Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [273]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » КРИПТОЗООЛОГИЯ

    Таинственные животные в Карачаево-Черкесии. 1


    Таинственные животные в Карачаево-Черкесии


    Гость из другого мира

    «Эту историю мне рассказал мой дядя Василий Алексеевич. Во время войны он служил в горной артиллерии. Дело было в 1942 г. в Карачаево-Черкессии. Батарея, где служил дядя Вася, получила задачу передислоцироваться на новые позиции. Это 6 орудий (т.е. 60 лошадей) и полсотни солдат, идущих пешком. Движение с таким обозом по горам очень трудное.

    А в тот раз было особенно плохо. Лошади не хотели идти, упирались, чего-то боялись. Когда сделали привал, комбат вызвал двух бойцов. Он сказал, что, очевидно, лошади боятся какого-то хищника, который крадётся за ними. Его надо или подстрелить или хотя бы отпугнуть. Когда караван двинулся дальше, бойцы сделали засаду. Перед глазами у них было всё ущелье. И вдруг они, действительно, увидели зверя, медленно идущего по следу людей… Это был медведь. Оба солдата открыли огонь из своих карабинов. Зверь упал… Подошли. Нет, это был не медведь, хоть издали и походил на медведя. Голова его напоминала скорее обезьянью, а на передних лапах были не когти, а пальцы.

    Через некоторое время на звуки стрельбы подбежали комбат с ординарцем. Тоже осмотрели загадочную добычу. Комбат сокрушенно почесал затылок: «Эх, если бы не война! Сюда бы сейчас корреспондентов, ученых из зоопарка!» И сделал отметку на карте. Потом сказал: «Вот что! Вон ледяной склон. Выдолбите во льду нишу и там зверя схороните. Бог даст, после войны посмотрим!»

    Солдаты выдолбили нишу без особого труда, но подходить к зверю и прикасаться к нему почему-то было страшно. И вдруг существо зашевелилось… Сначала едва заметно, потом всё сильнее. Солдаты в ужасе отпрянули… Не обращая внимания на людей, существо стало уходить, удаляться… Двигалось оно на задних ногах, изредка опускаясь на четвереньки. Чем дальше оно уходило, тем больше казалось, что оно не идет, а плывет над землей. А скрылось из виду раньше, чем кончилось ущелье. Словно в воздухе растворилось.

    Я думаю, что это был «гость» из иного измерения, иного времени и пространства. Попав к нам, он некоторое время существовал по нашим законам. Даже умер. А когда это время истекло, он просто вернулся к себе – ушел живым и невредимым».



    Вампиры

    У разных народов названия «возвращенцев», равно как и манера их поведения, варьировалась. Еще древние греки верили, что молодые девушки, умершие до брака и не познавшие любви, становятся демонами-ламиями и высасывают кровь из юношей. Мертвецы, сосущие кровь, были известны также практическим всем тюркским и поволжским народам. Казанские татары называли их убырами, а татары западносибирские - мяцкаями.

    Похожие мертвецы именовались у чуваней вупарами, у карачаевцев - обурми, а у восточных славян - упырями. Эти кровопийцы похищали неродившихся младенцев из материнской утробы и даже выпивали воду из туч, отчего случалась засуха. Так, еще в 1867 году газета «Одесский вестник» рассказывала, что в деревне вблизи Аккермана из могилы выррыли труп похороненного недавно старика, которого считали упырем. Полагая, что именно он - причина бездождия, крестяне обильно поливали труп водой. Слово «вампир» сербского происхождения, хотя среди живущих на Балканах славян больше распростронено название волкодлак или выркодлак: считалось, что вампирами становятся те, кто при жизни был колдуном и умел преващаться в волка (слово «вурдалак» придумал Пушкин).

    Итак, кто же может стать вампиром по славянским народным представлениям? Оказывается, очень не многие. Вампирами становятся дети, родившиеся «в сорочке», пятые соновья в семьях, где одни мальчики, а также - дети, появившиеся на свет уже с зубами. Характер и образ жизни селовека тоже могли привести к тому, что после смерти ему не лежалось спокойно в могиле: вампирами становились люди сердитые и раздражительные, постоянно чем-то озабоченные, не отдающие долги и не исполняющие обещанное.

    Но основную опасность таили в себе обстоятельства смерти и условия погребения. Вампиром мог стать тот, кто умер ночью, кто наложил на себя руки или замерз в поле. Вампиром часто становится убитый, как впрочем, и убийца. И, уж конечно, тот, кто скончался от укуса вампира. Если же покойный был хорошим человеком и умер спокойно в своей постели, он все равно мог стать вампиром, если через его труп перепрыгнула кошка или перелетела курица, если гробом случайно задели о косяк двери, если на гроб попали капли дождя или град. Но даже похороненный по всем правилам покойник мог превратиться в вампира, если родные слишком горевали о нем, называли его по имени, то есть звали его.

    Так что вопрос, станет человек вампиром после смерти или нет, не слишком сложен. Проблема возникала лишь, когда в деревне появлялся незнакомый человек. Вампир он или нет? Тут пригодятся следующие знания. Во-первых, вампир всегда отказывается от угощения. Вид соли и запах чеснока вызывают у него отвращение. Во-вторых, он не отбрасываеттени и не отражается в зеркале. В-третьих, вампир не станет прикасаться к «священным» предметам: крестам, иконам, святым книгам. Кроме того, люди, родившиеся в субботу, сразу понимают, что перед ними вампир.

    Средства коллективной и индивидуальной защиты.

    К первым относится «отчитывание», то есть чтение вслух Святого Писания возле гроба умершего в течение трех ночей после смерти. Кроме того, пятки покойного можно было разрезать и сунуть под кожу иглу или иной острый предмет, чтобы ему было сложно ходить по земле. Дорогу от кладбища до дома часто посыпали маковым семенем: вампир начнет собирать его, а тут и петухи пропоют. Как средства индивидуальной защиты от вампиров использовались чеснок, боярышник, шиповник, огонь лампады, Железный нож, колокольчик и, конечно, крест и Святое Писание. Но если это не помогало, оставалось только разрыть могилу, и пронзить сердце вампира осиновым колом и отрубить ему голову.

    Откуда же появилась в народе вера в вампиров? Наверное, от соединения таких разных по сути факторов, как «вампиризм энергетический» (отмечаемый психологами феномен способности одного человека как будто забирать энергию другого) и отдельных случаев психических расстройств, когда маньяк-убийца действительно пьет кровь своей жертвы. С другой стороны, веру в вампиров могли вызвать страх перед темнотой, бессонница, галлюцинации. Вера в то, что склонность к вампиризму передается через укус, могли обусловить и вполне реальные случаи бешенства людей и животных. Однако все эти вполне рациональные причины не объясняют того, почему вера в вампиров была распростронена именно на Балканах и Карпатах. Остается предположить, что они действительно почему-то водились именно там.

    Вампиру суждено было бродить по земле, каждую ночь подыскивая новую жертву, чтобы удовлетворить мучительную жажду. Известно, что у них было много таинственных способностей, помогавших в этом деле. Первой из них следует назвать умение изменять форму тела. Похороненному вампиру вовсе не нужно было всякий раз, когда он покидал могилу, прорывать, как кроту, выход на поверхность в шестифутовой толще грунта. Считалось, что он может просочиться наверх сквозь землю и, оказавшись на поверхности, принять прежнюю форму. По своему желанию вампир мог стать волком, летучей мышью, кошкой, крысой и даже легким туманом. В том или ином облике он мог взобраться на любую стену, пролезть в любое окно и даже проникнуть через замочную скважину. 

    Если не было принято специальных мер предосторожности, то ни в одном месте нельзя было находиться в полной безопасности. И не было места более опасного, чем свой собственный дом. Вампиры имели склонность на вещать прежде всего членов своей семьи: мужья - жен, а жены - мужей. Молодые женщины разыскивали своих бывших женихов. Все без исключения, и мужчины, и женщины, отдавали предпочтение молодым, здоровым и привлекательным жертвам. Теоретически, кровь молодых была питательнее и целебнее. Вампиры могли подчинять себе разных ночных тварей для выполнения собственной воли. Так Дракула держал стаю волков, чтобы те защищали замок и отпугивали непрошеных гостей. Кроме того, он мог гипнотизировать людей, лишая их возможности сопротивляться и помнить о том, что с ними произошло.



    Снежный человек в Карачаево-Черкесской республике

    В конце 2003 года при разборке архива мной были обнаружены два забытых письма на моё имя (В.Ю.Макарова), в одном из которых геолог Владлен Николаевич Маркин рассказывает о своей встрече с алмасты в верховьях одного из истоков реки Кубань. В конверте одного из них обнаружилась случайно подклеившаяся изнутри при заклейке конверта фотография.

    Обстоятельства встречи В.Н.Маркина с этим существом таковы: В августе 1955 года он, будучи студентом, проходил практику в горах Северного Кавказа. По окончании работ студенты начали разъезжаться, а Маркину руководитель практики предложил составить компанию и обследовать с ним два небольших ледника в верховьях речки Псыгансу. Маркин согласился. Они запаслись продуктами и отправились в путь, Пересекая Скалистый хребет, они заночевали у местных чабанов, Услышав, куда направляются их гости, чабаны предупредили, что, по слухам, там опасно, так в тех местах обитают «дикие люди».

    Ковалев мастер спорта по альпинизму, исходивший весь Кавказ, сказал на это, что он много раз слышал подобные рассказы и даже видел, что кто-то бегал босиком по снегу, но это не страшно. И они продолжили путь. Добравшись до подножия ледника, они поставили палатку, сунули в нее рюкзаки и, пока было светло, решили пройтись по леднику. Пока они были на леднике, прошел снег и засыпал все тропы. Когда, через несколько часов, они вернулись в свой лагерь, то увидели полный разгром: вывернутая палатка валялась в стороне, рюкзаки были раскрыты и их содержимое разбросано кругом. Вся площадка затоптана следами босых человеческих ног, правда, несколько странной формы.

    Из снаряжения и вещей ничего не пропало, но вот часть продуктов отсутствовала: сухари, сухие грибы, вермишель и сухие концентраты. Незваный гость побывал в лагере уже после снегопада, то есть совсем недавно. Пожилой Ковалев остался наводить порядок и готовить ужин, а Маркин отправился по следам в надежде выследить наглого вора.

    Следы шли по бездорожью, местами по скользким осыпям и камнепадам. На одном из камней Маркин оступился и растянул ногу. Прихрамывая и опираясь на альпеншток, он продолжил путь, так как следы были совсем свежие. Но через несколько сотен метров следы подошли к скалам, на которые Маркин без альпинистского снаряжения и с больной ногой подняться не мог.

    Когда он вернулся, ужин был уже готов (посетитель оставил консервы в жестяных банках, которых было достаточно, чтобы прожить еще несколько дней – путь к леднику у них занял три дня). Обсудили происшествие и улеглись спать – Ковалев лег головой к входу, а Маркин забрался в глубину палатки и лёг ногами к выходу. Полог застегнули, так как ночь обещала быть холодной. Под утро он проснулся и расстегнул полог… 

    Солнце еще только золотило, гребни скрывающих его гор и похожее на человека существо стояло на фоне светлеющего от восходящего солнца неба. Рассматривая эту старую фотографию рисунка с изображением стоящего между двух скал гоминоида, автор впервые обратил внимание на то, что это не фотография рисунка, а настоящая фотография.

    Используя специальные методы исследования фотографий с помощью компьютерных технологий, автору и М.С.Трахтенгерцу удалось выявить на фоне этого силуэта кое-какие детали лица и туловища алмасты. Такие детали, как хорошо видный на тёмном силуэте волосяной покров, невозможно подделать. После обработки снимка на прорисовке, выполненной автором, видно, что это молодая особь женского пола, угадываются грудные железы, тёмные впадины глаз и тень от подбородка. Правда, эти и другие детали видны нечётко, едва заметны на фоне светлого неба. 

    Последние сообщения из Кабардино-Балкерии:

    2003 году в селе Былым пропала девушка Фатима. Она пошла на речку и не вернулась. В реке её не обнаружили. Тогда решили, что её по обычаю похитил жених, но это не подтвердилось. На следующий год по направлению к селу проезжал автобус с туристами. Неожиданно туристы увидели стоящую на обочине странную женщину. Она была одета в какие-то лохмотья и возбуждённо размахивала руками.    

    Когда автобус остановился и водитель открыл дверь, она быстро вскочила в машину, захлопнула дверь и попросила скорее уехать. Когда автобус тронулся, сидевшие сзади туристы увидели, что в их сторону бежит огромный волосатый человек, прижимающий к боку младенца. Стало понятно, что это отец ребёнка этой женщины, и она убегала от него. Автобус набрал скорость, и великан отстал. Поняв это, он остановился и, размахнувшись, бросил ребёнка в речку. Но потом он вошёл в воду, вытащил из воды ребёнка, а затем в ярости со всего размаха ударил его о землю. (В. Макаров, «Атлас Снежного человека»).



    Снежные люди ущелья Уч-Кулан и история волосатой Заны

    Ущелье Уч-Кулан (Учкулан) располагается в горах Северного Кавказа (Карачаево-Черкесская республика, недалеко от границы с Абхазией). На русский язык его название переводится как «три реки». Дело в том, что именно здесь объединяются воды рек Кубань, Учкулан и Хурзук.

    Места тут пустынные и суровые, голые склоны ущелья покрыты каменистыми осыпями. Однако даже такие условия не являются преградой для людей. Одним из самых древних поселений здесь считается аул Учкулан. Благодаря археологическим раскопкам здесь было найдено селение, относящееся к кобанской эпохе, то есть к 1-му тысячелетию до н. э.

    Эта местность овеяна многовековыми преданиями и легендами. Помимо всего прочего, люди уверены, что в ущелье Уч-Кулан обитает группа снежных людей. Здесь их называют очо-кочи (очокочи) или абнауаю (в зависимости от половой принадлежности гоминида). Говорят также, что самок снежного человека здесь гораздо больше, чем самцов.

    Весьма популярна среди местных жителей легенда о дочерях снежных людей. Их вроде достаточно часто встречают в ущелье, но ни одному человеку не удавалось подружиться с ними. Эти таинственные существа обладают способностью управлять волей человека, полностью парализуя ее. Однако существуют здесь предания и о браках, заключенных между людьми и гоминидами. Местные жители уверены, что женщина, которая провела хотя бы одну ночь со снежным человеком, уже не может вернуться назад, поскольку он словно околдовывает ее. Скорее всего, речь здесь идет все о той же способности местных йети парализовать волю человека.

    Вот одна из легенд о снежном человеке:

    «Очень давно в одном из соседних селений жил кузнец. И была у него дочь-красавица. У девушки был жених, с которым они собирались пожениться. Совсем перед самой свадьбой пошла девушка с подругами в лес за ягодами, и там встретилась она со снежным человеком.

    Понравилась красавица местному абнауаю, он ее похитил и утащил к себе в пещеру. Подруги искали-искали невесту, да так и ушли домой ни с чем. Вся деревня еще две недели безуспешно искала пропавшую бесследно девушку. А найти ее смог в лесу только жених. Обрадованный парень хотел увести невесту домой, но не тут-то было. Девушка наотрез отказалась возвращаться. Она сказала, что живет в лесу со снежным человеком, которым просто околдована.

    Жених, убитый горем и ревностью, решил отомстить и, выследив, где они живут, просто убил обоих. Трупы же любовников парень привез и оставил на пороге у отца девушки. Местный священник запретил кузнецу хоронить дочь и ее снежного мужа на сельском кладбище. Он считал абнауаю дьяволом, а дочь кузнеца, по его мнению, продала ему душу. Пришлось несчастному, убитому горем отцу везти трупы назад в лес и хоронить их там. Похоронил он их в одной могиле, а сверху поставил камень, на котором сделал надпись: «Дочь кузнеца со своим мужем».

    Позже исследователи решили подтвердить или опровергнуть старинную легенду. В лесу действительно была найдена могила со странным надгробием. Когда ее вскрыли, исследователи были в шоке, поскольку женский скелет в ней был совершенно обычным, а вот мужской принадлежал человекоподобному существу гигантского роста.

    Доподлинно известно, что в селении Тхина (Абхазия, Очамчирский район) в XIX веке была поймана и приручена самка гоминида. Ей даже дали вполне человеческое имя - Зана. Селение славится долгожителями, многим ее старожилам давно перевалило за 100 лет, поэтому историю о Зане некоторым исследователям смогли рассказать еще сами очевидцы.

    Исследованием этого феномена занимался советский историк и социолог Б. Ф. Поршнев. И вот что ему удалось выяснить. Неизвестно точно, где и при каких обстоятельствах была поймана Зана. Некоторые утверждают, что на нее была совершена облава в лесах горы Заадан, другие утверждают, что самку снежного человека поймали недалеко от морского побережья, третьи уверены, что до своего пленения Зана жила в Аджарии.

    Так или иначе, но ее поймали и, несмотря на яростное сопротивление, связали, а затем продали как диковинку. Некоторое время она переходила от хозяина к хозяину, пока не попала к дворянину Эдги Генаба. Тот отвез Зану в свою усадьбу в селении Тхина. Сначала самка гоминида обитала в загоне из поставленных вертикально бревен. Вела она себя, как дикий зверь, а потому к ней никто не входил. Даже пищу спускали Зане на веревке. Она вырыла себе большую яму и спала в ней. Целых 3 года прошло, прежде чем самка гоминида начала приручаться.

    Некоторое время спустя ее уже держали за плетеной оградой, под навесом на привязи, а потом и вовсе стали отпускать на волю. Зана уже не стремилась убежать. Однако она не любила находиться в замкнутом помещении, предпочитая спать в яме под навесом. Выглядела Зана следующим образом: кожа у нее была очень темной, почти черной, а все тело, кроме лица, ступней и ладоней, было покрыто рыжеваточерными волосами. Голову ее украшала гигантская грива, спускавшаяся на плечи и спину.

    Говорить Зана не умела. За всю жизнь, проведенную среди людей, она так и не выучила ни единого слова. Правда, иногда Зана что-то бормотала, испускала нечленораздельные восклицания или резкие крики. Однако самка снежного человека прекрасно знала свое имя и отзывалась на него. Понимала она и простые команды. Это существо отличалось высоким ростом и мощным телосложением. У Заны была очень большая грудь, мускулистые ноги и руки. Однако голени у нее по своему строению явно отличались от человеческих. Пальцы на руках были длиннее и гораздо толще, чем у людей, а на ногах к тому же имели способность раздвигаться.

    Лицо у Заны было широким и скуластым с крупными, резкими чертами. Нижняя челюсть выдвинута вперед, рот широкий, с крупными зубами, нос плоский. Глаза самки, по свидетельству очевидцев, были красноватого цвета. Волосы на лбу Заны росли прямо от бровей. Волосатая самка не умела плакать и улыбаться, зато иногда она смеялась.

    Это было очень выносливое и сильное существо. Говорят, что она бегала быстрее лошади и могла переплыть протекавшую неподалеку бурную речку даже во время ее разлива. Зана в любое время года купалась в местном источнике, который до сих пор носит ее имя. Умела она, хоть и неуклюже, лазить по деревьям. А сила ее была такова, что огромный мешок с мукой она поднимала одной рукой.

    По ночам Зана любила гулять по окрестностям. На всю жизнь ее врагами стали собаки, от которых она привычно отбивалась палкой, а вот лошади ее панически боялись. Окончательно приручить гоминида людям так и не удалось. Ее пускали в дом и даже иногда пытались усадить за стол, но слушалась она только своего хозяина. Жительницы селения боялись дикарки и осмеливались приближаться только в том случае, если у Заны было хорошее настроение. В противном случае она могла и покусать. Впрочем, детей Зана не трогала никогда, хотя их и пугали ей, как сейчас детишек стращают Бабой-ягой или Бабаем.

    Ела самка все, что ей давали. Но она никогда не пользовалась никакими столовыми приборами, разрывая еду на части руками. Иногда ей давали вино, от которого у Заны всегда поднималось настроение, а вскоре она впадала в глубокий сон. Удивительно, но людям удалось научить Зану добывать огонь. Она сама высекала кремнем искры на лишайник и подкладывала хворост. Кроме того, Зана умела обращаться с ручной мельницей, приносила дрова и воду в кувшине из источника, а также перетаскивала с водяной мельницы мешки.

    Чтобы полакомиться виноградом, сдергивала на землю целую лозу, увившуюся на высокое дерево. С буйволами ложилась прохладиться в воду источника. По ночам нередко уходила бродить по окрестным холмам. Странно любила что-нибудь делать с камнями: стукала друг о друга, разбивала их. Надеваемое на нее платье рвала в лохмотья. Однако к набедренной повязке ее отчасти приучили. Следует заметить, что Зана нередко беременела от местных «любителей экзотики» и рожала детей. Сразу после родов она купала младенца в ледяной воде источника, видимо, делая это инстинктивно: так поступали все снежные люди.

    Зана вероятно не понимала, что ее дети - метисы, слишком нежные для столь сурового обращения. Они не выдерживали водных процедур и погибали. Со временем жители села начали отнимать у нее новорожденных и выкармливать их. Благодаря этому выжили два сына и две дочери Заны. Это были вполне нормальные люди, хотя и отличавшиеся от односельчан некоторыми странностями в поведении. Да и облик их был не совсем обычным. Старшего сына Заны назвали Джандой, старшую дочь - Коджанар. Младшая дочь снежной женщины Гамаса скончалась в 1920-х годах, а второй сын Хвит ушел из жизни 1954 году. Все они сочетались браками с обычными людьми и имели потомство.

    Б. Ф. Поршнев писал: «Двоих из внуков Заны - сына и дочь Хвита от его второго брака с русской - я навестил в 1964 г. в году. Ткварчели, где они работают на руднике. Молва утверждает, что отцом Гамасы и Хвита был сам Эдги Генаба. Но их записали при переписи под другой фамилией. Показательно, что Зану похоронили на родовом кладбище семьи Генаба, что этих двух младших детей растила жена Эдги Генаба.

    Гамаса и Хвит были люди могучего сложения, с темноватой кожей и некоторыми другими как бы негроидными признаками. Но они почти ничего не унаследовали от Заны из неандертальских черт: доминантным оказался комплекс человеческих признаков. Хвита, умершего в возрасте 65-70 лет, односельчане описывали как человека лишь с небольшими отклонениями от нормы.

    При темной коже и больших губах волосы, в отличие от негроидной расы, были прямые, жесткие. Голова мала по отношению к размерам тела. Хвит сверх всякой меры был наделен физической силой, нравом несговорчивым, драчливым, буйным. В результате стычек с односельчанами у Хвита была отсечена правая рука. Однако и левой ему хватало, чтобы косить, справляться с колхозной работой, даже лазать по деревьям.

    Он обладал высоким голосом и хорошо пел. Дважды был женат, оставил троих детей. На старости перебрался из сельской местности в Ткварчели, где и умер, но похоронили его в Тхине, близ могилы матери - Заны. Гамаса тоже, как и брат, была намного сильнее обычных людей. Кожа у нее была очень темная, тело волосатое. Лицо было безволосым, однако вокруг рта пробивалась растительность. Гамаса дожила лет до шестидесяти.

    С первого моего взгляда на внука и внучку Заны - Шаликуа и Раю, врезалось впечатление незначительной темноватости кожи, очень смягченной негроидности облика. У Шаликуа необычайно сильные челюстные мышцы, за ним слава: может держать в зубах стул с сидящим человеком и при этом танцевать. Шаликуа был наделен даром подражать голосам всех диких и домашних животных».

    - Мне посчастливилось беседовать с последним очевидцем, - рассказывает другой известный исследователь «Снежных людей» Игорь Бурцев. - Местный долгожитель Зеноб Чокуа хоронил Хвита. Застал в живых и его мать. В то время был мальчишкой, но хорошо помнит Зану. И Хвита, который тоже вымахал под два метра, но был не столь шерстист.

    Его «записал на себя» последний любовник Заны - пастух по фамилии Сабекия. Сам умер в 30-е годы - сразу после переписи населения. Однако перед смертью сказал и жене, и своим восьмерым детям, мол, был грех. И он настоящий отец младшего ребенка Заны. Лишь спустя много лет Бурцеву удалось получить от местных властей и родственников разрешение на раскопки. Он организовал экспедицию, вскрыл могилу Хвита и привез его череп в Москву. По просьбе западных коллег передал образцы на исследование в США и Европу. Сколько лет прожила Зана и от чего умерла, неизвестно - скончалась в промежутке между 1880 и 1890 годами. Но до последних дней она не менялась внешне. Не поседела, не потеряла ни одного из зубов - белых, больших и крепких, сохранила физическую силу. Говорить она так и не научилась.

    - Живых свидетелей сейчас, увы, не осталось, - отвечает Бурцев. - Могила Заны не найдена. Пока я верю в те легенды, которые сам слышал.



    Алмасты живет рядом с нами

    Алмасты как фольклорный персонаж, олицетворяющий демонические силы, встречается практически у всех народов Северного Кавказа. Кабардинцы, балкарцы и карачаевцы так его и называют. Чеченцы и ингуши – алмасы, алмазы; кумыки – албаслы къатын, ногайцы – албаслы; агульцы и рутульцы – албасти; лезгины – албаб; лакцы – сухасулу; аварцы – рохдулай, таты – дедей-ол…

    Практически одинаково и визуальное представление о лесном человеке: чаще всего в образе представительницы женского пола, покрытой шерстью, с безобразным лицом, длинными космами распущенных волос, отвисшими чуть ли не до пояса грудями. Место обитания – в основном высокогорье, чащобы. Но не только – «по поверьям кабардинцев, алмасты живет в оврагах, кустарниках, нередко посещает заросли полей, особенно кукурузные плантации. Может появиться и в садах, огородах населенных пунктов».

    С последним, как сегодня видится, пришлось впрямую столкнуться одному из нас в начале шестидесятых годов прошлого века, а если уж точнее – летом 1963 года, находясь в пионерлагере близ Нальчика. Ушла из памяти причина, чем обидели мальчишку десятилетние сверстники, но сохранилось, как лез через лагерную ограду, как долго-долго брел по лесной чаще, поднимаясь на гору, пока не наткнулся на небольшую полянку с зеленеющим кукурузным полем. Здесь и присел на бугорок, где вновь настигли нанесенные друзьями несправедливые обиды и насмешки, от которых слезы сами навернулись на глаза, превратившись в нешуточные рыдания со всхлипами.

    Беспредельно жалко было себя, и поэтому не сразу заметил, что из стеблей наблюдает за происходящим непонятное существо – все обросшее светло-коричневой шерстью, похожее на обезьяну (впоследствии был уверен, что с ней и повстречался, так как о лесных людях на тот момент ничего не слышал), но с человеческим лицом. А когда это существо раздвинуло стебли и предстало, так сказать, во всей красе – огромное, вровень с двухметровой кукурузой, с длиннющими руками и страшным лицом-мордой, животный ужас пронзил тело, мгновенно подбросил вверх, стремительно унося по направлению к лагерю.

    Бежал, не обращая внимания на кустарники, ветви деревьев, ямы и лощины, оглашая все вокруг возгласом: «Чур меня!». Не знаю, почему именно это словосочетание, неизвестно откуда всплывшее в памяти и действительно означающее «Не прикасайся, не тронь!», показалось мне спасительным в этой ситуации, но прокричал я его великое множество раз. (Кстати, по одной из версий, упоминаемых Фарсмером, это понятие происходит от слова «черт»). И даже продолжал кричать, находясь уже в лагере.

    Об этом случае я никому – ни воспитателям, ни родителям, а тем более сверстникам – не рассказал, но столь велик был буквально впитавшийся в лицо ужас, что приехавшие на следующий день проведать меня отец с матерью, увидев свое дитя, тут же, даже не задавая каких-то вопросов, предложили возвращаться домой. Сегодня, спустя чуть ли не пятьдесят лет с того времени, в поведении алмасты (а это, конечно, был он, а не обезьяна), двинувшегося в сторону человека, а не наоборот, можно увидеть скорее не угрозу, а сочувствие… Впрочем, воспроизводя эту историю, мы ни на чем не настаиваем и вполне допускаем, что поведанный эпизод – плод детской фантазии. Но уже вовсе не фантазия все, что будет сообщено ниже.

    Вначале короткая историческая реминисценция. Юлиус Генрих Клапрот (1783–1835), выдающийся немецкий путешественник и языковед, являвшийся иностранным членом Императорской Академии наук в Петербурге, побывал в начале XIX века на Кавказе, оставив записки о своем путешествии. (В 2008 году в Нальчике вышла его книга «Описание поездок по Кавказу и Грузии в 1807 и 1808 годах»). 

    Вот что он пишет об алмасты, называя его салмасты: «Что до остального, эти люди, как и все горцы, очень суеверны и рассказывают бесчисленные небылицы о злых духах и домовых, обитающих, по их словам, в горах; образчиком может служить следующая история. Зловредный дух в женском обличии, с очень длинными волосами, которого они именуют на своем языке Салмасты, живет, по их словам, в некоем лесу. Где-то двадцать пять лет назад один из жителей села поймал домового, принес к себе домой и отрезал его волосы, кои тщательно спрятал и чем превратил дух в покорного себе. 

    Однажды он приказал ему сделать немного боза; тогда домовой поставил котелок на огонь, сварил горох, и, пока суп готовился, хозяин и хозяйка вышли из дома, оставив в нем лишь двух маленьких детей. Скоро они стали просить духа дать им что-нибудь поесть. Тот пообещал сделать это, если они скажут ему, где спрятаны его волосы. Не успели дети указать на место, где лежали волосы, как демон схватил их и тем самым освободился от покорности своему хозяину. После этого он бросил двух детей в котел с кипящей боза и убежал назад в лес, где, как утверждают, он все еще и живет».

    В чем-то похожую историю поведала уже в наше время жительница Зольского района Кабардино-Балкарии девяностолетняя Нахцук. Своей внучке – доктору филологических наук, профессору КБГУ Ирине Баловой – она рассказывала, как, зайдя поутру в сарай, где хранилась кукуруза, увидела странное, обросшее волосами человекообразное существо, распластавшееся на земле и сжавшееся при виде человека. Бабушка поняла, что алмасты больна, поэтому принесла из дома одежду, укрыла лесную женщину и в течение нескольких дней подкармливала едой со своего стола. Когда алмасты стало лучше, та ушла. Из этого следует, что эпизод, поведанный Клапроту, имеет не столько мифологические, сколько реальные, бытовые корни.

    Впрочем, подобного рода эпизодов – многие сотни, и большинство из них связано (найдено, записано, обнародовано) с экспедицией Жанны Кофман, которая на протяжении более чем четырех десятилетий занималась поисками снежного человека. О Жанне Кофман и результатах ее экспедиции мы рассказали в книге «Таинственная Кабардино-Балкария» в солидном очерке объемом более трех печатных листов, к которому и отсылаем всех интересующихся. Для остальных же коротко сообщим: Жанна-Мария Иосифовна Кофман долгие годы являлась почетным председателем Российского общества криптозоологии (наука о животных, существование которых не доказано или считается невозможным в данной местности в данное время). 

    Однажды друзья-альпинисты познакомили ее, врача-хирурга, с ученым Б.Ф. Поршневым (1905–1972) – советским историком и социологом, доктором исторических и философских наук. Борис Федорович собрал богатейшие исторические свидетельства о существовании гоминоида, восходящие к древнейшим литературным памятникам; показал, как на протяжении столетий уменьшался ареал распространения этого существа, вытесненного в конечном итоге высоко в горы, хотя основная среда его обитания всегда находилась куда как ниже. Но самое главное, представил убедительные доказательства того, что, говоря о «снежном человеке» мы ведем речь не об одичавших в силу различных причин людях, а именно о реликтовых гоминоидах.

    Жанна Кофман стала достойным продолжателем дела ученого, так и не увидевшего при жизни напечатанной подготовленную им работу о гоминоидах. В 1960 году она организует в селе Сармаково Кабардино-Балкарии базу экспедиции. Полученные ею результаты поражают: сотни свидетельств людей, встречавшихся с алмасты. Десятки из них приведены в нашей книге.

    А вот что писал об итогах экспедиции ученый В. Макаров: «Она объехала верхом или на машине и обошла пешком с рюкзаком за плечами почти весь Кавказ. Ее живой характер и общительность раскрывали перед ней двери домов и души горцев, от которых она услышала много интересного не только об алмасты и его собратьях, но и о некоторых других не изученных до настоящего времени животных вроде гигантских высокогорных варанов, необычных змей и других. Но все-таки главное ее внимание было приковано к «дикому волосатому человеку» Кавказа – алмасты.

    Почти ежегодно на базе экспедиции останавливались группы молодых ребят, чаще всего студентов, отправляющиеся на поиски легендарного существа. Все они получали у нее подробнейший инструктаж, необходимое снаряжение, которое, к сожалению, иногда забывали возвращать. За почти 30 лет работы экспедицией был собран огромный материал: сотни рассказов очевидцев из разных районов, десятки фотографий следов, несколько отлично выполненных гипсовых слепков. 

    Неоднократно Жанна Иосифовна буквально «сидела на хвосте» у своего подопечного, но каждый раз ему удавалось скрыться от нее. Правда, в узком кругу она признавалась, что несколько раз видела существо, которое, по всей видимости, было не кем иным, как алмасты, но это было на таком расстоянии, что сфотографировать его не было возможности. Следовательно, доказать, что это он, было нельзя. Неоднократно участники поисковых групп шли по следам алмасты, видели в темноте светящиеся красным светом глаза, которые находились на высоте примерно полутора метров и, следовательно, не могли принадлежать волку или рыси (и у того, и у другого глаза ночью светятся зеленым, а не красным светом). Некоторым из участников экспедиции посчастливилось увидеть алмасты».

    Из многих сотен рассказов очевидцев, собранных Ж.И. Кофман и ее помощниками, получилась следующая статистика.

    Распределение встреч с алмасты по годам: до 1930 года – 5, в 30-е годы – 8, в 40-е – 14, в 50-е – 14, в 60-е – 26; год неизвестен – 32.

    Распределение по времени года: зимой – 12, весной – 7, летом – 32, осенью – 22; время неизвестно – 27.

    Распределение по времени суток: ночью – 30, утром – 6, днем – 31, вечером – 13; время неизвестно – 20.

    Распределение по полу: мужской – 21, женский – 38, не указан – 41.

    Наблюдения детенышей: всего – 7, одного – 2, двух – 4, трех – 1.

    Случаи поимки с последующим отпусканием – 4, приручения – 3, убийства – 5.

    Рост: до 180 см – 8, 2 м – 9, 2,4 м – 1, около 3 м – 3; в остальных случаях рост не указан.

    Так кто же они такие, кабардино-балкарские алмасты?

    Существует несколько версий того, кем являются, откуда приходят или куда уходят «снежные люди». Среди них – предки человека, некое недостающее звено в эволюции; одичавшие современные люди, потомство которых во втором-третьем поколениях чурается цивилизации; представители инопланетной формы жизни; жители парамиров; плод воображения.

    И одна из наиболее убедительных – отталкиваемый вид. Согласно этой версии, выдвинутой доктором биологических наук В.Б. Сапуновым, криптозоологом из Петербурга, «человечество на заре своего становления столкнулось с реликтовыми гоминоидами (так называемыми лешими или снежными людьми), которые так же, как и люди, произошли от человека разумного. В результате конкуренции двух близких видов получилось следующее: гоминоиды ушли в глухие места, стали более скрытными, развили свои экстрасенсорные способности. А люди, обладавшие меньшей физической силой, для того чтобы победить в борьбе за выживание, стали создавать орудия труда и охоты, создали сложную систему коллективных взаимоотношений, технику, науку и только так одолели «лесных братьев».



    Русалка из озера Кара-Кёль

    Регион, где находится водоем: Карачаево-Черкесская Республика. Озеро Кара-Кёль  находится на южном побережье озера Иссык-Куль, в 73 км от Балыкчи, в 1 км от береговой полосы. Озеро Кара-Кёль - своим происхождением - моренное. Многие говорят, что это именно тот остаток реликтового озера, который сохранился во впадине среди мореных валов. В переводе, озеро Кара-Кёль означает «черное озеро». Такое название у него через то, что в воде содержится большое количество органических веществ.

    Площадь этого озера составляет 2,3 гектара. Средняя глубина колеблется около 2,5 метра, а максимальная в некоторых местах достигает 7-ми метров. Уровень воды в озере держится с помощью ключей, которые бьют из-под земли. Помимо этого, весной к нему ведут воду из канала, который наполняется с водопада в поселку. Кара-Кёль - самое теплое озеро из всех остальных, которые находятся на территории Карачаево-Черкесской Республики. Температура воды летом достигает 20 градусов. Возраст его составляет около 10000 лет.

    Существует легенда, что когда был ледниковый период, ледник покрывал всю долину, а про наступлении тепла он оставил после себя моренные насосы. Как и многих других озер, озеро Кара-Кёль имеет и свою легенду. Она касается пастуха Каре. Суть ее состоит в том, что однажды этот пастух скакал мимо озера. Увидев его, он заинтересовался, что это за озеро и решил в нем искупаться. Пастуха привлекала прохладная вода в нем, но по пути он повстречал старика, который предупредил об опасности. Рассказал о том, что на середине озера живет русалка, и все, кто хотел переплыть его - тонули. Пастух только рассмеялся в след и решил доказать старику противоположное. И только он доплыл до середины, сразу же скрылся под водой. С тех пор озеро и начали называть в честь этого же пастуха.

    Жарким летним днём горы, окружившие долину Теберды, практически не давали тень. Вокруг была абсолютная тишина, вся живность попряталась в сень зелёного леса, ожидая спасительного вечера с его прохладой.

    Неожиданно возникли клубы пыли – это отара овец, погоняемая пастухом Кара, стремилась на водопой к водоёму в долине. Невзирая на усталость, пастух, пустив рысью гнедого коня, с любопытством оглядывал живописную панораму. На его смуглом, дочерна обветренном лице (из-за него ему и дали имя Кара) блуждала лёгкая улыбка. Кочевнику не было чуждо чувство прекрасного, и, проникшись окружающим пейзажем, он начал играть на свирели чарующую мелодию. Зашелестел лес, и по водной глади пошла лёгкая рябь. Задрожало отражение гор, витиеватых облаков и сосен.

    А пастух всё играл и играл, одну мелодию приятней другой. Неожиданно рядом оказался старец с посохом. После обмена приветствиями старик спросил про волнующие мелодии, ранее никогда не нарушавшие вековое спокойствие тех мест.

    – Это всего лишь дуновение ветра, – рассмеялся Кара и продолжил играть.

    – О нет, достойный юноша, – зашептал старик, – своей музыкой ты очаровал царицу русалок, хозяйку этого озера. Вот тебе добрый совет: забирай отару, садись на своего коня и уезжай. Уезжай как можно дальше. Не случилось бы беды – зачарует тебя царица русалок, пойдёшь ты к ней в тёмные воды, и заберёт она тебя в своё подводное царство, чтобы слушать твои чудесные мелодии.

    Рассердился пастух и вскрикнул:

    – Это просто рябь! Я докажу тебе, что нет здесь никаких русалок! Я переплыву это озеро!

    Напрасно старик отговаривал вспыльчивого юношу. Гневно сверкая взглядом, тот запрыгнул на коня и бросился в озеро. Не успел Кара доплыть до середины, как огромная чёрная воронка закрутила всадника с конём и увлекла под воду. Через считанные секунды успокоилась озёрная гладь, и уже ничто не напоминало о происшедшем. Случилось это очень давно, но с тех пор озеро получило название, сохранившееся и по сей день, – Кара-Кёль.

    Самое тёплое озеро заповедника

    Озеро Кара-Кёль в Теберде наполняется бьющими из земли ключами и подпитывается чистейшей водой от тающих на горных вершинах снегов. Солнце не пробивается сквозь густые лапы сосен, ветвистые кроны дубов и ясеней, и тем не менее температура воды в озере летом достигает +20 °C, что вполне комфортно для купания.

    Размеры водоёма: ориентировочно 250 на 100 метров. Средняя глубина озера Кара-Кёль примерно 2,5 метра, местами 7-9 метров, а максимальная – 11 метров. Вдоль берегов – мелководье с россыпью причудливых камней ледникового происхождения. В озере водится форель, ее отлов строжайше запрещён, но стаи мальков можно покормить прямо с берега. Изумительные пейзажи, созданные самой природой, тенистые берега, поросшие вековыми соснами, – всё это сделало озеро Кара-Кёль излюбленным местом отдыха как местных жителей, так и гостей Теберды.

     


    Чудовища и страшилища

    Конечно, могучие силы природы во много раз превышали возможности и силы человека. Поэтому при их олицетворении стихиям придавался облик громадных и уродливых существ, грозных и прожорливых. К наиболее древним из таких существ в карачаево-балкарской мифологии относится, наверное, дракон (сарыуек) - змей с тремя, семью или девятью головами, чудовищной величины и мощи. В сказках и в эпосе .дракон представляется как существо, враждебное людям - он преграждает течение реки или выпивает воду в ней, отчего наступает голод и засуха. Он требует в уплату за воду дань - красивых девушек, которых тут же съедает. 

    В древности дракон считался покровителем воды, земли, он мог поэтому даровать урожай или лишить его. Пытаясь задобрить его, ему в жертву приносили девушек. Такой обряд сохранялся у карачаевцев долго (конечно, в измененном виде: девушку перед пахотой окапывали в землю, а затем старики уговорами «выкупали» ей свободу. Часто упоминаются в мифах и сказках птицы Анкъа или Анкъар. Они могут уносить и людей, и жеребят, коров и т. д. Считалось, что эти птицы живут на краю земли, в высоких горах.

    Самые известные в карачаево-балкарском фольклоре чудовища - эмегены, великаны уродливого вида, сплошь обросшие густой шерстью, тупоголовые и прожорливые. Особенно они любят человеческое мясо. Они отдаленно напоминают людей тем, что умеют разговаривать, из хозяйственных занятий они знают только одно - пасти коз. Кровь их ядовита. Эмегены в эпосе являются смертельными врагами нартов, с которыми ведут жестокую борьбу. В конце концов нарты одолевают их и в последнем решающем сражении уничтожают всех до одного.

    Другое мифологическое существо, напоминающее эмегена – «лесной человек» (агъач киши). Он огромного роста и силы, с острым, в виде топора, костяным наростом на груди. Он .может, по мифам и сказкам, напасть на человека, но может и помочь. Очень много рассказов о встрече одинокого охотника с одним из Агъач Киши, ночью, у костра. Когда охотник, обманув задремавшее чудовище, забирается на дерево, положив вместо себя бревно и накрыв буркой, тот просыпается, и думая, что охотник спит, бросается грудью на это бревно. Охотник ранит его выстрелом и Агъач Киши убегает.

    Кроме того, Агъач Киши представлялся нашим предкам хранителем леса. Он строго следил, чтобы люди зря не рубили деревья - за это он жестоко наказывал. Иногда рассказывается, что «лесных людей» было много, и что они жили стадами, бродя по лесам. Другое страшное существо - алмасты. Они, как и люди, делятся на мужчин и женщин, но чаще рассказывают о женщинах. Их описывают то как очень безобразных, то как неслыханный красавиц, с длинными до пят волосами, безо всякой одежды. Они могут жить и в лесу, в оврагах, но могут поселиться на чердаке дома и тогда нужно оставлять там еду для алмасты. Убивать алмасты, как считали, нельзя - перед смертью это существо проклинает убийцу и проклятие всегда сбывается.

    Рассказывают о гигантских пауках, величиной с большую корзину, нападавших на людей. Спасаясь от них, люди бежали на равнины или на вершины гор - пауки туда вскарабкаться не могли. В конце концов они были истреблены нартами. О нескольких мифологических чудовищах никаких мифов не сохранилось. Это Хохури - небесный волк с длинной и зубастой пастью. Къан Тулукъ - страшное существо, напоминающее сосуд с кровью, верхняя оболочка которого очень тонка, и если хоть слепка коснуться его, оттуда на человека брызгает ядовитая кровь и человек заболевает и умирает.


    2 3                        













    Категория: КРИПТОЗООЛОГИЯ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 34 | Рейтинг: 5.0/1