Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [6]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [0]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [0]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ

    Аномальные и загадочные места в Хабаровской области. 3

    Сикачи-Алян. Петроглифы

    Сикачи-Алян - это небольшое нанайское село, находящееся на берегу Амура ниже Хабаровска. По дороге расстояние от города составляет около 75 километров. Знаменито село тем, что рядом находятся петроглифы - древние изображения, высеченные на базальтовых валунах.

    Архитектурно село Сикачи-Алян ничем особенным не примечательно. Выделяются разве что памятник сельчанам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, и ухоженным зданием культурного центра.

    По одной из версий, имя «Сикачи-Алян» произошло от нанайских слов «сакачиори», что означает «выспрашивать», и «алян», означающим границу между миром живых и царством духов. Население села, впрочем, вполне не бесплотно: его составляют около трехсот человек, все они этнические нанайцы. По другой версии слово «алян» (иначе - «гал-бун») означает «улово» - глубокое место, удобное для рыбной ловли. Отсюда и происходит название «руины Гальбу», как ещё называют эти россыпи камней.

    Базальтовые валуны с древними петроглифами расположены у береговой линии между селами Сикачи-Алян и Малышево. На этом месте часто можно встретить нанайца, торгующего местными сувенирами в числе которых есть резьба по дереву, амулеты, и даже шаманский бубен.

    В научной литературе описано около 150 петроглифов Сикачи-Аляна. Однако сохранилась до наших дней намного меньше. Сейчас можно наблюдать не более двух десятков уцелевших наскальных рисунков, да и то если очень хорошо поискать. Остальные же занесены песком или покоятся под толщей воды. Многие, увы, утрачены безвозвратно.

    По мнению ученых, первые рисунки возле села Сикачи-Алян были выбиты еще 14 тысяч лет назад. Изображения относятся к эпохам мезолита (раннего неолита), неолита, раннего железного века и раннего Средневековья. Они датируются от XII тысячелетия до нашей эры до первой половиной I тысячелетия после рождества Христова. Все рисунки наносились методом глубокой желобчатой выбивки, но если первые творцы-художники использовали каменный инструмент, то последние - уже железный. Они представляют из себя изображения личин (масок), зверей, птиц, змей, лодок, лунок (ямок и концентрических кругов); антропоморфные изображения.

    Как гласят нанайские сказания, в начале времен на небе сияли сразу три солнца. Люди и звери умирали от нестерпимой жары, даже камни становились мягкими, как расплавленный воск. И только боги не унывали: рисовали диковинные узоры на раскаленных камнях. От гибели мир спас отважный охотник. Своими меткими стрелами он погасил два лишних светила. Камни остыли и навсегда сохранили отпечатки божественных пальцев.


    Из истории исследований археологических памятников в окрестностях сел Сикачи-Алян и Малышево (Хабаровский край)

    В районе расположения петроглифов Сикачи-Аляна, по берегам Амура и Малышевской протоки, сосредоточено более десятка археологических памятников, относящихся к широкому спектру исторических эпох. Первые археологические раскопки были проведены под руководством А.П.Окладникова в 1965 г. в трех пунктах у с. Малышево: у мастерских РЭБ флота, в 400-х метрах от нижней окраины села и в 1км. вниз по течению Амура.

    У мастерских РЭБ флота, на мысу у ручья, впадающего в Малышевскую протоку, было выявлено однослойное неолитическое поселение, при раскопках которого обнаружены каменные топоры, скребки, режущие орудия, ножевидные пластины, подпризматические нуклеусы, а также керамика с гребенчатым орнаментом. В 1969 г. отряд археологов из Владивостока под руководством Э.В.Шавкунова провел разведку береговой полосы у с. Сикачи-Алян и обнаружил следы средневекового поселения.

    Зачистка берегового обнажения позволила выявить культурный слой, мощностью до 70см., насыщенный средневековой керамикой, относящейся ко второй половине XII века. Кроме этого, вверх от с. Сикачи-Алян по правому берегу Амура, было выявлено городище, на территории которого собран подъемный материал из фрагментов керамики мохэского типа, относящихся к VI-IXвекам.

    В 1970 г. под руководством А.П.Окладникова проводились раскопки многослойного поселения у нижней окраины с. Сикачи-Алян, у пункта первого сикачи-алянских петроглифов. Верхний культурный горизонт на поселении был представлен остатками жилищ чжурчжэньской эпохи с фрагментами отопительной системы – канов, сложенных из кусков базальта.

    Следующий горизонт содержал материал, относящийся к польцевской и урильской культурам раннего железного века. Под ним обнаружен слой неолитического времени, а ниже, на глубине 1,2–1,3м от поверхности, были выявлены два непотревоженных культурных горизонта с находками мезолитического облика. В числе изделий из кремня в этом слое была обнаружена скульптурная орнитоморфная фигурка.

    Фигурка птицы с выпуклой грудью, длинным туловищем и прямоугольным хвостом оформлена двухсторонней мелкой ретушью. В верхней части отчетливо выделяется голова с коротким в виде острого угла клювом. А.П.Окладников указывал, что по своим очертаниям и в особенности по форме головы и клюва, эта кремневая скульптура очень схожа с двумя фигурами птиц, выбитых на камне №9 в пункте первом и камне №28 в пункте втором петроглифов Сикачи-Аляна.

    Оба орнитоморфных изображения в петроглифах сходны как по позе, так и по форме тела, по характерной обрисовке головы. Однако они стоят особняком от многочисленных изображений водоплавающих - уток и гусей. Больше всего эти птицы напоминают хищников - орлов, а может быть ворона или глухаря. Большое значение имеет топографическая связь изображений птиц на петроглифах в пункте первом с обнаруженной скульптурой. Место находки кремневой птицы и базальтовую глыбу с аналогичным петроглифом отделяют всего 25–30м.

    Очень важен и тот факт, что обе птицы на петроглифах изображены в сочетании с группами животных, сопутствуют им. На соседней плоскости с птицей на камне №9 первого пункта петроглифов размещена большая композиция с фигурами зверей архаического стиля, похожими на лошадей. И точно такая же птица на камне №28 из пункта второго вписана в общую композицию с изображениями лосей.

    По технике выбивки, по характеру желобков абриса, техника этих петроглифов, изображающих птиц и животных аналогична. Нижняя часть туловища выбитых на камнях птиц оформлена таким же разомкнутым желобком, что и части соседствующих фигур животных. По мнению А.П. Окладникова эти орнито- и зооморфные изображения относятся к единому архаическому комплексу наскальных рисунков одновременного кремневой статуэтке птицы из мезолитического слоя. И в целом они образуют самый древний на Дальнем Востоке мезолитический комплекс образцов искусства (Окладников, 1971, С. 86).

    В 1972 г. археологической экспедицией Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВНЦ АН СССР, под руководством Э.В.Шавкунова были проведены раскопки Сикачи-Алянского городища, расположенного в 250м от мыса Гася у третьего пункта петроглифов Сикачи-Аляна. Городище локализовалось на вершине мыса, в северо-западной части отвесно обрывающегося к реке, а с юго-восточной стороны соединенного узким перешейком с высокой прибрежной террасой.

    Поперек перешейка сооружена тройная линия оборонительных валов высотой до 2м и рвов. В результате исследований было выявлено два разновременных комплекса: нижний наиболее ранний комплекс был отнесен к финальному этапу польцевской культуры, а второй, синхронный времени существования основного городища, был отнесен к V веку н.э.

    С 1975 года Амуро-Уссурийским отрядом Института истории, филологии и философии СО АН СССР (ныне Институт археологии и этнографии СО РАН) начинаются масштабные раскопки многослойного поселения на утесе Гася, расположенном в 700м вверх по течению от с. Сикачи-Алян, в месте слияния реки Амур и протоки Малышевской, у пункта второго петроглифов Сикачи-Аляна.

    Место для масштабных раскопок было выбрано именно потому, что здесь, на довольно большом отрезке береговой полосы сосредоточена основная масса наиболее уникальных наскальных изображений петроглифов Сикачи-Алянской группы. В период с 1975 по 1989 годы на поселении Гася было заложено семь раскопов общей площадью более 1200м².

    Культурный слой в некоторых местах достигал 250см. Стратиграфия литологических слоев на поселении следующая: почвенный дерново-мешанный слой, супеси различной плотности и насыщенности, слоистые суглинки, материк представлен плотными комковатыми глинами, перекрывающие рыхлые базальты.

    Полученный при раскопках многочисленный материал хронологически представляет пять культурно-исторических эпох: нанайская этнографическая современность; чжурчжэньская культура (раннее средневековье); ранний железный век (урильская и польцевская культуры); эпоха неолита (малышевская и вознесеновская культуры); эпоха начального неолита (осиповская культура).

    Наиболее поздний материал этнографической современности сосредоточен главным образом в дерновом слое, а наиболее ранний (осиповской культуры) - в основании культурного горизонта, в слое плотной комковатой глины и частично в слоистом суглинке. Немаловажен тот факт, что в результате долговременной деятельности человека, местами литологические слои были перекопаны, поэтому некоторые изделия эпохи металла и неолита оказались вверху, а предметы позднего времени - внизу. Это применимо практически ко всем культурным слоям, включая нижний осиповский слой глины, в котором, как выяснилось в ходе раскопок, были врыты основания жилищ в неолитическое время.

    Среди находок нанайской культуры, относящейся к этнографической современности, преобладают глиняные рыболовные грузила прямоугольной формы, фрагменты железных и толстостенных керамических поливных сосудов, а также немногочисленные металлические нашивные бляхи, бронзовая курительная трубка, стеклянные бусины. Основной вещественный материал чжурчжэньской культуры эпохи раннего средневековья - это фрагменты вазовидных и горшковидных станковых сосудов с налепными или врезными валиками ниже кромки венчика.

    Сосуды орнаментированы различным штамповым орнаментом в виде поясов наклонных полосок, прямоугольников или квадратов и их сочетаний. Кроме керамики обнаружены керамические рыболовные грузила и украшения из бронзы в виде подвесок, железные наконечники стрел и ножи. Интересна находка бронзовой скульптурки тигра. Объемная фигура зверя, выполненная методом литья, длиной 10,7см и толщиной до 1,6см, с круглым непропорционально вытянутым туловищем и горизонтально направленным хвостом.

    На голове хищника обозначены короткие торчащие уши, глаза показаны небольшими округлыми ямочками (рис. 2, 1). Нужно отметить, что до сих пор у нанайцев сохранился обычай изготавливать подобные фигуры, только из дерева, которые имеют ритуальный смысл. Материал эпохи раннего железного века относится к двум культурам - урильской и польцевской.

    Среди урильской керамики преобладают фрагменты сосудов, орнаментированные гладкими и рассеченными врезными и налепными валиками. Часть фрагментов покрыта квадратными оттисками штампа, прочерченными линиями или теми и другими в сочетании. Отмечено несколько фрагментов, украшенных слабо рельефными геометрическими фигурами при помощи штампа.

    Польцевская фрагментированная керамика представлена несколькими типами сосудов. Прежде всего, это крупные сосуды с округлым туловом и круто отогнутым или прямым венчиком, а также сосуды ситулообразной формы. Встречаются горшковидные сосуды и сосуды типа чаш. В польцевской керамике насчитывается 12 разновидностей декора.

    Наибольшее количество фрагментов орнаментировано шахматно-чашечным узором, пальцевыми вдавлениями и гребенчатым штампом. Артефакты, относящиеся к неолитическому времени представлены, в основном, многочисленными фрагментами керамики с различной орнаментацией, насчитывающей около 16 мотивов. Среди них оттиски гребенчатого штампа, «амурской плетенки», зигзага, округлых вдавлений, чередование различных геометрических фигур.

    Один из фрагментов, обнаруженный на глубине 101см, размерами 7,5 х 6,8 х 1,4см, сплошь покрытый мелкими ячейками - тисненым орнаментом, представляет собой нижнюю часть антропоморфной личины с четко обозначенным рельефным носом с двумя ноздрями внизу, частью рта и частью правого глаза в виде окружности. На фрагменте сохранились следы окрашивания красного цвета.

    Интересны фрагментарные находки изделий из обожженной глины. Это небольшая модель лодки-долбленки, фрагмент фигурки человека (левая нога и часть торса) и голова утки округлых очертаний с расширяющимся к концу уплощенным носом и отчетливо обозначенными двумя округлыми глазами. Голова представляет собой предположительно часть довольно крупного изображения водоплавающей птицы.

    В заполнении котлованов жилищ были обнаружены фигурки медведей, выполненные из обожженной глины. Фигурки выглядят вполне реалистично с четко моделированной головой с ушами, глазами и полуоткрытым ртом. Каменный инвентарь описываемой эпохи, представлен орудиями (тесла, топоры, наконечники стрел, копий и дротиков, скребки, проколки, ножи), каменными грузилами, пестами, нуклеусами, навершиями булавы.

    Самые древние находки из раскопок у с. Сикачи-Алян относятся к осиповской культуре начального неолита (до обнаружения керамики, относимого к периоду мезолита). Это многочисленные каменные изделия: тесловидный и тесловидно-скребловидный инструмент, остроконечники, скобели, ножи, нуклеусы, ножевидные пластины.

    Также обнаружены несколько каменных изделий из черной кремнистой породы архаичного облика в палеолитической традиции обработки, названные скребловидно-нуклевидными инструментами. В комплексе с ними, на глубине от 210 до 224см от поверхности в не потревоженном углистом слое очажного пятна был выявлен развал керамического сосуда.

    Рыхлые расслаивающиеся фрагменты плохого обжига принадлежали плоскодонному сосуду усеченно-конической или ситулообразной формы, высотой 25-27см и толщиной стенок до 1,7см. Вся внешняя поверхность сосуда орнаментирована преимущественно параллельными вертикальными полосками шириной до 0,20см. Из очажного пятна, в котором располагались фрагменты сосуда и каменные изделия архаичного облика, был взят древесный уголь для радиоуглеродного анализа.

    По 14С была получена дата 12960±120 л.н. (Ле-1781), калиброванная 13800-13010 гг. до н.э. Проведенный анализ керамического материала позволил отнести его к одному из самых древних не только на Дальнем Востоке, но и в мире. Спустя более 30 лет со дня обнаружения на многослойном поселении Гася у с. Сикачи-Алян остатков позднеплейстоценовой керамики, подобные находки были зафиксированы на многих памятниках осиповской культуры, которые связаны с выделением периода начального неолита в Приамурье. (А.Р. Ласкин).



    Шаманизм на Дальнем Востоке

    Майкл Гарнер, известный американский антрополог, утверждает, что слово «Шаман» произошло из языка тунгусов, проживавших в Северо-восточной Сибири. Первоначальное значение данного слова переводится как « работать с теплом или огнем», «нагревать, или сжигать», если же применять данное понятие к человеку, то можно перевести как «преобразователь энергии», так как огонь является символом, как энергии, так и проводником перемен. Действительно, в глазах простых людей шаман представал в образе избранника, способного на величайшие преображения (от физического бытия к духовному миру).

    В некоторых словарях можно встретить такие определения слова «шаман», как «мудрый человек» или «тот, кто знает», однако это весьма поверхностные толкования. Наиболее точным является значение «тот, кто познал экстаз», так как основным отличительным фактором шамана от простого человека является способность к экстатическому переживанию.

    Благодаря способности активно контактировать с внутренней сутью вещей, шаман может осознавать особую информацию, получать помощь, руководство и советы по целительной практике и для накопления личной силы. Он умеет воспринимать другую реальность за рамками действия физических лиц и химических законов: некую реальность духа, от которой рождается реальность вещества.

    Шаман осознает и принимает то, что жизнь свойственна всему сущему и есть множество вариантов ее восприятия. И восприятие человека – это лишь один из всех существующих способов. Шаман четко знает и понимает, что представители других форм жизни (и звери, и птицы, и насекомые, и деревья) воспринимают жизнь иначе, то есть жизнь для них кажется совсем другой, так как они видят ее в своей перспективе.

    Именно поэтому шаман ко всему живому относится с большим уважением, чем простые люди, он обладает способностью распознавать жизненное дыхание во всех вещах. Благодаря данному процессу познания, шаман приходит к пониманию целостности самого себя и взаимозависимости всего сущего.

    Шаман ищет способы и учится у самой природы достигать гармонии во всех сферах жизни, а для этого он трепетно относиться ко всем проявлениям жизни и рассматривает каждый аспект и элемент жизни со стороны взаимодействия и взаимной поддержки.

    Рано или поздно каждый человек понимает, что его жизнь и жизнь всего человечества зависит от благополучия Земли, а Земля, в свою очередь, является живым существом внутри огромного и необъятного организма Вселенной.

    Чем большего уровня развития сознания достигает шаман, тем больше он понимает, что сущность нашей жизни заключена в невидимом элементе, который принадлежит к иной реальности, наряду с физической действительностью. Все усилия истинного шамана, приложенные к распознаванию дыхания жизни во всех вещах, вознаграждаются самим духом, который открывает шаману и свою сокровенную сущность, точно так же как человек может наделить окружающие его вещи новым восприятием и наладить особую гармонию между ними и человеческой жизнью.

    В результате приложенных усилий шаману открываются новые особые восприятия реальностей, которые не известны другим людям. Восприятие шамана сильно отличается от обычного, так как знание иных реальностей позволяет ему очень глубоко и верно понимать все явления и процессы повседневного мира. Дух жизни помогает шаману распахнуть двери для восприятия иных реальностей, других перспектив и показывает то, как шаман может применять свои знания и опыт для пользы себе и всем окружающим.



    Карта неоязыческих сообществ в Хабаровском крае



    Отношение к оккультным шарлатанам в годы СССР

    Шаманы под запретом власти. В истории СССР ограничительная функция государства приобрела крайнюю форму – репрессии (по отношению к оккультным шарлатанам). Коренные малочисленные народы Севера Хабаровского края ощутили этот страшный железный пресс не в меньшей степени, чем хабаровчане-славяне. В рамках одной статьи трудно в полной мере осветить историю репрессий по отношению к коренным народам Хабаровского края, поэтому остановимся на одном аспекте: преследовании шаманов в годы советской власти.

    13 сентября 1927 года на страницах газеты «Тихоокеанская звезда» появилась маленькая заметка под фантастическим для того времени названием: «Шаманы хотят иметь избирательные права». Воспроизведу это интереснейшее сообщение полностью: «Четыре шамана-нигидальца (так в газете. - Т. М.) из Амгуно-Кербинского района были лишены по советской конституции прав выбора в советы.

    Шаманы подали протест в Крайисполком с просьбой о восстановлении их в избирательных правах. В своем заявлении шаманы указывали, что занятие шаманством для них не является источником существования, так как они наравне с прочими туземцами занимаются охотой и рыбной ловлей. Они, по их заявлениям, не используют шаманство в целях эксплуатации населения и получения материальных выгод».

    В 1932 году в Ульчско-Негидальском туземном районе из 11 хозяйств, лишенных избирательных прав, три были определены как кулацкие, а девять принадлежали шаманам. Избирательных прав были лишены ульчские и нивхские шаманы Конт Шура 30 лет из села Кадаки, Дзятака 68 лет из села Кадаки, Каутым 34 лет из села Ухта, Пачи Павел 46 лет, Чурбаш Иннокентий из села Пад, Вальдю Степан, Дажку Александр, Бодя Борис. Согласно письму Уданского сельского Совета от 9 января 1934 года в Удане проживали три шаманки нетрудоспособного возраста, лишенные избирательных прав.

    Давление на шаманов было таково, что они сами отказывались от обрядовой практики и сдавали свои шаманские принадлежности. 16 июля 1933 года на заседании Кербинского райисполкома рассматривалось заявление В. Д. Максимова об отказе от шаманства и сдаче шаманского костюма, постановили принять заявление шамана, а «костюм сдать на хранение в склад РИКа».

    Лишение избирательных прав автоматически вело к исключению из рядов колхоза и лишало средств к существованию. Так, Павла Киле лишили прав как сына шамана-кулака и выгнали с работы. Отдельные сельские советы принимали решения о выселении шаманов из села. 24 августа 1935 года общее собрание Болонского сельсовета и колхоза «Нанайский партизан» постановило выселить шамана Одзяла Исунги (Василия) «из территории Болонского сельского совета». До этого решения шаман неоднократно предупреждался сельским советом и партийными органами и даже подвергался денежному штрафу в размере 50 рублей, но продолжал заниматься обрядовой практикой.

    Обязанность борьбы с шаманством была возложена на советские, партийные и комсомольские органы.

    Коммунисты и комсомольцы ходили по селам, отбирали и сжигали атрибуты шаманов (как выразился один из коммунистов, «сжег барабаны»). Лишь в отдельных случаях конфискованные шаманские атрибуты попадали в музеи. Например, в 1930 году в фонды Хабаровского краевого краеведческого музея были переданы «шаманский компас» и «шаманское знамя», отобранные туземным советом у шамана Кешки Оненко из стойбища Дондон «при манифестации его по стойбищу на 29 января 1930 года».

    В докладной записке 1937 года «Об итогах проверки работы Дадинского сельского Совета и правления колхоза» записано: «Плохой работой сельского Совета и правления колхоза воспользовались шаманы. С новой Конституцией они активизировали работу. Если в 1935 году работал один шаман Бельды Пельха, то сейчас активно работают девять шаманов: Бельды Пельха, Заксор Ога, Геккель Башля, Геккель Еголи, Бельды Кенго, Бельды Тайпи, Бельды Ольга, Бельды Сенчена, Бельды Ацюнга.

    Шаман Бельды Пельха (единоличник) своим влиянием на отдельных колхозников разлагает колхоз. Колхозник Бельды Ингену имеет тесную связь с шаманом Бельды Пельха, под его влиянием Бельды Ингену с двумя сыновьями Дема и Декембу и звеньевым бригадиром Оненко Пуктанга ушли из колхозной рыболовецкой бригады в другой чужой водоем и не выполняют план рыбодобычи (вместо 35 цен. сдали 5 цен. И остальную продают).

    Сельский совет и комсомольская организация, по существу, не вели никакой борьбы с шаманством, как, например, родители председателя сельского Совета Киле Анатолия и секретаря комсомольской организации Бельды Ивана справляют поминки (июль 1937 года) с шаманами».

    «Слабая борьба» с шаманами являлась в те годы одной из причин снятия с работы. Упоминаемого выше председателя Дадинского сельсовета Анатолия Киле в 1938 году сняли с должности в том числе и за связь с шаманами. Кона Пассара при увольнении с поста председателя Джонкинского сельсовета обвиняли в том, что он снабжал продуктами «до последних шаманских дней контрреволюционера Богдана Оненко».

    Однако антишаманские действия не оказали большого влияния на степень распространения шаманства. В середине 1937 года в Нанайском национальном районе был 71 шаман. По другим данным, 130 шаманов. Первого председателя Нанайского национального райисполкома Б. Ходжера в 1937 году обвиняли в том, что он «скрывал и защищал шаманов, давал сведения в Райком, что шаманов в районе шесть человек, а при проверке выявлено 130 чел.».

    В 1992 году автор статьи записала некоторые сообщения по данной теме в ходе этнографической экспедиции в Ульчский район Хабаровского края. По воспоминаниям К. К. Сыны, «в 1938 году запрещали шаманить, грозили, что арестуют. Приезжали власти, пугали. Объявили, что шаманить нельзя, шаманы врут, если будут шаманить, то арестуют».

    По свидетельству Ф. Н. Дечули, после 1937 года в Удан приезжали представители милиции из Мариинского, забрали у шамана бубен. Так же поступили с шаманкой Енака Ангиной (Росугбу). По доносу приехали милиционеры из районного центра, забрали все шаманские принадлежности, но вернули - в конце Великой Отечественной войны. Е. Ангина даже болела после этого.

    Как говорила Ч. Г. Вальдю, «комсомольцам поручили не давать шаманам шаманить. Они ходили, наблюдали, поэтому шаманы, когда надо было шаманить, начинали поздно, часов в 12 ночи. Комсомольцы мешали шаманить». По свидетельству Г. П. Вальдю, «свои же, молодежь, как услышат, где бубен звучит, идут туда, палку просовывают в окно и гоняют бедных старушек». Были случаи, когда дети шаманов, вступившие в комсомол, отбирали у родителей шаманские атрибуты. Например, Павел Тумали забрал у своего отца Подя Тумали бубен, пояс и утопил в Амуре, при этом он сказал: «Не позорь нас».

    Дети запрещали матери Т. Н. Чекур шаманить, говорили, что стыдно смотреть на людей, ходить на людях. Чтобы избежать преследования комсомольцев, шаманы и все заинтересованные в проведении шаманского обряда уезжали на луга и там шаманили. В селе собирались потихоньку, но как выразилась, информант, «разве скроешь, если бабушки идут в одну избу».

    Нанайский шаман. Фото П. П. Шимкевича. Пересъемка В. Н. ТокарскогоШаманом был отец А. П. Надеиной - негидалец Порфирий Никифоров. В годы Великой Отечественной войны его сэвэнов (фигурки из дерева, кожи), одежду, бубны сожгли. Коммунисты и комсомольцы села (русские - лоча, как уточнила потом информант) пришли к нему в дом, всю одежду взяли, фигурки сэвэнов и сожгли во дворе дома.

    Лоча говорили все время про НКВД. А. П. Надеина утверждала, что сожгли не только шаманские атрибуты П. Никифорова, но и его дом. Однажды во время болезни информант видела сон: приехала она якобы на Дуки (там жил отец), обратилась к фигуркам: «Я болею, почему вы мне не можете помочь?» Они говорят: «Как мы тебе поможем, видишь, от нас остались только части, половинки».

    Мачеха прокомментировала этот сон так: «Так и было на самом деле, остались только части от фигурок». После переезда во Владимировку П. Никифорова продолжали преследовать: постоянно приезжали и проверяли. Вместе с тем отец информанта не прекратил помогать людям, но лечил не всех, а только тех, кто заболел и обратился к нему за помощью, деньги за лечение не брал.

    Отдельные амурские шаманы были арестованы. Так, шамана Оненко Богдана Лондовича 1872 года рождения из села Найхин арестовали 12 сентября 1937 года и расстреляли 21 октября 1937 года.

    После окончания Великой Отечественной войны преследования шаманов не прекратились. А. Н. Бельды рассказывала, что в 1960-е годы в Нанайском районе Хабаровского края шаманов за проведение обрядов штрафовали, но они продолжали шаманить, занавешивая окна. Чем ближе к годам перестройки, тем больше постановления Хабаровских крайкома и крайисполкома направлены на регулирование деятельности районных организаций по соблюдению законодательства о религиозных культах и усилении атеистической пропаганды.

    В справках первой половины 1980-х годов о состоянии религиозной обстановки в Хабаровском крае шаманы даже не упоминались. Косвенным намеком на продолжавшуюся борьбу с шаманством служит сообщение, что Хабаровское издательство в 1982 году подготовило к публикации книги по атеистической тематике, среди которых названа «Повесть о последнем шамане» А. А. Пассара.

    Кратко рассмотренный в данной статье один из аспектов в истории репрессий против коренных народов Хабаровского края, а именно шаманов, требует дальнейшего тщательного исследования, однако смеем предложить для обсуждения следующие этапы развития репрессивных мер советской власти по отношению к шаманам на данных Хабаровского края.

    1-й этап. Лишение шаманов избирательных прав (середина 1920-х – начало 1930-х годов): шаманы включены в одни списки с православными священниками.

    2-й этап. Насильственное уничтожение шаманского снаряжения и атрибутов (середина 1930-х годов), исключение из рядов колхозников, снятие с работы.

    3-й этап. Аресты (конец 1930-х годов). Следует отметить, что массовых масштабов данного вида репрессий в отношении шаманов не выявлено.

    4-й этап. Запрет на шаманскую деятельность не отменяется (1945 - 1980-е годы), но степень его соблюдения со временем снижается и в 1970 - 1980-е годы носит скорее формальный «бумажный» характер атеистической пропаганды, хотя еще в 1960-е годы были случаи применения к действующим шаманам административных мер (штрафы). (Татьяна Мельникова).



    Шаманы Приамурья готовят кровавый обряд над губернатором

    15 января 2014, AmurMedia. Хабаровские шаманы-аборигены намерены собраться в ближайшее время для того, чтобы провести кровавый ритуал над губернатором Хабаровского края Вячеславом Шпортом. Оставив без внимания тот факт, что в прошлом, 2013 году глава региона был признан лучшим губернатором коренных народов, их представители намерены обратиться к своим богам за защитой от тех, кто уничтожает их культуру, сообщает ИА AmurMedia со ссылкой на социальную сеть «Фейсбук».

    Еще менее года назад губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт одержал победу на прошедшем в городе Салехарде VII Съезде коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ в номинации «Лучший губернатор», а сегодня этот факт будто стерся в памяти у некоторых представителей этих народов. Так, на своей странице в социальной сети «Фэйсбук» представитель коренных народов Приамурья Леонид Сунгоркин, заявил о намерение, цитируем: «собраться в ближайшее время с хабаровскими шаманами-аборигенами для того, чтобы совершить ритуал». Цель ритуала, по словам, Сунгоркина – образумить Шпорта и его команду.

    Такие неоднозначные высказывания пришлись не по душе многим пользователям сети Интернет, и в адрес Сунгоркина посыпалось множество вопросов, после чего автор поста более подробно раскрыл суть планируемого ритуала.

    «Мы хотим, чтобы Шпорт учил историю Хабаровского края, традиции народов, проживающих в Хабаровском крае, культуру аборигенов Приамурья. Одним словом, мы просим Эндури о защите нас от тех, кто уничтожает нашу культуру. Обряд кровавый, но древний, проводится не часто. Последствия страшные. Тот, на кого направлен обряд, либо погибает, если не поймет, либо гибнет тихо его окружение.

    Это не связано с физической смертью напрямую, как правило - это смерть личности и авторитета. Хотя возможно и самое плохое. Те, кто не верит в обряд, не освобождаются от последствий. Много веков мы, - аборигены, верим в единого Бога Эндура, в его справедливость», - комментирует свою позицию Леонид Сунгоркин.


    1 2 3                  




















    Категория: АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 52 | Рейтинг: 5.0/1