Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Поэзия вагантов - Встал Господь возмездия! Грозен меч разительный!

    Поэзия вагантов 


    Стих о татарском нашествии

    «Встал Господь возмездия ныне на пороге,
    Грозен меч разительный, грозно трубят роги, -
    Да обрящет праведный утешенье в Боге,
    Да оплачут грешники прегрешенья многи.

    В справедливой ярости род людской карая,
    Дланью наказующей судьбы размеряя,
    Страшный Тартар он разверз от края до края,
    Тартара копытами грешных попирая.



    «Это безводные источники, облака и мглы, гонимые бурею: им приготовлен мрак вечной тьмы» (2Пет.2:17)


    В мировых окраинах просвистев осою,
    Саранча надвинулась черной полосою,
    Выкосила пастбища смертною косою,
    Жалами язвящими изготовясь к бою.

    Тартара с татарами,
    Разимые ударами,
    Стонем мы от оного
    Воинства Плутонова!

    Царства опрокинуты, вытоптаны грады,
    Под кривыми саблями падают отряды,
    Старому и малому не найти пощады,
    В Божиих обителях гибнут Божьи чада.

    Через Русию, Венгрию, Паннонию,
    Сквозь Туркию, Аварию, Полонию,
    Сквозь Грузию, сквозь Мидию, Персиду
    Легла дорога горя и обиды.

    Дальний свет и ближний свет кровию облиты,
    Женщины и отроки мучимы и биты,
    Реки полноводные нынче не защита -
    Для плывущих на мехах все пути открыты!

    Коцита воды слезные
    И Стикса пламя грозное
    Дохнули эфиопами,
    Проклятыми циклопами!

    Тьмой Тартара изрыгнуты,
    Геенною воздвигнуты,
    Свирепствовать подвигнуты,
    И мы от них настигнуты!

    Племя Тартара, татары,
    Зверский род кровавой кары,
    Словно волки и гиены,
    Коих манит запах тлена!

    Снедь - не жарена, не варена;
    Реки - пойло для татарина;
    Вместо хмеля - сласть им пущая
    Кровь, из жил живущих бьющая.

    Племя кровожадное,
    Громадное и гладное,
    В коварствах беззаконное,
    В набегах не обгонное!

    Орда многотабунная конями знаменита,
    В них ратная и мирная опора и защита.
    Они в сраженье, ратуя, недругов сражают,
    На них в сраженье взятые пожитки нагружают.

    С кремневыми копытами,
    Подковами подбитыми,
    Кореньями питаются,
    Со стойлами не знаются!



    «Глаза у них исполнены любострастия и непрестанного греха; они прельщают неутвержденные
    души; сердце их приучено к любостяжанию: это сыны проклятия» (2Пет.2:14)


    Лук натянет, рот оскалит,
    Дальним выстрелом ужалит,
    Трижды важного умалит,
    Трижды стойкого повалит!

    От стрелы его проклятой
    Не спасут ни щит, ни латы;
    Дик, неистов люд косматый,
    Как бежать от супостата?

    Их копья - просмоленные,
    Огнем воспламененные,
    Их стрелы пролетают вдаль,
    Их стрелы пробивают сталь,

    Их стрелы бьют, а наши нет,
    И недруг, лют, за нами вслед,
    Как барс на жертву, прядает,
    Дождем каленым падает!

    Женщины с мужчинами
    С оружьями едиными
    Мчатся, скачут, ратуют, метят и пронзают,
    Хищными волчицами грабят и терзают!
    Сразишь копьем татарина - стрелой в тебя уметит.
    Помилуешь, пожалуешь, - изменою ответит.
    Рубаха толстокожаная -
    Защита им надежная,
    Ни меч не поразит ее,
    Ни дротик не пронзит ее.
    К граду подступается, хитростью вникает,
    С яростью врывается и смертей алкает!

    Могуч коварной выучкой, пред городом предстанет,
    С таранами подступится, с валов окружных грянет,
    И будет меч под корень сечь: разящий не устанет,
    Ни здешнего, ни прошлого пощадой не поманит.

    Сохраняют избранных - тех, кто храбро бьется,
    Небрегут с презрением теми, кто сдается.
    О пощаде вскрикнувший кровью обольется;
    Дева, изнасилована, жить не остается.

    Бойцу, борцу, десятнику, пентарху,
    Вождю, вельможе, князю, хилиарху,
    Отряду, строю, полчищу, экзарху
    Нестись, разить, молчать; царить - монарху.

    Пролетит и скроется рать передовая,
    Устрашая саблями, но не задевая,
    А на ободрившихся мчится рать вторая,
    И тогда-то нет резне ни конца, ни края.

    Летит орда ревущая,
    И гнущая, и мнущая,
    Как туча, град несущая,
    Как буря, в берег бьющая,
    Летит с горы в долину,
    Разливом чрез плотину;
    Как тигров стая сущая,
    Рычащая, грызущая,
    Плоть рвущая, кровь льющая
    Рекой, рекой невинной
    В свирепости звериной,
    Бесчинной, беспричинной;



    «Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться
    назад от преданной им святой заповеди» (2Пет.2:21)


    Объята злобой пущею,
    Гнетущею, не чтущею
    Ни молодость цветущую,
    Ни старости седины, -
    Летит на нас лавиной
    И губит в миг единый.

    Увидев в небе молнию, пускают в небо стрелы;
    Услышав гром грохочущий, грохочут в бубны смело, -
    Затем что мнят: от веку так размерены уделы:
    Земные - им, а Господу - небесные пределы.
    Татары ходят ордами на бронь орда с ордою,
    Поля межуют пламенем и буйствами разбоя.


    Закона им неведомо суждение святое:
    Схизматики, отступники, берут добычу с бою.
    Чудище рогатое в мир дохнуло смутою;
    Миролюбцы глупые гибнут смертью лютою;
    Дьявол миром властвует, сетью смертных путая,
    И волна стигийская ждет их, скорбно вздутая.

    Чтоб от ярости Господней,
    Чтоб от зева преисподней
    Нам избавиться сегодня, -
    Вознесем наш дух восходней
    К Господу Спасителю,
    Милости гласителю,
    Света источителю,
    Всех грехов целителю!»



    Пилигрим и набожная дама

    «Однажды, к местам направляясь святым,
    С котомкой по городу шел пилигрим
    И жалобно пел, становясь у порога:
    «Подайте, подайте, коль верите в Бога!»

    Вот глянула некая дама в окно:
    «Дружок, отказать в твовей просьбе грешно,
    Да муж мой, что держит меня в мышеловке,
    Уехал и запер шкафы и кладовки.

    Но ты не горюй - заходи поскорей.
    На мягкой постели, в каморке моей
    Найдешь подаянье особого рода,
    Которым меня наделила природа».

    Вошли они в спальню - и дверь на засов.
    Вдвоем до шести пролежали часов.
    Вот шепчет она: «Подымайся с постели!
    Ты слышишь? На улице пташки запели».

    И только ворота открыл пилигрим,
    Как видит: хозяин стоит перед ним.
    «Господь да пошлет тебе вечное благо!» -
    Крестясь на ходу, произносит бродяга.

    «Эй, женка! Поклясться могу головой -
    Ты хлеба дала ему из кладовой!»
    «Да нет, пустячком я его наградила,
    Которым мамаша меня наделила».


    «И наполнилась земля его серебром и золотом, и нет числа сокровищам его; и наполнилась земля
    его конями, и нет числа колесницам его; и наполнилась земля его идолами» (Ис.2:7-8)


    «Ну что ж. Так учил нас Господь поступать.
    Но в дом посторонних опасно пускать.
    Свои подаянья, невинная крошка,
    Ты впредь на шесте подавай им в окошко».

    «Супруг! Разговор мне не нравится твой.
    Ведь это ж - блаженный, ведь это ж - святой.
    И небо, раскрыв золотые ворота,
    Воздаст нам сторицей за наши щедроты!»






























    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (03.07.2016)
    Просмотров: 275 | Рейтинг: 5.0/1