Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [6]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [0]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [0]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ

    Аномальные и загадочные места в Армении. 2

    Артикский катакомбный могильник

    Артикский катакомбный могильник - погребальный комплекс 14 - 9 вв. до н. э. в 4 км к З. от г.

    Исследуется с 1960 Т. С. Хачатряном. Катакомбные погребения (одиночные, изредка - парные) на территории Армении обнаружены впервые. Погребальный инвентарь: бронзовое оружие (топоры-секиры, мечи, кинжалы, наконечники копий), украшения (браслеты, подвески), орудия труда, керамика (чёрная лощёная, разных форм и орнаментации). 

    Изделия из Артикского катакомбного могильника имеют широкие аналогии среди вещей из синхронных погребений на территории Армении. Они характеризуют высокое искусство местных мастеров, а также свидетельствуют о связях с культурами Передней Азии.




    Петроглифы Севсар

    Возникновение и становление астрономической науки в древней Армении были обусловлены развитием горно-металлургического производства. Среди стран Древнего Востока Армения выделялась высокоразвитым, по тем временам, уровнем металлургии. Здесь выплавлялись медь, бронза, серебро, олово, цинк, золото, и сталь (железо). Развитие металлургии дало толчок для многих отраслей науки, производства, культуры и искусства.

    Петроглифическая культура в Древней Армении возникла и развивалась в неразрывной связи с культурой Древнего мира. Карты созвездий, лунные календари и «картинные галереи под открытым небом» создавались очень образованными людьми того времени — учёными-жрецами, художниками и мастерами резьбы по камню.

    Возможным увлечением армян астрономией в прошлом, могут считаться древних петроглифы, обнаруженные на склонах горы Севсар («Черная гора»), расположенной на севере Армении – в Гегаркуникской области. Некоторые ученые связывают происхождение наскальных рисунков с прибытием инопланетян, которые изобразили свои созвездия и звезды на скалах.

    Действительно, трудно поверить, что еще в 3-м тысячелетиями до н.э. люди были способны наблюдать за Вселенной и изображать космические тела на камнях. Исключительная значимость петроглифов очевидна, но их реальное послание еще не расшифровано. Тем не менее, сам процесс погружения в неведомые глубины и попытки раскрыть тайны прошлого может быть пленительным!



    Хндзореск - «мертвый город» живых потомков

    Село Хндзореск находится неподалёку от Гориса (восточная часть Сюникской области) и является одной из самых уникальных достопримечательностей страны. А его название в переводе с армянского языка означает «Яблочный».

    Хндзореск - одно из самых посещаемых мест в Армении. В начале XX века в этих пещерах проживало около восьми тысяч человек. В 1950-х годах власти решили, что советским гражданам негоже ютиться в тёмных холодных ямах и переселили их наверх. Новое село Хндзореск мало чем отличается от других сел в республике, старое же – пещерный город – хранит множество нераскрытых тайн.


    Существует много версий, почему село назвали именно так. Одна из них гласит, что в старину село называлось Хор Дзор (Глубокая пропасть), или Хордзореск, потому как оно находилось в глубоком ущелье. По другой версии, в этой местности произрастало большое количество яблонь и со временем, село превратилось в Хндзореск.

    Сейчас пещерный город Хндзореск, раскинувшийся на протяжении около трех километров на склонах глубокого ущелья и на высоте 1580 м над уровнем моря, полностью опустел. Расположение его пещер на возвышенности позволяло успешно противостоять врагам. Хндзореск – одно их немногих мест в Армении, где врагу ни разу не удалось одержать победу. Более того, здесь на старом кладбище внизу Хндзореска, похоронен герой армянского народа Мхитар Спарапет, который помог жителям спастись от персидского ига и турецких захватчиков.

    Когда именно появились здесь первые поселения, никто не знает. Известно лишь, что три-четыре тысячелетия назад люди уже жили в естественных гротах. И скорее всего, это были охотники, которые укрывались в пещерах от летней жары, а зимой спасались от холодов и стуж. Через некоторое время, люди начали заниматься скотоводством, земледелием и стали подниматься вверх по ущелью, выдалбливая в скалах глубокие полости.

    Изначально вход в пещеру располагался на высоте 20-30 метров. Это отверстие одновременно служило и дымоходом, и окном, и дверью. В свои дома люди попадали с помощью веревок, которые они забрасывали снизу и цепляли за поперечные деревянные перекладины, закрепленные у входа в пещеру. Казалось бы, а как женщины с детьми туда взбирались? Ответ очень прост: они привязывали маленьких детей к спинам и поднимались в пещеры по веревкам так же, как другие.

    Гроты средневекового периода похожи на современные двух - или трехкомнатные квартиры. В каждом из них расположены два тонира: один для выпекания хлеба, другой для приготовления обеда. Кроме того, тонир был прекрасным способом для отопления жилья - глиняная кладка тонира до утра сохраняла тепло в скалистом доме.

    Помимо пещерного города в Хндзореска, здесь также расположены полуразрушенные храмы: церковь Св. Рипсиме с колокольней, построенная в 1663 году, и церковь Св. Тадевоса. В селе сохранились также два родника-памятника 17 века и детская воскресная школа. А в 2012 году в селе появился уникальный для всего региона подвесной мост.

    Раньше местные жители и туристы могли посещать только одну часть ущелья, а чтобы попасть на противоположную сторону, приходилось идти пешком. Таким образом, мост сократил это расстояние и облегчил жизнь, как жителям, так и путешественникам.


    По словам жителя села и мецената Жоры Алексаняна, подвесную переправу строили всем селом, поскольку использовать технику было невозможно и все работы велись вручную. По сути, этот мост соединил не только две стороны ущелья, но и прошлое с настоящим.

    На фоне прекрасных видов природы, отрезанный от мира пещерный город создает впечатление, что время здесь остановилось. Поэты воспевают это место в своих стихах, художники пишут картины, ну а туристы с удовольствием посещают этот исторический памятник.



    Гора Аждаак

    Аждаак - потухший вулкан, высшая точка Гегамского хребта высотой 3597,3 метра над уровнем моря. Является третьей по высоте горой после Арагаца и Капутджуха на территории современной Армении.

    На вершине горы расположен заполненный водой кратер - безымянное озерцо. С вершины вулкана открывается пейзаж гор Арарат, Атис, Ара, Арагац, озера Севан, а также склоны Гегамского хребта и долина Котайкской области, являющийся самым высоким пиком горы Гегама и третим по высоте в Армении. Гора также известна как «обитель драконов», поскольку вишапы («драконы») или вишапа-камни разбросаны по ее склонам.

    В районе Ахалкалаки найдены каменные изваяния, изображающие древние мифологические существа, которым местное население дало название «драконов» или «вишапов». Считается, что первые мастера, изготовлявшие вишапы, жили на территории Армянского нагорья во II тыс. до н.э.

    Изначально вишапы являлись божествами, связанными с водной стихией, об этом говорит факт, что многие из них напоминают по форме туловище рыбы, на голове которой можно различить жабры, рот, глаза. Устанавливали такие вишапы у источников воды – в верховьях рек, у подземных родников.


    Впоследствии рыбий образ вишапов сменился и стал ассоциироваться с духом дракона, или быка. Иногда наносили изображение только шкуры быка или барана на кольях. Некоторые вишапы содержат иные изображения в центральной части: волнистые линии, ассоциирующиеся со струями воды, а также изображения птиц(журавли, аисты) и змей. Каменные изваяния достигали до 5 метров в высоту. 

    Первыми учеными, открывшими и описавшими вишапы, стали Н.Марр и Я.Смирнов. Во время археологической экспедиции 1909 года в горах Гегамского хребта, были обнаружены каменные изваяния, большинство из которых имело форму рыб. Самый большой из обнаруженных вишапов достигал почти 5 метров.

    На других склонах также удалось обнаружить мегалиты. Всего за год археологами было открыто 27 вишапов в районе Гегамского хребта, вскоре аналогичные каменные изваяния были обнаружены близ озера Севан, у г.Арагац и других районах Армении. Интересен тот факт, что по рассказам местных жителей о вишапах, собранных Я.Марром, вишапы — это могилы древних огузов (великанов), т.е. по поверьям, вишапы являлись надгробиями. Однако, археологическая экспедиция не обнаружила остатки кладбищ, но были найдены следы водных каналов.

    Точный возраст мегалитов определить затруднительно, ведь близ вишапов не обнаружены древние поселения, остатки органики, которые можно подвергнуть радиоуглеродному анализу. Изначально ученые предполагали, что происхождение вишапов датируется I тысячелетием н.э., так обнаруженный в Аждаха-юрте вишап содержал изображение креста и армянскую надпись, отнесенную к XIII веку н.э.Однако в 1963 году в был обнаружен вишап с более ранней урартской клинописью, что позволяет датировать вишапы I – II тысячелетием до н. э, т.е доурартским периодом.

    Отмечается связь вишапов, обнаруженных на территории Армянского нагорья с менгирами Северного Кавказа и Монголии. Скорей всего также, что вишапы явились «прародителями» традиции хачкаров.

    «Дракообразные» камни изображают мифических драконов, которые согласно древним легендам заблокировали путь к воде и требовали человеческих жертв для дальнейшего доступа. Это на самом деле часть армянского фольклора. Тем не менее, остатки «драконов» на этой территории намекают нам, что легенда, возможно, не является необоснованной.

    Возле вулкана Аждаак было обнаружено множество петроглифов - наскальных рисунков, высеченных на скалах. Изображены люди в сценах охоты и состязаний, а также астрономические тела и явления: Солнце, Луна, звёздные созвездия, болиды, кометы и молнии.


    Конечно, вы не увидите рядом с Аждаак героев «юрского периода» (хотя некоторые пастухи утверждают, что они видят), но вы будете заинтригованы раскрытием другого секрета Аждаака – гигантского отверстия, которое далеко от вулканической происхождения.

    В то время как некоторые ученые уверены, что это след НЛО, более обоснованная версия свидетельствует о том, что отверстие произошло вследствие падения астероида весом около 300 кг. 



    Храм Звартноц

    Красиво расположившись на фоне библейского Арарата, храм Звартноц (а точнее то, что от него осталось), является еще одной тайной армянской истории. Построенный в 7-8 веках нашей эры, храм был исключительным для того времени с точки зрения его высоты и величия. Но по-прежнему нет однозначного ответа на вопрос, чем было вызвано его разрушение: стихийным бедствием или архитектурной ошибкой.

    Последняя версия может быть более достоверной, так как все последующие соборы, построенные на основе Звартноца, также не выдержали испытание временем. В любом случае, даже в его нынешнем состоянии, гордо стоящий в руинах, Звартноц является увлекательным и обязательным для посещения местом во время вашей поездки в Армению.

    Звартноц в переводе с древнеармянского означает «Храм Бдящих ангелов», храм раннесредневековой армянской архитектуры, расположен близ Еревана и Вагаршапата (Эчмиадзина).

    Храм, по реконструкции Т. Тораманяна, представлял собой круглое трехъярусное купольное сооружение (диаметр нижнего яруса 35,75 м). В круг основания вписан крест, три крыла которого образованы по полукругу 6 колоннами, а восточное крыло - апсида - было глухой стеной, которую покрывали мозаики и фрески. У алтарной апсиды - высокое возвышение, с одной стороны - амвон, впереди - крестильная купель. Сзади к апсиде примыкало квадратное помещение, видимо, ризница, из которой поднимались по лестнице в коридор, шедший по верху первого яруса.


    Фасады храма были украшены аркатурой, резьбой, рельефными плитами с орнаментами и гроздьями граната и винограда. Колонны Звартноца увенчаны массивными капителями с изображениями крестов, орлов, донаторов храма. На юго-западе от храма — развалины патриаршего дворца, жилых помещений Нерсеса III, винодавильни.

    Летописец Себеос был первым, кто назвал храм «Звартноц»: «Здесь построена церковь, называемая „Звартноц" что означает сонм небесных воинов (бдящих, или ангелов небесных, которые явились св. Григорию Просветителю на месте будущего храма».

    Камсар Аветисян в своей книге «Арменоведческие этюды» пишет: «…так называется (храм), потому что он посвящён небесным бдящим, ведь по-армянски «звартун» раньше означало также «ангел». Так что Звартноц означает «Храм ангелов».

    Только Себеос упоминал храм как «Звартноц», в то время как остальные летописцы называли его храмом св. Григория в Вагаршапате.

    В 2000-ом году руины храма и археологическая территория вокруг него включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.



    Поселение Шенгавитское

    Самые древние из известных в настоящее время энеолитических поселений Закавказья относятся ко второй половине и к концу III тысячелетия до н. э.

    Наиболее полную картину энеолитического поселения дают раскопки поселения у сел. Шенгавит, около Еревана, произведенные Е. А. Байбуртяном в 1936-1938 гг. Древнее поселение располагалось на возвышенном мысу левого берега р. Зан-ги. Еще до раскопок на поверхности холма были хорошо видны, особенно после дождя, крупные круги, диаметром около 7 м.

    Раскопки показали, что эти круги соответствовали круглым, сложенным из сырцовых кирпичей жилищам, к которым примыкали прямоугольные помещения. Круглая центральная комната имела пол, обычно выложенный гальками (концентрическими кругами), покрытыми сверху глиняной обмазкой или же сырцовыми кирпичами.


    Стены жилищ, сохранившиеся на высоту 80-90 см, были сложены из крупных сырцовых кирпичей на каменном фундаменте, дверные проемы имели иногда каменные пороги и ступеньки, а около стены сооружалась глинобитная приступка, высотой и шириной около 40 см.

    В центре круглого помещения обычно находился крупный камень, служивший базой для центрального столба, поддерживавшего коническую крышу. Около этого камня стоял невысокий круглый очаг (диаметром около 1 м), украшенный рельефным орнаментом по верхнему борту и имеющий три связанных между собою отделения: одно большое и два меньших.

    Около очага находились зернотерки и верхние камни зернотерок из пористого базальта ладьевидной формы, с приподнятыми краями, а также терочники и каменные песты. В крупных сосудах и около очагов были найдены зерна и остатки колосков пшеницы и ячменя различных видов, близких к диким видам, известным в Закавказье.

    Исследования М. Г. Туманяна показали, что эти зерна собраны из смешанного посева двух злаков, пшеницы и ячменя. На основании их изучения устанавливается, что климат Закавказья в энеолитический период был более влажным, чем в историческое время. При раскопке около очагов и в других частях жилища были обнаружены кости животных - крупного и мелкого рогатого скота, а также собаки, - указывающие на сочетание земледелия со скотоводством.

    Скотоводство документируется и найденными в жилищах каменными и глиняными фигурками животных. Из числа последних выделяются части глиняных очагов, вылепленные в форме баранов. Кости диких животных, в частности диких коз и лошадей, а также кости рыб, свидетельствуют об охоте и рыболовстве жителей поселения.

    В Шенгавитском поселении найдено большое количество предметов из камня и кости и громадное количество обломков сосудов черного, реже красного цвета, с лощеной до блеска поверхностью, украшенной резным, выпуклым или вдавленным орнаментом геометрического характера. Орнамент обычно располагался под венчиком и на туловище сосуда. Часто встречаются небольшие налепные полушаровидные ручки со сквозным горизонтальным отверстием, служившие, вероятно, для подвешивания сосуда.

    Среди каменных изделий встречено множество кремневых вкладышей прямоугольной формы, обработанных с обоих краев; ретушью. Эти вкладыши закреплялись в деревянной или костяной рукоятке. По характеру заполированности края очевидно, что кремневые пластинки служили вкладышами составного серпа.

    Обращает на себя внимание значительное преобладание в Шенгавитском поселении кремневых орудий, тогда как в более позднее время орудия изготовлялись почти исключительно из обсидиана. Из числа других каменных орудий следует отметить полированный топор с отверстием для рукоятки и навершия булав грушевидной формы, т, е. обычный набор каменных изделий, характеризующий культуру медного века.


    В Шенгавитском поселении широко использовалась и кость. При раскопках обнаружено большое количество костяных проколок, а также булавки, наконечники стрел, бусы и пуговицы или же пряслица. Среди керамических изделий встречены предметы в виде колес, возможно культового значения, фигурки животных, обломок схематичной, сильно стилизованной женской статуэтки и миниатюрная модель очага, повторяющая форму очагов, обнаруженных в центральном круглом помещении.

    Найдены также отдельные медные предметы: булавки, четырехгранные шилья, буса. В одном из жилищ был обнаружен обломок каменной формы для отливки, по всей вероятности, плоского топорика-долота.

    Шенгавитское поселение в районе Еревана не одиноко. Около Вагаршапата (Эчмиадзина) исследованы два энеолитических поселения Шреш-блур и Кюль-тапа. Несмотря на чрезвычайное сходство их культуры с культурой Шенгавитского поселения, при бесспорном отнесении их к одной и той же стадии развития общества, внешний вид Вагаршапатских поселений существенно отличается от Шенгавитского.

    Это не селище на естественном холме, а искусственная возвышенность, зольный холм, выросший на низменности, то, что в Средней Азии называют тепе. Формы строительства легких жилищ из глины привели к быстрому наслоению культурных остатков. При ремонте жилищ старые жилища из сырцовых кирпичей разрушались и на их месте возводились новые строения. Зола из домашнего очага выгребалась тут же, около жилища. Это приводило к тому, что поселение принимало вид растущего холма (тепе), с мощными слоями строительных остатков и зольных прослоек.

    Шенгавитское поселение расположено как раз на границе низменности и предгорий, но оно имеет характер горных поселений, и полную ему аналогию представляет энеолитическое поселение на холме Такаворанист около Кировакана. Шреш-блур и Кюль-тапа относятся к поселениям низменности, Араратской равнины, и потому, естественно, они приняли вид искусственных холмов - тепе.

    Холм Шреш-блур был исследован в 1913 г. Е. Лалаяном путем крестообразного раскопа. При общем чрезвычайно близком сходстве материала из этого холма с Шенгавитом, бросается в глаза разная орнаментация керамики, несмотря на тождество техники изготовления сосудов и их форм. В Шреш-блуре весьма редок резной орнамент, который заменяется выпуклым и вдавленным.

    Для керамики из Шреш-блура особо характерными являются украшения в виде крупных выпуклых спиралей и концетрических кругов, редко появляющихся в Шенгавите. Эту разницу в украшениях керамики естественно объяснить временным различием, отнеся Шреш-блур к более раннему времени, но при настоящих наших знаниях обосновать хронологическую последовательность Шреш-блура и Шенгавита очень трудно. Из находок на Шреш-блуре следует особо отметить глиняную стилизованную очажную подставку в форме быка. Широко расставленные рога быка, по-видимому, служили для установки на них сосуда, под которым разводился огонь.


    Совершенно подобные подставки в виде быка были найдены и на холме Кюль-тапа, где в 1927 г. произвел сборы Т. Тораманян, а в 1945 г. С. Сардарян. Керамика Кюль-тапы по своей орнаментации совпадает со шрешблурской и отличается от шенгавитской. Характерным является прием лицевой орнаментации сосуда: узор заполняет лишь часть поверхности сосуда с одной только стороны. Обычен вдавленный узор, реже выпуклый и только в единичных экземплярах известен резной орнамент шенгавитского типа.

    В отличие от Шенгавита на Шреш-блуре и Кюль-тапе среди каменных орудий преобладают обсидиановые, а не кремневые. Набор обсидиановых орудий из Кюль-тапа дает пластины, проколки, наконечники стрел с выемкой в нижней части, а иногда и с характерным выступом - стерженьком. Встречаются также кремневые вкладыши от серпов, но они по сравнению с шенгавитскими несколько меньше по размерам.

    Особый интерес представляют образцы глиняной скульптуры, обнаруженные на Кюль-тапа. Среди очажных подставок имеется подставка в виде рогов быка, напоминающая критские алтарные подставки, причем между рогами помещена голова какого-то животного, углублениями отмечены глаза и рот. Кроме этой сравнительно крупной скульптуры на Кюль-тапа были найдены две статуэтки быков, статуэтки барана, собаки и птицы.

    Эти фигурки имеют следы красной раскраски. На одной фигурке бычка отчетливо виден глаз, нанесенный краской, и красные полосы на передних ногах, а на второй фигурке, на, лбу, путем углублений изображена звезда, указывающая как будто на культовое значение этих статуэток. Кроме мелкой скульптуры, изображающей животных, найдены также две плоские женские статуэтки с тщательно отмеченными половыми признаками и головка другой фигурки, с большим выступающим носом, конической верхней частью головы и глазами, выполненными путем сквозных отверстий.

    Об искусстве, связанном с религиозными представлениями, мы можем судить не только на основании орнаментации керамики, но и по статуэткам, которые несмотря на всю их схематичность живо и реалистично передают характерные черты изображенных животных.

    Могильники рассмотренных нами энеолитических поселений еще не обнаружены, отдельные погребения того времени были раскопаны в 1893 г. Н. Я. Марром на западном склоне горы Арагац и случайно открыты у холма Такаворанист около Кировакана. В последнем случае погребение было перекрыто могилой бронзового века. При костяках, помещенных в грунтовой яме, находилась характерная энеолитическая керамика. Сосуд из раскопок Н. Я. Марра украшен на лицевой стороне лишь одним рельефным узором в виде двойной спирали.

    Более развитая энеолитическая культура представлена раскопками Е. Лалаяна и Е. Байбуртяна 1927-1928 гг. в Эларе, Котайского района. В Эларском поселении, ниже слоев урартского периода, были открыты зерновые ямы с остатками пшеницы, а также целые костяки домашних животных.

    Материалы из раскопок в Эларе отмечают дальнейшее развитие культуры, и в первую голову, скотоводства и земледелия. В составе стада начинает преобладать мелкий рогатый скот, что связано с полукочевой формой скотоводства. При росте стада пастбища около поселения были уже недостаточными, и скот приходилось угонять на удаленные от поселения луга.


    Не все этапы начального периода освоения металла в Закавказье обоснованы археологическим материалом. Так, древнейший период металлургии, непосредственно связанный с медным веком, не может считаться еще достаточно выявленным. К нему относятся лишь случайно найденные медные предметы: массивные проушные топоры и листовидные наконечники копий со стержнем для насадки.

    Именно к этой группе предметов относятся опубликованные Б. А. Куфтиным находки при строительстве Закавказской гидроэлектростанции (около Тбилиси). Выделенная группа медных орудий является группой весьма специфических форм раннего этапа развития металлургии, имеющих свои соответствия как на Северном Кавказе (Майкопский курган и дольмены станицы Новосвободной на Кубани), так в Иране и Месопотамии (Тепе-Гиссар, Царские гробницы в Уре) и в Западной Европе (Кипр, Венгрия).

    Более документированный материал, относящийся, однако, к самому концу медного века Закавказья, дали раскопки дольменов Абхазии (раскопки М. М. Иващенко, Б. А. Куфтина и А. Л. Лукина 1930--1937 гг.). Дольмены Абхазии показали, что они служили для погребальных целей весьма длительный промежуток времени и содержат погребения различных эпох.

    Нижний слой, залегавший на дне дольменов и отделенный от более поздних стерильным слоем глины, датирует время сооружения этих памятников концом медного века. Из этого слоя происходят вислообушные топоры, пластинчатые ножи или наконечники копий и своеобразные крюки.

    Дольмены Закавказья связаны с дольменами Северного Кавказа, известными как на побережье Черного моря, так и в бассейне р. Кубани, причем эта связь подкрепляется и обнаруженным в них материалом.

    Дольмены, как могильное сооружение, на Кавказе не являются устойчивым видом памятников. Не только на Северном: Кавказе, но и в Закавказье культура медного века, одновременная дольменам восточного Причерноморья, связана с иными формами погребений. В этом отношении особенно характерен материал медного века.

    Так, встречены вислообушные топоры и пластинчатые ножи отмеченных выше форм, являющихся общими для «среднекубанской группы» Северного Кавказа и абхазских дольменов. Работы Б. А. Куфтина в Сачхери выявили чрезвычайную близость керамики из этого могильника с керамикой нижних слоев циклопических крепостей Триалети.

    1 2 3               




















    Категория: АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 240 | Рейтинг: 5.0/1