Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Маттео Виллани - От этих трех язв, умерла третья часть людей
    Маттео Виллани

    (1325 - 1407) - флорентийский хронист, брат Джованни Виллани.

    Католическое духовенство, дышащие стяжанием денежных средств и влиянием над народными массами, обеспечивали всем зажиточным спонсорам их религиозных структур прощение любых грехов, от мелких преступлений до массовых убийств. От имени бога за приличную плату освобождали грешников от земного до небесного наказания, отменяли обеты воздержания и др.

    В начале крестовых походов, в период активного сбора денежных средств они, по словам Маттео Виллани, «у людей, не имевших денег, отбирали белье, шерстяную материю, различную домашнюю утварь, зерно и фураж». Ради распространения католической «демократии» среди неверных продавцы прощения и благословений опускались в самые низменные безнравственные деяния, злоупотребляя безграмотностью и доверчивостью граждан.


    «Ибо смерть входит в наши окна, вторгается в чертоги наши, чтобы
    истребить детей с улицы, юношей с площадей» (Иер.9:21)

    В осуществлении трицимации (уничтожения каждого третьего человека) на европейской земле в период обрушившей бубонной чумы, многие жители так и не осознали свои преступления и ошибки своих отцов, и, по словам Маттео Виллани, люди стали грубыми и бездушными, как это обычно случается после пережитого лихолетья. Участились грабежи и разбойные нападения, орудовали шайки разбойников, увеличился уровень проституции.

    «От этих трех язв, от огня, дыма и серы, выходящих изо рта их, умерла третья часть людей… Прочие же люди, которые не умерли от этих язв, не раскаялись в делах рук своих, так чтобы не поклоняться бесам и золотым, серебряным, медным, каменным и деревянным идолам, которые не могут ни видеть, ни слышать, ни ходить. И не раскаялись они в убийствах своих, ни в чародействах своих, ни в блудодеянии своем, ни в воровстве своем» (Откр.9:18-21).

    Относительно вопросов религиозной морали хронист Маттео Виллани утверждал, что люди в достижении небесного спасения обязаны пребывать в страхе перед Богом. Указывая, что люди обязаны быть «более скромными, более добродетельными и более богомольными», а вместо этого «быстро забыли ужасное прошлое и стали вести более беспорядочную и постыдную жизнь, чем прежде».



    1. О неслыханном моровом поветрии

    В Священном Писании говорится, что, когда грехи стали разъедать все пути человеческой плоти, Бог наслал на землю потоп и, сохранив по своему милосердию восемь людских душ-Ноя, его сыновей и их жен, упокоил под волнами весь остальной человеческий род. Со временем люди размножились, и за их прегрешения Бог допустил случиться новым наводнениям, моровым язвам, чуме, порче, голоду и другим несчастьям.

    Величайший мор, как известно, был во времена императоров Марка Аврелия Антонина и Луция Аврелия Коммода. в 171 году Христовом, он начался в египетской Вавилонии и охватил многие страны на свете. Когда Луций Коммод с римскими легионами возвращался из Азии, он, по-видимому, жестоко истреблял жителей тех провинций, где проходил, чтобы уничтожить заразу.

    В Риме он перебил значительную часть его обитателей. Другая эпидемия разразилась при Галле Остилии Августе и его сыне Волузиане, которые заняли императорский престол и сурово преследовали христиан. Она началась в 254 году Христовом и с перерывами длилась около пятнадцати лет, распространяя по миру странные и невиданные болезни.

    Но судя по тому, что можно отыскать в письменных известиях, начиная от всемирного потопа на вселенную еще не обрушивалось такой устрашающей кары, как в наши дни. От нынешнего морового поветрия, даже по скромным оценкам, погибло гораздо больше людей, чем от потопа, если сравнить, сколько народу жило тогда и сколько теперь. При этой h.i. пасти препоручил Богу свою душу автор «Хроники» Джованни Виллани, гражданин Флоренции, с коим я был связан кровными и духовными узами.

    И вот, пережив много несчастий и гораздо лучше познав печали этого мира, чем его радости, я положил в душе приступить теперь к нашему повествованию о горестях и тревогах этого времени, ибо с него начинается обновление века. По мере своих слабых способностей буду записывать происходящие ежегодно события, чтобы сохранить о них верные известия для грядущих лет.



    2. О продолжительности эпидемии в отдельных странах

    Первым делом следует рассказать об истреблении человеческого рода и объяснить, как, когда, каким образом оно происходило и каких размеров достигло. Задача описания той казни, которую божественное правосудие еще с присущим ему милосердием ниспослало людям за свою испорченность заслуживающим страшного суда, парализует умственные силы.

    Но представляя себе спасительную пользу, которую память об этом событии принесет будущим поколениям, мы начинаем свои записи с большей уверенностью в душе. В 1346 году от благ творного воплощения Христова на небе можно было видеть, что в созвездии Водолея сошлись три планеты, среди которых, по словам астрологов, господствовал Сатурн.

    В связи с этим предрекали наступление великих и важных перемен, но так как подобное сочетание уже неоднократно наблюдалось в прошлом, вероятно, причины несчастья следует искать не в каких-то особенностях их влияния на этот раз, а в Божьем суде, выражающем непререкаемую Господню волю.

    В этом оду в восточных странах, в верхней Индии, Каттае и других прибрежных провинциях Океана, началась чума среди людей всякого пола и возраста. Первым ее признаком было кровохарканье, а смерть наступала у кого сразу, у кого на второй, на третий день, некоторые же протягивали и дольше. Тот, кто ухаживал за этими несчастными, немедленно заражался и заболевал сам и в непродолжительном времени погибал.

    При этом у большинства возникало вздутие в паху, а у многих подмышками правой и левой руки или на других частях тела, и почти всегда на теле больного появлялась какая-то опухоль. Эта чума приходила с перерывами и вспыхивала у разных народов, за год она охватила третью часть света, называемую Азией.


    «Пойдут и воззовут к богам, которым они кадят; но они нисколько
    не помогут им во время бедствия их» (Иер.11:12)

    В конце концов она добралась до народов, живущих у Великого моря 2, на берегах Тирренского моря, в Сирии и Турции, близ Египта и на побережье Красного моря, на севере в России , в Греции, в Армении и других странах. Тогда итальянские галеры покинули Великое море, Сирию и Ромею, чтобы не заразиться и вернуться со своими товарами домой, но многим из них было суждено погибнуть в море от этой болезни.

    Приплыв в Сицилию, ни вступили в переговоры с местными жителями и оставили им больныx, вследствие чего чума распространилась и среди сицилийцев. Когда галеры пришли в Пизу, а затем в Геную, тамошние жители тоже стали умирать от заразы, но не в таком большом количестве. Наконец наступил отмеренный Богом час, и всю Сицилию охватило моровое поветрие.

    Оно рассеялось на побережье и в восточных областях Африки, на берегах нашего Тирренского моря. Продвигаясь постепенно к западу, оно затронуло Сардинию, Корсику и другие острова этого моря. С другой стороны, называемой Европой, зараза также продвигалась от страны к стране все дальше на запад, расширяя свои владения и в южном направлении, где она принимала более острые формы, чем на севере.

    В 1348 году чума господствовала во всей Италии, за исключением Милана и предгорий Альп, разделяющих Германию и Италию, где она причинила меньше вреда. В том же году она перебросилась через горы и распространилась в Провансе, Савойе, Дофине, Бургундии, на побережье у Марселя и Эгмора, в Каталонии, на острове Майорка, в Испании и Гранаде.

    В 1339 4году она дошла на западе до берегов Океана, Европы, Африки и Ирландии, до островной Англии и Шотландии, других западных островов и внутренних земель, свирепствуя почти везде с одинаковой силой, кроме Брабанта, где жертв было мало. В 1350 году чума обрушилась на германцев и венгров, фризов, датчан, готов, вандалов и другие северные страны и народы.

    И там, где вспыхивала эпидемия, она продолжалась в течение пяти месяцев или пяти смен луны, это известно по опыту многих стран. Поскольку казалось, что эта губительная зараза передавалась взглядом или прикосновением, многие покидали мужчин, женщин и детей при первых признаках охватившей их болезни.

    Бесчисленное множество людей могло бы выжить, если бы не лишилось необходимой помощи. Среди неверных стали частыми случаи бесчеловечной жестокости, когда отцы и матери покидали детей, а дети- родителей, брат бросал брата и других близких. Эта необыкновенная жестокость противна человеческой природе и была с негодованием воспринята верующими христианами, среди которых также начали встречаться подобные случаи, по примеру варварских народов.

    У нас во Флоренции благоразумные люди подвергли осуждению нововведенный многими обычай, захватив с собой все необходимое для привольной жизни, укрываться в уединенных местах с чистым воздухом, где не было опасности заразиться, чтобы обезопасить себя от болезни . Но Божья кара, от коей не спасают запертые двери, настигла их и в этих местах, как всех прочих, не позаботившихся о своей безопасности.

    Многие же другие, обрекшие себя на смерть, услужая заболевшим родным и друзьям, пересилили болезнь, а иные во все время ухода за больными даже не захворали. Тогда многие одумались и безбоязненно стали помогать друг другу и ходить за недужными, из которых многие выздоровели и со спокойной душой могли служить другим.

    В нашем городе эпидемия разгорелась в полную силу и апреле 1348 году Domini 6и продлилась до начала сентября того же года. В городе, контадо и дистретто Флоренции без разбора пола и возраста из пяти человек погибло три или больше, скорее за счет простонародья, чем средних слоев и верхов, потому что беднякам пришлось особенно худо, зараза распространилась среди них раньше, и помощи они получали меньше. В целом по всему миру человеческий род уменьшился в такой же пропорции, судя по полученным нами из многих стран и областей известиям.

    Правда, на Востоке в некоторых провинциях смертность была куда более высокой. Врачам ни в одной стране не удалось найти лекарств или средств против этого смертельного недуга, ни с помощью естественной философии, ни физики, ни астрологии. Кое кто ради заработка посещал больных и прописывал им свои средства, но наступавшая смерть доказывала их непригодность, так что самые совестливые возвращали полученные ими не по справедливости деньги.

    От генуэзских купцов, достойных всяческого доверия, мы слышат о том, что произошло в тех странах, в верхней Азии, незадолго до начала эпидемии. Там то ли из земли, то ли с неба появился огненный смерч и, распространяясь на запад, беспрепятственно истребил значительную часть этого края. Некоторые утверждают, что из зловоний издаваемого пламенем, родилось гнилостное вещество вселенской заразы, но за это мы не можем ручаться.

    Еще нам сообщил один достопочтенный флорентийский францисканец, епископ... в королевстве заслуживающий доверия, находившийся во время чумы недалеко от города Мекки, что там в течение трех суток шел кровавый дождь со змеями, отравившими своим зловонием и опустошившими все окрестности. Во время этого ненастья был поврежден храм Магомета и отчасти его гробница.



    3. Об индульгенции, дарованной папой по случаю чумы

    Когда вспыхнуло моровое поветрие, папа Климент VI объявил об отпущении всех грехов тем, кто перед смертью покается и исповедуется в них духовнику. Поэтому каждый христианин, опасавшийся в разгар эпидемии за свою жизнь, знал, как ему поступить, и со смиренной скорбью вручал Богу свою душу.



    «И освобождены были четыре Ангела, приготовленные на час и день, и месяц и год, для того, чтобы
    умертвить третью часть людей… от этих трех язв… умерла третья часть людей» (Откр.9:15-18)


    4. О том, что люди стали хуже прежних

    Ожидания немногих оставшихся в живых мудрецов оказались обмануты, ибо закоренелые грехи превзошли человеческое разумение и на удивление вывернули все наизнанку. Полагали, что те, кому Господне милосердие сохранило жизнь, видя погибель своих ближних и слыша об истреблении многих народов мира, одумаются, смирятся, вернутся к добродетели и католическому благочестию, станут воздерживаться от грехов и неправедных поступков, преисполнятся любовью и сочувствием друг к другу.

    Но только что мор прекратился, вышло совсем по-другому. Людей осталось слишком немного по отношению к унаследованным ими земным благам, так что забыв о прошлом, словно ничего и нe было, они ударились в невиданный ранее разгул и бесстыдный разврат. Отставив дела, они предавались пороку обжорства, устраивая пиры, попойки, празднества с утонченными яствами и увеселениями, не знали удержи в сластолюбии, наперебой выдумывали необыкновенные.

    Причудливые платья, часто непристойного вида, и переменили вид всей одежды. Простонародье, как мужчины, так и женщины, ввиду избытка всех вещей, не желали заниматься своим привычным трудом, они пристрастились к самым дорогим и изысканным кушаньям, то и дело устраивали свадьбы, а прислуга и уличные женщины надевали платья, оставшиеся от благородных дам.

    Почти весь наш город очертя голову погрузился в постыдные утехи, в других местах и по всему свету было еще хуже. И по тем известиям, что мы могли собрать, нигде оставшиеся в живых не думали о воздержании, ибо Божий гнев пощадил их, и им казалось, что десница Господня опустилась. Но как говорит пророк Исайя, не прекратился гнев Божий, и десница его не пустилась, но велико его снисхождение, посему он сдерживает себя, чтобы обратить грешников к покаянию, и умеряет свое наказание.



    5. Об ожидании изобилия и приходе дороговизны

    Из-за уменьшения числа жителей предполагалось изобилие всех плодов земных, но вследствие проявленной людьми неблагодарности все они необыкновенно вздорожали. Так длилось немалое время, но в некоторых странах, как мы расскажем, наступил ужасный голод. Думали также, что будет в избытке платья и других вещей, необходимых человеку кроме пропитания, но на деле вышло совсем наоборот: очень долго почти все товары стоили вдвое больше, чем до эпидемии.

    Стоимость труда и всякой ремесленной и заказной работы выросла в два с лишним раза против обычной цены. По всем городам среди жителей сплошь и рядом вспыхивали ссоры, тяжбы, распри и споры из-за наследства. Суды Флоренции были переполнены подобными делами, обременявшими состязающихся небывалыми тяготами и издержками.

    Раздоры и войны всколыхнули весь мир, вопреки человеческим предположениям.



    Книга четвертая

    26. Как римский трибун был умерщвлен во время народных волнений

    Первый римский трибун после своего изгнания снова вернулся в Рим со всеобщего одобрения переменчивого народа и принял постановления об упрочении народной власти и свободы и о некоторых налоговых отчислениях для усиления своего влияния в коммуне. Он стал набирать рыцарей и наемных солдат, чтобы справиться в случае чего с наиболее могущественными горожанами, которые, как ему было известно, выступали против его правления.

    Вынашивая великие замыслы. Он надеялся их осуществить с помощью обманчивого народного расположения, и начало тому было положено, хоть и не очень удачное. Жил в Риме один мудрый и достойный человек, Пандольфо де Пандольфуччи происходивший из старинного рода и пользовавшийся народным уважением.

    Трибун же опасался его только потому, что, как ему казалось тот готов поднять народ на бунт с помощью своего красноречия и влияния. Без всякого основания трибун отдал тиранический приказ обезглавить Пандольфо. Эта казнь, а также убийство брата Монреаля 10, нагнали страху на римскую верхушку, особенно на семьи Колонна и Савелли, так что возник замысел изгнать или уничтожить трибуна.

    Дурная весть о гибели Пандольфо уже распространилась в народе, поэтому людям Колонна и Луке Савелли легче было исполнить их намерение. При первых признаках недовольства друзья Колонна и Савелли с берега Тибра стали подогревать враждебные настроения против трибуна и призывать к оружию.

    Подстегиваемый семействами Колонна и Савелли, а также другими римлянами, желавшими отомстить за Пандольфо, народ забыл о своей вольности и 8 октября этого года в девять часов двинулся на Капитолий с криками: «Смерть трибуну!». Трибун, застигнутый врасплох этим неожиданным и внезапным бунтом, поступил так, как требовала необходимость. Он схватил оружие и, держа в одной руке знамя народа, храбро бросился к окну. Выставив вперед знамя, он громко провозгласил: «Да здравствует народ! 


    «И неудивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света, а потому не великое дело, если
    и служители его принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их» (2Кор.11:14)

    В надежде, что пополаны соберутся к нему на подмогу. Но ожидание было тщетным, толпа пускала в него стрелы и жаждала его смерти. Благодаря своему красноречию и оказанному сопротивлению он продержался до сумерек, но убедившись, что народ еще более ожесточился против него и что помощи ждать неоткуда, он решил попытаться спастись, уповая на изобретательность. 

    Переодевшись бродягой, он велел слугам открыть двери дворца перед народом, чтобы тот занялся грабежом, как это обыкновенно бывало. Сам же трибун, прикидываясь одним из участников нападения, ухватил какую-то перину и другое белье и неузнанным спустился по лестницам, повторяя: «Наверх, там полно добра».

    Он был почти вне опасности, когда натолкнулся со своим узлом за плечами на человека, который его узнал и, закричав: «Это трибун!», ранил его. Передавая друг другу, его вытащили из дворца, уже исколотого кинжалами, отрезали ему руки, вспороли живот, надели петлю на шею и проволокли до дома Колонна. Здесь соорудили двойную виселицу и вздернули на ней распотрошенное тело, которое не дали похоронить, и оно провисело несколько дней. Таков был конец трибуна, от которого римский народ надеялся получить утраченную свободу.

























    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (17.06.2016)
    Просмотров: 227 | Рейтинг: 5.0/1