Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [273]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » КРИПТОЗООЛОГИЯ

    Таинственные животные в республике Калмыкия. 2


    Известие о калмыках

    Теперь следует говорить о Калмыцкой вере и как о духовных, так и о светских с верою сопряженных обрядах. Что касается до их так называемаго учения веры, то они имеют оное с братиею своею Монголами, так же как письмо, язык и житие по большой части сходственное. В их законе почти таким же образом, как в Индийской или Браманской вере находится целое учение о строении света, и прошедшее и будущее состояние онаго сплетено из превеликаго множества басен и ослепляющей лжи. В оном находится древнее ученее о странствовании душ в толь пространном разумении, что все у них из человеков сделавшиеся божки были до своего превращения в божество подвержены по сему закону всякой строгости, и перебывали во всех животных телах, а по крайней мере они то думают о многих своих главных изтуканах или бур ханах. 

    Удивления достойно, что Калмыцкая вера во всех наружных обрядах, так же во мнениях о переменах света и во многих других вещах великое имеет сходство с некоторыми Христианскими развратно толкующими сектами; а особливо Браманская и Ламайская вера весьма сходственна с Несторианским разколом. Некоторые духовные у Калмыков обряды, кои намерен я описать, подтвердят сие дерзкое мнение. 

    Сперьва из Ламайскаго духовнаго в безчисленных письмах разсеяннаго учения приведу те известия, которыя выбрал я из разных переводов краткаго Монгальскаго духовнаго писания; а оные переводы сообщил мне находящейся в Ставрополе протопоп крещеных Калмыков Андрей Чубовской, который их язык совершенно знает. Я внесу все то, что только мог по случаю сведать о их пространном баснословном учении, и думаю, что чрез то умножится приобретенное поныне спознание о их заблуждении, и откроется участие, которое Браманский закон в том имеет.

    И так сперьва следуют пространныя Ламайския басни о строении света. Они сказывают, что с начала было превеликое пространство, по их шуби шаягар называемое, котораго ширина и глубина простиралась на шесть милионов и сто шестнадцать тысячь Калмыцких бер или миль; но не определяют времени, когда оное произошло. В таком пространстве собрались златоцветныя облака, кои столь много дождя изпустили, что из того сделалось неизмеримое море. 

    По малу собиралась на сем море пена, так как на молоке; и ея чрезмерная величина так же означена в их книгах. Из оной пены произошли все животныя и люди, а из человеческаго рода их бурханы или боги. По том из десяти небесных стран поднялась на море буря, от которой в верьхней тверди сделался столб, простирающийся глубже основания великаго моря. Сей столб называют они сюмер сула, и считают в его окружности несколько тысячь бер или миль. Около его ходят населенныя планеты. Но как солнце, луна и звезды произошли в верьхней тверди небесной, о том в их знатнейших духовных книгах не находится никакого известия. 

    В протчем они говорят, что солнце состоит из стекла и огня, и в окружности имеет несколько сот их бер. Они присовокупляют стекло к существенным частям солнца для того, что есть зажигательныя стекла, которыя конечно на возтоке давно известны были. Луну почитают несколько меньше солнца, и по их объявлению состоит она из стекла и воды. Число звезде полагают они до десяти тысячь милионов, и звездочеты могут быть согласны с их мнением. Солнце в Калмыцком строении света имеет свое течение около большаго средняго столпа, сюмер сула называемаго. 

    У сего столпа считается четыре стороны разнаго цвета, а именно: серебреная, голубая, золотая и красная сторона. Естьли солнце обратит свои лучи на серебреную сторону, то начнет разсветать, ежели станет освещать голубую сторону, тогда склоняется день к полудню; естьли же солнце сияет на золотую сторону, то уже самый полдень, и когда оно оборотится к красной стороне, тогда начинается вечерняя заря, и продолжается до тех пор, пока оно скроется за столп, и следовательно ночь настанет.

    Около помянутаго столпа ходят четыре большия земли или света, а между сими малыя попарно, и следовательно малых находится восемь. Между большими стоит наша земля по правую сторону (не знаю, в каком разумении сие сказано), и по их называется самбутул, для того, что на ней ростет много особливаго дерева ясамбу барарха, котораго они сами не знают. 

    Напротив нашей земли стоит такой свет (улымшибыту тул), в котором живут великаны. По сторонам один свет называется укир-едекчи тул, по тому что в нем живут только коровы; а другой свет именуют они муу-до-уту-тул, в котором обитают имеющие малинькую душу люди; но они живут по тысячи лет, не зная никакой болезни. Естьли приближится кончина, то за семь дней до оной бывает слышан некий глас, который называет человека по имени, и предвещает смерть: тогда приготовляющейся к смерти созывает своих сродников и приятелей, и с ними прощается. 

    Все помянутые светы или земли почитают они весьма великими, и никакая тварь, кроме одних только бурханов, не может по их мнению переходить из одного света в другой. Но опричь сих светов считают в неизвестном обширном пространстве еще семь других жилищ, восемь малых морей и много облаков, на которых живут их воздушные духи; и вся такая система окружена превеликим железным кольцом, и тем утверждена. О всех безразсудных выдумках имеют они обстоятельныя сказки.

    На нашей земле, по их мечтанию, выходят из четырех превеликих гор четыре главныя реки а именно: Ганга, Шулда, Бакчу и Айпара. Между горами пасется слон по четыре месяца в году, о котором они много чудес разсказывают, и называют его газар-сакиин-ковен, то есть защитник земли. Он длиною и вышиною несколько миль, бел как снег; у него тритцать три красныя головы; у каждой головы шесть хоботов, на всяком хобот шесть колодезей, на которых находится шесть звезд, и на каждой сидит украшенная девица из поколения воздушных духов. На средней голове слона обыкновенно ездит больший дух защитник земли хурму-сту-тенгри называемый, когда он хочет переселиться из одного места в другое.

    Калмыцкое учение повествует, что по сотворении нашего света жили люди по осмидесяти тысячь лет. Они были преисполнены святости, питались невидимыми дарами благодати, риди дянар называемыми, и чудную имели силу возноситься на небо. В то время было странствование душ, и все люди были хубюльганс, то есть перерожденные. В оной же век света Калмыцкие бурханы или боги, коих числом тысяча, преселились на небо.

    По том настал неблагополучный век. Земля произрастила некоторое так как мед сладкое растение, в их книгах шиме называемое. По том нашелся прожорливый человек, который отведав онаго, объявил и протчим людям. От того вся бывшая по сие время святость и сила в людях возноситься на небо со всем изчезла, долголетная жизнь и великанской рост начал уменьшаться, и они долгое время пребывали в темноте, пока солнце и звезды на небе возсеяли.

    Как люди несколько времени питались оным растением, и напоследок онаго не стало, то принуждены были употреблять в пищу земляное масло, которое видом было красновато и очень сладко: но и сие перевелось, и люди по нужде избрали себе в пищу тростник особливаго рода, которой они сала-семис называют. Тогда начали они собирать сие растение в запас; но вместо того, чтоб ему умножаться, напоследок со всем не родился: и тогда было такое время, в которое все добродетели из света удалились, напротив того люди вдались в прелюбодеяние, смертоубийство и в прочие пороки. Они начали отправлять земледелие, и разумнейшаго из всех избрали себе начальником, который должен был между ими делить землю и протчее имение, и напоследок сделался Ханом.

    По их мнению и ныне еще продолжается такое время. После перваго или золотаго века уже многие из тысячи бурханов в оном веке живших опять явились на земле для изправления человеческаго рода. В то время, когда люди уже не могли жить долее сорока тысяч лет, явился Эбдекши бурхан в Енедняйском (может быть в Монгальском) царстве и проповедовал веру. 

    Когда люди жили по тридцати тысячь лет, то последовал за оным алтач джидакти бурхан, то есть златый и нетленный; а как человеческой век простирался еще до двадцати тысячь лет; то в мир пришел в герел-сахихчи-бурхан, то есть охранитель мира, а по нем последовал бурхан Мафсушири. Напоследок в то время, когда люди жили еще по сту лет, сошел на землю большой бурхан джаджиммуни, основатель нынешней Ламайской веры, и проповедовал оную шестидесяти народам, кроме Калмыков. К великому несчастью каждый народ неприлежно слушал его учение, и толковал в другую сторону, по чему и произошло столь много вер и языков, сколько находится народов.

    Теперь следует Ламайский апокалипс или предсказание о будущем. Век и рост людей и всей твари с нашего времени начнут по малу уменьшаться, так что наконец лошадь будет не больше зайца, а человек не выше аршина, и не проживет долее десяти лет, а уже на пятом месяце от роду будет вступать в бракосочетание. Тогда появятся между ими тяжкия болезни и мор, от чего большая часть из них изтребится. Но пред последним концом мира слышан будет глас от воздушных духов; после чего полетят с верьху на землю всякия смертоносныя вещи. Остальные и в ужас приведенные карлики возьмут с собою на 7 дней пищи, и скроются в темных пещерах. Земля покрыта будет мертвыми трупами, и вся обагрянится кровию. 

    По том пойдет пресильный дождь, и сею водою все мертвые трупы и нечистоту унесет в отдаленное море: а другой благовонный дождь очистит землю, и напоследок низпадет с неба всякое одеяние, пища и проч. Люди начнут опять жить добродетельно; и таким образом пройдет много времени, в которое люди будут опять жить по осмидесяти тысячь лет. 

    По прошествии сего времени начнет уже помянутый человеческий век уменьшаться, и новорожденный святым сиянием блестящий, ростом превеликий и несказанно красивый бурхан майдарин придет в мир. Люди будут ему чудиться и спрашивать причину его роста и красоты: и как он им объявит, что столь совершенным сделался помощию добродетелей, преодолением всех страстей и воздержанием от смертоубивства; то люди обратятся на истинной путь, и добрыми делами достигнуть до такого же совершенства. 

    В сем заключается Калмыцкое перерождение всех вещей: но о сих переменах и эпохах нашего мира, которых еще отчасти ожидать должно, повествование их столь весьма пространно и непонятно, что я из сообщенных мне известий не мог онаго совершенно понять. Эпохи света, которых продолжение весьма не равно, называют они общим именем галап, от слова гал, то есть огонь; ибо многия эпохи должны по их мнению кончиться огнем. Они считают седмью седьм эпох, которыя окончаются огнем: после каждых седьми огненных эпох будет одна такая, которая кончится потопом а после всех сих настанет такая эпоха, которая окончается бурею. 

    Все сию малыя эпохи разделяют они на четыре главнее периода у кои по их аху галап, ебдереку галап, хоазим-галап, и токтоху-галап называются. В первой эпохе заключается то время, в которое жизнь человеческая после минувшаго уже 80 тысячьлетняго века уменьшится до десяти лет. В сем первом периоде случится 20 малых эпох; во втором периоде человеческой род изтребится, по тому что он и проименован разрушающим (ебдереку-галап), после того настанет такое время, в которое земля будет пуста, и такой век называется пустым (хоазим галап). Напоследок возтавшая буря (кимандраль) принесет назад души из ада; и сей период почитается последним. При всем вышеписанном ни время, ни место точно не определено.

    Выше уже сказано, в которое время Бурханы или Калмыцкие боги исключены из смертных. Число их столь велико, и о каждом разсказывают так много, что превеликия книги написать бы можно было. Но повествования их столь затменны, и по большой части Калмыцкие духовные так мало просвещены учением, что без перевода и сношения многих их писем не возможно найти связи. В протчем известно, что сии бурханы произошли отчасти из благочинных людей или обманщиков, которых души по их сказкам перебывали во всех телах до своего новаго рождения, а отчасти произошли из выдуманных людей и безобразных в древния времена почитаемых идолов. 

    Но кроме сих бурханов веруют ли Калмыки в высочайшее вечное существо, или начальныя действия толкуют по Епикурову мнению; того не мог я точно изведать: однако из вышеписаннаго можно понять, что они держатся Епикурова мнения. Нынешния благополучныя времена и злоключения зависят от бурханов, так же от добрых и злых воздушных духов. Кажется, что между бурханами есть степени чиноначалия, а по крайней мере властию и делами весьма разнятся. Мне казалось, что они обиду бурхана; признают главнейшим, хотя Джакжимуни  мнимаго основателя Ламайскаго суеверия все вообще почитают. Изображение его гораздо чаще попадается между Калмыцкими изтуканами.

    Примечания достойно, что почти все бурханы, выключая только далай ламу и еще некоторых по виду духовных изтуканов, представляются в женском образе с долгими у их ушей пронятыми мочками в Индейском убранстве, и при том еще либо поджав ноги под себя, или инако сидящие. Однако я видел и стоячих изтуканов. Таким же образом представляется и Калмыцкой адской бог ерлик-хан, о котором пространнее объявлено будет. По большой части изтуканы опоясаны тем поясом (оркинджи), которой почитается за знак чести у Ламайскаго духовенства; так же многим придан колокольчик и короткой жезл, которой их духовные во время божьей службы обыкновенно держат в руке, или кладут пред собою. 

    Несколько бурханов видел я в отменном виде, а протчие почти все одинако изображены. В Яицком городке имел я щастие видеть множество таких изтуканов, которые все вылиты из меди, густо позолочены, и такой же чистой работы, каковы суть сообщенныя при сем изображения. Особливо была примечания достойна малая серебреная изкусно сделанная фигура, которая на таблице под нумером седьмым поставлена, и по настоящей ея величине изображена. Пустая нога у всех бурханов обыкновенно закрывается с низу медною досчечкою, или задвижкою; и у каждаго бурхана в оной ноге находится сделанный из пеплу, и завернутый в бумажку или бересту с написанными Тангутскими словами малинькой цилиндрик, или по крайней мере свернутое Тангутское письмецо. 

    Сделанные из пеплу цилиндрики безспорно почитаются у них за мощи святых тел, в коих бурханы прежде сего были видимы. Ниже сказано будет, что ныне пепел таких людей, о коих думают, что они опять родятся, обыкновенно отсылают в Тибет к главному начальнику веры, дабы оной пепел мог когда ни будь служит вместо мощей. Естьли у котораго изтуканчика в низу задвижка вынута, то Калмыки почитают такого за поруганнаго, и уже не покупают; но как Киргизцы при раззорении Сюнгорскаго владения, весьма много похитили бурханов и продавали на Российских пограничных торжищах, то Калмыки у Российских купцов охотно, и при том по высокой цене скупают, естьли только внутри бурханов все цело и не тронуто.

    Кроме литых изтуканов есть еще на китайской бумаг и на других материях нарисованных лица, и я удивлялся, что некоторые очень чисто написаны. Сверьх того есть и глиняные бурханы, которые либо выкрашены красною краскою или позолочены паталью. Таких бурханов обыкновенно хранят они в простых медных коробочках, или ставят в сделанных нарочно для того пирамидах.

    О жилищах разных бурханов не могу я ничего больше сказать как только, что они по мнению Калмыков обитают на светилах, звездах и в других частях небесной громады. Джакджимуни еще и ныне живет на земле. Ерлик хан имеет свое жилище во аде, которым он самовластно управляет. Многие другие бурханы живут на небе, куда проведена золотая дорога чрез высокую гору. Над сею горою колеблется яшмовой облак, на котором обитает воздушный бурхан адабаши называемый. 

    При подошве горы водится множество лисиц которыя на беззаконных грешников нападают, и не пускают в оныя райския жилища. Под золотою дорогою есть еще серебреная проложенная на возтоке солнца к тому отменному обиталищу, где Абида бурхан насаждается блаженством. По том следует медная дорога к жилищам ниже упомянутых 33 добродетельных воздушных божков, содержащих рай для душ младенческих и полуправедных. В низу горы находится железная дорога, по которой ходят во ад.

    Сперва приведу я здесь две повести, которыя могут подать изъяснение о истории Калмыцких божков, а именно: о Бурхане Джаджимуни разсказывают, что когда еще его душа пребывала в зайце, и встретился с ним помирающий с голоду человек, то он сам ему отдался добровольно на съедение. Дух защитник земли толь чудился сему преизрядному делу, что для вечной памяти изобразил он зайца на луне; и Калмыки думают, что еще и ныне его видят.

    Другая повесть достойна примечания по тому, что в письмах Езуитских миссионеров находится со всем ей подобная сказка из Индейской веры. Но наперед должен я объявить, что Калмыки себе воображают, будто бы безпрестанно на воздухе летают злые духи и посланники их адскаго бога. При том же они говорят, что известный чудный змей, котораго они луу-хан называют, во всю зиму пребывает в воде, а весною вздымается сие чудо на воздух, и тогда адский посланник на нем ездит. Естьли молния блеснет, то Калмыки думают, что оный змей разевает пасть, а ежели гром гремит, то злый дух хлещет его плешью так больно, что он ревет. 

    По их сказкам некогда случилось, что три бурхана Мафзушири, Джакджимуни и Маидарин сидели вместе, и по Калмыцкому обыкновению зажмурив глаза молились с великим усердием; то злый дух к ним подкравшись изпустил из себя дермо в ту святую чашу, которую Калмыцкие духовные во время идолопоклонной службы ставят пред собою, и о которой еще ниже упомянуто будет. Как скоро вышеписанные божки увидели, то между собою разсуждали, что естьли сию ядовитую материю выплеснуть на воздух, то все вещество от того изчезнет, а ежели выкинуть из чаши на землю, то все животныя изтребятся; и так напоследок согласились сами оное выпить. По порядку случилось божку Джакджимуни быть последним; и сказывают, что у него от сожрания оставшейся на дне вонючей гущи сделалось синее лицо; по чему и ныне еще пишут его на картинах с синим лицом, а в литых изтуканах представляют с синею лаком покрытою шапкою.

    Я уже часто упоминал о воздушных духах и которые по Ламайскому баснословному учению совершают великая дела, и общим именем Тенгри называются. Калмыки уподобляют их Ангелам. Некоторые из них добротворящие, а другие злые духи: но как те, так и другие не могут равняться с бурханами, и при том они не безсмертны. В протчем разделяют их на разные роды, кои все мне не известны, и определяют им жилища в других светах, да и в обширном пространстве. Также знают, сколь они велики, и как долго живут. Близь нашей земли обитают четыре такие воздушные духа, михараза называемые, и они вышиною только в 125 сажен. 

    Поверьх сих живут вышепомянутые 33 воздушные духа, кои вышиною во 150 сажен; но в числе их находящейся дух Теюс-Бияс-Хулинту еще выше протчих. Иной род духов Хубилгаксам Едлекши называемый ростом до четырех верст, и сии духи живут по десяти милионов 206000 лет. Еще есть такие, коих название для труднаго выговора внести не могу, и рост их в вышину простирается до девяти милионов и 28000 верст. У сих духов день столь велик, что в нем заключается 50 наших лет, и по таким долговременным дням их год считая, должны они пять сот лет прожить. 

    Коль чудны их свойства, толь примечания достойно и сие, как сии духи плодятся. Иные рождают только от того, что друг друга обнимают и целуют; другие же посредством взаимнаго улыбания, а некоторые производят молодых духов на свет одними только взаимными веселыми взорами. Сколько я из речей Калмыцких духовных мог заключить, то они думают, что все грозныя бури и злоключения, к коим и вышепомянутыя неблагополучный епохи принадлежат, произходят от злых воздушных духов. Которые однако подвержены силе некоторых Тангутских молитв и заклятиям, и принуждены уступать. На против того Бурханы и добрые духи, у коих белое лице сияет, защищают людей. За важное и главное дело Ламайсксй веры до нравоучения касающееся почитается учет о состоянии души по разлучении ея от тела, также о аде и воздаяниях. Я собрал о том многия известия, из коих сообщу только самое достоверное.

    Ад находится в средине между небом и землею, и так в неопределенном месте; однако яснее описывает следующее: В большом белою каменною стеною окруженном городе, в котором беспрестанно бьют в литавры, Ерлик Хан сильный бурхан, самовластный повелитель ада и судья отлученных дуть от тела имеет свое жилище. По сию сторону онаго города находится пространное море из мочи и кала состоящее, и почитается первым мучительным местом осужденных. Чрез сие море лежит вышепомянутая железная тропинка, столь чудное свойство имеющая, что, естьли беззаконныя души, которые презрели три главныя вещи их веры, или гурбан-ердени и не почитали духовенства, идут по оной, то она под их ногами сделается так тонка, как волос, напоследок разорвется и беззаконники без всякаго дальнаго суда ввергаются в сие для мучения определенное море. 

    Далее видно кровавое море, в котором плавают головы таких людей, кои в своей жизни заводили ссору и кровопролитие между приятелями и сродниками. По том еще далее видна белая твердая земля, на которой осужденные ищут себе хлеба и воды, и не могут найти, напоследок разбитыя от рытья руки отваливаются у них по плеча и опять выростают для новаго мучения. Сии осужденные суть такие люди, которые в жизни своей не давали духовным ни пищи, ни питья, ниже одежды. Все протчия адския отделенныя места, коих считается осмнадцать, находятся в округ жилища ерлика-хана. В каждом таком месте претерпевают осужденные определенное за их грехи наказание: в каждом есть особливые адские стражи езед называемые, и дияволы для мучения осужденных. 

    Сии злые духи имеют разной страшной вид, и представляются черные с козьими, львиными и протчими звериными головами. В одном месте ада многие ползают без ног за то, что они презирали учение духовных. В другом адском месте сидят богатые, которые живучи в роскоши не подавали бедным милостины, и за то превращены в чудовища, у коих голова и тело величиною с гору, а шея так тонка, как волос. В несносном месте ада, где непрестанный вопль произходит, мучатся такие, кои умертвили своих родителей или других людей, либо скотину или какую гадину: ибо по строгой Ламайской вере почитается за грех с умыслу умертвить и самое малое насекомое, которое мучит людей. Они думают, что все переселяющияся в другия тела души убиенных животных после стараются отомстить. В другом месте находится толпа пересмешников веры, коим дьяволенки безпрестанно сыплют в уши горящую сажу, дабы они не могли слышать и друг друга разуметь. 

    Тех безбожников, которые разхитили святой храм бурханов, сожгли священныя книги и жили гордо, бросают в особливом адском месте в кипящей змеями наполненный котел. В других же местах безпрестанно жарят осужденных на решетке или на вертеле. Еще есть такое место, в котором из нечистаго облака висит сто восемь крюков. На сию крюки вешают грешников, и естьли ветром их сорвет, то падают они на другие в низу находящиеся зубцы, и таким образом все изорваны бывают; по том слышан будет глас, который их опять оживит. 

    Но не смотря на то их наказание, продолжается несколько сот милионов лет, и при том таким образом, что иногда бывают разорваны на части, а иногда раздроблены все члены, или разтолчены в ступе. Еще есть железные, темные; однако прежаркие ады. Так же есть студеный ад, в котором грешные люди до возхождения солнца замерзают, и адские духи мучат их до тех пор, пока они опять оживут для новаго наказания. По том находится такое место, в котором наказывают тех, кои щеголяли платьем и жили роскошно. Множество диаволенков разкаливают там железные прутья в горну и оными водят по спине виноватых. 

    Напоследок есть еще такое место, в котором преступников разтирают между железными плитами так, как между жерновами; однако они опять оживают. Так же находится такая страна, в которой согрешившую скотину наказывают тем, что она ест и пьет безпрестанно; однако сыта не бывает. Дивиться не можно, что и скотине есть место в Ламайском аде; ибо она по их вере имеет право входить и в рай бурханов и воздушных духов. Но только для блудодеев нет в сем аде места для наказания, что со строгостию Ламайскаго духовенства весьма не сходствует.

    Похождения разлучившейся с телом души, разположены следующим образом: великие и святые жрецы, которые ревностно свою должность наблюдали, и все страсти преодолели, возходят силою своих молитв, из коих главнейшая в шести словах (ом ма ви пад ме хум) заключается, без препятствия на небо к бурханам, где они с другими благочинными душами наслаждаются блаженством, и упражняются в благоугодных делах до тех пор, пока опять придет время им родиться.

    Простыя души берет диавольский посланец, о котором выше упомянуто, и отводит их к Ерлик хану. Там должны они оправдаться добрыми делами. Естьли они толь благочестивы, что нет в том никакого сомнения, то с честию отправляют их в страну к бурханам: ибо тогда Ерлик-хан повелевает летучему облаку принять сии души на золотой престол. Естьли же найдутся такие, которые в жизни своей сделали много добра и много худа, то случившийся при том доброжелательный бурхан заступает место стряпчаго для решения спора между грешником и диявольским полномочным. Тогда Ерлик-хан приказывает принести большую книгу беалтан-тоали называемую, в которой записаны добрыя и худыя дела всех смертных. 

    Естьли же и тогда найдется сомнение, то Ерлик-хан берет весы и сравнивает добрыя дела с грехами души, а после того уже и делает приговор. Тогда смотря по обстоятельствам отпускаются души или к бурханам и добрым воздушным духам, или предаются адским стражам для определеннаго наказания: или дают им паспорты для преселения на небо. Ибо Ерлик-хан имет власть оживлять бездушныя тела низпосланием разлученных душ от тела, и возкрешает некоторых добрыя свойства имеющих грешников для того, чтобы чрез то преподать живущим людям душеспасительное наставление; и такие от смерти возставшие сообщают достоверныя известия о аде и о предбудущей вечной жизни.

    Однако адское мучение, по Ламайскому мнению, не почитается вечным, и для каждаго наказания определено время, которое почти столь же продолжительно как и безконечное. В протчем часто случается, что всеведущий Бурхан Хомшин-Боди-Сада, который почти также изображается, как Джакджимуни, оказывает милосердие некоторым осужденным, или какой из света преселившийся святой Лама не нарочно зайдет во ад, и силою Тангутских молитв освободя несколько душ от мучения, отпускаешь в блаженныя места. Но можно думать, что сие освобождение бывает только таким, которые не сделали преступления пред духовным саном или Бурханами. Ибо сим преступникам никогда не отпускается наказание. 

    У них есть такия чудныя книги, силою которых и беззаконники освобождаются от достойнаго изтязания, естьли они только в жизни своей прилежно читали, или списывали, или с собою носили. Одна из таких книг называется непонятное откровение (Дорже-Джодло) или Джобдово таинство. Хотя содержание сей книги мне не известно, однако разсказывали мне ея чудеса, что она прогоняет болезни, продолжает жизнь, сокращает духов, и освобождает от тягчайшаго адскаго мучения.

    Из всех вышепомянутых выписей и собранных известий, которыя кажутся пространными, но заключают в себе все естественное пространнаго Ламайскаго баснословнаго учения, довольно явствует, что оное учение, так как и многия другия суеверныя предания суть ничто иное, как выдуманныя жрецами басни и ослепление, дабы чрез то незнающей народ сделать себе покорным. Конечно надлежит приписать то суеверию, которому все непросвещенные люди вообще подвержены, что духовенству Ламайской веры удалось знатных господ и князей сделать себе покорными, и произтекающие от того духовному чину прибытки знатно умножили число жрецов у всех их одноверцов.

    Ламайских богоотступных духовных, которые общим именем шубрак называются, не можно лучше сравнишь, как только с римскими католическими духовными. Главу их, так называемаго Далай-ламу, должно почесть за Папу, но с тою только разностию, что душа Далай-ламы переходить из одного человеческаго тела в другое, и что его действительно за бога почитают. Столицу сей презнатной особы, которой безразсудные Калмыки покланяются так как живущему на земли бурхану, по большой части называют бараун-тала; и другие же понтал или баталай ласау. 

    По объявлении бывших там из Калмыцкой орды отправленных для духовнаго дела посланников, и по усердию своему туда ездивших на поклонение, стоит Далай ламы монастырь, в которой не пускают женскаго пола, на высокой горе; и сказывают, что сия гора прорыта таким образом, что посреди онаго река течет. В сем монастыре находится до семи сот небольших идольских мечетей. Об одежде Далай ламы можно из сообщеннаго рисунка, сделаннаго со слитаго изтукана, иметь лучшее понятие, нежели из пространнаго описания. Имеющая острую верхушку камилавка пришита к воротнику, и так можно оную назад скидывать. Сия святая особа завсегда носит одежду желтую; ибо желтой и красной цвет за святой у них почитается.

    У Торгоутских Калмыков находится Лама или наместник Далай-ламы, и на место онаго всегда поставляется из знатных духовных. Как пришли Сюнгорские улусы, то и у нах находился начальствующий Лама; но не мог я доподлинно наведаться, естьли ныне такия две главныя духовныя особы у соединенной и под Российским покровительством состоящей орде. Одеяние сих Лам разнится от одежды Далай-ламы только тем, что верхнее платье у них с рукавами, которое надевают они в студеную погоду. 

    Простый народ почитает их за бурханов, и как знатные, так и подлые с простертыми руками им покланяются так как бурханам. Благословение Ламы в том состоит, что он налагает только руку. Я сам видел много литых изтуканов Далай-ламы, которые изображены с таким же протяжением руки, как цорджи или епископы обыкновенно благословляют. Лама имеет свой собственной из несколько тысячь кибиток и при том по большой части из духовных состоящей улус, и сверьх того еще получает от нижняго духовенства ежегодную дань лошадьми или верблюдами.

    Первый чин духовенства по Ламе считается Цорджи, и значит почти тоже, что у нас епископ. Такие Цорджи обыкновенно носят одеяние желтаго или краснаго цвета, и нижнее платье у них с рукавами. Однако они также как ламы завсегда носят духовной красной орден оркимджи называемой, и ходят без штанов для того, чтобы при изпражнении не прикасаться к телу, и тем бы себя не опоганить.

    Нижайшие духовные, или нижней чин духовенства составляющие, называются геллунг, и живут разсеявшись по всей орде, так что иногда у одного Геллунга считается прихожан 150 и до 200 кибиток, и каждый Геллунг отправляет в своем Аймаке божию службу. Сии Геллунги живут только тем, что прихожане дают им небольшие подарки, а особливо по праздникам. В протчем сии духовные и самые нижние причетники уволены от всех светских податей. Геллунг поздравляет своего князя только тем, что погладит по своему усу, и сей знак почитается за отменное поздравление.

    Каждый Геллунг имеет у себя много учеников, манджи называемых, коих обучает он Тангутскому языку и Ламайской богословии. Должность учеников в том состоит, чтобы они во время идолослужения пели, и знали употреблять потребныя при том орудия. Каждый Геллунг обыкновенно имеет при себе помощника или диакона, по их гядзюль называемаго. Хотя Геллунг может из своих учеников ставить в диаконы или Гадзюли; но из сих уже посвящаются в Геллунги токмо в стану самого Ламы, и при том бывает особливая церемония.

    Еще должно упомянуть о нижних причетниках, гепкю называемых, и можно их сравнить с нашими понамарями. Помянутые Гепкю находятся только при знатном духовенстве, где для множества собранных Бурханов обыкновенно разставлена бывает особливая великолепно украшенная кибитка, Бурхан-Ирг называемая, над которою такие причетники имеют смотрение. Все сии нижние духовные, начиная с Геллунга, платьем ни мало не разнятся от простых Калмыков, только что всю голову бреют до гола, и не отращивают обыкновеннаго хохолка, которой с церемониею снимают у своих учеников во время их принятия в училище; также они не носят кисти на шапке. В протчем как знатные, так и все нижние духовные должны наблюдать чистоту и воздержание; однако Манджи или ученик может с позволения Геллунга оставить чин духовной и жениться.

    Как идолослужение у Калмыков везде отправляется на Тангутском языке, котораго ни один неученой Калмык не разумеет, то жрецы по крайней мере должны оной читать уметь, и во время случайнаго служения наперед приготовлять потребныя молитвы и песни. Сверьх того у всех духовных находится множество Монгальских писем, в которых описаны церемонии идолослужения и другия обыкновения, как на пример при погребении, посещении болящаго и проч. Ибо они имеют особливые обряды и Тангутския заклинания, тарни называемыя, которыя, по их мечтании, имеют силу изцелять от всякой болезни. Они почти никаких лекарств не знают, а читают только молитвы, и привешивают ладонки или иныя какия фигурныя вещи. 

    У всякаго Калмыка висит на груди коженая ладонка, которую получает он от своего жреца. Я видал большие лоскуты сотканные из хлопчатой бумаги, на которых напечатаны ничего незначущия фигуры, и разкрашены разными красками. При каждом лоскуте находится Тангутской стишок и описание на Монгальском языке, и оное от всего полезно. Такие лоскуты у Калмыков называются бу и почитаются за драгоценное сокровище. Жрецы имеют вырезанныя деревянныя формы, коими они помянутыя фигуры или бу печатают.

    Ни один жрец Ламайской веры не может быть без звездочетных книг, из коих должен он предсказывать щастливые дни и часы для всякаго дела; по чему каждый Калмык до начатия какого дела советуется со своим жрецом. Сказывают, что они имеют такую книгу, из которой предвещают смотря по полету некоторых птиц. Заподлинно я знаю, что живущая в степях белая сова по Татарски тумана, а по Калмыцки цахан-шубго называемая, которую птицу убить за грех себе вменяют, почитается за щастливой и нещастливой знак, смотря по тому, в которую сторону она полетит. Естьли сия птица пустится в левую, то есть нещастливую сторону; то Калмыки всячески стараются ее обратить в правую сторону, думая тем поправить свою судьбину.

    У Калмыцких жрецов есть еще по их мнению преважная и пространная книга, бодимер называемая, в которой пространно описано житие их идолов. Но мне так же выхваляли книгу, ертюнцюн-тоали именуемую, то есть сокращение всего Ламайскаго баснословнаго учения.

    Простые жрецы обыкновенно имеют у себя идолов, и живут в белых войлошных кибитках для того у что по их закону не должно ни в каких других кибитках держать бурханов. Как у простых Калмыков напротив дверей находится постеля, то вместо оной у жрецов поставлены на том месте ящики, в коих хранятся духовныя книги и идолы. Наилучшие бурханы поставлены поверх оных в особливых футлярах; а пред ящиками стоит столик или жертвенник, на котором находится до девяти медных или серебреных чашечек, такилин-цогаця называемых, да еще лампада или фонарь. 

    На том месте, где разкладывают огонь, вкопана в землю чаша с долгою железною ручкою. В сию чашу, цогаця называемую, вливает Геллунг несколько от всякаго напитка, которой хочет он употреблять, и то делает вместо жертвоприношения; а никогда в оную не плещет из чужих чаш, не сказав наперед сих слове: ом а хум, что по их толкованию значит: да будет все сие чисто, подаждь боже изобилие, и благослови сие питие. Но у них много таких кратких молитв. В такой кибитке с бурханами обыкновенно спит Геллунг и его помощник Гядзюль и несколько учеников на посланных на земле войлоках без дальных околичностей; однако Геллунг всегда занимает место по правую сторону от дверей.

    Калмыки обыкновенно празднуют три дни в каждом месяце: ибо они наблюдают течение луны, и с новомесячия начинается у них месяц, то первый праздник так называемый бывает в осьмой день после новомесячия; вторым праздничный день (лю) пятаго надесять, а третий (хоим) тридесятаго числа. В сии дни ни один ревностный Калмык ничего не употребляет кроме молока и все препровождают день у кибитки своего жреца, куда для слушания божией службы созывают их тем, что по утру бьют в бубны, или трубят в деревянные и медные рожки, по их бюря называемые. 

    Одни только знатные и грамотные смеют входить в кибитку, а простой народ обоего пола сидит во круг оной, и перебираешь четки (аркин) при каждой пронизке говорит вышепомянутыя шесть слов, и еще про себя читает короткую молитву наизусть выученную и ему невразумительную. Тем больше шумят сами духовныя особы во время идолослужения. Сверьх того пред кибиткою вывешивают они на шестах длинныя лопасти из хлопчатой бумаги сотканныя, на которых написаны Тангутския молитвы: ибо они думают, что веяние сих написанных молитв приносит такую же пользу, как и чтение оных. 

    Пред бурханами горит свеча; а вышепомянутыя на жертвеннике поставленныя чашечки наполнены то водою, то сушеным мясом, сыром и другими снедными вещами, большия же чаши наполнены всякими на жертву приносимыми съестными припасами. Каша, молоко и протчее поставлено на земли пред бурхановым жертвенником. У Калмыков почитается за прегрешение перешагнуть чрез такую чашу; и когда мне случалось то делать неумышленно, то они смотрели на меня свирепым видом. Богатые жрецы ставят на жертвенник пред бурханами сделанныя из ладону свечки, по их кюкши называемыя. 

    Напротив того скудные жрецы только при начатии продолжающегося почти во весь день идолослужения сыплют несколько ладану на жаровню поставленную на таган. В сии дни украшенные бурханы бывают разставлены на ящиках позади жертвенника и одеты лоскутами зеленой, красной или желтой камки, во что их обыкновенно завертывают и кладут в ящики. Сверьх сего бывают развешены в кибитке все находящаяся у жреца святыя на бумаге изображения, так как освященныя знамена.


    1 2 3                        














    Категория: КРИПТОЗООЛОГИЯ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 43 | Рейтинг: 5.0/1