Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Пейре Карденаль - Мудрость из мира ушла, глупость воссела на трон...

    Пейре Карденаль

    Мудрость из мира ушла, глупость воссела на трон...

    «Некогда в дальнем краю
    Был один город великий.
    И налетел на него дождь,
    Причем странный такой,
    Что у людей, под него попадавших,
    Вдруг повреждался рассудок.

    И лишь один человек
    Горя того избежал -
    Дома он спал в этот день,
    За ворота не сделав ни шагу.
    Ну а когда пробудился
    И вышел на улицу он,
    Дождь, наконец, прекратился.


    «Ибо сколько у тебя городов, столько и богов у тебя, Иуда, и сколько улиц в Иерусалиме, столько вы
    наставили жертвенников постыдному, жертвенников для каждения Ваалу» (Иер.11:13)


    Правда, все люди вокруг
    Были как будто больные.
    Этот - в рубахе, другой - нагишом,
    Третий - тот в небо плюется.
    Камни, поленья летят,
    Кругом разгораются драки.
    Один рвал в безумье одежды,
    Двое друг с дружкой дрались.

    Четвертый стоял как король -
    Гордо стоял, подбоченясь.
    Другой через лавки сигал.
    Слышались брань, оскорбленья,
    Все проклинали друг друга.
    Так говорили они, сами не зная о чем;
    Многие просто дразнились.
    Бывший же в здравом уме
    Выразил тут удивленье.

    «Все сумасшедшие здесь!» -
    Так он себе говорил.
    Он огляделся вокруг
    В поисках светлого лика,
    Но не осталось нигде умных -
    Он был удивлен.
    Те же дивились ему,
    Ибо им было не ясно,
    Из-за чего он себя держит не так, как они,
    «Надо же, что за дурак, - громко кричали они. -
    Мудрости он не постиг,
    Нет ему места средь нас».

    Каждый ударить, толкнуть, -
    Ущипнуть его больно пытался.
    Эти побои снеся, оказавшись под градом ударов,
    Он еле-еле успел, спотыкаясь, добраться до дома.
    В басне сей виден наш мир
    И люд, в этом мире живущий.
    Город? Так это ведь мы,
    Нарожавшие дурней изрядно.

    Это на нас льется дождь,
    Повергая в безумие толпы!
    Всеми людьми правит алчность.
    И у магнатов в чести
    Лесть и придворная подлость.
    Если Господь охранит
    Вас от дурмана и злобы,
    Вы прослывете чудным.

    А «дурака» обмануть
    Каждый за счастье считает -
    Ведь он не такой, как они,
    Ибо здоровый у них
    Почитается первым безумцем.
    Преданный Господу Богу
    Узнает в них наших глупцов,
    Потерявших Божественный разум.
    Мудрость из мира ушла,
    Глупость воссела на трон...».



    «Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные!
    Оставили Господа, презрели Святого Израилева, - повернулись назад» (Ис.1:4)


    Искусницы скрывать свои грешки

    «Искусницы скрывать свои грешки,
    Уж верно, похитрей, чем Изенгрим:
    В той знатный род, мол, чтят ее дружки,
    Той - в бедности дружок необходим,
    Та - любит старца, словно дочь родная,
    Та - лишь как мать нежна с юнцом своим,
    Тем нужен плащ,- пугает стужа злая...
    Путь женских шашней неисповедим!

    Бои с врагом-соседом нелегки,
    Но в доме враг и впрямь неодолим!
    Да, жалости достойны муженьки,
    Коль женам опостыли молодым.
    Мой скромный друг, в Толедо отбывая,
    Женой, свояченицей нелюбим,
    Напрасно ждет, чтобы душа живая
    Сказала: Возвращайся невредим! 

    А в грабежах - бароны мастаки!
    У этаких под рождество, глядим,
    Чужие забиваются быки:
    Своих им жаль, а пир необходим.
    Омрачена разбоем ночь святая -
    Бедняк сидит перед котлом пустым,
    Но вор-то горд, чужое уплетая:
    «Мы нынче славно господа почтим!»

    Коль простыню своруют бедняки,
    То делом не бахвалятся таким,
    Но богачу ограбить - пустяки,
    Он нос дерет, стыдом не уязвим.
    За кражу ленты к смерти присуждая,
    Судья крадет коней - и не судим!
    Воришек мелких - так видал всегда я -
    Казнить даны права ворам большим.

    Играть на флейте, петь - прошли деньки!
    Лишь для себя петь буду, нелюдим,
    Другим не пропою ни полстроки:
    Сам соловей такими не ценим.
    Не фриза, не фламандца речь чужая -
    Родной язык и тот невнятен им,
    В моих стихах позор их обличая.
    Так злоба - злого делает глухим.

    Скажу невежде, душу облегчая:
    «Стихи, свинья, не по зубам твоим!»



    Фальшь в их сердцах заключен

    «Я ненавижу лживость и обман,
    Путь к истине единственно мне гож,
    И, ясно впереди или туман,
    Я нахожу, что он равно хорош;
    Пусть сплошь и рядом праведник бедней
    Возвышенных неверьем богачей,
    Я знаю: тех, кто ложью вознесен,
    Стремительнее тянет под уклон.

    Любить, как Каин Авеля, крестьян
    В самой природе у больших вельмож, -
    Бордельным девкам мил чужой карман
    Не столь, сколь этим хищникам грабеж;
    Будь дырка в теле у таких людей,
    Не правду обнаружили б мы в ней,
    Но фальшь, ибо в сердцах их заключен
    Источник лжи, не знающей препон.



    «И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете
    моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови» (Ис.1:15)


    Известен мне баронов целый клан
    Цены такой, как со стекляшкой брошь:
    Сказать, что это малый лишь изъян,
    Не то же ли, что волк с ягненком схож?
    Людей пустейших все они пустей
    Душой, денье фальшивый их ценней:
    Крест, и цветок, и сверху посребрен,
    А переплавь - дешевле меди он.

    Свой новый изложу Востоку план
    И Западу, ждать дольше невтерпеж:
    Дать честному согласен я безан,
    Коль мне бесчестный - гвоздь ценою в грош;
    Дам щедрым марку золота быстрей,
    Чем мне сутурское - союз рвачей;
    Правдивым будет слиток мной вручен,
    Будь лживыми яйцом я награжден.

    Пергамента клочок и мал, и рван,
    Перчатки палец невелик - и все ж
    Я напишу на них закон всех стран,
    Ибо не труден пирога дележ
    Меж честными - их мало: кто щедрей,
    Зовет к столу достойных, а гостей
    Стекается толпа со всех сторон -
    Считает всяк, что он был приглашен.

    Нельзя, чтоб урожай похвал с полян
    Добра - тот собирал, кто сеет ложь,
    Недаром говорят, что коль баран
    Ободран, то его не пострижешь;
    Нельзя, чтоб где-то трус иль дуралей
    Был храброго иль мудреца знатней,
    Чтоб праведный был правдой уличен
    И мог законник уличать закон.

    Хочу сказать сирвентою моей,
    Что правды избегающий злодей
    Ни здесь, ни там, как ни старайся он,
    Не будет к лику славных сопричтен.
    Файдит, ступай с сирвентою моей
    В Торнель немедля: эн Гигон славней
    Всех был бы в мире, но такой, как он,
    И мой сеньор эн Эбле де Клермон.
    В путь, Раймондет! Сирвенты суть моей
    Узнают лишь храбрец и книгочей;
    Не пой ее мужлану, ибо он
    И слыша не поймет, откуда звон».






















    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (03.07.2016)
    Просмотров: 222 | Рейтинг: 5.0/2