Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [6]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [0]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [0]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ

    Аномальные и загадочные места в Нижегородской области. 3

    Карстовые провалы Нижегородской области

    В Нижегородской области растет диаметр ямы, образовавшейся ночью после карстового провала. Угроза нависла над Горьковской железной дорогой. В поселке введен режим чрезвычайной ситуации. Воронка в поселке Бутурлино Нижегородской области, в которую в среду сползли три строения, за сутки не увеличилась, сообщил РИА Новости представитель регионального МЧС.

    В яму диаметром 85 метров, образовавшуюся в ночь на среду в поселке Бутурлино Нижегородской области, провалились жилой дом, дача и неиспользуемый зерновой склад. Были эвакуированы 33 человека, среди них восемь детей. По одной из версий провал имеет карстовый характер. Режим ЧС в нижегородском поселке: не дать Бутурлино уйти под землю.

    Анна Степашина, жительница поселка Бутурлино: «Мы все вскочили, закрыли все и к школе ушли».

    Жители в спешке покидали свои дома, а размеры провала тем временем увеличивались. В середине улицы образовалась воронка диаметром 80 и глубиной в 15 метров. По словам очевидцев, грунт просел буквально за несколько минут. Под землю ушли дом, соседняя дача и зерновой склад. Со всей улицы в радиусе 100 метров эвакуировали жильцов.

    За четыре с половиной века существования поселка Бутурлино старожилы подобного не припомнят. Снежные сугробы в огороде Леонида Кукина, чей дом находится теперь на краю провала, просели почти на метр. Воду как будто слили в гигантскую ванну. Роман Данилин, сотрудник ГУ МЧС Нижегородской области: «Людям было предложено размещение в пункте временного размещения, они отказались. В настоящее время они расселены по родственникам». Сигнал бедствия был принят в считаные секунды, эвакуированные жители тут же обзвонили соседей. На параллельных улицах дома опустели мгновенно.

    «Размеры воронки не изменились. Специалисты наблюдают за провалом и считают, что как минимум неделю не надо ничего там трогать», - сказал собеседник агентства. Он сообщил, что жителей трех зданий, находящихся в непосредственной близости от провала, пока не пускают домой, возможно, это будет сделано через неделю. («РИА Новости»).



    Странные пропажи людей в Нижегородской области

    Слабо булькал ручей, впадавший в мелкую илистую речку, которая к тому же прихотливо петляла. Чахлый свет, пробивавшийся сквозь листву, терялся в гуще леса, скользя и умирая. Где-то рядом было болото - отчетливо ощущался сладкий запах торфа. Отсюда начинался подъем на Рогатую гору. Собственно, это не гора, а холм, но в округе его называют горой.

    - А вот теперь поглядите вверх, - нарушил молчание Володя Малышев. - Как бы вы это назвали?

    Над гребнем холма зависло облако. Такое, что я непроизвольно вздрогнул. Оно напоминало быка с клубящимися рогами. Черные тени побежали по склону холма. В этот момент ухнул филин, и воцарилась мертвая тишина, как в склепе. Стало по-настоящему страшно...

    Виртуальный ветер

    Я понял, что меня повело куда-то не туда. Словно ветер понес в какую-то бездну. Спасибо Володе Малышеву, который подвиг меня на поездку в эти края, -он ухватил меня за руку. И ветер сразу потерял силу.

    -Когда некому помочь, не на кого опереться, люди и пропадают, - сказал Володя. - Этот ветер меня тоже едва не уволок. Но ветер - он не настоящий, он виртуальный - он в нашем сознании. Если отдать себе приказ не повиноваться, ничего и не будет.

    Да, конечно, он был прав. Но я еще не мог вникнуть в суть явления. Оно было более многоплановое, чем я его себе представлял. Это не походило ни на один метеорологический процесс, происходящий в природе. Впрочем, я даже не знаю, можно ли причислить то, что я видел, к уже известным физическим процессам. Если и можно, то, наверное, только с очень большой натяжкой.


    Хотя, боюсь, я и не прав. О влиянии сгущенной облачности на физическое и психическое состояние человека впервые высказался не метеоролог, не физик, а скромный лекарь из уездного города Елабуги Родион Свиридов. На основе своих исследований он еще в середине позапрошлого века подтвердил то, что народ знал со стародавних времен: если тучи нависли, человеку грозит депрессия. И он привел такую статистику: на грозу реагируют, так или иначе, до 80 процентов всех пациентов его амбулатории.

    Пропавшие без вести

    Эти места на севере Нижегородской области издавна считались гиблыми. И не только потому, что здесь много болот. Люди почему-то обходили их стороной, хотя в смысле промысла тут все обстояло гораздо лучше, чем где-либо. Пушные звери не переводились вплоть до советских времен. Охотились здесь и на соболя, и на куницу, и на горностая, и на колонка, и на белку, а такую «мелочевку», как хорек или барсук, вообще не трогали.

    Но даже на заре освоения нижегородского Поволжья охотники стали пропадать. Отправился в лес раз - вернулся без проблем, в другой раз - тоже, а на третий или на четвертый - все, приехали. Объясняли это одним: медведь задрал. Да и волки тоже водились. Только вот одно смущало: никаких следов, ни одного, даже микроскопического клочка одежды. Люди словно испарялись под воздействием высоких температур. Но ружье-то волки изгрызть не могут!

    Никаких документов, связанных с этим, до наших дней не дошло. Тут еще путаница из-за того, что ряд уездов Нижегородчины находились тогда в ведении властей Костромской губернии. Но кое-что мне удалось найти.

    Историческая хроника

    9 июня 1878 года уездный исправник Дулебов доносил Костромскому полицмейстеру: «11 дней разыскиваю пропавшего крестьянина Сералиона Петрова Федорова, 1851 года рождения, пропавшего во время охоты. До сего дня место его нахождения не сыскано. Местные жители заявляют, что пропал-де он в силу сверхъестественных причин, но таковых в данном розыске не проявляется».

    23 сентября 1887 года исчез крестьянин того же села Кузьма Петрович Ясенев. Уже другой исправник, Яков Моргалов, докладывал вышестоящему начальству: «Существует иллюзорное заблуждение, что исчезновения людей связано с появлением странной формы облаков на Рогатке. Но трупа Ясенева не найдено даже при особо тщательном обследовании местности. Слухи же о дьявольских похищениях продолжают циркулировать. Все это - продукт сознательного одурманивания темной массы со стороны всяческих доброхотов. Возможно, они и причастны к убийству и сокрытию тела...».

    Заметка в газете «Волгарь» от 12 октября 1899 года: «Изчезли 5 октября с. г. две девочки 13 и 15 лет, Дарья Ковылкина и Матрена Петровых, ушедшие за клюквой к Рогатой горе. Они собирали клюкву каждая по отдельности, но обе не вернулись засветло, родители их и соседи не нашли пропавших. Заблудиться они не могли, потому что хорошо знают окрестности.

    И наконец, заметка в газете «Свет», июнь 1901 г.: «Нижний Новгород. Две недели тому назад пропала девочка Ариадна Левкович, 9 лет, из Костромской губернии. Есть подозрение, что она увезена в Нижний Новгород, где находится в каком-то здешнем притоне и причислена к женщинам, промышляющим постыдным ремеслом, или к нищим, эксллоатирующим детей. Пропавшая девочка среднего роста, волосы пепельного цвета, глаза серые, лицо смуглое, продолговатое. Одета была в синюю юбку и белую кофту». Увы, полиция ее нигде не обнаружила. (Сергей Степанов, журнал «Приключения. Тайны. Чудеса»).



    Край «священных» рощ (рощи Тоншаевский район)

    Одно из таких мест - Заветлужье, дальний лесной угол на стыке Нижегородской, Костромской и Кировской областей. Эта земля издавна обжита различными племенами волжско-финского происхождения. Считается, что из ныне живущих здесь народов первыми в междуречье Ветлуги и Вятки появились вытеснившие или ассимилировавшие мерю, удмуртов и других своих предшественников марийцы.

    Те, что в древнерусских летописях именовались черемисами, и что периодически на взаимовыгодной основе поддерживали то одного, то другого князя в междоусобной борьбе, а позже включились в непростые военно-дипломатические отношения Руси с Ордой. Они и в наши дни составляют значительную часть местного населения.

    Почитаемые рощи были у каждой деревни, каждого рода, каждой семьи.

    Дело в том, что кереметей в марийском мире было очень много, и все они имели разный уровень сакрального значения в жизни живущих здесь людей. Почитаемые рощи были у каждой деревни, у каждого рода, а священные почитаемые деревья были у каждой семьи. Были и общие рощи, священные места межобщинного значения - на несколько деревень. Размер их поэтому мог быть совершенно разным. 

    Кроме того, имелись специальные рощи и деревья - для особых случаев. К одним ходили, чтобы просить здоровья, к другим - по поводу урожая, к третьим - только вдовы, к четвертым - только взрослые мужики, к пятым - только старейшины и жрецы, ну и так далее.

    «Есть предание, что в этой роще возле деревни Ромачи похоронен Ош Пондаш - легендарный князь северных марийцев времен Ивана Грозного, воевавший с ним, а затем примирившийся и породнившийся после женитьбы на одной из родственниц царя. После смерти стал почитаемым божеством в Поветлужье».

    Сейчас какие-то из Божьих лесов остались стоять отдельными островками в полях, другие скрылись внутри новых лесных массивов. Строго говоря, действующая или хорошо сохранившаяся роща должна быть прямоугольной формы и строго ориентированной по сторонам света. Большие рощи выбирали карты, то есть марийские жрецы. Обходили приглянувшиеся места, ночевали в них - и боги наконец указывали, где быть священному лесу и очерчивали его границы.

    Вокруг деревья можно было рубить на любые хозяйственные нужды, что и делали довольно часто, но не всегда. А внутри ничего из растущего трогать было нельзя, даже для украшения и обустройства священного места и розжига ритуальных костров: все стройматериалы и дрова сюда приносили извне. Не то, что рубить, даже убирать упавшие естественным образом деревья запрещалось. Также, как ломать хворост, собирать грибы-ягоды, рвать цветы и косить траву.

    Роща Грозная, посвященная богу полуденного солнца Ош Кеце Юмо, широко известна среди марийцев даже за пределами Нижегородской области. В прошлом году 19 ноября там проходило всемарийское моление - приезжал главный карт из Йошкар-Олы. Роще приписывается могучая сила и с ней связаны особо строгие запреты, соблюдаемые до сих пор. Отсюда и название.

    Согласно языческим пережиткам в рощу можно ходить только в белом обрядовом костюме. (Евгений Константинов).



    Оккультные источники языческого православия



    В области есть кладбище, которое «зомбирует» людей

    В Нижегородской области есть аномальное кладбище, которое непонятным образом «зомбирует» людей. История об этом опубликована в соцсети. По словам одной девушки, года четыре назад с ее мужем случилась история, в которую сложно поверить, если не видеть это своими глазами.

    Девушка впервые приехала в гости к мужу в одну нижегородскую деревушку. Вечером они пошли гулять и мужчина захотел произвести на возлюбленную впечатление. Он решил показать ей достопримечательности и немного рассказать о них. Пара долго гуляла, а потом приблизилась к местному кладбищу. В этот момент мужчина рассказал об одной истории.

    По его словам, это кладбище уже давно находится в запустении, но имеет одну странность. Иногда оно «зовет» к себе людей. Естественно, девушка не поверила в эту легенду, однако стала внимательно слушать. Дальше ее муж рассказал о том, что однажды местные парни поехали кататься на велосипедах в сторону кладбища. Как вдруг один из них ни с того ни с сего бросил велосипед и побежал в сторону могил. Его удалось догнать и вернуть, но он уже ничего не помнил и не смог объяснить, зачем туда бежал.

    А некоторые там вообще пропадали навсегда. Однажды один взрослый мужчина пошел на то кладбище с широко раскрытыми глазами и дрался, когда его хотели вернуть. И он тоже потом ничего не помнил.

    В следующий раз, когда девушка приехала в ту же самую деревню, большая компания собралась гулять на мотоциклах. Они поехали вперед и услышали, как один из мотоциклистов упал, а потом побежал в кусты. Все остановились, а некоторые сразу же заорали, что он бежит в сторону кладбища. Потом парня поймали, но он был не похож на себя. У него были расширены зрачки, и к тому же молодой человек кричал, что ему надо «туда». Только вшестером удалось оттащить парня от могил. Но стоило только отъехать от аномального кладбища на большое расстояние, как все сразу прошло. Только у некоторых начинала сильно болеть голова. («Про Город НН»).



    Светящиеся огни Распутина

    Странные белые огни можно увидеть в селе Безводное Кстовского района. Земля, на которой сейчас расположилось село, когда-то принадлежала самому Борису Годунову, после князю Феликсу Юсупову. Сын этого Феликса знаменит тем, что убил Распутина. Однажды Григорий Распутин приезжал в Безводное и заинтересовался Могилищами - местом захоронения безымянных жертв, которое издревле пользовалось дурной славой. 

    Отправился Распутин туда ночью и один. Что там делал - неизвестно. Но после его визита местные жители заметили появившиеся в воздухе над могилами небольшие белые огоньки. Они то начинают гореть ярче, то затухают. Так продолжалось вплоть до января 1917 года, пока Распутина не убили. А недавно эти огни вновь появились. Да еще и другие странности добавились: то собаку найдут в лесу повешенной, то молния в дом ударит, то человек провалится в обрушившуюся могилу. Может, знаки какие-то? («Комсомольская Правда», «Экскурсовод»).



    Град Китеж

    Град Китеж часто называют русской Атлантидой, но общего у них только то, что оба исчезли под водой. Причины же катастрофы совершенно разные: Атлантиду, согласно легенде, покарали боги за гордыню, а Китеж-град таким образом... спасся. И вовсе не погиб, а по сей день существует где-то в параллельном измерении и ждет своего часа, чтобы подняться из озерных вод и явить себя миру.

    Ведические сказания. Сказания о невидимом Китеж-граде восходят к преданиям ведической старины. Осколки их разбросаны по легендам местных волжских народов – как русских, так и татар, марийцев, мордвы. А начинается история Китеж-града с волжской легенды о появлении озера Светлояр, естественно, чудом. Влюбился как-то бог Велес в дивную красавицу Диву, дочь владыки туч грозовых, громовых. Ой и хороша была она, будто козочка молодая. 

    А как шла мимо, да плечом вела, да косу свою пальчиками перебирала и заплетала, и каблучками, как копытцами, пощелкивала – все ума лишались. Но случилось так, что в Диву влюбился не только Велес, но и его лучший друг бог Перун, что орлом летал под облаками да метал молнии в Землю-матушку. Красавица Дива недолго выбирала между ухажерами и вышла замуж за Перуна. С тех пор стали два друга ярыми врагами, а влюбленный Велес замыслил приворожить Диву. Прознал он, что растет в Ирийском саду у Лады-матушки особенный ландыш, который охраняет Ладон-дракон.

    Кто сорвет тот заветный цветок да даст понюхать любимой, тот в сей же миг завладеет ее сердцем раз и навсегда. Забрался Велес в Ирийский сад, змею глаза отвел, похитил ландыш, а затем явился с цветком к Диве, когда ее муж отсутствовал. И стал он петь ей лживые песни о том, что Перун с другими женщинами забавляется, пока жена его дома ждет.

    И что немало дев захмелели от объятий, и деток народилось в разных землях, словно звезд в небесах. Конечно, Дива рассердилась, не поверив лжецу. Начала в него громы и молнии метать, а он выскочил из дома и бросился наутек. Тогда Дива помчалась вслед за обидчиком на своем Буре-коне, и там, где ударил копытом по земле конь, явилось озеро.

    Велес, увидев сие чудо, обратился в речку Ландыш (Люнду) и заструился вокруг озера Светлояр. А на берегу волшебный цветок под терновый куст высадил, чтобы Дива его обязательно увидела. Сорвала она ландыш, вдохнула аромат – и тут же явился Велес. И свершилось колдовство, полюбила его Дива, позабыв о своем супруге. Поженились боги, и по осени родился у четы сын – Ярила. В его честь и было названо озеро Светлояр.

    Китеж-град появился тоже благодаря богу Велесу. Призвал Велес волшебника Китаврула, чтобы тот построил волшебный град на берегах святого озера. Развел колдун купальский костер, а потом из золы насыпал валы. Сделал из венков девичьих чудо-кремль на костровище. Башни выстроил из цветов, а детинец из грибов. Терема – из желудей дубовых, а из шишечек хоромы. Пришла пора чудес – встал город там, где раньше был лес. Где горели костры – вознеслись шатры, встали улицы и дворцы. Когда Китеж-град был готов, Велес спрятал в нем Книгу Вед. В книге этой мудрость жизни сокрыта, тайны мира, сварожии заветы, древние установления – то, что золота дороже, что оплот добра и правды.

    В ведической традиции известна и последующая история града. Велес якобы обладал еще одним чудом – волшебным камнем, Рубином Сокровения. Его сила могла перенести в иной мир (снов и фантазий) все, что угодно, даже город. И в первый раз Велес прибегнул к его помощи во время Битвы Трех Родов. Память о тех битвах сохранилась как в местных русских легендах, так и в финно-угорских «Песнях Гамаюна».  Согласно этим источникам, сварожичи и дыевичи пошли воевать с родом подземных колдунов-панов из-за украденных ими волшебных коров, дочерей и сынов небесной коровы Земун. Битва должна была произойти в Пановых горах, на которых ныне расположен город Нижний Новгород. 

    И они хотели призвать на помощь владыку Китеж-града – Велеса. Но тот отказался, ибо не желал проливать кровь родных братьев, породнившихся с панами. Боги захотели принудить его к союзу силой и пустили в Китеж-град молнию. Тогда Велес сотворил чудо, заставив молнию ударить в Рубин Сокровения на своем перстне. Как только это случилось, исчез Китеж-град, а вместо него явился лес.

    Сварожичи и дыевичи ничего не смогли поделать, пошли воевать без помощи Велеса, но все равно победили в схватке. После той битвы, видя заключение братьев, Велес в горе покинул Китеж-град, оставив его на попечение волшебнику Китаврулу: «Друг старинный, строитель дивный! Ты оставь кормило златое на своей летучей ладье. Ты возьми-ка кормило власти.

    Был ты кормчим на корабле – стань же князем во Китеж-граде! Ты его окружи неприступной стеной, опоясай мощными рвами! Сделай город таким, чтоб укрыться могли в нем все немощные и старые! Пусть всегда за стеною его обретут беззащитные вдовы, сироты приют. Те, что слезы льют о погибших мужьях и о братьях, убитых в жестоких боях!» А сам Велес отправился на север, в Белозерье, и стал там известен как Морозко (Дед Мороз).

    Озеро Светлояр. Возможное место исчезновения Китеж-града

    Христианские сказания. Последующая история Китеж-града известна по источникам и летописям христианским, старообрядческим, включенным в «Китежский летописец» XVII века. Согласно ему, град Большой Китеж был возведен у озера Светлояр великим князем Юрием Долгоруким. Строился он три года, с 1 мая 1165 по 30 сентября 1168 года, в длину имел 200 сажен, а в ширину 150 сажен. Тогда же был построен и град Малый Китеж, тот, что ныне – город Городец на Волге. 

    Потом настала тяжелая година Батыева нашествия. И в 1243 году, спасаясь от преследовавшего его по пятам царя Батыя, князь Долгорукий скрылся в Большом Китеже. Враги окружили крепость, но захватить не смогли. Легенда гласит, что местные жители взмолили о помощи к Всевышнему, и Господь скрыл город под землей. А вместо него Батыеву взору открылись земляные холмы и озеро. Ужас объял врагов, и бежали воины прочь от великого чуда.

    Старообрядцы приняли эту легенду за истинное происшествие и провалившихся жителей причислили к лику святых. Они полагают, что китежане до сих пор живут в своем славном городе под водами Светлоярова озера. Поводом к такому верованию служат свидетельства очевидцев, что под толщей воды видятся свечи, кресты и купола храма, слышится подземный колокольный звон.

    Кроме того, сами жители потустороннего Китежа частенько наведываются в наш мир. Старожилы рассказывают, что, бывало, в обычный сельский магазин заходил старец с длинной седой бородой в старинной славянской одежде. Он просил продать хлеба, а расплачивался старинными русскими монетами времен татаро-монгольского ига. Причем монеты выглядели как новые. Нередко старец задавал вопрос: «Как сейчас на Руси? Не пора ли восстать Китежу?» Однако местные жители отвечали, что пока рано.

    В 1830-х годах слава о Китеж-граде стала настолько велика среди христианского народа, что представители храма испугались. А бояться было чего, ведь хитроумно переплетенные христианские и языческие легенды отворачивали людей от безоговорочной веры в существование только лишь Святой Троицы. Религиозность повелела уничтожить «светлоярские соблазны и суеверия».

    В 1836 году было открыто нашумевшее «Дело об уничтожении часовни, построенной без разрешения начальства, и об опровержении летописца об этом озере и граде Китеже». Протоиерей Смирнов тогда обличал «раскол», негодовал против святыни. В его донесении есть и такие слова: «Тут совершаются мольбы, обожаются сами деревья, приносятся им жертвы... Они (старообрядцы) представляют сущее подобие черемисских кереметей (языческих волхвов)». К счастью, храмовые угрозы остались только угрозами, доносы были переданы в архив, и озеро Светлояр осталось нетронутым.

    После этих событий прошло полтора века с небольшим. Религия благоразумно изменила свое мнение о Китеж-граде, и митрополит Нижегородский и Арзамасский отслужил торжественный молебен на берегу озера, освятив рядом с ним часовню. С тех пор не только старообрядцы, но и православная религия официально приняла Китеж-град и почитает его уже не местом языческого идолопоклонничества, а своей святыней.

    Легенда о Китеж-граде приводила на берег Светлояра многих замечательных людей, художников, писателей. Павел Мельников-Печерский, вдохновленный встречей с озером, поведал его легенду в романе «В лесах», а также в повести «Гриша». Бывали здесь Максим Горький, который рассказал о Светлояре в очерке «Бугров», Владимир Короленко («В пустынных местах») и Михаил Пришвин («Светлое озеро»). К великой тайне Светлояра и града Китежа обращались поэт Зинаида Гиппиус и писатель-мистик Дмитрий Мережковский. На основе легенды о граде Китеже была создана опера Николаем Римским-Корсаковым. Озеро Светлояр запечатлели в своих картинах Николай Ромадин, Илья Глазунов.

    Исследования озера Светлояр начались в середине 1950-х годов. Первым делом археологи принялись за раскопки Малого Китежа, где были обнаружены керамика, обычные предметы быта и огромное пепелище, датируемое первой половиной XIII века. Таким образом, сведения о разорении города войсками хана Батыя подтвердились, и в 1959 году на озеро Светлояр отправилась еще одна экспедиция. Но успеха она не добилась, поэтому поиски возобновили только в 1968 году.

    Тогда-то участвовавший в новой экспедиции геолог В. Никишин установил, что озеро является провалом земной коры, заполнившимся грунтовыми водами. Дно водоема представляет собой три террасы, расположенные на разной глубине – девять, двадцать три и тридцать метров. Выяснили образования уступов: часть возникла полторы тысячи лет назад, семьсот лет назад вторая и четыреста третья. Образования второй террасы совпадает со временем Батыева нашествия и служит подтверждением легенды об исчезнувшем городе. («Сокрытое Нет»).



    Карта неоязыческих сообществ в Нижегородской области



    Тайны древних жертвоприношений на территории области

    В старинных песнях и преданиях народного эпического фольклора иногда встречаются леденящие душу рассказы о кровавых человеческих жертвоприношениях. А были ли они на самом деле? Об этом можно судить не только по архаичным устным рассказам, но и по данным нижегородской археологии.

    Легенда Коромысловой башни

    Немало нижегородцев и гостей этого славного города слышали легенду о Коромысловой башне Нижегородского кремля. Говорят, что произошло это трагическое событие во время замены деревянных стен кремля каменными. Согласно древнейшей традиции, чтобы башня надежно стояла, строителям было необходимо принести кровавую жертву.

    Поэтому сразу по завершении постройки они стали ждать первое живое существо, которое появится возле нее. Им оказалась шедшая по воду с коромыслом и ведрами на реку Почайну молодая жена купца Григория Лопаты – Алена. В то злополучное утро она проспала и спешила принести домой воды. Решила возвращаться на верхний посад с ведрами на коромысле не окружной дорогой, огибая городскую стену, а более коротким путем – тропинкой по склону горы.

    Возле крепостной стены ее окружили строители и для вида попросили напоить их водой. Схватив молодую женщину, крепко привязали ее к доске и спустили в яму. Туда же бросили и коромысло с ведрами: жестокий обычай требовал замуровывать с жертвой все то, что при ней было.

    Однако рабочие пожалели несчастную и отказались зарывать беднягу. Тогда непреклонный главный мастер сам выполнил эту жуткую «работу». Кстати, другое предание гласит, что строители будто бы пожалели девушку и вместо нее зарыли стрекозу («насекомое-коромысло»), надо же им было соблюсти древний обычай. Якобы именно поэтому одна из башен Нижегородского кремля и получила название Коромысловой.

    В этой легенде повествуется о так называемых «строительных жертвах» которые с глубокой древности распространены почти у всех этносов и народов. Согласно преданиям фольклора строительные жертвы приносили во время закладки городищ, крепостей, домов, мельниц, плотин или каких-либо других зданий и сооружений, в том числе храмов.

    Считалось, что замурованный в основание стены или закопанный под фундамент человек служил жертвой духам земли, а его вечное посмертное сосуществование протекало в качестве духа-охранителя строения, которому он принесен в жертву.

    Мстительные деревья

    Есть мнение, что в глубокой древности данный ритуал связан с примитивными деревянными постройками. Для того чтобы срубить в лесу деревья, люди должны были просить у них разрешения, ведь каждое дерево в те далекие эпохи по сути являлось неприкосновенным – тотемным.

    За нарушение данного обычая священные деревья мстили людям: якобы они лишали жизни строителя или первого вошедшего в дом. Поэтому, чтобы их умилостивить перед вырубкой, строители заранее предоставляли жертву – невинное дитя, раба, пленника, животное. Только тогда деревья-тотемы насыщались невинной кровью человека или животного и не мстили людям.

    Устные рассказы о строительных жертвах распространены у многих народов Европы и Азии. Немало архаичных балладных песен об этом в немецком, румынском, болгарском, греческом, турецком, албанском, сербском, грузинском и мордовском фольклорах.

    Советский финно-угровед В.Я. Евсеев предполагал, что этот сюжет мог появиться у мордвы на очень ранних этапах, когда их южными соседями были венгры, а северо-западными – эстонцы и другие прибалтийско-финские народы. Он считал, что «историко-этнографическими реалиями в таких балладах был действительно когда-то бытовавший варварский обычай замуровывать девушку в крепостную стену».


    В то же время мордовский фольклорист Андрей Маскаев путем сравнительного анализа мордовских, венгерских, сербских и грузинских песен типа «человек в фундаменте» выяснил, что в грузинских песнях преобладают сюжеты о замуровывании в стену взрослого парня, а в песнях балканских и соседних им народов – кормящей грудью женщины-матери. В мордовских же песнях заложницей этой чудовищной древней традиции становилась взрослая незамужняя девушка.

    Что касается причины закладки жертв в крепостную стену, она у всех этих народов одна – стремление умилосердить местных богов, чтобы они не мешали строить сооружение и оберегали его дальнейшее сосуществование. Андрей Иванович замечал: не исключена возможность, что при строительстве некоторых древних земляных сооружений у предков современной мордвы производился обряд жертвоприношения. Поражает то, что мордовских песен о строительных жертвах женщин много.

    Упомянутый ученый-фольклорист не исключал возможности бытования этого страшного ритуала в древности, хотя и замечал, что в дошедших до нас вариантах этот обряд показывается уже разлагающимся. То есть первоначальная форма сохраняется, но человеческая жертва уже не приносится, заменяясь какими-либо вещами, ценностями, животными. А иногда под фундаменты домов или печей люди закапывали черепа коней или крупнорогатого скота.

    Не просто же так на Руси бытовало поверье, что новый дом или другая постройка всегда требуют жертв, и весьма опасно, если первым живым существом, которое длительно пребывает в таких помещениях или спит в них, окажется человек. Именно поэтому сперва в новый дом впускали петуха, курицу, собаку, кошку, а где-то даже мышей и тараканов. Это делали для того, чтобы зло пало на них, а не на людей.

    Замуж на «тот свет»

    Известно, что на всей территории расселения славян, в том числе в древней языческой Руси, как в период двоеверия, так и намного ранее, были распространены человеческие жертвоприношения. Подобные ритуальные убийства предназначались в дар древним богам. Они либо сопровождали погребальный обряд, либо имели статус строительной жертвы при постройке разнообразных сооружений.

    Византийский историк X века Лев Диакон так описывал обряд погребения убитых русских воинов Святослава: «Как скоро наступила ночь и явилась полная луна на небе, то русы вышли в поле, собрали все трупы убитых к стене и на разложенных кострах сожгли, заколов над ними множество пленных и женщин». К подобным известиям можно отнести и сообщение Ибн Фадлана о ритуальном убийстве девушки во время погребального обряда знатного руса.

    Случаи захоронения вместе с господином его жен, слуг, рабов и животных археологически и письменно засвидетельствованы в различных частях земного шара – Индия, Восточная Европа, славянский и германский мир, Двуречье, Египет, Китай, Америка. В сознании древних и средневековых людей человеческое жертвоприношение рассматривалось как обмен между миром живых и миром мертвых. Люди приносили в дар своим богам самое ценное из того, что могли пожертвовать – жизнь. В археологии известны случаи, когда число принесенных в жертву достигало несколько сотен человек.

    И такие погребальные кровавые ритуалы существовали не только у скифов, сарматов, ацтеков, кельтов и индейцев майя. Есть сведения о принесении в жертву людей в древности у финноволжских племен Нижегородской области. Об этом можно судить по материалам погребального обряда мордвы Притёшья (Арзамасский и Первомайский районы) и наличию там парных захоронений.

    Известный советский археолог Анна Алихова считала, что у раннесредневековой мордвы существовал обряд насильственного захоронения женщин. Другой археолог Римма Воронина, анализируя обряд парных захоронений мордвы VIII – XI вв., также высказывала мнение о бытовании кровавых ритуалов. Она предполагала, что у древней мордвы существовал обычай погребать вместе с мужем жену, которую могла заменить рабыня.

    Так считает и арзамасский археолог Владимир Мартьянов. Он заключает, что костяки в парных захоронениях мордвы принадлежали женщинам молодого возраста (от их зубов остались только эмалевые коронки). А меньшая глубина могильных ям, обязательное положение женщин лицом к мужчине и их возраст, действительно, могут свидетельствовать о насильственном захоронении. Владимир Николаевич предполагает, что у древней мордвы когда-то бытовал обычай одновременно вместе с мужем хоронить жену или рабыню.


    Нечто подобное зафиксировано и нами (участниками Ветлужской археологической экспедиции) прошедшей весной в Дальнеконстантиновском районе Нижегородской области. Там во время шурфовки эрзянского могильника в селе Помра мы обнаружили двойное погребение.

    Рядом с похороненным в положении на спине мужчиной-воином была погребена женщина, которая лежала на боку к нему лицом. По всей видимости, покойные были погребены в один день: не исключено, что женщину умертвили преднамеренно, используя в качестве погребальной жертвы.

    Проще говоря, выдав замуж «на тот свет». Кстати, Владимир Мартьянов считает, что на более поздних этапах бытования такого погребального обряда «вместо жены с мужем стали хоронить набор женских украшений – дарственный комплекс, символизирующий захоронение жены».

    Но и это не всё! В нашей области бытует еще одно археологическое свидетельство, проливающее свет на существование у средневековой мордвы человеческих жертвоприношений. В 1996 году на Саровском городище – в городе Сарове Нижегородской области – экспедицией под руководством археолога Николая Грибова было найдено странное коллективное захоронение мордвы-эрзи, датированное им XII-XIII веками.

    Внутри могильного деревянного каркаса обнаружены останки девочки 5-7 лет и двух взрослых женщин. Но в отличие от взрослых женщин, небрежно брошенных на дно могилы, ребенок был положен на подстилку из ткани, и его сопровождал погребальный инвентарь.

    К тому же детский скелет оказался единственным полным, в отличие от взрослых, которые представляли собой останки обгоревших в огне и с двух сторон обрубленных тел. Наверное поэтому Николай Грибов предположил, что в погребальном обряде этого захоронения прослеживаются следы человеческого жертвоприношения. Но, по моему мнению, совершенно не исключено, что в жертву могли быть принесены все трое. Видимо, девочка являлась главной жертвой, а взрослые женщины выступали в качестве сопровождавших ее в иной мир слуг.

    Не исключено, что эта жертва была принесена средневековой мордвой своим языческим богам в неурожайный засушливый год и на месте этого страшного погребения представители племени провели ритуал моления о дожде. На эту мысль наталкивает не только погребальный обряд, но и найденный рядом с останками девочки железный серп.

    В подружки богине Ведяве

    К большой вероятности этих кровавых ритуалов склоняется и нижегородский этнограф Николай Морохин, считая, что в древности у большинства финнов Поволжья и Поочья они действительно существовали. Он пишет, что в 90-х годах XX века в Нижегородской области в некоторых эрзянских селениях были зарегистрированы святочные обряды, имевшие в своей основе элементы жертвоприношения.

    Так, в селе Новаты Пильнинского района в реке топят Ведяву – празднично одетую девушку. А в селе Какино Гагинского района в пруд сбрасывали Автая (медведя), которого изображал один из жителей села, а затем топили его, не давая выйти на берег. Вероятно, в прошлом этот обряд преследовал одну цель – задобрить стихию. В первом случае – даруя ей в подарок человека. То есть принесение в жертву девушки, которая предназначалась в подруги мордовской богине вод Ведяве. Во втором, в жертву приносили медведя – лучшую добычу эрзянских охотников.

    В своей книге «Нижегородские марийцы» Николай Морохин опубликовал миф «С кем молиться?», записанный в Шарангском районе Нижегородской области. В нем повествуется о старике-жреце, некогда приведшем в Кереметь (в священную марийскую рощу) в качестве жертв парня и девушку. Однако по доброй воле бога Юмо с небес был чудесно ниспослан жертвенный баран. Это являлось знаком того, что марийские боги больше не хотят человеческих жертв, а им надобно приносить лишь животных и птиц.

    По мнению Николая Владимировича, этот «миф отражает совершившийся в первобытных религиях всех народов переход от человеческих к иным жертвоприношениям. Он напоминает об отдаленных временах, когда обряды совершались иначе и боги требовали людской крови». (Дмитрий Карабельников, краевед).

    1 2 3                  

















    Категория: АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 140 | Рейтинг: 5.0/1