Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [9]
БОЖЬИ ПРОРОКИ В РОССИИ [15]
ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ [86]
ПИСАТЕЛИ ПРОРОКИ [7]
ПРОРОЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ [71]
ИНОСТРАННЫЕ ПРОРОЧЕСТВА [20]
ИСКАЖЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ [10]
ВЫСКАЗЫВАНИЯ О РЕВОЛЮЦИИ [78]
СООРУЖЕНИЕ ЦЕРКВЕЙ В СССР [30]
БОЖЬИ ПАСТЫРЯ В СССР [50]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 3. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ

    Пророчества митрополита Евлогия (Георгиевского)
    Митрополит Евлогий (Георгиевский)

      

    (родился 10 апреля 1868 году в Тульской губернии — умер  8 августа 1946 году в Париже). Митрополит Евлогий, один из немногих, кто остался в юрисдикции митрополита Сергия (Страгородского). Наряду с епископом Вениамином (Федченковым) согласился признать лояльность в отношении государственного устройства всего рабоче-крестьянского советского народа.

    «Тяжёлые впечатления раннего моего детства заставили меня еще ребенком почувствовать, что такое социальная неправда. Впоследствии я понял, откуда в семинариях революционная настроенность молодежи: она развивалась из ощущений социальной несправедливости, воспринятых в детстве. Забитость, униженное положение отцов сказывалось бунтарским протестом в детях. Общение с народом привело меня с детских лет к сознанию, что интересы его и наши связаны».

    «Чудный дар свободы наша русская церковь не сберегла и попала под влияние государства. Политика вошла в церковь и значительно угасила горение духа, связала, сковала свободу ее жизни, и церковь, подчиненная государству, стала терять в народе авторитет... Оно (государство) оказывало мощную материальную поддержку, но церкви за нее приходилось дорого, слишком дорого расплачиваться: оно брало от церкви больше, чем само ей давало, давало блага тленные, материальные, и заставляло поступаться тем, чем поступаться нельзя...».

    «Или великое смирение крестьян – христиан давало народу такую огромную силу терпеть всё? Или глубокая идея о суетности и скоротечности этой временной жизни давала ему мудрость философа, народа-богоносца… Или он чуял, что корни несчастий и скорбей находятся где-то глубже и неустранимы? Или просто, при своем хорошем сердце и сносной жизни он удовлетворялся малым своим счастьем, не зная другого лучшего, а если и видел его у господ, то не завидовал им. И я не тому дивлюсь, что бывали восстания крестьян, а нужно удивляться тому, что их было все же очень мало».


    «Дети «податного сословия»… не имели права учиться в средних и высших школах. И нам для этого нужно было отписаться от крестьянства: «народ должен был дать»  на это согласие».

    «Вся … Русь была, в сущности, сплошным монастырем, только в миру, с семьей. Тут много правды. Например, посты соблюдались строго, жизнь была в общем молельная, в грехах каялись, «послушание» – крепостное, а потом и на «воле», - несли: трудились до поту, жили бедно, терпели лишения, не роптали, смирялись…  Разве это не скит?»

    «Толстой у нас (в семинарии) считался запрещенным для чтения, равно как и Достоевский… Читали Белинского, Писарева, Добролюбова, Чернышевского, Горького, Андреева, Бокля, Тимирязева…».

    «В Екатеринославе, например, власть переменялась последовательно восемнадцать раз! И народ все же остановился на большевистской партии как своей. В России говорили тогда: плоха власть, да наша.

    А власть эта не только гладила народ по головке всякими обещаниями и науками, а вскоре взяла его в ежовые рукавицы и переработку. Часто обвиняют большевиков в терроризме. Но в этом не только их сила, но и государственная правда. Только настоящая власть без страха употребляет, где нужно силу, до смертной казни включительно. И народ, несмотря на это - а я скажу, наоборот, именно поэтому! - еще решительнее прислонился к советской власти».

    «Так объясняю я себе победу большевиков: их принял (или, что одно и то же, выбрал среди других) народ сознательно, по своей воле…».

    «Патриаршее послание об анафеме (советской власти) немало причинило вреда и потом: во всех белых армиях и в эмиграции его печатали, перепечатывали и распространяли как средство политической пропаганды против советской власти…».

    «Неужели христианство стоит за этих сытых людей, а не за бедняков? Нет и нет! Это какая-то ошибка, что будто церковь должна защищать интересы собственников вообще, а богачей в частности!»

    «Мы из монастыря увидели мчащийся по пенистым волнам миноносец «с белыми властями»… как на ангела смотрели и мы, и многие. Но недолго: разочарование наступило быстро. И белые стали жестоко расправляться с противниками».

    «Белые армии все катились и катились вниз. Авторитет генерала Деникина пал: в его «звезду»  перестали верить… А к весне он решил уйти. Написал Манифест, что порвалось доверие между ним и армией. Велел старшим генералам избрать нового главнокомандующего, а сам уехал за границу».

    «Белый офицер: Да, мы тоже разбойники, как и те, но только мы висим на правом кресте от Христа, и можем раскаяться, а они – левые хульники, непокаянные».

    «Боже! Мы еще до сих пор не понимаем, что ведь вся сила в народе: будет он с нами, и мы спасемся, не будет, мы без него – нули…».

    «Правильную позицию приняла вся наша родина и вся наша церковь: признала советскую власть».

    «Если мы веруем, что над всем есть Промысел Божий, если мы повторяем евангельское слово: «и волос с головы не падет без воли Божией», так неужели такое колоссальное событие, как революция, случилась без этой воли? Недопустима даже самая мысль об этом…».




      















    Категория: ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ | Добавил: admin (23.08.2013)
    Просмотров: 471 | Рейтинг: 5.0/2