Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [273]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » КРИПТОЗООЛОГИЯ

    Таинственные животные в Калужской области. 2


    Житель села Горки разглядел чупакабру, убившую его щенка

    Это произошло неделю назад в селе Горки. Возвращаясь домой после смены, Сергей Галкин обнаружил рядом с домом труп своего щенка.

    - На шее у него был прокус, как небольшой надрез,  - вспоминает он.  - А через сутки, вечером, я услышал лай собак, визг… Какой-то странный звук, хрипящий, напоминающий рычание леопарда. Я открыл дверь, и у меня мурашки пробежали по спине. Такого существа никогда раньше не видел. Это была чупакабра!

    Поговорив с очевидцем происшествия по телефону, мы вместе с исследователем аномальных явлений Андреем Перепелицыным отправились на поиски загадочного зверя. Село Горки в Перемышльском районе окружено полями, рекой и озерами. Здесь стоит невероятная тишина, незамеченной и муха-то не пролетит. И никогда ни звери, ни птицы не нападали на местную скотину. Дом Сергея Галкина находится посреди села и ничем от других не отличается: забор, наличники на окнах да бегающие во дворе собаки.

    -Зверя могли привлечь домашние животные, - предполагает Андрей Перепелицын.  - У вас есть куры или кролики?

    -Я держу кур, но зимой их не выпускаю, - отвечает Сергей.

    При этом птицу и кроликов держат и несколько соседей, но к ним животное даже не пыталось проникнуть.

    -Когда я был на работе, жена услышала лай, какую-то возню, но не решилась ночью выйти из дома. А утром мы обнаружили нашу собаку мертвой.

    Через день история могла бы повториться - чупакабра вернулась за вторым щенком. Но хозяин был дома! Услышав странные звуки, сразу же выбежал во двор.

    - И тут я увидел ее. Высотой она 20–30 см, мне показалось, что горбатая, ушки торчком - треугольником, как у кошки, кисточек на концах нет. Хвост полосатый, морда, как у крысы, и зубы растут вовнутрь - тонкие, как шило. Шерсть у нее пушистая, серо-коричневого цвета, а задние лапы - как у зайца.

    При виде человека существо как ни в чем не бывало продолжало тащить собаку.

    -Я только и успел, что пнуть ее ногой. Она сначала метнулась в сторону щенка, а потом юркнула в сарай. - С этими словами Сергей подводит нас к месту происшествия. - Прикрыв отверстие куском железа, я пошел большую собаку отвязывать. Возвращаюсь - железо валяется, а она перепрыгивает через забор. Да так высоко! Только следы и остались.

    Придя домой, Сергей почувствовал боль в ноге - оказалось, что чупакабра успела его поцарапать.

    - А может, это енотовидная собака или куница была? - спрашивает Андрей Перепелицын.

    - Нет,  - уверенно отвечает Сергей.  - Я знаю, как выглядят эти животные. Это было другое существо. На работе сказали, что несколько лет назад чупакабра убивала кроликов и кур в селе Рыченки.

    Оно находится рядом, мы решили и туда наведаться. Село оказалось практически необитаемым. На одних домах висят «пудовые» замки, другие окружены высокими заборами. Проплутав 15 минут, все-таки нашли местного жителя.

    - Год назад у нескольких местных стали погибать кролики и куры,  - рассказал он.  - Охотник поймал животное и даже шапку себе сшил.

    - И кто же хищником оказался?

    - Говорят, куница.

    Мужчина объяснил нам, где найти охотника.

    - Нет, я никого не ловил,  - отчеканил охотник Михаил (было видно, что он не желает общаться с нами).  - Пропадали тут куры, вроде куницу поймали.

    - Вы ее видели, это точно куница? - поинтересовались мы.

    - Я видел, но не уверен. Вроде и куница. Да я ничего не знаю!

    Поняв, что нам от него большего не добиться, мы распрощались.

    Мнение экспертов

    - В этом году я собирал истории о чупакабре на Украине. Все люди, в принципе, рассказывают то же, что и житель села Горки. Только украинская повыше нашей будет. По описанию напоминает енотовидную собаку, по следам - куницу. Я склонен думать, что это росомаха. Но она обитает в таежных лесах, зонах лесотундры и тундры,  - поделился с нами Андрей Перепелицын.

    - Я верю в НЛО, в снежного человека,  - признался начальник отдела воспроизводства и использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов министерства сельского хозяйства Калужской области Юрий Галченков.  - А в существование чупакабры - нет. («КП40»).



    Леший в Калужской области

    Одним из главных антропоиорфных демонов русских лесов является леший (лес, лесовик, большак, хозяин, авдошка). Леший - от слова лес, то есть живущий в лесу. Во многих рассказах он выступает, как Хозяин леса, покровитель диких зверей и птиц. Кроме лешего, в лесах проживают моховики, болотники и т.п., напоминающие обезьян. В общем, леший - это Дух леса, образ, сложившийся в незапамятные языческие времена. В Западной Европе ему соответствуют пан и сатир.

    Леший нередко появляется в сопровождении нескольких волков, ему подчиняются все лесные звери и птицы, он защищает их и перегоняет с места на место, угоняет от лесного пожара и т.п. С.А.Токарев записал рассказ одной старухи из Калужской губернии: Гляжу, валят из леса медведи, волки, лисицы, зайцы, белки, лоси, козы - одним словом всякая лесная живность, и каждая своей партией, с другими не мешается. И все мимо меня с лошадьми, и не смотрят даже на нас, а со зверьём и САМ....

    Часто лешего описывают то ростом с колокольню, то, что он может менять свой рост. Но попадаются рассказы, в которых он описывается без всяких фантастических признаков, как, например: Сама, батюшка ты мой, видела, такой большущий-пребольшущий, бородища длинная, сам-то весь голый, вот как есть человек, а руки-то волосатые, мохнатые.

    В сборнике Н.Е.Ончукова Северные сказки приведены многочисленные рассказы о том, как леший пугал людей хохотом и криками, хлопаньем ладоней, водил по лесу, как разговаривал с ними, как увёл из деревни девушку. Нередко охотник рассказывает о том, как он выстрелил в лешего, а тот заграял да потерялся. (В.Макаров, «Атлас Снежного человека»)

    На самом деле, в этом нет ничего странного – «хозяином» местности часто представляют какое-либо сильное животное - медведя, льва или огромного сома в реке. Люди нуждаются в персонализации - чаще всего просто для собственного спокойствия. Однако, такая персонализация может быть обращена как на реальное существо так и на мифологический персонаж. С чем мы имеем дело, говоря о Снежном человеке?



    В тихом омуте… хозяин живет!

    Во время одной из краеведческих экспедиций подвозил нас в легковушке интеллигентный мужчина – разговорившись, узнали, что хотя сам он человек городской – корни у него деревенские. К родне в одну из деревень Думиничского района он и направлялся. Оказался он большим любителем природы, рыбалки, а однажды…

    …Однажды я увидел самого хозяина реки. У нас речка-то неглубокая, но в отдельных местах ямины есть. В паре километров от деревни один такой омут.  Как-то пошли к нему порыбалить – тогда и показался Хозяин. Точнее, его спина – то ли коричневая, то ли черная, около  метра длиной. Показалась из воды и тут же вниз ушла. Ну, вроде бы обычная рыбья, но рыба таких размеров в нашей речке… Может быть, конечно, старая щука. Мы так и подумали. А потом дедушка в деревне мне объяснил – считается, что в том омуте живет речной хозяин. Легенда такая здесь издавна ходит. Без особых подробностей – хозяин, да и все.

    Конечно, проще всего предположить, что в тихом омуте обосновалась щука,  возрастом лет эдак в сто, то ли в силу особого ума, то ли в силу особого везения  не попавшаяся до сих пор на крючок и выросшая до необычно больших для нашего  размеров (рыбы, как известно, растут всю жизнь. А может быть, и не щука – сом (хотя река для него кажется маловатой) – в литературе отмечены случаи добычи сомов (на Дунае) шестиметровой длины.  Ничего нет странного, что такая колоссальная рыбина вошла в местный фольклор! 

    Однако нельзя исключить и более романтическую версию: Хозяин реки – загадочный «лютый зверь коркодил», упоминаемое в летописях но неописанное пока наукой животное. Тем более, что в Тульской области издавна бытует похожая легенда, литературно обработанная М.М.Пришвиным (рассказ «крутоярский зверь») и  почти наверняка связанная именно с неизвестным крокодилоподобным животным. 

    А в нашей области мне известно четыре наблюдения таковых за последние годы … Правда, пока мы не побывали в указанной деревне и не записали другие варианты легенды о Хозяине - ведь мы занимаемся краеведческой работой  в свободное время,  адресов для экспедиций  много а времени мало… Буду рад, если на эту публикацию откликнуться читатели, также слышавшие  о думиничском хозяине реки и поделятся информацией. (Андрей Перепелицын).



     Калужская дачница встречала похожее на рогатого крокодила...

      - Моя родственница у себя на даче  зверя необычного видела, похожего  то ли плащеносную ящерицу, то ли на дракона! Человек она грамотный – учительница, славы и популярности не ищет... Возможно, ее наблюдение вас заинтересует! – такую «наводку» дал сослуживец одного из членов нашей группы «Лабиринт», на общественных началах занимающейся изучением самых разных тайн и загадок Земли, в том числе и поиском неизвестных науке животных. В ближайшие же выходные мы отправились на место события – небольшое село Желябужская, что на востоке Калужской области.

    Валентина Васильевна, проводящая почти все лето в этой деревне, оказалась действительно скромной и уже не юной  женщиной, поначалу отнесшийся к нашему визиту настороженно, но потом  поведавшей следующее:

    - Действительно, видела я какую-то страшилку. Два раза. В последний раз летом – на берегу пруда, метрах в пятидесяти от нашего дома. Там на берегу куча  компостная: сухой камыш и прочий мусор, вот она на ней и лежала. Грелась, может. Чем-то на ужа похожа (их у нас много), длиной с метр (причем треть длины приходилась на хвост), но куда толще, а главное – с лапками. Перепончатые такие. И голова страшная, вся с какими-то рожками. Темного цвета, а про детали не скажу – я так испугалась! Ведь почти вплотную подошла, пока ее не заметила. Но существо это мне вреда не причинило, наоборот – в камыши убежало. Вот как змея, извиваясь, только на лапках. Я думаю: что это у нас завелось? Может, мутант какой? Вдруг укусит, ведь у нас дети маленькие. И оно давно живет – я ведь почти ровно год назад его уже видела. Возле этого же пруда. На дороге, которая по дамбе проходит. Но больше мне о таких никто не рассказывал – даже не верят. А я, клянусь, ничуть не обманываю. Да и зачем мне это?

    Фамилию в газете Валентина Васильевна указывать категорически запретила: «будут расспросами надоедать, я в школе работаю...»

    Действительно, проведенный опрос сельчан показал, что других очевидцев здесь нет, не помнят старожилы и каких-то преданий-воспоминаний о подобных «драконах». Указывали нам только на уже знакомый дом: «Валя рассказывала, что какого-то страшного зверя видела». Что, между прочим,  тоже говорит в пользу искренности ее «показаний». Что же до «ненаблюдения» чудо-юда другими деревенскими – пруд, хоть и находится прямо в селе, окружен камышом и зарослями, единственная его открытая сторона выходит к дому Валенитины, так что, если животное живет здесь недавно, и в одном-двух экземплярах – удивляться отсутствию других очевидцев нельзя.

    Но кем он может быть?

    Сама Валентина Васильевна считает, что это некий мутант – вероятно, под влиянием американских боевиков, однако с позиций биологии версия выглядит крайне маловероятной: мутации – это «поломки» генов, результатом их обычно являются только уродства: лишняя нога, к примеру, или отсутствие волос, необычная окраска...  Очень редко мутации происходят более чем по двум признакам одновременно, а уж чтобы они за скачком  привели к формированию существа не на кого непохожего, да еще и явно неплохо себя чувствующего, находящего корм, пережившего зиму  (т.е., нового вида, экологически приспособленного к конкретным условиям) – просто фантастика, на это требуются миллионы лет естественного отбора...

    Но, может быть, Валентина Васильевна видела известное животное, и просто по незнанию приняла его за что-то неведомое. Наиболее вероятным кандидатом мне казалась разве что выдра: вытянутое и гибкое тело, короткие лапы-ласты... Услышав такое предположение, собеседница просто обиделась: «Ну что я, совсем что ли... у выдры мех в первую очередь. А здесь кожа такая была, как у ужа или ящерицы»...

    Более вероятной первое время нам казалось другая версия: чудо-зверь удрал от какого-то незадачливого любителя экзотических животных. Например, он мог быть  галапагосской игуаной, облик коей неплохо совпадает с вышеописанным. Однако... в Желябужской нет вилл и особняков не только «новых», но и средних русских, она находится довольно далеко и от трасс, и от ближайшего райцентра. 

    Пресмыкающееся и амфибии, а речь в данном случае может идти лишь о них, к перемене мест не склонны, если бы таковое животное удрало, скажем, от любителя-террариумиста в Калуге (ближайший крупный город) так и обосновалось бы рядом, тем более, что природа и экологические условия у нас в области везде примерно одинаковые... К тому же, полистав определители с рисунками пресмыкающихся, похожих на виденную страшилку Валентина Васильевна не узнала: «и голова не такая, и ноги совсем не те...» 

    Третья версия  самая захватывающая: виденное нашей собеседницей животное – исконно русское животное, однако очень редкое и до сих пор не описанное зоологами, неизвестное науке. Предположение может показаться полной фантастикой – но только тем, кто не владеет информацией. Ибо отрывочные сообщения о животных, похожих то ли на небольших крокодильчиков, то ли на варанов, приходят из самых разных мест нашей страны. Вот что рассказала мне  в прошлом году заведующая отделом природы краеведческого музея Ростова-на-Дону Нина Ивановна Пряникова:

    - Пришел как-то к нам мужчина, он часто ездит отдыхать и порыбачить на мотоцикле на юг Ростовской области.  И он сказал, что местные жители видели какое-то существо, похожее не то на саламандру, ни то на большую ящерицу. Когда они ловили рыбу, сами его видели: из кустов что-то такое выползло страшное. Несколько раз его видели и наконец убили – оно агрессивным было, даже вроде как кидалось.

    Увы – Нина Ивановна не записала ни координаты информатора, ни его рассказ:

    - Ну, вот как-то так получилось, я не знаю. Мне показалось, может фантазия. Да и... если бы за это деньги платили...

    Известный борец с искателями «неведомых зверей» профессор Н.Верещагин, работавший в Зоологическом музее Ленинграда,  в своих записках тоже упоминал о посетителях, рассказывавших о неведомых животных... один из них видел крокодила в Челябинской области, другой - в Ленинградской. Понятно, что славящийся своим скептицизмом ученый сообщения эти публично высмеял...

    Однако даже среди традиционно консервативных академических ученых скепсис этот разделяют не все. Академик Б.А.Рыбаков в своей фундаментальной монографии «Язычество Древней Руси» прямо призывал искать прообраз похожего на крокодила славянского божества Ящера (хозяина подземных вод) среди реальных животных: «Современная зоология плохо помогает нам в поисках прообраза  ящера,  но если мы обратимся к «Запискам о Москвии» С.Герберштейна,  написанными  в  первой  половине  XYI  в,  то прочтем (в разделе о Литве) следующее:

    «Там  и  поныне  много  идолопоклонников, которые кормят у себя  дома каких-то змей с четырьмя короткими лапами наподобие ящериц  с  черным  и  жирным  телом,  имеющих не более 3 пядей (60-75  см)  в  длину и называемых гивоитами. В положенные дни люди  очищают  свой  дом  и с каким-то страхом всем семейством поклоняются  им,  выползающим  к  поставленной пище. Несчастья приписывают тому, что это божество-змея   было   плохо накормлено».

    Академик  приводит  и  другое свидетельство, уже русского, псковского летописца: «В  лето  7090  (1582)...  Того  же лета изыдоша коркодили лютии  звери  из реки и путь затвориша, людей много поядоша. И ужасашося  люди,  и моляше бога по всей земли. И паки спряташа («коркодили»), а иных (из них) избиша».

    Знали крокодилоподобных животных не только славяне, но и их соседи. Финно-угорские народы, обитавшие до прихода русских на территории Среднего Урала, оставили сотни и тысячи «шаманских блях»: с большим искусством отлитых из меди миниатюр с изображением животных. Как реальных: медведей, лосей, птиц, так и... все того же ящера-коркодела-крокодила! Животное это на бляхах показано «живым»: скалит пасть, извивается, хватает рыбу... Интересно, что голова его «украшена» рогом, а лапы короткие и вывернутые  – сопоставьте с рассказом Валентины Васильевны! 

    А вот какую легенду записал и использовал в рассказе «Крутоярский Зверь» великий русский писатель М.М.Пришвин: «Живет он в Крутоярском озере. Никто его не видел, но все знают, что губы у него телячьи. Никто его не слышал, но все знают, что кричит он черным голосом. И голос его роковой». Молодой тульский этнограф и краевед Виталий Егоров установил, что речь идет об одном из озер-стариц в пойме Оки, близ города Белев Тульской области. От Желябужской, между прочим, около ста километров...

    Увы, не имею материальных останков, можно только гадать, кем являются «коркодилы» по зоологической принадлежности – некоторые исследователи (в частности, В.Динец) склоняются к мысли о том, что являются они гигантскими саламандрами, в наши дни обитающими в Китае и Японии, но еще несколько тысяч лет назад распространенными более широко.

    Вполне можно допустить, что «коркодилов» уничтожали во время Крещения Руси целенаправленно – дабы лишить язычников «живых богов». Но, есть шанс, отдельные их популяции, пусть и крайне подорванные, еще сохранились. Мало того – есть шанс, что  в связи с вымиранием русских деревень, и, соответственно, со снижением антропогенного давления на природу, русские крокодилы смогут восстановить свой вид и свои позиции. И вновь наступит момент, когда изыдут они из озер и болот. 

    Может быть, желябужский дракон – это одна из первых ласточек? Увы – пока информации слишком мало, чтобы делать какие-либо прогнозы. И мы просим читателей, слышавших легенды, предания, былички о встречах с неизвестными науке животными, а тем более, видевших их своими глазами, написать нам. Возможно, ваши письма помогут открыть новый вид животных! (Андрей Перепелицын, «Весть» ноябрь 2006).



    Игры русалок

    С незапамятных времен практически все европейцы стали особо выделять дни начала лета как особый, мистический период: время буйства, праздничного разгула хозяев и хранителей вод и лесов. Благодаря давно записанным мифам, многочисленным сохранившимся скульптурам и фрескам лучше всего известны античные духи такого рода: нимфы, наяды, силены, сатиры... 

    Языческие представления соседних народов, прежде всего славянских, стали серьезно изучать и просто записывать гораздо позже. Долгое время к ним относились с пренебрежением: дескать, разве мифология диких лесных племен может сравниться с высокой средиземноморской культурой... Выяснилось – вполне может!

    Связанные с началом лета обычаи и поверья у всех славян – и западных, и восточных – были достаточно сложны, а празднества считались чуть ли не самыми важными в году. И сохранялись они, несмотря на официальную смену религии, очень долго, вплоть до наших дней. Хотя, разумеется, даже то, что в ХIХ веке успели записать первые наши собиратели фольклора, – всего лишь осколки, сложить из коих цельную картину исконной славянской мифологии непросто.

    Так, бесспорно, что у нас в России главными героями этого сезона почитались русалки. Такие дни и называли русальей неделей. Вопреки распространенному и совершенно неверному мнению это вовсе не женщины с рыбьими хвостами, а вполне обычной анатомии красавицы. Кто они? По одной версии – божества - хранители лесов и рек (ее придерживались первые этнографы: Афанасьев, И.Сахаров), по другой – души умерших неестественной смертью (мнение Д.Зеленина). 

    Некоторые энтузиасты всерьез считают, что исходно русалки – это реликтовые обезьянолюди («снежные люди»), бывшие тотемными животными. В наши дни многие (в частности, известный историк Б.Рыбаков) склоняются к тому, что русалки – не столько божества, сколько их жрицы. Последнее мнение, на мой взгляд, наиболее близко к истине – по крайней мере для наших мест. На юге Калужской области, по словам крестьян, русалок – выходящих из леса женщин с распущенными волосами – встречали уже в послевоенное время (об этом газета «Весть» уже рассказывала в январе). Неясно и происхождение этого слова. Его выводили и от «русла реки», и от русых волос...

    Столь же запутан вопрос и с временем «разгула русалок». В некоторых местах крестьяне полагали, что русалья неделя – следующая за Троицей. В других уверяли, что до нее, седьмая после Пасхи. В то же время и праздник Купалы связан с русалками! Ничего удивительного в таком разнобое нет: древний славянский календарь, несомненно, имел фиксированные даты, однако после принятия христианства крестьянам пришлось наполнить традиционным содержанием новые праздники, большинство из коих «плавающие».

    Один из районов, где сложные русальи обряды бытовали до последнего времени, это юг нынешней Калужской области и соседние районы Тульской и Орловской. Именно здесь собрали в ХIХ веке предания и поверья знаменитые И.Сахаров и Д.Зеленин, первыми пытавшиеся разобраться в славянской мифологии. Их работы широко издаются до сих пор, а мы приведем выдержки из куда менее известного учебного пособия по краеведению для гимназий 1912 года В.Кашкарова («Географические очерки Калужской губернии»): 

    «В Лихвинском уезде Марагосье справляют на семицкой неделе – ездят в гости кума к куме на помеле. В праздник Вознесения молодушки и девушки ходят в лес крестить кукушку. Вырывают с корнем из земли траву кукушкины слезы, делают из нее куклу, кукушку. Ее украшают тряпками и лентами и кладут на разостланный на земле платок. Над платком устанавливают крестообразно подобие дуги, накрывают их холстом и навешивают с двух сторон кресты, припевая:

    Кумушки, голубушки, 
    Кумитеся, любитеся, 
    Любитеся, даритеся. 
    В некоторых селах поют иначе: 
    Ты, кумушка ряба, 
    Ты кому жена, 
    Покумимся, кума, 
    Покумимся, кума.

    Поцеловавшись из-под дуги, крестившиеся девушки обмениваются крестиками и считаются кумами до следующего года. Крещение кукушки заканчивается пением протяжных песен и угощением друг друга яичницей. Корень растения уносят с собой и тщательно хранят, думают, что он приносит счастье. В селе Горнем Мещовского уезда на корень надевают крестик и зарывают его в землю. На Троицу из березы завивают венки, а через неделю развивают».

    Береза, кстати, вообще главный символ русальей недели. Может быть, в древности она была священным растением? До сих пор крестьяне украшают перед Троицей свои дома березовыми веточками, а несколько лет назад мы неожиданно узнали, что в крупном селе Фоминичи один из классических троицких обрядов – «завивание березок» - существует до сих пор! Е.Тростникова рассказывала:

    - Это еще от стариков у нас обычай – березки завивать. В Духов день собираются в деревне, ходят, хороводы водят, песни поют. Старухи всем заправляли, а вообще женщины завиванием руководят. Хотя и мужчины в лес ходят. Попоют в деревне, потом идут в лес. Выбирают место, где рядом ржаное поле. Там тоже попоют, потом находят две небольшие березки, вершины наклоняют и скручивают. Вершинки заплетают, «сажают» в них цветы, лентами украшают. Ну и ходят вокруг этого венка, поют: «Завивайся, венок, завивайся, зеленой, окружись, ощутись, это богу венок, это богу зеленой» и еще: «Окружися, ощутися, от венгерских от русалок...» точно не помню – вот не записал никто вовремя у старух слова! И так березки дугой неделю стоят.

    А в воскресенье с обеда снова в деревне собираются и пойдут с песнями. Людей много было, это сейчас на нашей улице три дома осталось. Собираются опять же пожилые женщины, становятся в круг, хоровод водят, поют... Потом идут к этому венку с песнями и там тоже поют: «Развивайся, венок, развивайся, зеленой».

    Разовьют, сделают из этих березок два венка – их так называли, но по виду как бы веники или букеты. Березки сломают и сделают эти венки. Цветов тоже в них понасажают, красные платки на них повяжут и идут с этими кустами в деревню, к озеру. Гармошка обязательно, песни, частушки. Какие помоложе – тоже со своими венками идут. Получалось два главных венка и другие. Вот эти два больших венка впереди несли. На озере ужас сколько народу было – и танцы, и пляски, и старинные песни, и новые. Долго веселятся – пока коров уже не придет время загонять.

    И тогда говорят пожилые женщины: «Ну, пойдемте заливать». Выходят на плотину, на край, и поют: «Заливайся, венок, заливайся, зеленой». И кидают в озеро их. Платки снимают, а венки кидают и смотрят, как они плывут. Бывало, говорят: «Не, не залился, ни один не залился». Мол, если зальется, потонет – в этом году человек помрет, какой кидает. И сами от себя люди кидают – наломают веток с берез, сделают как веник и кидают. Вот и все – на этом и кончалось». Нам очень хотелось увидеть все своими глазами. Спустя год я специально приезжал в Фоминичи – и «обломался»: в 2006 году завивание березок не проводилось.

    Однако юг области – край традиционно патриархальный. Может быть, где-то еще завивают березки и хоронят кукушек? Год назад мы обошли несколько деревень Ульяновского и Хвастовичского районов. Увы, живых обрядов нам увидеть не удалось, а вот совсем свежих воспоминаний о них мы услышали немало. Самым удивительным лично для меня было то, что даже в соседних селах троицкие (точнее, русальи) обычаи существенно отличались. Так, обычай на Троицу украшать рушниками кресты на могилах достаточно распространен повсеместно и продолжает бытовать, в Ульяновском же районе на кресты вешают березовые венки.

    - Нет, березок у нас не завивали. Утром на Троицу плели венки и вешали на могилки. Сейчас-то просто так больше ветки ставят на могилки. Ну и рушниками, конечно, украшают. И возле домов обязательно березки ставят, – просвещали нас крестьяне деревни Уколицы.

    - Да, такого, чтоб всей деревней березки ходили украшать, у нас не было, – подтвердила бабушка в деревне Крапивне. - Небольшими группами ходили в лес девчонки, кумиться. И в секрете это держали. Венки из веток березовых плели, но в воду их не бросали – домой приносили. И они лежали до следующего года. Считалось, что дом оберегают, чтоб покой был... Вовсе еще не старая женщина добавила:

    - Кукушек у нас крестят на Вознесение. И я ходила. Соберемся девчонки да пойдем. Песни поем. Да вовсе не старинные, советские! Гуляем, цветы рвем в лесу. Потом поставим дугу из веток, березки вершинками свяжем. И под нее пролезали по двое девочки лет по 12–17. И считалось, что они покумились, дружить должны. Подхватывает другая крестьянка:

    - Кукушек и мы детьми ходили крестить. Нам мама делала - как его... - драченок из яиц. Ну, омлетом называют нынче. Яйца взбивали и в печке запекали. Румяненький такой получался. Яйца варили, иногда пекли. В платочки нам завязывали, - мы детьми были. Ходили в лес. Цветы собирали, гуляли. Березочки две, бывало, наклонят, типа арки сделают. Припевок мы уже не пели, баловались. Драчены ели, конфеты, если были, друг с другом делились...

    Еще более подробно про троицкие обычаи рассказала старейшая жительница села Сороки М.Минакова:

    - У нас Троица - праздник престольный, на площади всегда ярманка была. Вот там гуляли. Качели делали. Как ребята, «женихи», нас раскачают, vмы орем! Нам, может, по 10 лет было. Говорили, на опушках леса русалки качели делают из веток и тоже качаются... Вылезут и качаются после Троицы, как пойдет русальная неделя.

    На Троицу гуляли и на следующий день, до обеда. Пряники привозили, как кони всякие сделанные... Скажешь отцу: вот такие-то кони, красные... Ну, он пойдет, купит. Потом Вознесение. До обеда работали в колхозе, а после обеда собираем яйца, корзинку в руки - и идем. Муки такой, как сейчас, не было. Была простого размола. Насеют на ситах частых, вобьют туда парочку яиц. Да молочка, содочки в тесто, размешают да на сковородку выльют. Он вот такой поднимется! Вот этот драченок напополам режем, идем кукушек крестить. На вершину какую-нибудь идем, березки связываем... Платки снимаем, мешаем их... Все в одну кучу сложим и выдергиваем. Бусы тоже в кучу... Глаза тому завяжут, кто выдергивает. «Чей?» - «Мой, мой!» - «Ну, значит, dы кум с кумой». Потом под этот венок лазаем. А потом, кто кум с кумой, садимся и делим, что принесли из дома. Целуемся…

    Интересно, что собственно о кукушке (реальной птице или заменяющем ее венке) никто из наших собеседников не вспоминал. Название обряда они объяснить не могли. Хорошо, что в ХIХ веке успели записать эту деталь! Несомненно ведь, «кукушка» олице-творяла какую-то языческую богиню. Какую? Вряд ли мы узнаем ответ, но приблизиться к пониманию хотелось бы. Интересно также проанализировать различия обрядов и поверий в разных селах, сопоставить их с географией. (Андрей Перепелицын).



    Русалка в Калужской области

    Русалка - женский демонологический персонаж восточнославянской мифологии. Поверья и былички о нем бытовали повсеместно, но наиболее широко они были распространены в южных и западных губерниях России; по сравнению с северными, их отличали красочность описаний и разнообразие сюжетов. В календарной обрядности образ русалки встречался в весенне-летнем ритуале «проводы-похороны», с ним были связаны нормы поведения крестьян в весенне-летний период. 

    По народным воззрениям, русалками становились умершие до замужества девушки и некрещеные младенцы

    К ним также причисляли женщин, особенно молодых, погибших без покаяния и отпевания - удавившихся, утопившихся, пропавших без вести, детей, проклятых родителями или рожденных от нечистой силы и подмененных на человеческих. Ряды русалок пополняли дочери девушек, решивших наложить на себя руки из-за несчастной любви и погибших в состоянии беременности, по поверью, они рожали уже после своей смерти. 

    В быличках говорится о возможности перехода таких русалок (реже утопленниц) в человеческий мир - для этого необходимо было набросить им на шею крест. Представление о том, что русалкой после смерти могут стать и мужчины, встречается редко. Но и в этом случае это непременно умершие, которым «заклятия не было, погребенья не служили…» (Виноградова Л.Н. 1986. С. 92). По народным поверьям, их «бесприкаянные» души не могут найти покоя и часто тревожат людей. 

    Связанные с библейской традицией легенды о происхождении русалок также были известны в народе. Одни считали, что их, вместе с другими представителями нечистой силы, сотворил дьявол (нижегородск.), другие - что Господь Бог. Некогда они жили на небе вместе с ангелами, но за проступки архангел Михаил сверг их во главе с сатаной на землю и долго преследовал огненными стрелами. От ужаса и страха они разбежались куда глаза глядят, расселившись повсюду в виде демонов. 

    У русских известны русалки двух видов. Для южнорусской традиции наиболее характерен образ молодой привлекательной девушки-русалки с волосами зеленого цвета, появлявшейся обнаженной или одетой в белую рубаху, с венком из осоки и кувшинчиков на голове. Она обладала необыкновенной красотой и вечной юностью. Орловские крестьяне говорили, что русалки «ходят голые без обуви и без покрова на голове. Тело у них белое, как снег; лицо светлое, как восходящая луна; волосы красновато-светлые и длинными локонами расстилаются по плечам. Они легки, как пух…» (Зеленин Д.К. 1916. С. 128).

    Одновременно в народном воображении существовала русалка, чей внешний облик описывается как страшный и даже безобразный. Она отличалась высоким ростом, крупным телосложением и толстотой или, наоборот, невероятной худобой, обрюзглостью, непомерно большими грудями, которые закидывала за плечи, косматыми зелеными волосами, распущенными по плечам. Их демонический облик дополняли огромные расчески в виде бороны. 

    Для обоих видов характерны признаки покойника-нечистика: они бледнолицы, руки у них холодные, волосы распущенные, глаза закрыты. Как и другие представители нечистой силы, русалки могли оборачиваться рыбами, земноводными, птицами. Согласно калужским поверьям, русалок возглавляет «наибольший черт», от него погибшие женщины получают красоту, перед которой не может устоять ни один мужчина, и вечную юность; с этой целью «главный начальник злых духов дает повеление варить ее в котле с разными снадобьями и зельями» (Зеленин Д.К. 1916. С. 131; АРЭМ. Ф. 7. Оп. 1. № 522). 

    Известный в некоторых уголках России образ девушки-русалки с рыбьим хвостом вместо ног возник под влиянием литературной традиции. По мнению исследователей, он связан с апокрифической легендой о фараонском войске, потонувшем при переходе через море; войско сопровождали женщины-египтянки, которых также считали дочерьми египетского царя - фараона; чаще их называли фараонками или берегинями. 

    Местом обитания русалок считались глубины рек, озер, запруд, болот, они жили на облаках, скрывались в «подземном царстве» (тамбовск.), в гробах на кладбищах (брянск.), или просто под землей (орловск.), где, по поверью, спали в течение почти всего года. Один раз в году они появлялись на земле. Выходили из вод за неделю до Троицы, в Семик, в Троицу, в Духов день и вскоре возвращались обратно. Время их пребывания ограничивалось неделей (см. Русальная неделя) или периодом цветения ржи. Они могли покинуть землю в Петров день или гулять до осени, безмолвно катаясь «на волнах нивы» (калужск., орловск.).

    Существовало также представление, что русалки, кроме русальной недели, выходили из воды на Светлое Воскресенье, в момент, когда кругом храма обносят плащаницу. Поэтому необходимо было «запирать двери в храме как можно крепче из опасения как бы не набежали русалки» (Максимов С.В. 1994. С. 103-104). На русальной неделе русалки поселялись в лесах на деревьях: на старых дубах, березах, склонившихся над водой ивах, осинах, кленах; в полях, в коноплянике; жили на поверхности вод; посещали поселения и жилые дома. 

    Вода и растения выступали в традиционных представлениях как пути перехода из иного мира. В этот период русалки становились видимыми для человека. Любой крестьянин в полдень или в полночь, а также после захода солнца, мог увидеть как русалки качаются на ветвях, призывая друг друга: «Кума, кума, приходи!», скачут по деревьям, плетут венки, прячутся во ржи, водят хороводы, поют песни, бьют в ладоши, плещутся в воде, расчесывают на берегу рек свои волосы или играют свадьбы. 

    Появление русалок в полях в период цветения ржи было неслучайным. Считали, что там, «где русалки бегали и резвились, там трава растет гуще и зеленее, там и хлеб родится обильнее» (Максимов С.В. 1994. С. 102). Они осмыслялись как хранительницы посевов, во власти которых находилась судьба будущего урожая. От них зависело и количество влаги, получаемое в течение лета полями. С другой стороны, в силах русалки было причинять посевам вред: они, как и другие умершие не своей смертью насылали сокрушительные бури, проливные дожди, град, помимо этого портили овощи, обтачивали зерна в загонах. 

    Благотворное или вредоносное действие русалок во многом было обусловлено поведением людей. В период разгула этой нечисти необходимо было выполнять ряд установленных традицией правил и обычаев. Они были основаны и на представлениях о взаимоотношениях русалок и человека. Особое внимание русалок к детям и мужчинам зачастую оборачивалось для них смертью. Представления об опасности встреч с русалками бытовали повсеместно. Русалки могли защекотать до смерти, напугать, утопить одинокого человека, если он не соблюдает в это время предосторожностей. В народе говорили, что русалки заманивают к себе прохожих красивым голосом. 

    Их пение «имеет силу до того очаровывать человека, что он может слушать его несколько лет, не сходя с места» (Зеленин Д.К. 1916. С. 179). Русалочьи песни были похожи на песни девушек, но отличались от последних тем, что к ним примешивалось стрекотание сороки, это и служило предупреждением для человека. Своей красотой русалки заманивали в водоемы или в глубь леса парней или молодых вдовцов. В лесу она тихонько подкрадывалась к человеку сзади и щекотала под мышками до тех пор, пока тот не задохнется от смеха.

    На голову умершего русалки возлагали венок из осоки и кувшинчиков, его руки связывали березовой веткой, а затем каждую ночь водили вокруг него хороводы. В народе полагали, что все это время покойник не подвергается гниению и начинает разлагаться только после прикосновения к нему человеческой руки. Если русалке удавалось затащить человека в воду, то она обволакивала его своими длинными волосами и топила. 

    Такой утопленник, по поверьям, служил русалкам: его заставляли чесать лен, а по ночам развлекать их игрой на каком-нибудь музыкальном инструменте. Часто описываемые в быличках любовные отношения мужчин с красавицами-русалками нередко вели к смерти человека. Говорили, что познавший любовь русалки или хоть раз поцелованный ею вскоре умирал от тоски или кончал жизнь самоубийством. Встреча с русалкой могла закончиться для человека продолжительной болезнью: у него начиналась лихорадка (воронежск.), судороги сотрясали его тело, а лицо перекашивала страшная гримаса. 

    Помимо этого русалки посещали дома крестьян с целью нарушить в семье родственные отношения (калужск., нижегородск.). Потерю скотины в это время крестьяне приписывали шуткам русалок; ее же обвиняли в том, что она по ночам садилась на борону и загоняла лошадей. Считали также, что именно русалки спутывают у рыбаков сети, а у мельников портят жернова и плотины (смоленск.). 

    По народным верованиям, русалки были связаны с некоторыми женскими занятиями. Они пряли ночью в домах и в банях, где женщины оставляли пучки волокон на гребнях (владимирск.), похищали пряжу, нитки, холсты у тех, кто ложился спать без молитвы. Крестьяне рассказывали, что затем видели их сидящими на деревьях и разматывающими пряжу. Ворованные холсты русалки расстилали возле источников и мыли их ключевой водой. 

    Чтобы обезопасить человека от неблагоприятных последствий, вызванных встречей с русалкой существовала система оберегов и защитных действий, подобная приемам, традиционно используемым против нечистой силы. Увидев русалок, необходимо было осенить себя крестным знамением или очертить круг около себя и закрестить его. Советовали также отмахиваться от русалок вальком (рубелем), ударить палкой ее тень (брянск.), или быстро сказать сколько зубцов в бороне. Русалки не могли подойти к человеку, а значит и причинить ему вред, в том случае, если на шее у него висит два креста: один на груди, другой - на спине, т.к. русалка обычно подкрадывается сзади, или, если подъехать к ним, верхом на кочерге. По старинному поверью, русалки, как и ведьмы, бояться крапивы, полыни и осины. 

    Русалка относилась к той категории покойников, чей жизненный потенциал сохранялся после смерти, поэтому ей приписывали огромную магическую силу, которая могла проявляться как с отрицательным, так с положительным знаком. Как и «предки» -«родители», она была связана с идеей изобилия и плодородия, но будучи покойником ходячим, она безусловно определялась как нечистая сила. Исходя из представлений о неизжитом веке русалок и о их женской природе, связанной с материнством, современные исследователи прослеживают в образе русалок (Денисова И.М. 1995. С. 133) черты женских божеств судьбы, покровительниц рожениц, близких древнерусским берегиням и рожаницам. 

    Трансформация этих представлений со временем привела к появлению в мифологическом и обрядовом образе русалки эротических черт и травестических элементов. 2. В некоторых районах России русалками называли колдуний и ведьм, т.е. женщин, имевших отношения с нечистой силой; говорили, что они летают на помеле и делают заломы в поле. (Зимина Татьяна Александровна).


    1 2 3                         














    Категория: КРИПТОЗООЛОГИЯ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 41 | Рейтинг: 5.0/1