Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Бенедикт Нурсийский - Монахи мира сего стали мерзейшими сарабаитами
    Бенедикт Нурсийский

    (ок. 480, Нурсия, Италия - 21 марта 547, Монтекассино, Италия) - родоначальник западного монашеского движения, основатель первого в Европе официального монастыря.

    В юности был отправлен для получения традиционного образования - обучения «свободным искусствам» в Рим. Однако, удаляясь мирских соблазнов, он оставил учебу и начал подвижническую жизнь в Эффиде. Бенедикт же впервые создал монастырь как системное учреждение, имевшее четкую структуру, регламент, устав. Существовавшее на горе языческое святилище он превратил в христианский храм, местных жителей обратил в христианство.

    Создал монашеский устав, стремясь утвердить общину по образцу земной жизни Спасителя. Бенедикт Нурсийский подчеркивает, что его устав написан «для новоначальных», желающих стяжать «чистоту нравов или показать начатки христианского благочестия».



    «Ноги их бегут ко злу, и они спешат на пролитие невинной крови; мысли их -
    мысли нечестивые; опустошение и гибель на стезях их» (Ис.59:7)


    Монашеский устав Бенедикта

    О различных видах монахов

    «Как известно, существует четыре вида монахов. Во-первых, киновиты, т.е. братия монастырская, живущая по уставу и под началом аббата. Затем второй род - анахореты, т.е. такие отшельники, которые не с пылом молодого послушника, а испытанные долгим монастырским пребыванием научились, на утешение многим, сражаться с дьяволом и, уже добро наученные и наставленные, выступив из братского строя на единоборство, в добром уповании, одни, без поддержки кого-либо, единолично и собственноручно достойно борются, с Божьею помощью, против вожделений плоти и мысли.

    Третий же род монахов - мерзейшие сарабаиты; они, как известно, не искушенные никаким уставом, не испытанные ничьим учительством, подобно золоту в горниле, - но, размягченные, подобно свинцу, хранят верность делам века сего, а Бога обманывают своей тонзурой; вдвоем, втроем или в одиночку, без пастыря, живут они не в Господней овчарне, а в своей собственной; закон их - веление страстей; что помыслят и пожелают, то им и свято; что не по ним, то недозволено.

    Четвертый род монахов - бродячие (gyrovagi), которые всю жизнь свою кормятся в разных местах, оставаясь три ли, четыре ли дня; вечно они шатаются, нигде не оседают, служа страстям своим и поддаваясь соблазну обжорства; во всем они еще хуже сарабаитов; о всей скверностной жизни тех и других лучше умолчать, чем говорить».



    Каков должен быть авва

    Авва, достойный главенства в монастыре, всегда должен помнить, как именуется, имя начальника оправдывать делами.

    Он в монастыре представляет, как верится, лицо Христа; почему ничего, кроме заповедей Господних не должен он ни внушать, ни учреждать, ни повелевать, но всякое повеление его или учение да будет закваской Божественной правды в душах учеников его.

    Да помнит авва, что как об его учении, так и о послушании учеников, – об обеих этих вещах на страшном суде Божием будет произведено строгое рассмотрение, и да ведает, что на пастыря падает вина, если Домовладыка найдет в овцах пользы менее чем должно. Только тогда будет он свободен от вины, когда окажется, что он употреблял все пастырское попечение, а стадо оставалось беспокойным и непослушным.

    Если к пагубным болезням своих овец пастырь заботливо прилагал врачевство, то он будет оправдан на суде Господнем, сказав с пророком Божиим: «Правды Твоей не скрывал в сердце моем, возвещал верность Твою и спасение Твое» (Пс. 39:11) а они презрением презрели меня. Тогда усугубится вина овец непокорных, и наказанием для них будет вечная смерть…

    Не должен он смотреть на лица; ни одного любить больше чем другого, разве только найдет кого лучшим в добрых делах и послушании; ни знатного предпочитать обратившемуся из рабства, разве другая какая будет разумная тому причина. Если по требованию справедливости авва найдет это нужным, пусть сделает, а если нет, пусть всякий держит свое место, потому что раб ли кто, или свободный (1 Кор. 12:13), все мы едино во Христе, и все под одним Господом одинаковое несем бремя воинствования: «ибо нет лицеприятия у Бога» (Рим. 2:11).

    Тем только в этом отношении различаемы мы у Него, если один перед другим оказываемся более успевающими в добрых делах и более смиренными. Итак, да будет у аввы одинаковая ко всем любовь, – и одинаковая ко всем да прилагается дисциплина, смотря по делам их. В своем учении он должен всегда соблюдать то правило апостольское, в котором говорится: «обличи, запрети, умоли» (2 Тим. 4:2), т.е. применять время ко времени, и к устрашению примешивать ласковость.

    Пусть и строгость учителя показывает в нем нежное расположение отца: необученных и неспокойных он должен обличать строго; послушных, кротких и терпеливых умолять – да преуспевают на лучшее; а нерадивых и презорливых да запретит запрещением.



    О приеме странствующих

    Все странствующее, без разбору, принимаются, точно Христос, ибо сказал Он: «Я был странником, и вы приняли меня»... А посему, как только доложат о страннике, пусть встретят его и аббат, и братия со всяким делом любви, и прежде всего пусть помолятся вместе и так воссоединятся в мире. И чтобы поцелуй мира, в виду дьявольских наваждений, давался лишь по произнесении молитвы... С особым же тщанием принимать нищих и пилигримов, ибо в лице их более всего принимается Христос; ведь, богатого чтят уже из боязни.

    Кухня аббата и странноприимный дом (hospicium) чтобы были вместе, дабы приходящее в разное время странники - а их всегда много в монастыре - не беспокоили братии.



    «Дела их не допускают их обратиться к Богу своему, ибо дух блуда
    внутри них, и Господа они не познали» (Ос.5:4)


    Должны ли монахи иметь какую-нибудь собственность

    В особенности этот порок следует в монастыре вырывать с корнями. И пусть никто не дерзнет что-либо дарить или принимать без приказания аббата или иметь нечто в собственности: никакой вообще вещи, будь то кодекс или дощечка для письма или грифель, - совершенно ничего, ибо не дозволено им распоряжаться по собственному разумению ни телами своими, ни волей. Всего же, что необходимо, следует им ожидать от отца монастыря.

    И пусть никто не владеет тем, что не было предоставлено аббатом или разрешено им. И Все у всех да будет общим, и пусть, как написано, никто не назовет что-либо собственным (Деян. 4, 32) или хотя бы посягнет на это. Когда кто-либо будет уличен в пристрастии к такому нечестивейшему пороку, пусть его увещевают один и другой раз. Если же он не исправится, то подлежит наказанию.



    Должны ли все одинаково получать необходимое

    Ведь написано: «И каждому давалось, в чем кто имел нужду» (Деян. 4, 35). Потому и не говорим мы, что следовало бы различать лица, - этого да не будет, - но должно принимать во внимание слабости…



    О больных братьях

    О больных прежде и паче всего надо иметь попечение, и служить им, как Христу, ибо Он сказал: «Болен был, и посетили Меня», и: «так-как вы сделали это одному из братьев Моих меньших, то сделали Мне»«. Но больные пусть помнят, что им служат ради Бога, и пусть не опечаливают служащих им братьев излишними своими требованиями.

    Впрочем, и таких надо терпеливо сносить, потому что через это стяжевается богатейшая награда. И авве надобно всячески заботиться, чтобы о больных не была допускаемая никакая небрежность: келлию для них назначить особую, и для хождения за ними назначить брата богобоязненного, сострадательного и заботливого.

    Бани для больных готовить сколько нужно; а для здоровых, особенно молодых пореже ее дозволять. Разрешать больным и вкушение мяса, для подкрепления наиболее немощных. Но коль скоро поправятся – пусть по обычаю воздерживаются от мяс. Авва пусть поусерднее присматривает, чтобы келарь, или прислуживающий больным не вознерадел о них; потому что на него падает, если его ученики в чем-либо погрешают.



    О престарелых и детях

    Хотя сама природа располагает к милосердному снисхождению к лицам этих возрастов, т.е. к старцам и детям, но и Устав не может забыть о них. Надобно всегда иметь во внимании свойственную им по естеству немощь, и никак не держать по отношению к ним строгости положения о пище: надо оказывать им снисхождение в роде пищи; и время для принятия ее назначать пораньше Уставом положенного для всех.



    О принятии странных

    Всех приходящих странников надобно принимать, как Христа, ибо Он скажет некогда: «странником был, и вы приняли Меня» (Мф. 25:35). Всем должно воздавать свою честь, особенно равную с нами проходящих жизнь и странствующим. Посему, как только возвещено будет, что есть странник, встретить его пусть выйдет сам авва (смотри по чину), или братья на это определенные, со всем радушием.

    Прежде всего, надо всем вместе помолиться и потом поздороваться в мире. Что целование мира должно предлагать не прежде, как по молитве, – это по причине дьявольских прелестей. В самом же поздоровании надлежит изъявлять всякое смирение. Когда пред приходящими или отходящими странниками преклоняют голову или всем телом простираются на земле, делать сие надлежит в той мысли, что в них приемлется Христос; Ему и поклонение в них воздается.

    Принятые странники ведутся на молитву; потом сядет с ними авва, или кому он велит. Надобно гостю почитать Закон Божий в назидание; а потом предложить и угощение. И пост пусть нарушит настоятель ради гостя, разве только будет какой нарочитый день поста, которого нельзя нарушить. Братья же должны соблюдать обычай пощения.

    Воду на руки странникам подаст авва; а ноги им омоют как сам авва, так и все братство (гостинники). При омытии их говорить следующий стих: «Мы размышляли, Боже, о благости Твоей посреди храма Твоего» (Пс. 47:10). Бедных из странников надо принимать с особенным вниманием и усердием, потому что в них наипаче приемлется Господь. К богатым же само собой является как то почтительность.



    «Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца» (Рим.1:25)


    О правиле приема братьев

    Всякому вновь пришедшему ради обращения, не позволяется просто войти, но - по словам Апостола: «Испытывайте духов, от Бога ли они» (1 Иоанн 4, 1)… Если поклянется в неизменности своей настойчивости, то следует ему по истечении двух месяцев прочесть по порядку это Правило, говоря: «Таков закон, по которому ты хочешь служить; если можешь его соблюдать, входи, если же не можешь, ступай свободным»…

    Если же по тщательному размышлению пообещает соблюдать все и исполнять любое приказание, тогда пусть будет принят в конгрегацию, зная, что, как установлено законом Правила, с этого дня не может покинуть монастырь, не может сбросить с шеи ярмо Правила… Он должен быть принят в церкви и поклясться в своем постоянстве, перемене своих нравов и послушании в присутствии всех, подле Бога и его святых, дабы знал, что если когда-либо поступит иначе, будет проклят тем, над кем насмехался.

    Об этой своей клятве пусть составит прошение на имя святых, чьи мощи там находятся, и правящего аббата. Это прошение он должен написать собственноручно или же, если он не знает грамоты, пусть пишет другой, кого он попросил, а тот новиций должен по крайней мере поставить свою подпись и собственноручно положить его прошение на алтарь....

    Все имущество, какое бы не имел, обязан либо прежде раздать нищим, либо, совершив торжественное дарение, передать монастырю, ничего из этого не оставляя для себя. Ибо пусть знает, что с этого дня не имеет власти и над собственным телом. Сразу же в церкви должен снять с себя собственную одежду и облачиться в одеяние монастыря.



    О доброй ревности, какую должны иметь монахи

    Как есть злая ревность, отдаляющая от Бога и ведущая в ад, так есть и добрая ревность, отдаляющая от пороков и приводящая к Богу и к вечной жизни. Сию то ревность с теплой любовью должны являть монахи, т.е. «честью друг друга большими» себя «творить», немощи телесные и душевные друг в друге терпеливо сносить, друг друга предупреждать в послушании, не только смотреть, что себе полезно, но паче что полезно другому, взаимную чистую любовь друг ко другу являть, Бога бояться, авву своего любить искренно и смиренномудро, ничего не предпочитать Христу, Который всех нас да приведет к вечной жизни.



    О послушании

    Первая ступень смирения - беспрекословное послушание. Сие надлежит всем, для кого ничего нет дороже Христа. Ради святого служения, которое они обещали, или ради страха геенны, или ради славы жизни вечной, они не должны ни мгновения медлить, раз что-либо прикажет старший, как если бы это приказал сам Бог. О сих говорит Господь: «слухом ушей повиновался мне»; Он же говорит ученикам своим: «слушающий вас, Меня слушает».

    Итак сии, оставив немедленно все свое, отказавшись от собственной воли, вскоре освободив руки свои и оставив неоконченным занятие свое, послушной стопой поспешают делами своими за гласом приказующего, и точно в единый миг веление наставника и исполнение ученика - то и другое, окрыляемое страхом Божьим, - совершается одновременно, наибыстрейше.

    Кого охватит любовь к достижению вечной жизни, те и взыскуют узкого пути (поелику Господь говорит: «тесен путь, ведущий в жизнь»), так что, живя не по своему хотению и повинуясь не своим стремлениям или вожделениям, но ходя под чужой волею и властью, живя в киновиях, жаждут иметь над собой аббата.

    Таковые, без сомнения, подражают словам Господа, говорящего: «Я не пришел творить волю Мою, но Того, Кто послал Меня». Но самое послушание сие тогда будет угодно Богу и приятно людям, когда повеленное исполняется бестрепетно, безропотно, безотлагательно, ревностно и безответно, ибо послушание, оказываемое старшим, Богу воздается; ведь сказано: «слушающий вас, Меня слушает». 

    И повиноваться ученики должны с ясным духом, ибо «доброхотно дающего любить Бог». Когда же ученик повинуется не от души и ропщет хоть не устами, а только в сердце своем, то, и исполнив, не угоден он будет Господу, видящему ропот его сердца, и таковым исполнением не достигнет он милости, но подпадет каре, положенной за ропот, если не исправится и не искупить вины своей.



    Широко известны 72 правила устава Венедикта

    1. Любить Господа Бога всем сердцем, всей душой, всеми силами.

    2. Любить ближнего, как самого себя.



    «Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость:
    да будут преданы смерти, кровь их на них» (Лев.20:13)


    3. Не убивать.

    4. Не предаваться блуду.

    5. Не красть.

    6. Не завидовать.

    7. Не лжесвидетельствовать.

    8. Уважать всех людей.

    9. Не делать другим того, чего бы не желал себе.

    10. Отвергаться самого себя.

    11. Умерщвлять свою плоть.

    12. Не привязываться к тому, что приятно чувствам.

    13. Любить пост.

    14. Облегчать участь бедных.

    15. Одевать нагих.

    16. Посещать больных.

    17. Хоронить мертвых.

    18. Поддерживать находящихся в испытании.

    19. Утешать печальных.

    20. Чуждаться мирских нравов.

    21. Не предпочитать ничего, кроме любви Христовой.

    22. Не предаваться гневу.

    23. Не помышлять о мщении.

    24. Не хранить в сердце лукавства.

    25. Не давать ложного мира.

    26. Не оставлять милосердия.

    27. Не клясться, чтобы не оказаться клятвопреступником.

    28. Быть правдивым как сердцем, так и устами.

    29. Не воздавать злом за зло.

    30. Не терпеть неправды, но с терпением переносить ту, которая будет совершена против тебя.

    31. Любить своих врагов.

    32. Отвечать на проклятие не проклятием, а благословением.

    33. Терпеть гонение за правду.

    34. Не быть надменным.

    35. Не быть пристрастным к вину.

    36. Не быть жадным к еде.

    37. Не быть любителем поспать.

    38. Не быть ленивым.

    39. Не роптать.



    «Горе тем, которые влекут на себя беззаконие вервями суетности,
    и грех - как бы ремнями колесничными» (Ис.5:18)

    40. Не клеветать.

    41. Полагать надежду на Бога.

    42. Приписывать Богу то доброе, что найдешь в себе.

    43. За зло всегда обвинять самого себя.

    44. Помнить о судном дне.

    45. Страшиться ада.

    46. Всеми силами души стремиться к жизни вечной.

    47. Всегда помнить о смерти.

    48. Всегда следить за своими поступками.

    49. Быть уверенным, что Бог видит нас везде.

    50. Разбивать о Христа все недобрые мысли, как только они возникают в сердце.

    51. И открывать их старцу, опытному в делах духовных.

    52. Хранить уста от всякого злого слова.

    53. Избегать многословия.

    54. Не говорить праздных слов.

    55. Не любить слишком часто и громко смеяться.

    56. Охотно внимать духовному чтению.

    57. Часто предаваться молитве.

    58. Каждый день в молитве со слезами исповедовать Богу прошедшие прегрешения и впредь их не совершать.

    59. Не исполнять пожеланий плоти.

    60. Ненавидеть свою волю. Во всем повиноваться наставлениям игумена, даже если – избави Бог – он противоречит себе делами, помня завет Господень: «Все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте».

    61. Не стараться прослыть святым, прежде чем станешь им.

    62. Каждый день исполнять в жизни заветы Господа.

    63. Любить чистоту.

    64. Избегать ненависти.

    65. Не ревновать и не поддаваться зависти.

    66. Не любить споров.

    67. Избегать почестей.

    68. Почитать старших.

    69. Любить младших.

    70. Молиться за врагов в любви Христовой.

    71. До захода солнца мириться с теми, с кем разделила распря.

    72. Никогда не отчаиваться в милосердии Божием.


    Этот Устав написали мы, чтобы соблюдающие его могли достигнуть чистоты нравов, или показать начатки христианского преуспеяния. Для тех, которые желаю востечь на высшие степени совершенства, есть наставления Святых отцов, которых исполнение приводит человека на верх совершенства. Какая страница, или какое зачало Божественного Писания Нового и Ветхого Завета не представляет вернейшей нормы лучшей жизни для человека. Или какая книга Святых вселенских Отцов наших не указывает, как вернейшим путем достигнуть к Творцу нашему.


    Не удивительно, что утверждённые данные постановления в период папского могущества и одновременного духовного кризиса были напрочь проигнорированы всеми монашескими общинами. Отвержено было все-то, о чём наставлял и предупреждал Бенедикт, и уже к XIV веку монашеское движение превратилось в общество мерзейших сарабаитов, а также в бродячих блудников и кровопийц.




















    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (17.06.2016)
    Просмотров: 250 | Рейтинг: 5.0/1