Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
1. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН [25]
2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН [25]
3. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН [25]
4. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН [25]
5. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН [25]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Файлы » 3. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН

    «Николаевская Россия» (Астольф де Кюстин)
    21.09.2013, 20:02

    Российские писатели и поэты оставили немало свидетельств о проявлении тиранического режима самодержавного правления. Однако, пожалуй, значительные исторические сведения были оставлены от иностранного писателя Астольфа де-Кюстин, побывавший в 1839 году в российской империи и опубликовавший для всей Европы материалы о гнетущем положении российского общества. Его книга «Россия в 1839 году» в короткие сроки завоевала широкую популярность в среде европейского общества.

    К середине XIX столетия публиковалась на различных языках, тираж которой достиг около 200 тысяч экземпляров. И соответственно для российского руководства опубликование данной книги вызвало большой шок, показавший народам Европы истинное лицо структуры управления в российской империи. В России эта книга была запрещена, однако, скорее всего, это существенным образом подмочило и без того подмоченную репутацию российского самодержца. Это издание, сыгравшее немалую роль в возмущении европейских народов против существующего положения в российской империи, положившее неоценимый вклад в скорой отмене крепостного рабства.   

    К книге А. Кюстина с должным уважением отнеслись многие российские писатели и поэты. Александр Иванович Герцен утверждал, что издание Кюстина - «самая замечательная и умная книга, написанная о России иностранцем». Ф. Тютчев в 1844 г. записывал: «Книга г. Кюстина служит новым доказательством того умственного бесстыдства и духовного растления (отличительной черты нашего времени, особенно во Франции), благодаря которым дозволяют себе относиться к самым важным и возвышенным вопросам более нервами, чем рассудком; дерзают судить весь мир менее серьезно, чем, бывало, относились к критическому разбору водевиля».

    Престиж российского императора Николая I было основательно утрачено после безжалостного подавления народных бунтов. И в данном случае при приезде в Россию французского аристократа и писателя самодержец рассчитывал поднять свой политический авторитет благодаря писателю Астольфу де Кюстину, которого решил использовать с целью прославления своего имени. 

    Выбор на французского писателя пал не случайно, так как Николай I знал, что маркиз де Кюстин является выходцем из аристократической семьи, и вместе с тем уделявший своё значительное время в путешествии, описывая в заметках положение тех или иных народов. И соответственно эти заметки широко публиковались в прессе, и через которых европейское общество познавало происходящие события в мире. Поэтому маркиз де Кюстин для российского императора Николая I был крайне необходим, чтобы российское правление было представлено в выгодном свете.

    Использовать данную рекламу с целью восстановления своего собственного авторитета.  Как и все остальные предшественники российского трона, Николай I немало беспокоился о своей рекламе, необходимо было пустить новый импульс в общественной среде, чтобы всё мировое обществе с восхищением отнеслось к российскому правлению, склонили свои сердца перед искренним правлением самодержца.

    Пересекая русскую границу, А. Кюстин сразу же обратил своё внимание на неуважительное отношение ко всем нерусским гражданам, что, несомненно, это его оскорбило и это ещё более подтолкнуло его к исследованию русской формы правления.  К нему, как к путешественнику, отнеслись с надменностью, хамством и придирчивостью, безосновательно отобрали документы, книги и остальные вещи.

    Так описывал своё явление в николаевскую Россию: «Русские князья, подобно мне, простому путешественнику, должны были подвергнуться всем формальностям таможенного досмотра, и это равенство положений мне сначала понравилось. Но, прибыв в Петербург, я увидел, что они были свободны через три минуты, тогда как я три часа должен был бороться против всевозможных придирок таможенных церберов. На минуту почудившееся мне отсутствие привилегий на почве, взращенной деспотизмом, также мгновенно исчезло, и это сознание повергло меня в уныние….


    «Повсюду, где есть двор и придворные, царят расчётливость и интриги, но нигде они так явственно не
    выступают, как в России. Российская империя – это огромный театральный зал» (А.Кюстин)

    В результате долгого допроса, которому я подвергся наряду с другими пассажирами, у меня был отнят мой паспорт, взамен чего я должен был расписаться на каком-то бланке, по которому, как мне сказали, я смогу получить свой паспорт в Петербурге. Казалось, что все полицейские формальности были закончены; все пассажиры и чемоданы были уже на другом пароходе, четыре часа мы томились перед Кронштадтом, и все же об отбытии пока ничего не было слышно».

    В 1839 году царская семья с трогательной и лицемерной искренностью приняли к себе маркиза де Кюстина, сам самодержец много раз беседовал с маркизом, стараясь своей тщетной гостеприимством сложить о себе положительное представление. Члены императорской семьи даже выступали в роли экскурсоводов, что, конечно же, данные экскурсии были направлены для сокрытия от писателя все негативные стороны государственной системы.

    Совершив жест «доброй» воли российский император выделил маркизу фельдъегеря для сопровождения и проведения должной экскурсии по городам России. Неудивительно, что приставленный экскурсовод являлся царским шпионом, контролировавший каждый шаг, каждое действие маркиза. Однако маркиз де Кюстин за всю свою жизнь перевидавший немало людей, смог достаточно быстро определить все детали внешнего лицемерного проявления.

    В своих заметках о подобных спланированных театральных действиях членов правительства, приставленные за ним, он записывал: «Император - всегда в своей роли, которую он исполняет, как большой актер. Масок у него много, но нет живого лица, и когда под ними ищешь человека, всегда находишь только императора… 

    Русский двор напоминает театр, в котором актеры заняты исключительно генеральными репетициями. Никто не знает хорошо своей роли, и день спектакля никогда не наступает, потому что директор театра недоволен игрой своих артистов. Актеры и директор бесплодно проводят всю свою жизнь, подготовляя, исправляя и совершенствуя бесконечную общественную комедию, носящую заглавие: «Цивилизация севера».

    Хотя от маркиза пытались сокрыть негативные проявления николаевской России, но это ещё быстрее ему взглянуть за занавес имперского лицемерия, увидеть такую Россию, какой она была в действительности. О чём он записывал в своих трудах: «Столько мельчайших предосторожностей, которые считались здесь, очевидно, необходимыми и которые нигде более не встречались, ясно свидетельствовали о том, что мы вступаем в империю, объятую одним лишь чувством страха, а страх ведь неразрывно связан с печалью». Он сумел быстро уловить, что в российской империи отсутствует свобода во всех своих проявлений, не только среди угнетённого крестьянского общества, это не менее проявляется и среди чиновничьих и религиозных классов.

    Свобода отсутствует во всём, так как каждый человек живёт под контролем своих окружающих, которые с лицемерной любовью общаются с тобою, но вместе с тем за глаза стараются донести на ближнего своего. Ни один человек в российской империи не способен произвольно выражать своё собственное мнение, даже среди своих родных и близких, которые, вопреки родственным связям, обязаны будут донести в ближайший полицейский участок.

    «Чего недостает этой стране повсеместно, — свободы, без которой меркнет свет и отлетает дух жизни». Принимая данную бесчеловечную систему, в которой даже император пребывает в руках бюрократической машины, тогда как те же самые чиновники также не могут ничего поделать без волеизъявления императора. «Россией управляет класс чиновников... и управляет часто наперекор воле монарха... 

    Из недр своих канцелярий эти невидимые деспоты, эти пигмеи-тираны безнаказанно угнетают страну. И, как это ни звучит парадоксально, самодержец всероссийский часто замечает, что он вовсе не так всесилен, как говорят, и с удивлением, в котором он боится сам себе признаться, видит, что власть его имеет предел.

    Этот предел положен ему бюрократией - силой, страшной повсюду, потому что злоупотребление ею именуется любовью к порядку, но особенно страшной в России. Когда видишь, как императорский абсолютизм подменяется бюрократической тиранией, содрогаешься за участь страны».


    «Церковь эта мертва, и вместе с тем русской церкви недостает того же, чего недостает
    этой стране повсеместно, — свободы» (А.Кюстин)

    Как описывает маркиз, что с великим вдохновением направляясь в Россию, и уже на границе существующие порядки привело его в уныние, не оставив в душе ничего от прежних положительных представлений, которых ему приходилось ранее слышать. Пребывая в николаевской России, был поражён существующими порядками на российской земле, что не мог это не отразить в своих публикациях.  «Национальная гордость может быть понятна лишь у свободного народа. Когда же она проявляется в силу рабской лести, она становится нестерпимой… Я невольно спрашивал себя, чем так жестоко провинился человек перед Господом Богом, что 60 миллионов ему подобных обречены на жизнь в России».

    После увиденной гнетущей системы в российской империи маркиз де Кюстин поспешил отправиться к себе во Францию, поделиться всему европейскому обществу о своём пережитом волнении. В течение года он написал свои путёвые заметки о николаевской России. Записав в своих трудах истинную правду увиденного, что, конечно же, для любого здравомыслящего европейского человека, даже из аристократических кругов, незамедлительно привело бы в шок.

    Правдиво описав деспотическое русское царство произвола и насилия со всеми ужасами бюрократического тоталитаризма, отсутствия религиозной свободы и плачевной участи невольных крестьянских масс. Его книга получила широкую популярность в среде иностранного общества, а также среди некоторой части образованных русских лиц, нелегально привозившие данную книгу на французском языке. 

    Неудивительно, что описав правду, такой, какой она в действительности была, точнее после описания того, что пришлось увидеть под тщательным присмотром царских шпионов, что, конечно же, эти заметки привели российского самодержца Николая I  в неописуемый гнев и ужас. Вместо хвалебной оды, как рассчитывал самодержец, Николай I получил от европейца опубликование действительной правды о системе своего государства.

    Российская цензура быстро приняла во внимание пагубность данной книги, запретившая распространение и хранение публицистических произведений  Астольф де Кюстин. Лишь после Первой революции удалось В.В.Нечаеву издать в России краткий пересказ текстов маркиза де Кюстина. Характерно, что виденное маркизом происшедшие события, давая оценку происходящему, вместе с тем он, комментируя дальнейшую судьбу российского государства, пророчески видит грядущий исход российской бесчеловечной самодержавной системы: «...Месть народа будет тем более ужасна, что он невежествен и исключительно долготерпелив. Правительство, ни перед чем не останавливающееся и не знающее стыда, скорее страшно на вид, чем прочно на самом деле.

    В народе - гнетущее чувство беспокойства, в армии - невероятное зверство, в администрации - террор, распространяющийся даже на тех, кто терроризирует других, в церкви - низкопоклонство и шовинизм, среди знати - лицемерие и ханжество, среди низших классов - невежество и крайняя нужда. И для всех и каждого - Сибирь. Такова эта страна, какою ее сделала история, природа или Провидение». 


    Прослушать аудио  «Николаевская Россия». 1 часть 


    Прослушать аудио  «Николаевская Россия». 2 часть 




    Скачать аудиокнигу
















    Категория: 3. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН | Добавил: admin
    Просмотров: 1480 | Загрузок: 2 | Рейтинг: 4.8/6