отношениях он был прообразом Христа. Но в падении царя Давида и в ужасном грехе, который он совершил, также проявилась полная противоположность Христу. Но, с другой стороны, если мы находим здесь образ - я полагаю, что он здесь дан, - образ ужасной сцены, которая завершит нынешнее домостроение, то мы не должны быть его образом, потому что в царе были и положительные качества.

    Царь Дарий, пожалуй, больше, чем Валтасар, знаменует тот способ, каким человек займет место. Это и сделал Дарий, или же он позволил, чтобы это было сделано, кто, в принципе, как Валтасар, был одним из самых падших из человеческого рода, а Дарий был человеком, который по своему характеру и поступкам обладал большим дружелюбием, если даже не чем-то лучшим. Но сейчас я не говорю лично о Дарии.

    Нам представлен образ падения Вавилона и кары Бога, которая постигнет его из-за его злобы в оскорблении и осквернении того, что принадлежит истинному Богу, в проклятии своих идолов, в восхвалении и поклонении им, в безразличии к несчастьям народа Бога. А в будущей истории подобные действия лишь приумножатся.

    На земле есть то, что занимает наивысшее положение, являясь собранием Бога. Много похваляются его единством, его силой и древностью, его чистым происхождением, приписывая ему святость и кровь мучеников. Но Бог не остается безразличен к его грехам, которые увеличивались и усугублялись из рода в род, и они лишь ждут, когда наступит день Господа, чтобы свершился суд и чтобы получить заслуженный ими приговор.

    В Откровении Иоанна представлены два объекта осуждения - Вавилон и зверь. Первый представляет религиозную тленность, а второй - жестокость, то есть две формы человеческого развращения. В последней его форме мы видим человека, побуждаемого сатаной занять место Бога на земле. И Дарий позволяет, чтобы это было сделано. Возможно, он и не знал этого сам, но вокруг него были те, кто подвел его к этому страшному деянию.

    К этому привели следующие обстоятельства в истории: эти люди хотели найти предлог для обвинения Даниила, и они знали, что это невозможно было сделать, если они не найдут предлог против него в законе его Бога. Они договорились между собой, воспользовавшись своей привилегией вельмож составлять мидо-персидский закон, который должен утверждать и подписывать царь, и издали повеление, что в течение тридцати дней запрещается обращаться с прошениями к какому-либо богу или человеку, кроме как к царю.

    Разве это было сделано не для того, чтобы человек занял место Бога? Ни одна молитва не должна была быть обращена к истинному Богу, и со всякой просьбой необходимо было обращаться только к царю. Если это не передает права Бога человеку, то тогда я не знаю, что это значит. Однако царь попался в ловушку и подписал этот указ.

    И мы должны отметить великолепное поведение Даниила. Нет и намека на то, что это оставалось тайной для Даниила. Напротив, он был совершенно уверен в том, что содержалось в законе. Но, с другой стороны, он не мог бы поступиться своим Богом. Поэтому его выбор уже был сделан. Он был пожилым человеком, но вера, горевшая внутри его с ранних дней, была, по крайней мере, так же ярка, как прежде.

    Так, когда он узнал, что все было подписано, издано и установлено, все, что мог сделать человек, что неизменный мидо-персидский закон требовал, чтобы в течение тридцати дней ни один человек не становился пред Богом на колени, и, зная все это, он пошел в свой дом. В этом не было ничего показного, но он не скрывал этого.

    С открытыми в сторону Иерусалима окнами три раза в день он преклонял колена пред Богом, молился ему и славословил его, как он делал это и прежде. Тем самым он дал своим врагам тот предлог, который они искали. Они тотчас же напомнили царю о сделанном им повелении и стали обвинять Даниила. Они сказали: «Даниил, который из пленных сынов Иудеи, не обращает внимания ни на тебя, царь, ни на указ, тобою подписанный, но три раза в день молится своими молитвами».

    Царь Дарий был очень подавлен самим собой и до захода солнца усиленно старался спасти того, кого он, по меньшей мере, уважал. Как он ни был несчастен, но по требованию своих вельмож, на основании неизменности мидо-персидского закона, он вновь совершает прегрешение. Он придает пророка гневу его врагов, чтобы те бросили его в львиный ров с надеждой, которую он таил в себе, что его Бог спасет его.

    И Бог защитил своего раба. Бог спас, а ужасная судьба, которая ожидала пророка, постигла тех, кто обвинял пророка перед царем. «Обрушились народы в яму, которую выкопали; в сети, которую скрыли они, запуталась нога их. Познан был Господь по суду, который Он совершил; нечестивый уловлен делами рук своих» (Пс. 9: 15-16).

    Совершенно ясно, что это относится к спасению верующего остатка с помощью излияния гнева и погибели на изменников внутри и угнетателей извне в последние дни. Конец будет подобен описанному здесь - признание язычниками, что живой Бог есть Бог спасенного Израиля и что его царство не будет разрушено.

    Таким образом, в книге пророка Даниила нам представлен смешанный образ того, что завершит нынешнее домостроение. Ибо если вы заглянете дальше в книгу пророка Даниила, то увидите представленную там личность, названную «царем» (гл. 11, 36 и т. д.). Там нам дано непосредственное пророчество о подобных деяниях: «И будет поступать царь тот по своему произволу, и вознесется и возвеличится выше всякого божества, и о Боге богов станет говорить хульное». Не тот ли Дарий лично поступал так?

    Я говорю о том, что значил в глазах Бога его поступок и повеление. Вопрос в том, что Бог думал о грехе, в который был вовлечен Дарий. Впоследствии, в главе 11, о царе говорится: «И о богах отцов своих он не помыслит ... ибо возвеличит себя выше всех». В Новом Завете это неоднократно будет упоминаться. Мне могут сказать: «Это касается иудеев и не относится к сегодняшним делам».

    «Поутру же царь встал на рассвете и поспешно пошел ко рву львиному, и, подойдя ко рву, жалобным
    голосом кликнул Даниила, и сказал царь Даниилу: Даниил, раб Бога живаго!» (Дан.6:19-20)

    Хорошо, в доказательство я цитирую второе послание Фессалоникийцам (гл. 2,3.4): «Да не обольстит вас никто никак: ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога». 

    Из этого ясно, что Дарий был склонен возвыситься над всем божественным и почитаемым, потому что запретить молиться Богу и требовать, чтобы молящийся в течение определенного времени обращался бы только к нему, а не к Богу, является не чем иным, как образом того, кто занял бы это место еще более ужасным, грубым и открытым способом.

    Новый Завет представляет нам явное доказательство того, что должны наступить те дни, о которых говорится в книге пророка Даниила, что этот человек, о котором говорится в пророчестве, выдаст себя за Бога, а не за наместника Христа, имеющего вокруг себя людей, готовых склоняться перед ним и целовать его ноги.

    Все это ужасно и дико; но это не человек говорит, что он Бог, воздвигая себя в храме Бога и говоря: «Не молитесь никому, кроме меня». Каким бы ни было зло папизма и самонадеянность папы, все же наступит еще худшее. И следует помнить весьма важную вещь, что это будет исходом не только для папизма, но папизма и протестантизма и т. д. - всех, кто без Бога.

    Даже распространение истины не будет надежной защитой против этого. Самыми виновными и безрассудными были те, кто когда-либо предполагал, что, поскольку у Израиля был «ковчег завета Господня», то они надежно были защищены в конфликте с филистимлянами! Ковчег возвратился с победой, но где же были они?

    Остерегайтесь излишней самонадеянности, будто из-за религиозного усердия эту страну не постигнут никакие несчастья. Скорее, будьте уверены в том, что чем больше света, чем больше Библий, проповедей, всего того, что является благом, и если люди не соответствуют этому и не ходят в этом, то тем больше опасность.

    Если они относятся к этому легкомысленно и пренебрегают этим, если они не имеют представления о подлинном смирении в свете Писания, то они, несомненно, окажутся под влиянием того или иного заблуждения. Ибо кто сможет сказать, что это не имеет значения в Писании или какими средствами дьявол овладевает душой?

    Даже если душа порочит себя отказом слушать Бога, впадает в непослушание Богу в чем бы то ни было, то кто может сказать, где это закончится? Нет иной защиты, кроме как на пути святой зависимости от Бога и послушания его Слову. Нам не следует предпочитать одну часть Писания другой, потому что мы получаем в ней большее утешение.

    Не будет никакой защиты, если мы не примем все Писание. Отрадно наслаждаться присутствием Господа, но опасно также проявить непослушание Господу. Непослушание можно сравнить с грехом колдовства. Нет ничего ужаснее этого. Не слушаться Бога - значит, фактически бесчестить его. Так произошло в Израиле, но должно произойти еще худшее вследствие распущенного и злого состояния христианства. В первую очередь нам представлено отступничество. Христа отвергнут; и чем больше света, тем больше уверенности в том, что это наступит для тех, кто отклонит этот свет.

    Никогда в Израиле не было такого обетованного времени, как день, когда Господь был на земле, никогда еще не было такой религиозной активности, когда книжники и фарисеи обходили моря и сушу, чтобы обратить хотя бы одного. Они, очевидно, проявляли усердие в чтении Писания. У них были священники и левиты, не было идолопоклонства, ничего непристойного. Они были народом, читающим Библию и соблюдающим субботу, а самого Господа они называли не соблюдающим субботу - так непреклонны они казались внешне в соблюдении этого дня.

    Все это продолжалось таким образом, но чем это закончилось? Что же они сделали? Они распяли Господа славы, они отвергли свидетельство и милосердные деяния Святого Духа, так что в конце царь послал вперед свои войска, уничтожил этих убийц и сжег их город. Это не значит, что там не продолжалось обращение. Бог проявил свою власть, и они обращались тысячами.

    В Д. ап. 21,20 сказано: «Видишь, брат, сколько тысяч (или, скорее, мириад) уверовавших Иудеев». Да, после распятия Иисуса были тысячи, десятки тысяч обратившихся, и люди могли бы подумать, что весь Израиль и мир намеревались обратиться. Но что же происходило в действительности? Бог своей милостью выбирал лишь эти тысячи, чтобы оставшиеся были погублены на суде, который постигнет Иерусалим.

    Это является некоторого рода предзнаменованием суда, который вскоре постигнет весь мир. И если Бог, используя свою власть, и сейчас повсюду из мира собирает души, то у каждого должен возникнуть серьезный вопрос, обратились ли они или нет? И если они обратились, то для них это служит призывом идти по пути послушания, во всем подчиняясь Слову Бога и ища Христа.

    Мысль о том, что существует некое всемирное обращение, является заблуждением. Вавилон и зверь будут двумя главными ловушками последнего дня. Первый станет источником развращенности вкупе с религией и осквернением всего святого. Другой будет характеризоваться высшей степенью гордости и насилия.

    Будет казаться, что христианство потерпело полное поражение, и люди будут думать, что у них есть панацея от всех болезней и несчастий человека, лучше, чем евангелие. И они будут восхвалять своих золотых, серебряных и медных идолов, радуясь тому, что христианство исчезло с лица земли, за исключением своей внешней формы. И затем наступит суд.

    Откр. 17 показывает, что как в Вавилоне, описанном в книге пророка Даниила, так и в новозаветном Вавилоне будет иметь место развращенная форма религиозного отступничества. Человек будет использоваться в качестве средства уничтожения Вавилона, жены, напившейся крови святых и крови мучеников Иисуса. Мы узнаем о людях, которые мстят ей. Она больше не восседает на багровом звере, попрана, ненавидима и покинута.


    «Итак утверди, царь, это определение и подпиши указ, чтобы он был неизменен, как закон Мидийский и
    Персидский, и чтобы он не был нарушен. Царь Дарий подписал указ и это повеление» (Дан.6:8-9)

    И что же мы видим? Не христианство, распространившееся по всему миру, а, напротив, зверь захватил мир и присвоил место Бога. Вместо того, чтобы иметь отравленное, деградированное христианство, появится человек, который возвысит себя в гордом пренебрежении к Богу. Он займет место Бога на земле.

    Откр. 17 доказывает, что это будет задолго до разрушения Вавилона, что сделает мир более совершенным; до этого у нас есть лишь открытое зло на месте лицемерного зла, а вместо религиозной развращенности мы имеем лишь нерелигиозную гордыню и пренебрежение к Богу: «И десять рогов, которые ты видел, суть десять царей, которые еще не получили царства, но примут власть со зверем, как цари, на один час. Они имеют одни мысли и передадут силу и власть свою зверю» - не Богу.

    Все будет отдано зверю с целью возвышения человека. Рог придет ради человека, чтобы возыметь главное место в мире. Но вопреки притязаниям человека будет и отказ от их собственной воли в пользу воли другого - будет желание иметь кого-то чрезвычайно возвышенного, перед кем все должны поклоняться. Когда это будет достигнуто, тогда «они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их».

    И совершенно ясно, что за этим последует разрушение Вавилона. Ибо затем сказано: «И десять рогов, которые ты видел на звере, сии возненавидят блудницу, и разорят ее, и обнажат». Именно это и соответствует образу Дария. Дарий пришел и разрушил Вавилон, и сразу же взял царство, а затем его придворные подвели к тому, чтобы он занял место самого Бога. Он издает или, вернее, утверждает закон, в котором говорится, что в течение тридцати дней нельзя ни к кому обращаться с просьбой, кроме как к нему. Иными словами, он фактически претендует на то, чтобы быть предметом всеобщего поклонения, он присваивает себе то, что принадлежит исключительно Богу.

    Эти два образа в высшей мере поучительны, ибо они описывают завершение основной истории языческого государства. Эти образы показывают не только то, что характеризовало их от начала и на протяжении их развития, но также и главные черты зла в конце. Вавилон постигнет разрушение из-за осквернения того, что принадлежит Богу, и из-за высоты богохульной гордости, на которую поднялся глава империи, присваивая себе честь и славу, подобающую лишь самому Богу. Мне очень хотелось связать вместе две эти вещи, потому что иначе мы не сможем постичь их подлинную силу.

    Мы подошли к завершению, как я называю, первой части книги пророка Даниила, потому что она разделяется на две части именно в конце этой главы, и это одна причина, почему о Данииле было сказано, что он преуспевал в царствование Дария и в царствование Кира. В следующей главе мы вновь вернемся к царствованию Валтасара, где перед нами вновь предстанет Даниил.

    На этом я должен остановиться, молясь лишь о том, что этот важный пример символического прочтения Писания там, где его необходимо так читать, затронет детей Бога, чтобы они увидели, что из Писания можно познать гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. То, что говорит Бог, обладает характером безграничности.

    Вместо того чтобы быть насыщенным одним глотком, испитым тут или там из Писания, оно уже само по себе является неиссякаемым источником истины. Чем больше мы постигаем истину, тем меньше мы удовлетворяемся тем, что получили, и тем больше ощущаем, что нам многое еще надо познать.

    Это не притворные слова смиренности, а действительно глубокое чувство осознания нашей полной несостоятельности перед лицом величия и добродетели нашего Бога, который принял таких ничтожных червей, какими являемся мы, чтобы наделить нас своей славой, ибо действительно таковы могущественные пути его благодати.

    У. Келли



    «Угодно было Дарию поставить над царством сто двадцать сатрапов, чтобы они были во всем царстве, а над ними трех князей, - из которых один был Даниил, - чтобы сатрапы давали им отчет и чтобы царю не было никакого обременения.

    Даниил превосходил прочих князей и сатрапов, потому что в нем был высокий дух, и царь помышлял уже поставить его над всем царством. Тогда князья и сатрапы начали искать предлога к обвинению Даниила по управлению царством; но никакого предлога и погрешностей не могли найти, потому что он был верен, и никакой погрешности или вины не оказывалось в нем.

    И эти люди сказали: не найти нам предлога против Даниила, если мы не найдем его против него в законе Бога его. Тогда эти князья и сатрапы приступили к царю и так сказали ему: царь Дарий! вовеки живи! Все князья царства, наместники, сатрапы, советники и военачальники согласились между собою, чтобы сделано было царское постановление и издано повеление, чтобы, кто в течение тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, того бросить в львиный ров.

    Итак утверди, царь, это определение и подпиши указ, чтобы он был неизменен, как закон Мидийский и Персидский, и чтобы он не был нарушен. Царь Дарий подписал указ и это повеление. Даниил же, узнав, что подписан такой указ, пошел в дом свой; окна же в горнице его были открыты против Иерусалима, и он три раза в день преклонял колени, и молился своему Богу, и славословил Его, как это делал он и прежде того.

    Тогда эти люди подсмотрели и нашли Даниила молящегося и просящего милости пред Богом своим, потом пришли и сказали царю о царском повелении: не ты ли подписал указ, чтобы всякого человека, который в течение тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, бросать в львиный ров? Царь отвечал и сказал: это слово твердо, как закон Мидян и Персов, не допускающий изменения.


    «Бог мой послал Ангела Своего и заградил пасть львам, и они не повредили мне, потому что я
    оказался пред Ним чист, да и перед тобою, царь, я не сделал преступления» (Дан.6:22)

    Тогда отвечали они и сказали царю, что Даниил, который из пленных сынов Иудеи, не обращает внимания ни на тебя, царь, ни на указ, тобою подписанный, но три раза в день молится своими молитвами. Царь, услышав это, сильно опечалился и положил в сердце своем спасти Даниила, и даже до захождения солнца усиленно старался избавить его. Но те люди приступили к царю и сказали ему: знай, царь, что по закону Мидян и Персов никакое определение или постановление, утвержденное царем, не может быть изменено.

    Тогда царь повелел, и привели Даниила, и бросили в ров львиный; при этом царь сказал Даниилу: Бог твой, Которому ты неизменно служишь, Он спасет тебя! И принесен был камень и положен на отверстие рва, и царь запечатал его перстнем своим, и перстнем вельмож своих, чтобы ничто не переменилось в распоряжении о Данииле.

    Затем царь пошел в свой дворец, лег спать без ужина, и даже не велел вносить к нему пищи, и сон бежал от него. Поутру же царь встал на рассвете и поспешно пошел ко рву львиному, и, подойдя ко рву, жалобным голосом кликнул Даниила, и сказал царь Даниилу: Даниил, раб Бога живого! Бог твой, Которому ты неизменно служишь, мог ли спасти тебя от львов?

    Тогда Даниил сказал царю: царь! вовеки живи! Бог мой послал Ангела Своего и заградил пасть львам, и они не повредили мне, потому что я оказался пред Ним чист, да и перед тобою, царь, я не сделал преступления. Тогда царь чрезвычайно возрадовался о нем и повелел поднять Даниила изо рва; и поднят был Даниил изо рва, и никакого повреждения не оказалось на нем, потому что он веровал в Бога своего.

    И приказал царь, и приведены были те люди, которые обвиняли Даниила, и брошены в львиный ров, как они сами, так и дети их и жены их; и они не достигли до дна рва, как львы овладели ими и сокрушили все кости их. После того царь Дарий написал всем народам, племенам и языкам, живущим по всей земле: `Мир вам да умножится!

    Мною дается повеление, чтобы во всякой области царства моего трепетали и благоговели пред Богом Данииловым, потому что Он есть Бог живый и присносущий, и царство Его несокрушимо, и владычество Его бесконечно. Он избавляет и спасает, и совершает чудеса и знамения на небе и на земле; Он избавил Даниила от силы львов'.

    И Даниил благоуспевал и в царствование Дария, и в царствование Кира Персидского» (Дан.6:1-28).


    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12            



















    Категория: ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ | Добавил: admin (24.09.2016)
    Просмотров: 343 | Рейтинг: 5.0/2