Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
БИБЛЕЙСКИЕ ПРОРОКИ [20]
БИБЛЕЙСКИЙ ИЗРАИЛЬ [20]
ИУДЕЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ [15]
ИСТОРИИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА [15]
ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ [250]
ЗОЛОТАЯ ЧАША СЕМИРАМИДЫ [50]
ВЕЛИКИЙ НАВУХОДОНОСОР [30]
ЦАРЬ НАВУХОДОНОСОР [20]
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН [20]
ВАВИЛОН. РАСЦВЕТ И ГИБЕЛЬ [20]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 1. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ

    Толкование пророков - Книга пророка Иезекииля. 40 глава

    Книга пророка Иезекииля. 40 глава

    Оставшиеся главы книги представляют собой видение весьма замечательного характера, в котором Иезекииль видит залог большего, чем восстановление израильтян на своей земле, - залог венца и славы - и сообщает об этом читателю. Таков общий смысл этого видения, хотя, возможно, имеются и более глубокие подробности, которые не так-то легко понять, как обычно и бывает в описаниях подобного рода.

    Но едва ли больше неясного в главах 40 - 48 книги пророка Иезекииля, чем в главах 25 - 40 книги Исход. Это представляет собой затруднения из-за случайных деталей, непривычных для нас или даже необычных для предмета нашего изучения. В действительности же нет ничего сложного относительно общей цели данного отрывка.


    «В видениях Божиих привел Он меня в землю Израилеву и поставил меня на весьма высокой
    горе, и на ней, с южной стороны, были как бы городские здания» (Иез.40:2)

    Он непонятен лишь для тех, кто неправильно подходит к представленному в нем видению. Совершенно истинно то, что это пророчество пока еще не исполнилось. Но не этим объясняется сложность понимания нами данного пророчества, что подтверждается той аналогией, на которую уже ссылались. Подробности описания будущего «храма Господнего» на земле Израиля понять не сложнее, чем детали описания древней скинии, воздвигнутой в пустыне.

    Хорошо известно, что некоторые полагают, будто видение, описанное здесь пророком Иезекиилем, относится к современной церкви. Думающие так могли бы в этом случае, опираясь на собственные впечатления, легко объяснить все образы и символы данного видения, ведь подобные авторы в большинстве своем допускают, что нельзя до конца понять пророчество, пока оно не исполнится, ну а церковь, несомненно, существует уже более восемнадцати веков.

    Поэтому, если это так, они уже могут иметь предостаточно материала для объяснения. Но именно такие люди весьма затрудняются истолковать это пророчество. И здесь нет ничего удивительного, ибо их предположение целиком ошибочно. Иеремия и Григорий не смогли сделать ничего иного, как только пойти на хитрый компромисс. Они не дают настоящего толкования: то, на чем основаны их соображения, едва ли соответствует даже их собственным взглядам.

    Как говорит один из ученейших толкователей Писания, их последователь, в отношении одной части этого, так и мы можем заявить в отношении всего: «Как следует это понимать - никто не объясняет, я тоже не осмелюсь ничего предполагать». И все же этот человек, Корнелий а Лапиде, заслуживает скорее не презрения, а восхищения, поскольку честно признает их и свою собственную несостоятельность.

    Все это их аллегорическое толкование явно направлено по неверному пути: было бы странным, если бы в символическом видении христианства отсутствовал день искупления, еженедельный праздник и действие первосвященника перед лицом Бога - самые существенные особенности данного символа!

    Вряд ли лучше и толкования большой группы богословов, которые пытаются отнести это видение на счет иудеев, вернувшихся из вавилонского плена, ибо те уже свершившиеся события стоят на гораздо более низком уровне, чем этот предреченный пророком залог. Неизбежным следствием подобных толкований этой и предшествующих ей школ является умаление значения этого божественного предсказания.

    Прислушайтесь к словам того, кто не всегда, по-видимому, казался врагом: «Все предсказываемое исполнилось в прошлом, и нечего больше ждать; иудеи вернулись в свою страну и заново отстроили храм. И если они восстановили его несколько иным образом, отличным от предсказываемого пророком, ибо эти замыслы совсем не совпадали с божественными, и выполненные архитектурные детали храма были плохой копией тех, что рисовал в своем воображении пророк, если в действительности пророчество исполнилось всего, лишь в очень незначительной степени - значит, сами события показывают несовершенство пророческого предвидения Иезекииля» («Вступление к Ветхому Завету» док. Дэвидсона, т. 3, стр. 156).

    Это доказывает, я бы сказал, бессмысленность подобного толкования. Разве доктор Дэвидсон пророк, чтобы утверждать, что это видение не исполнится в будущем? Пусть же он осведомится о том, какая гибель ждет лжепророков. Бог не потерпит такого издевательства, хотя это будет день благодати и терпения к человеку на земле.

    Говоря яснее, налицо больше контраста, чем аналогии, между радужными обещаниями пророка и той малой толикой внимания, которое обратили на него во времена правления Зоровавеля, как запечатлено в книгах Ездры и Неемии. И дело не только в том, что оба эти толкования не соответствуют пророчеству Иезекииля, но в том, что то и другое из них умаляет и недооценивает само Писание, ибо если сами пророки будут так преувеличивать и не заслуживать доверия, то что тогда защитит евангелие и послания, как не закон и псалмы? Обе школы, таким образом, склонны, хотя и непреднамеренно, но тем не менее действенно, отрицать вдохновение.

    Кто может подумать, что современные попытки сохранить хотя бы видимость последней точки зрения, во всем успешны? «Иезекииль, - говорил покойный док. Хендерсон, - имел идеальное представление о положении иудеев в период их восстановления на своей земле после возвращения из плена». Осуществился ли этот идеал?

    Сильно ли он отличался или совсем не отличался от истинного положения иудеев в Палестине после их возвращения? Был ли храм, отстроенный иудеями после возвращения из плена, похожим на это, так тщательно измеренное здание, о котором говорит Иезекииль? Были ли у них священники? А что сказать о князе, не говоря уже о праздниках и жертвоприношениях без участия первосвященника - деталях, особо отмеченных в пророчестве Иезекииля? Возвратилась ли тогда на землю иудеев слава Бога?

    А разве двенадцать колен с особыми наделами земли для священников, левитов и царя, заняли именно такое положение, о каком говорится пророком? Разве дающие жизнь потоки вытекали из храма, тогда по направлению к Мертвому морю и разве было что-то в этом роде? Разве священники и левиты перестали селиться по всей Палестине и селились только вокруг святилища, разве с тех пор обрели они землю, предназначенную только им в удел? Нам известно, что ничего из всего этого не имело места в период после возвращения иудеев из плена.

    Несомненно, пророк созерцал в своем видении восстановление тогда разрушенного храма в материальном плане, и не только возобновление обряда поклонения, но и полное возрождение нации в условиях щедрого наделения народа Израиля теократическими (а не только духовными) привилегиями.

    Несомненно, правильное и истинное толкование устраняет всякую необходимость смешивать христиан и собрания с чаяниями Израиля, однако нет менее удовлетворительной точки зрения, чем та, что указывает на пять веков, предшествующих Христу, и отрицает точное исполнение пророчества Иезекииля в грядущем для израильтян и их земли. Необоснованным является предположение о том, что эти видения могли исполниться только в тех событиях, которые имели место в прошлом, когда иудеи вернулись из вавилонского плена. 


    «И будут жить на земле, которую Я дал рабу Моему Иакову, на которой жили отцы их;
    там будут жить они и дети их, и дети детей их во веки» (Иез.37:25)

    Менее пятидесяти тысяч человек - мужчин, женщин и детей - вернулось из Вавилона; жалкий остаток от всех, что остались, и ни в коем смысле не те двенадцать колен Израиля, которых пророк Иезекииль видел вступающими во владение предназначенными им наделами земли - семь колен на севере, пять на юге - землями, далеко выходящими за древние границы Израиля по эту сторону реки Иордан, посреди которых находился Иерусалим.

    И, действительно, никогда еще не было такого, что хотя бы отдаленно напоминало святые приношения или распределение наделов земли от востока к западу, о которых сказано в пророчестве Иезекииля. Было бы нелепым утверждать, что нет никаких оснований возражать против подобного толкования, поскольку во многих отношениях сам город, храм и служение в нем и т. д. не совпадали с тем, что описано в пророчестве.

    Дело в том, что те, кто возвратился из вавилонского плена, возвратились к тем же порядкам, которые существовали до их пленения, и никоим образом не соблюдали тех особых условий, которые предсказывал Иезекииль. Поэтому не появился еще человек, исполняющий функции царя, тогда как первосвященник был, как и прежде, значительной личностью.

    Земля по ту сторону реки Иордан использовалась так же свободно, как и прежде, и ни один из пришлых иноземцев не получал большего наследия, чем в древности. Пятидесятница по-прежнему оставалась одним из трех великих иудейских праздников, тогда как по предсказанию Иезекииля ее больше не должны были праздновать. Подобные отличия бесспорно, по крайней мере, для верующих, доказывают то, что это последнее видение Иезекииля пока еще не стало историей для иудеев, хотя говорить, что оно вообще никогда не исполнится, означает, по меньшей мере, признание себя неверующим.

    Совершенно верно, что это видение не следует рассматривать как описание того, что оставалось в памяти о храме Соломона, - дело излишнее для тех, кто обладает книгами Царств и Паралипоменон. Это было божественным откровением нового состояния о тот моменте, когда Израиль будет восстановлен окончательно и навсегда.

    Речь идет о материальном храме в буквальном, но несколько мрачном смысле, о невиданной доселе подготовке организации праздников, жертвоприношений и об обязанностях священников, а также об общей форме правления народом в новой столице при совершенно новых обстоятельствах, в присутствии там славы Бога, соблаговолившего вновь поселиться на земле Израиля.

    По-видимому, нет еще последовательного и согласующегося с пророчеством толкования о храме и его обрядов, но как метафору истолковывают воды, создающие плодородие и красоту бассейна Мертвого моря и безлюдной пустыни. Почему это нужно считать лишь метафорой, а не фактом, трудно сказать; можно лишь утверждать, что люди, подобные Секеру и Бутройду, и их последователи считают именно так. Но нам не стоит сейчас больше говорить обо всем этом. Подробнее мы поговорим об этом, когда будем разбирать отдельно каждую главу.

    В одном, однако, мы должны быть вполне уверены, а именно в том, что было бы логически неправильно отделять эти главы от тех, что мы уже рассматривали. Заключительные главы (40 - 48) этой книги являются восхитительным и вместе с тем уместным и совершенно понятным продолжением всех предшествующих пророчеств.

    Это так потому, что предшествующие главы (33 - 39) подготавливают нас к этому, поскольку в них говорится о суде, но вместе с тем и о благополучном возвращении избранного народа на свою землю в последние дни, гораздо позже тех событий. Из 33-ей главы мы узнали о новых причинах суда, вызванных поведением каждого отдельного человека перед лицом Бога, поведением пастырей Израиля (гл. 34), действиями жителей Едома (гл. 35); далее идет предсказание о восстановлении израильтян в их собственной земле, обретении ими нового сердца и новой души, более того, о том, что Бог вложит внутрь их свой дух (гл. 36).

    В 37-ой главе мы имели символическое видение поля, полного сухих костей, которые вдруг ожили и превратились в сильных воинов, о которых подчеркнуто дано понять, что это не христиане и не люди вообще, а дом Израиля, олицетворяющий собой воскресение, вызванный к жизни и возвращенный Богом в свою собственную землю, - дом Израиля, ставший единым целым (каким не был никогда из-за разобщенности Ефрема и Иуды со времен Иеровоама) под началом одного главы, одного царя на этой земле, на горах Израиля.

    Нам открылось последнее и самое страшное нападение, которое ждет в грядущем Израиль, и произойдет оно в то время, когда израильтяне будут жить в мире и покое в ханаанской земле, тогда-то и будет истреблен великий северо-восточный вождь с его бесчисленными сторонниками при явном вмешательстве божественной силы. И тогда многие по горькому опыту узнают, что здесь нет никакой аллегории.

    Узнают это и израильтяне и избавленные от гибели язычники, ибо Бог, таким образом, прославится на земле в своем народе. Великолепно изображено последнее видение, где точно представлена форма управления Израилем, как в духовной области, так и в гражданской; и спускающаяся скиния вновь обретет свое место в их среде; печать славы никогда не сломается до тех пор, пока все материальное не исчезнет из вида перед полным и вечным благословением и не останется злодеяний, подлежащих суду и наказанию.

    Вне всякого сомнения, основным камнем преткновения в этом разделе для большинства христиан является ясное предсказание жертвоприношений, праздников и других обрядов, происходящих по закону книги Левит. Они полагают, что все это должно объясняться (то есть действительно объясняется) так, будто бы здесь нет никакого расхождения с посланием Евреям. Но такой довод предполагает невозможность каких-либо изменений в домостроительстве Бога, то есть, поскольку мы христиане, то те, кто рассматривается в пророчестве Иезекииля, должны находиться в тех же отношениях. Это не что иное, как заблуждение.

    Ибо в послании Евреям имеются в виду верующие со времен искупления, когда Христос вознесся на небеса, и до того времени, когда Он опять явится во славе; в пророчестве же Иезекииля, напротив, речь идет о земном народе и предполагается слава Бога, вновь явившаяся в ханаанскую землю. Все дело в том, что благословение израильтян, как таковых, и язычников, лишь как связанных с иудеями и подчиненных им, как предполагается и ясно подтверждается в этом пророчестве Иезекииля и почти во всех остальных, в корне отличается от положения дел в христианстве, где нет разделения на иудеев и язычников, а все едины во Христе Иисусе.


    «Притворы у них были на внешний двор, и пальмы на столбах их с той и с другой
    стороны; подъем к ним - в восемь ступеней» (Иез.40:37)

    Следовательно, вся суть и положение вещей здесь совершенно отличаются от того, что мы видим в послании Евреям. Земные священники, отличающиеся от народа, занимающие положение, свойственное исключительно князьям, материальное святилище и осязаемые жертвоприношения - вот что ясно предсказывает пророк Иезекииль, но все это явно не соответствует положению христиан.

    Все, о чем говорит Иезекииль, никак не походит на проповедуемое в послании Евреям «участникам в небесном звании», но разве поэтому они будут не к месту и не ко времени для тех, кто будет призван на земле, когда Бог опять изберет Иерусалим и «слава Господня» поселится на этой земле. Этого еще никто не доказал, и немногие даже пытались доказать, но это реально существующий вопрос.

    Мы полностью допускаем несоответствие той жертвы нашей вере, согласно которой мы стали совершенными благодаря одной-единственной жертве. Храм на земле фактически отличается от истинной скинии, которую воздвиг Бог, а не человек, в святом - святых, куда мы теперь приглашены и можем дерзновенно зайти, теперь, когда для нас разорвалась завеса. Далее, притязание христиан на земное священство приводит в принципе если и не к отрицанию нашей близости к Богу через кровь Христа, то к отказу, как мы знаем, от самого евангелия.

    Но пришествие Господа, чтобы царствовать на земле, непременно приведет к изменениям огромной важности и в больших масштабах, и все же это является важной темой всего пророчества, которое соответственно выдвигает новые условия, при которых Израиль встанет во главе всех народов, подчинившись Мессии и новому завету, а христианское собрание тогда полностью покинет землю и действительно будет управлять ею вместе с Христом, женихом прославленной в то время невесты.

    Итак, пророки от Исаии до Малахии проливают свет, ввиду этого замечательного дня, на земной храм и его жертвоприношения, священнодействия и обряды. Несомненно, речь здесь идет не о христианстве, но кто при таком множестве вдохновенных свидетелей, утверждающих обратное, осмелится заявить, что подобное положение вещей не соответствует истине и славе Бога в тот день?

    Напрасным было бы ссылаться на обычный источник неверия, нависший, как туча, над не исполнившимся еще пророчеством. Не в этом дело. Для неверующего все Писание темно; для верующего же оно - свет Бога, доходящий через людей, способных с помощью Святого Духа донести его. В данном случае вся трудность заключается только в том, если верить апостолу Павлу, что христиане самонадеянно полагают (или скорее претендуют на это), что падение иудеев окончательно и что язычники теперь навсегда вытеснили их.

    На самом же деле Бог не пощадит язычников за их настоящее и все возрастающее неверие, но, несомненно, вспомнит об израильтянах и явит милосердие к ним, как только они покаются. Те, что ныне ждут пришествия Христа с его воскресшими святыми, будут восхищены к нему, и Спаситель сойдет с Сиона и снимет нечестие с Иакова.

    Если царь царей и Господь господствующих займет такое новое положение, то было бы поистине странным, если бы ничего не изменилось согласно этому и вследствие этого. Именно это и показывают пророки в противоположность тому, о чем говорится в послании Евреям и во всех остальных посланиях апостолов.

    Наша мудрость заключается в том, чтобы научиться от Господа через его Слово и Дух не судить о Писании по тем заключениям, которые определяются нашей собственной точкой зрения, обстоятельствами или даже нашим отношением к Богу. Давайте же оставлять место для различных изменений и проявлений его славы в грядущих веках и не будем брать за основу всего лишь его нынешние пути, какими бы мудрыми и благословенными они ни были. Ограниченный и эгоистичный ум человека всегда заводит в тупик, препятствующий возрастанию в познании Бога и посредством его.

    Но вернемся к начальным словам, в которых описывается увиденное Иезекиилем.

    «В двадцать пятом году по переселении нашем, в начале года, в десятый день месяца, в четырнадцатом году по разрушении города, в тот самый день была на мне рука Господа, и Он повел меня туда. В видениях Божиих привел Он меня в землю Израилеву и поставил меня на весьма высокой горе, и на ней, с южной стороны, были как бы городские здания; и привел меня туда.

    И вот муж, которого вид как бы вид блестящей меди, и льняная вервь в руке его и трость измерения, и стоял он у ворот. И сказал мне этот муж: сын человеческий! смотри глазами твоими и слушай ушами твоими, и прилагай сердце твое ко всему, что я буду показывать тебе, ибо ты для того и приведен сюда, чтоб я показал тебе это; все, что увидишь, возвести дому Израилеву» (ст. 1-4).

    Таким образом, очевидна провозглашенная цель этого видения. Разумеется, Бог не открыл еще тайну Христа и не сказал о собрании израильтянам или кому другому, но оставил это сокрытым в себе до наступления того момента, когда это должно будет открыться. Человеку еще предстояло пережить много событий.

    Бог еще должен был послать к людям своего единственного Сына - наследника, а кроме него и других пророков вслед за Иезекиилем, предшествующих Иоанну крестителю. И после Христа Он пошлет, наконец, свидетельствующего о воскресшем и прославившемся Господе посредством Духа, и это наряду с его присутствием и смирением среди людей.

    Соответственно, видение Иезекииля связано с чаяниями израильтян, которые осуществятся, когда они будут восстановлены в своей земле; оно показывает им, насколько полно завершится дело Его в последние дни, несмотря на то (даже на их прошлые грехи), что Бог будет обитать в новом и подходящем для него святилище, и никогда больше не оставит его, тем более, когда время перейдет в вечность и откроются новые небеса и новая земля в полном смысле этого слова.

    Иезекииль 40:5-49. Обычно различают следующие четыре основных отклонения от истины, типичные для толкователей данного отрывка Писания:


    «Поступает по заповедям Моим и соблюдает постановления Мои искренно: то он праведник,
    он непременно будет жив, говорит Господь Бог» (Иез.18:9)

    1) историко-литературное, принятое Виллапандом, Гроциусом и др., которые считают эти главы (40 - 48) прозаическим повествованием, целью которого является увековечивание в памяти храма Соломона;

    2) историко-идеологическое направление, свойственное Эйххорну, Дате и прочим, которые представляют описанное в этих главах смутным сообщением о грядущих благах;

    3) иудейская теория Лайтфута и др., которые допускают, что эта идея была действительно усвоена вернувшимся из плена остатком;

    4) христианская, или аллегорическая, гипотеза, принадлежащая Лютеру и другим реформаторам, и усовершенствованная Коккеем, которую поддерживают многие даже в наше время, пытаясь обнаружить в данном отрывке систему символов, свидетельствующих о грядущих благах, уготовленных для собрания.

    Но все они упускают из виду пятое, и, я не сомневаюсь, единственно верное толкование, которое позволяет увидеть в этих главах соответствующий всему пророчеству вывод, в особенности связанный с предшествующими главами, предсказывающими полное преобразование Израиля в последние дни, когда израильтяне, обратившись к Богу, обретут все обещанное им на своей земле, и уже навсегда, и «слава Господня» будет среди них. Это единственно верное мессианское осуществление видения Иезекииля, которое следует воспринимать в его прямом и грамматически оправданном значении, буквальном, символическом или переносном смысле в зависимости от контекста каждого отрывка.

    Поэтому в видении, которое следует в рассматриваемой нами главе, дается в основном описание размеров храма, его дворов и ворот, hieron (как в 41-ой главе naos или oikos), притвор которых описан в предыдущей главе и далее описывается в 42-ой главе которую можно считать заключением первой части описания и которая явно отвергает всякое представление о том, что есть или может быть хоть какое-то реальное сходство между храмом в пророческом видении Иезекииля и каким-либо уже воздвигнутым храмом.

    «Вне храма стена со всех сторон его» (гл. 40, 5) остается неизмеренной до конца 42-ой главы; только там сказано, что эта стена - длиной в 500 тростей и в 500 тростей шириной, что подчеркивает точность измерений и исключает возможность гиперболизации, если не посягать на авторитет пророка и Писания в целом; иными словами, окрестности храма должны составлять значительно большую территорию, чем занимал тогда сам город.

    Как это может быть, мы узнаем, когда будем рассматривать соответствующий отрывок. Здесь же достаточно будет заметить, что в действительности храм, который имел в виду пророк Иезекииль, будет воздвигнут в грядущем, о чем свидетельствуют его окрестности. Кое-кто может принять это также и за древнюю скинию, символизирующую то небесное, что существует ныне во Христе.

    Однако здесь предсказано именно то, что должно осуществиться только для израильтян на их земле, когда само собрание изменится с пришествием Христа и будет править вместе с ним землею. Поэтому не останется места для христианского, или аллегорического толкования, будто прошлое положение иудеев навсегда утрачено и, более того, невозможно; и этот неясный идеал мы можем отклонить как мало чем отличающийся от неверия. Что касается отношения учеников к пророкам, то они, как в прошлом, так и теперь, были несмысленны и медлительны сердцем, чтобы поверить пророчествам.

    Правильно и единственно разумно будет отнести увиденное пророком в этом видении к грядущему. В то же время, утверждая, что все свидетельствует в пользу будущего храма, который будет, воздвигнут во времена правления в Израиле Мессии и заключения нового завета, можно получить немало уроков истины и правды, которые таят в себе постройки храма, обряды и тот общий порядок, о которых говорится здесь, что никак не соответствует великолепным фантазиям Джона Буньяна, а тем более смешиванию им всех храмов, упомянутых в Писании: храма Соломона, Зоровавеля, Ирода и этого, описанного в видении Иезекииля, однако нам следует быть бдительными в отношении подобных утверждений, чтобы не допустить искажения святого Слова Бога, и я уверен, что лучше сдержаться, чем так оскорбить Писание.

    В данной главе, по-видимому, не так много деталей, на которых следует подробно остановиться. Отметим только, что в первом разделе (ст. 6-16) сказано об измерении восточных ворот, порога ворот, их столбов, притвора внутри и снаружи, комнат храма по обе стороны ворот, ширины отверстия ворот, длины ворот и высоты столбов тростью как мерой, которая составляет шесть локтей, считая каждый локоть в локоть с ладонью.

    Во втором отрывке (ст. 17-23), где речь идет о внешнем дворе храма, говорится об измерении ворот, обращенных к северу, их комнат, столбов, выступов и ступеней и расстояния между воротами внутреннего двора, расположенными против северных и восточных ворот. В третьем отрывке данной главы (ст. 24-27) говорится об измерении южных ворот со всеми их принадлежностями, как и прежде, а также расстояния между южными воротами, ведущими во внутренний двор храма.

    Эти ворота измерены затем подобным же образом (ст. 28-31), а также восточные ворота того же двора, и северные (ст. 35-37). Далее, в стихах 38-43, описываются комнаты со входом в них у столбов ворот и восемь столов из тесаных камней для закалывания на них жертв всесожжения и прочих жертв, по четыре стола было с каждой стороны;

    Далее (ст. 44-47) описываются комнаты для певцов снаружи внутренних ворот; одна из этих комнат обращена лицом к югу и предназначена «для священников, бодрствующих на страже храма»; другая - лицом к северу «для священников, бодрствующих на страже жертвенника» (сам двор был длиной в сто локтей и шириной в сто локтей, площадью 100 кв. локтей, а перед храмом стоял жертвенник). В конце главы говорится об измерении притвора храма вместе с воротами, о его ширине и длине (ст. 48, 49).

    Заметим также, что сыны Садока избраны будут для служения храму. Они имели обет того вечного священнослужения, которое было вверено роду Аарона. То, что было обеспечено навеки Финеесу, сыну Елеазара, в назначенный час перейдет к Садоку, который во время царствования Соломона оттеснил Иорама по суду Бога.

    У. Келли



    «И узнают народы, что Я Господь, освящающий Израиля, когда святилище
    Мое будет среди них во веки» (Иез.37:28)


    «В двадцать пятом году по переселении нашем, в начале года, в десятый день месяца, в четырнадцатом году по разрушении города, в тот самый день была на мне рука Господа, и Он повел меня туда.

    В видениях Божиих привел Он меня в землю Израилеву и поставил меня на весьма высокой горе, и на ней, с южной стороны, были как бы городские здания; и привел меня туда. И вот муж, которого вид как бы вид блестящей меди, и льняная вервь в руке его и трость измерения, и стоял он у ворот. И сказал мне этот муж: `сын человеческий! смотри глазами твоими и слушай ушами твоими, и прилагай сердце твое ко всему, что я буду показывать тебе, ибо ты для того и приведен сюда, чтоб я показал тебе это; все, что увидишь, возвести дому Израилеву'.

    И вот, вне храма стена со всех сторон его, и в руке того мужа трость измерения в шесть локтей, считая каждый локоть в локоть с ладонью; и намерил он в этом здании одну трость толщины и одну трость вышины. Потом пошел к воротам, обращенным лицом к востоку, и взошел по ступеням их, и нашел меры в одном пороге ворот одну трость ширины и в другом пороге одну трость ширины.

    И в каждой боковой комнате одна трость длины и одна трость ширины, а между комнатами пять локтей, и в пороге ворот у притвора ворот внутри одна же трость. И смерил он в притворе ворот внутри одну трость, а в притворе у ворот намерил восемь локтей и два локтя в столбах. Этот притвор у ворот со стороны храма.

    Боковых комнат у восточных ворот три - с одной стороны и три - с другой; одна мера во всех трех и одна мера в столбах с той и другой стороны. Ширины в отверстии ворот он намерил десять локтей, а длины ворот тринадцать локтей. А перед комнатами выступ в один локоть, и в один же локоть с другой стороны выступ; эти комнаты с одной стороны имели шесть локтей и шесть же локтей с другой стороны.

    Потом намерил он в воротах от крыши одной комнаты до крыши другой двадцать пять локтей ширины; дверь была против двери. А в столбах он насчитал шестьдесят локтей, в каждом столбе около двора и у ворот, и от передней стороны входа в ворота до передней стороны внутренних ворот пятьдесят локтей.

    Решетчатые окна были и в боковых комнатах и в столбах их, внутрь ворот кругом, также и в притворах окна были кругом на внутреннюю сторону, и на столбах - пальмы. И привел он меня на внешний двор, и вот там комнаты, и каменный помост кругом двора был сделан; тридцать комнат на том помосте.

    И помост этот был по бокам ворот, соответственно длине ворот; этот помост был ниже. И намерил он в ширину от нижних ворот до внешнего края внутреннего двора сто локтей, к востоку и к северу. Он измерил также длину и ширину ворот внешнего двора, обращенных лицом к северу, и боковые комнаты при них, три с одной стороны и три с другой; и столбы их, и выступы их были такой же меры, как у прежних ворот: длина их пятьдесят локтей, а ширина двадцать пять локтей.

    И окна их, и выступы их, и пальмы их - той же меры, как у ворот, обращенных лицом к востоку; и входят к ним семью ступенями, и перед ними выступы. И во внутренний двор есть ворота против ворот северных и восточных; и намерил он от ворот до ворот сто локтей. И повел меня на юг, и вот там ворота южные; и намерил он в столбах и выступах такую же меру.

    И окна в них и в преддвериях их такие же, как те окна: длина пятьдесят локтей, а ширины двадцать пять локтей. Подъем к ним - в семь ступеней, и преддверия перед ними; и пальмовые украшения - одно с той стороны и одно с другой на столбах их. И во внутренний двор были южные ворота; и намерил он от ворот до ворот южных сто локтей.

    И привел он меня через южные ворота во внутренний двор; и намерил в южных воротах ту же меру. И боковые комнаты их, и столбы их, и притворы их - той же меры, и окна в них в притворах их были кругом; всего в длину пятьдесят локтей, а в ширину двадцать пять локтей. Притворы были кругом длиною в двадцать пять локтей, а шириною в пять локтей.

    И притворы были у них на внешний двор, и пальмы были на столбах их; подъем к ним - в восемь ступеней. И повел меня восточными воротами на внутренний двор; и намерил в этих воротах ту же меру. И боковые комнаты их, и столбы их, и притворы их были той же меры; и окна в них и притворах их были кругом; длина пятьдесят локтей, а ширина двадцать пять локтей.

    Притворы у них были на внешний двор, и пальмы на столбах их с той и другой стороны; подъем к ним - в восемь ступеней. Потом привел меня к северным воротам, и намерил в них ту же меру. Боковые комнаты при них, столбы их и притворы их, и окна в них были кругом; всего в длину пятьдесят локтей, и в ширину двадцать пять локтей.

    Притворы у них были на внешний двор, и пальмы на столбах их с той и с другой стороны; подъем к ним - в восемь ступеней. Была также комната, со входом в нее, у столбов ворот: там омывают жертвы всесожжения. А в притворе у ворот два стола с одной стороны и два с другой стороны, чтобы заколать на них жертвы всесожжения и жертвы за грех и жертвы за преступление.

    И у наружного бока при входе в отверстие северных ворот были два стола, и у другого бока, подле притвора у ворот, два стола. Четыре стола с одной стороны и четыре стола с другой стороны, по бокам ворот: всего восемь столов, на которых заколают жертвы. И четыре стола для приготовления всесожжения были из тесаных камней, длиною в полтора локтя, и шириною в полтора локтя, а вышиною в один локоть; на них кладут орудия для заклания жертвы всесожжения и других жертв.

    И крюки в одну ладонь приделаны были к стенам здания кругом, а на столах клали жертвенное мясо. Снаружи внутренних ворот были комнаты для певцов; на внутреннем дворе, сбоку северных ворот, одна обращена лицом к югу, а другая, сбоку южных ворот, обращена лицом к северу.


    «И устрою их, и размножу их, и поставлю среди них святилище Мое на веки. И будет у них
    жилище Мое, и буду их Богом, а они будут Моим народом» (Иез.37:26-27)

    И сказал он мне: `эта комната, которая лицом к югу, для священников, бодрствующих на страже храма; а комната, которая лицом к северу, для священников, бодрствующих на страже жертвенника: это сыны Садока, которые одни из сынов Левия приближаются к Господу, чтобы служить Ему'. И намерил он во дворе сто локтей длины и сто локтей ширины: он был четыреугольный; а перед храмом стоял жертвенник.

    И привел он меня к притвору храма, и намерил в столбах притвора пять локтей с одной стороны и пять локтей с другой; а в воротах три локтя ширины с одной стороны и три локтя с другой. Длина притвора - в двадцать локтей, а ширина - в одиннадцать локтей, и всходят в него по десяти ступеням; и были подпоры у столбов, одна с одной стороны, а другая с другой» (Иез.40:1-49).


    1 ... 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 ... 48            

















    Категория: ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ | Добавил: admin (23.09.2016)
    Просмотров: 323 | Рейтинг: 5.0/2