Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [9]
БОЖЬИ ПРОРОКИ В РОССИИ [15]
ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ [86]
ПИСАТЕЛИ ПРОРОКИ [7]
ПРОРОЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ [71]
ИНОСТРАННЫЕ ПРОРОЧЕСТВА [20]
ИСКАЖЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ [10]
ВЫСКАЗЫВАНИЯ О РЕВОЛЮЦИИ [78]
СООРУЖЕНИЕ ЦЕРКВЕЙ В СССР [30]
БОЖЬИ ПАСТЫРЯ В СССР [50]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 3. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ

    Пророчества Николая Бердяева. 2 часть

    «Великий соблазн и заключается в отожествлении христианства с каким бы то ни было царством кесаря, т. е. в порабощении бесконечного конечному».

    «И потому русская революция является огромной, не оцененной еще по глубине своих последствий катастрофой в православной церкви, внутренним, а не только внешним переворотом... Не случайно в царствование Павла I вкралось в наши основные законы наименование царя главой Церкви».


    «Россия – самая националистическая страна в мире, страна невиданных эксцессов
    национализма, угнетения подвластных национальностей русификацией»

    «Но когда царство кесаря признается священным царством, когда в нем видят отображение Царства Божьего на земле, тогда стремление к единству и целостности в жизни церкви толкает на путь признания единого видимого главы. Цезарепапизм есть последний предел константиновской эпохи в христианстве».

    «Революция не есть событие внешнее для каждого из нас и для всего христианского мира, а есть внутреннее духовное событие, духовная болезнь в христианском человечестве, в христианском народе».

    «Как и всякий организм, Церковь может переживать кризис, может болеть, может возрождаться и развиваться. Болеет и переживает кризис в Церкви не Бог, не божественная истина Церкви, а человечество».

    «В жизни нет ничего случайного и совершенно внешнего. Все имеет смысл, все что-то значит, т. е. является знаком из иного мира. Религиозно пережить какое-либо событие значит пережить его внутренний смысл, понять его изнутри, из глубины духовного опыта, пережить его как свою судьбу, как ниспосланное Промыслом Божиим.

    Если так нужно переживать события личной жизни, то тем более нужно так переживать события жизни исторической. С Россией произошла страшная историческая катастрофа. И весь мир находится в небывалом кризисе. Мы живем среди обломков обществ и государств новой истории. Все пришло в состояние неустойчивости и хаотических движений».

    «Россия – самая националистическая страна в мире, страна невиданных эксцессов национализма, угнетения подвластных национальностей русификацией, страна национального бахвальства, страна, в которой всё национализировано, вплоть до вселенской Церкви Христовой, страна, почитающая себя единственно призванной и отвергающая всю Европу как гниль и исчадие ада, обреченное на гибель». Как не тяжело осознавать это, в период Божьего суда, именно вот у кого учились германские воины в избрании, впоследствии обратившие весь националистический гнев русских народов против них же самих (Иез.9:10, Матф.7:2). 

    Бердяев указывает на то, что свойственное российскому обществу чувство националистической и мнимой религиозной избранностью, сопровождающейся «пессимистическим чувством русских грехов и русской тьмы, иногда сознанием, что Россия летит в бездну».

    Предостерегал верующих об ожидании ими предтечи антихриста, который и явился в виде православного божьего помазанника - А.Гитлера: «Православные все ждут «кесаря», который будет их защищать, и будет им покровительствовать, истребляя мечом их врагов. Это ожидание губит православие. Ждут «кесаря» не во имя царства Божьего, а во имя царства Кесаря, которому давно поклонились вместо Бога.

    Пусть успокоятся, желанный «кесарь» может явиться, если христианские духовные силы не будут этому противиться, но он будет предшественником антихриста. Тогда пожалеют о свободолюбивых демократиях. Ложное, рабье учение о грехе, ложное понимание смиренья и послушанья и приведут к окончательному царству зла, к торжеству антихристова духа в мире».

    Николай Бердяев записал о Победоносцеве статью «Нигилизм на религиозной почве»: «Победоносцев вызывал к себе жгучую ненависть, он был надеждой темных сил, долгие, тяжкие годы был он кошмаром русской жизни. Но, когда читаешь его, ненависть слабеет: звучат у него такие искренние ноты, искреннее смирение перед высшим, любовь к народному, романтическая привязанность к старому быту…

    Какая основная черта Победоносцева, его умопостигаемый характер? — Неверие в силу добра, неверие чудовищное, разделяемое русской официальной Церковью.

    …Победоносцев был религиозный человек, он молился своему Богу, спасал свою душу, но к жизни, к человечеству, к мировому процессу у него было безрелигиозное, атеистическое отношение; он не видел ничего божественного в жизни, никакого отблеска Божества в человеке: лишь страшная, зияющая бездна пустоты открывалась для него в мире, мир не был для него твореньем Божьим, он никогда не ощущал божественной мировой души.

    Этот призрачный, мертвенный старик жил под гипнозом силы зла, верил в зло, а в Добро не верил… Он — из числа загипнотизированных грехопадением, закрывшим бытие, отрезавшим от тайны Божьего творения..; добро, божественное не имеет объективной силы, на нем нельзя строить жизнь, с силой добра нельзя связывать никаких исторических перспектив».


    «Русский человек либо свинья, либо уж сразу святой, а быть простым
    законопослушным гражданином ему скучно» (Н.Бердяев)

    «Государственный абсолютизм есть учение православия о том, как устроить землю, как задержать победный ход зла в мире. Русский абсолютизм называют теократическим, но очень неточно: освященный православием абсолютизм есть результат неверия православной Церкви в возможность теократии на земле, Царство Бога и правды Божией на земле. Так как Божья правда не для земли, а для неба, то на земле пусть насилием удерживает человечество от зла государственная власть, — вот суть православного учения об абсолютной монархии.

    …Победоносцев — трагический тип, это один из тех, в которых христианство убило Христа, для которых Церковь закрыла Бога. Христос сделал Бога бесконечно близким человеку, усыновил человека Отцу Небесному; дух Победоносцева делает Бога бесконечно далеким человеку, превращает сына в раба».

    «Почему Победоносцев, скептик во всем, так верит в государство, в его добрую природу? Только государственная власть казалась Победоносцеву хорошей и доброй, единственной светлой точкой на земле, тут скепсис его прекращается. Это понятно.

    …Это все та же теория и практика Великого инквизитора, не верившего в человечество, спасавшего его с презрением и насильственно. Атеистический дух инквизитора движет Победоносцевым, он, подобно этому страшному старику, отвергает свободу совести.., отстаивает религиозный утилитаризм…

    Повторяю, я не сомневаюсь, что Победоносцев был лично религиозный человек, что душа его питалась культом и таинствами православной Церкви, но для мира и человечества в нем ничего религиозного не было, одна пустота, заполненная призраком государственной власти».

    Вот что говорит Бердяев о падении монархии в России, и кто способствовал осуществлении революции:  «… самодержавная монархия не столько была свергнута, сколько разложилась и сама пала».

    «Цepкoвь пoтepялa  pyкoвoдящyю poль в нapoднoй жизни. Пoдчинeннoe пoлoжeниe цepкви в oтнoшeнии к мoнapxичecкoмy гocyдapcтвy, yтepя coбopнoгo дyxa, низкий кyльтypный ypoвeнь дyxoвeнcтвa — вce этo имeлo poкoвoe значение. He былo opгaнизyющeй, дyxoвнoй cилы. Xpиcтиaнcтвo в Poccии пepeживaлo глyбoкйй кpизиc. Poкoвoй фигypoй для cyдьбы Poccии был Распутин».

    «Moнapxия в пpoшлoм игpaлa и пoлoжитeльнyю poль в pyccкoй иcтopии, oнa имeлa зacлyги. Ho этa poль былa дaвнo изжитa. Peлигиoзнo oбocнoвaннaя pyccкaя мoнapxия былa ocyждeнa cвышe, ocyждeнa Бoгoм и пpeжде вceгo зa нacилиe нaд цepкoвью и peлигиoзнoй жизнью нaрoда, зa aнтиxpиcтиaнcкyю идeю цeзapoпaпизмa, зa лoжнyю cвязь цepкви c мoнapxиeй, зa вpaждy к пpocвeщeнию. Этo же былo и ocyждeниeм цepкви в ee иcтopичecкoй cтopoнe».

    «Русская культура была по преимуществу дворянской. Она кончилась. Дворянство низвергнуто. И оно само много сделало для своего падения. Оно выродилось и потеряло сознание своего призвания. Дворянский стиль культуры, который господствовал и в недворянских слоях, в буржуазии и интеллигенции, заменился стилем солдатско-мужицко-про-летарским. В этом стиле управлять страной может только советская власть, враждебная высшей культуре, объявившая войну всем качествам во имя количеств, грубая и жестокая в своих приемах».

    До революции подчёркивал роль империалистической войны в деле свершения неизбежности революции: «Наша любовь к русской земле, многострадальной и жертвенной, превышает все эпохи, все отношения и все идеологические построения. Душа России - не буржуазная душа, - душа, не склоняющаяся перед золотым тельцом, и уже за одно это можно любить ее бесконечно. Россия дорога и любима в самых своих чудовищных противоречиях, в загадочной в своей антиномичности, в своей таинственной стихийности. Это все почувствовали, когда началась война».

    «По личному своему опыту каждый человек знает, что боязливая и размягчающая отсрочка некоторых страданий и жертв ведет лишь к тому, что в будущем эти страдания и жертвы делаются еще большими».

    «Великой России уже нет, и нет стоявших перед ней мировых задач, которые я старался по-своему осмыслить. Война внутренно разложилась и потеряла свой смысл. Все переходит в совершенно иное измерение. Те оценки, которые я применял в своих опытах, я считаю внутренно верными, но неприменимыми уже к современным событиям».

    «Русский народ не выдержал великого испытания войны. Он потерял свою идею. Но испытания этого может не выдержать и вся Европа. И тогда может наступить конец Европы не в том смысле, в каком я писал о нем в одной из статей этой книги, а в более страшном и исключительно отрицательном смысле слова» («Судьба России», 1914-1917).


    «Омертвела, выродилась, превратилась в быт, соблазнилась искушениями и творится в ней
    мерзость запустения, слишком часто напоминает она блудницу» (Н. Бердяев)

    «Человек человеку волк. Жизнь в капиталистическом мире — волчья жизнь. Война обнаружила, что нет никакой общности и соединенности людей, кроме прикованности их друг к другу в казарменной дисциплине. Она обнаружила, как поверхностен был процесс гуманизации и как малочисленны были слои, им действительно захваченные».

    «Всякий старый авторитет власти окончательно уничтожен в современном мире».

    Писал о религиозности самодержавной России: «Омертвела, выродилась, превратилась в быт, соблазнилась искушениями и творится в ней мерзость запустения, слишком часто напоминает она блудницу».

    «Какая-то новая, мирская и свободная религиозность нарождается в мире и не может она уже примириться с рабской и елейной религиозностью старого сознания».

    «Теократия была сознательно символична, социализм же в сознании своем реалистичен. Но и там, и здесь достигаются лишь знаки того совершенного строя, к которому стремятся, лишь симулируют его.

    И старые теократии, западная, папистская, и восточная, императорская, потерпели неудачу и разложились, потому что в них реально не достигалось Царство Божье на земле, а лишь внешне символизировалось, формально ознаменовывалось».

    «Но свобода человеческого духа, соглашающаяся на осуществление Царства Христова на земле, не была в нем принята во внимание. Царство Божье не может быть осуществлено насильно. Искание свободы и толкнуло народы на путь демократии. Человек пошел путем автономного самоопределения, самоопределение перешло в самоутверждение, самоутверждение привело к самоистреблению человека».

    «Почитание святых заслонило богообщение. Святой больше, чем человек, поклоняющийся же святому меньше, чем человек. Где же человек?»

    «Пpaвocлaвнaя церковь cвoдитcя для нeгo иcключитeльнo к внешнeй oбpядoчнocти, к oбpядoвepию и к ocтaткaм cтapыx суеверий».

    «Человек, помешанный на отыскании и обличении ересей, на отлучении и преследовании еретиков, есть человек, давно обличенный и осужденный Христом, хотя он этого не замечает. Патологическая ненависть к ереси есть одержимость «идеей», которая поставлена выше человека…  

    Обличители и гонители ересей как раз и бывали еретиками жизни, еретиками в отношении к живому человеку, к милосердию и любви. Все инквизиторы были еретиками жизни, они были изменниками жизненному догмату о человеке. Кирилл Александрийский был более еретиком жизни, чем обличаемые им еретики. За обличениями еретиков всегда скрыта греховная похоть власти, воля к могуществу».

    «Старые общества были полны священной символики. И это имело огромное значение в воспитании и водительстве христианских народов. Но должен был наступить момент в жизни народов, когда они пожелают перейти от символизма к реализму; к наиреальнейшей жизни».

    «Новый Завет не отменяет Ветхого Завета для ветхого еще человечества».

    Николай Бердяев в своих словах указывает на справедливость противопаразитарной чистки над всем религиозным нечестием, осуществляемыми «безбожными и антихристианскими» большевиками: «И этот катастрофический процесс, зачинающий новую эпоху, не только горестен для Церкви Христовой, но и радостен. Христианство теряет в количестве, но выигрывает в качестве. Торжествует правдивость и искренность, поражена ложь и неискренность.

    В России началось гонение на церковь со стороны безбожного, антихристианского государства, но кончилось порабощение церкви государством, пленение церкви, которое довело ее до состояния, о котором Достоевский сказал, что церковь со времен Петра в параличе. Ложное и дурное покровительство, официальное господствующее положение для церкви страшнее, чем гонения».


    «То, что у святых отцов было некогда подлинной духовной жизнью, стало трупным ядом в современном
    «духовном»  мире, мертвечиной, лицемерным прикрытием отсутствия духовной жизни» (Н. Бердяев)

    «Христианская Церковь окончательно должна перестать полагаться на государственную власть и должна развивать свою собственную энергию изнутри. Внутри Церкви будет слагаться подлинно христианское общение людей, социальное братство во Христе, которого в «христианском государстве» не было».

    «В последние столетия христианская духовность ослабела, христианство, становясь внешним, подверглось влиянию рационализма и нередко обслуживало буржуазные интересы….

    Нельзя уже быть внешним, бытовым христианином, полухристианином, полуязычником. Требования, предъявляемые нашим временем христианской душе, страшно повысились. 

    И происходит качественный подбор. Мечём разделяется подлинное от неподлинного, реальное от иллюзорного, божественное от того, что человек сам создал и выдал за божественное. Само христианство за ряд столетий очень секуляризировалось и должно произойти очищение христианства».

    «Дocтoeвcкoмy пpинaдлeжит cлoвo, чтo pyccкaя цepкoвь в пapaличe».

    1 2 3 4   







     
    Категория: ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ | Добавил: admin (23.08.2013)
    Просмотров: 706 | Рейтинг: 5.0/1