Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [273]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » КРИПТОЗООЛОГИЯ

    Таинственные животные в Туркмении. 2

     

    Драконы в туркменской мифологии 

    Одна из многих областей этих представлений у туркмен связана с такими мифическими существами как драконы. Следует сказать, что среди туркменских мифических персонажей, связанных с животным миром, второе место после пернатых, которых насчитывается целый десяток, занимают представители фантастических пресмыкающихся – змеи, драконы апы, сумсар, аждарха и ювха.

    Апы – гигантская, ядовитая змея. С этим, пришедшим из арабского языка термином связано, несомненно, и название одной из реальных крупных змей Средней Азии, в том числе и Туркменистана, - эфы. В туркменской классической поэзии, включая и Махтумкули, термин апы использовался иносказательно для обозначения длинных черных волос той или иной красавицы. Образ апы имеет давнее происхождение. Достаточно сказать, что ещё в древнеегипетской мифологии был персонаж Апоп – огромный змей, олицетворявший тьму и зло, враг бога солнца и света Ра.

    Сумсар – мифический дракон, выступающий в основном как фольклорный персонаж. В его происхождении, вполне вероятно, сыграли свою роль реальные представители фауны – сохранившиеся как её реликты огромные ящерицы-вараны. Если образы апы и сумсара, принесённые на туркменскую почву извне, имеют ограниченное фольклорно-литературное бытование, то такие персонажи, как аждарха и ювха, особенно первый, встречаются довольно широко не только в народном творчестве туркмен и ряда родственных им или соседних народов, но и в их бытовых представлениях.

    Следует сказать, что в основе народных воззрений, связанных с аджарха и ювха, лежат, очевидно, реальные моменты: встречи людей с отдельными экземплярами змей, поражавшими их воображение своим необычным видом или размером. Ведь в глухих местах Туркменистана ещё в прошлом веке встречались огромные, более чем двухметровые особи. Так, даже, ставший позднее известным писателем, автором романа «Чингиз-хан» и ряда других замечательных произведений, Василий Ян в 1902 году в Приатречье столкнулся с огромной коброй, длина которой, как потом выяснилось, составляла 213 сантиметров.

    Аждарха – от древнеиранского аждар – дракон. Согласно преданиям туркмен, в аждарха превращаются живущие в труднодоступных, диких местах крупные змеи, которые в течение длительного времени не видели людей и даже не слышали человеческого голоса. Считалось, что по прошествии этого «испытательного» срока, определяемого обычно в 40 лет (хотя есть и другие варианты), змея постепенно увеличиваясь в размерах, становится аждархой и приобретает не только устрашающую величину, но и необычные магические свойства оборотня, способного принимать вид различных живых существ. Нередко её местопребыванием, согласно народным представлениям, становятся места, где спрятаны сокровища, которые она охраняет. Этот мотив, в частности, встречается в легенде об аждарха, связанной с мечетью шейха Сейида Джемалэддина в селении Аннау, о чём скажем ниже.

    Истоки образа аждарха уходят в древнеиранскую мифологию. В священной книге древних иранцев Авесте мы встречаем ажи – чудовищ-драконов – перерождение носителя зла Ахримана. Одним из таких ажи, получившим особую известность, является трёхглавый дракон Ажи-Дахака, активный участник борьбы за власть. Постепенно образ этого змея (чьё имя, несомненно, тоже связано с образованием названия аждарха) принял вид человека, трансформировавшись в личность царя-захватчика Заххака, араба по происхождению. На его плечах по воле дьявола-шейтана выросли две змеи, ежедневно требовавшие для своего прокорма мозг двух юношей.

    Образ змея Ажи-Дахака в разных интерпретациях перешёл позднее в верования многих тюркских народов, так или иначе столкнувшихся с иранским миром, - турок, азербайджанцев, узбеков, казахов и ряда других. «Целый ряд образов иранского эпоса, пишет историк азербайджанской и туркменской литератур Х.Короглы, - обнаруживается в эпосе огузов и их потомков. Из дошедших до нас фрагментов видно, например, что наряду со злыми духами типа албасты – циклопа из арсенала тюркской мифологии – немалое место занимают здесь образы демонических существ иранского пантеона – пери, див, аждарха и т.п.».

    Считается, что огнедышащая аждарха обладает способностью проглатывать не только разных животных, но и человека. В туркменских легендах говорится даже об опустошённых ею целых селениях. Интересно, что в ряде из этих легенд фигурирует покровитель овцеводства Муса-пихамбер (библейский пророк Моисей) – персонаж, весьма почитаемый у туркмен-скотоводов. Он смело вступает в схватку с аждархой и неизменно оказывается победителем. 

    При этом главную роль играет его магический посох-хаса, сделанный из священного дерева зейтун (оливы). Муса то бросает его в раскрытую пасть аждархи, и та давится им, после чего из её чрева живыми выходят пропавшие люди, горячо брагодаря своего избавителя. То посох подобно своего рода магическому пылесосу, втягивает в себя аждарху. При этом он именуется ак аждарха (белая аждарха) в отличие от самой аждархи, которая называется чёрной (кара аждарха).

    Образ аждархи, подобно апы, также использовался туркменскими поэтами классиками в парадоксальном на первый взгляд переносном смысле как «длинные чёрные волосы красавиц». В основу подобного сопоставления легли, несомненно, такие характерные черты аждархи, как цвет и извилистость, волнистость линий тела. К этому добавился и нарочитый страх чарами прекрасных кос, которые могут «проглотить» сердце мужчин так же, как аждарха свои жертвы. Поэт Талиби (1766-1848 гг.), например, восклицал: «Вехимдарам зулпуден, дув аджархалы дилбер» («И волос боюсь любимой, что с двумя косами-драконами»). Впрочем, здесь не исключено смешение этой детали с атрибутом следующего мифологического персонажа – ювхи.

    Ювха или юха – высшая категория магических превращений змей. Согласно сообщениям некоторых наших информантов, аксакалов-яшули, в ювху может превратиться аждарха, не видевшая человека 80 лет, то есть в два раза больше, чем требуется для перехода от простой змеи к аждарха. Ждать приходится довольно долго (40 – магическое число), зато взамен этого ювха приобретает способность превращаться во что угодно. Но чаще всего рептилия-оборотень принимает облик красивой девушки, красавицы, пери.

    Ювха-пери, привлекающая своей сексапильностью внимание многих мужчин, выйдя замуж, больше сорока дней с мужем не живёт – съедает его. Это «съедение» происходит либо постепенно путём удовлетворения её безудержных сексуальных потребностей, либо в прямом смысле. С представлением о «съедении», несомненно, связано и само тюркское название данного персонажа как производное от глагола ювутмак – «глотать, проглатывать поглощать, втягивать в себя». Один из менее распространённых вариантов названия данного образа – ювдарха – прямо говорит об этом. Вполне вероятно, что сексапильная характеристика рассматриваемого персонажа породила в быту у части населения (скорее всего в женской среде или у ревнителей шариата) следующего рода отрицательную ассоциацию: ювхой называют женщину, которая кокетством и хвастовством пытается привлечь к себе внимание мужчин.

    Что касается пери – представительницы иранской демонологии, то в данном случае произошло очевидное смешение образов двух различных категорий или некоторое отюречивание этого древнеиранского персонажа. Дело в том, что, давая согласие на брак, помимо трёх основных требований, которые ювха-пери выдвигает, боясь разоблачения её нечеловеческой природы (не смотреть, как она расчёсывает волосы, так как для удобства этого она снимает голову; не гладить её по спине даже в интимные минуты, потому, что там скрыта оставшаяся змеиная чешуя; не смотреть ей вслед, ибо ходит она на вывернутых ступнях), она требует ещё, обязательно, иметь под рукой воду для омовения после интимной близости.

    В условиях жизни мусульманского общества с его и так неукоснительно исполняющимися в быту шариатскими предписаниями омовений подобного рода требование звучит странно. Но это даёт ключ к пониманию данного персонажа, так тесно связанного с водной стихией. В связи с этим следует вспомнить, что покровителями, хозяевами ручьёв и малых речек у туркмен выступают сув-периси, то есть «водные пери», наряду с тюркским эквивалентом сув-эеси «хозяева воды». 

    Причудливое переплетение элементов иранской и тюркской демонологии с добавлениями уже арабо-мусульманских традиций (после омовения ювха-пери возносит молитву Аллаху) и нашло отражение в этом образе. Но не от Аллаха, а, прежде всего, как говорится в легендах, от наличия воды зависит возвращение прежней силы ювхи-пери, истраченной ею во время близости, которую можно истолковать как символический акт, связанный с плодородием. А в условиях жаркого климата Средней Азии плодородие невозможно без достаточного количества воды. Поэтому считалось, что избавиться от ювхи-пери, уничтожить её можно только во время близости или сразу после акта, находясь далеко от воды.

    Ислам отрицательно относится и к змеям, и их фантастической ипостаси – драконам, считая их «нечистыми животными». Тем не менее, в художественном наследии ряда мусульманских народов, прежде всего в жанре миниатюры, можно найти немало их изображений. Например, лишь в фондах стамбульского музея Топкапы итальянский исследователь Джовани Куратола в 1978 году обнаружил 78 репродукций миниатюр, ковров, фарфора, скульптур и архитектурных деталей, где встречается изображение фантастических змей или змееподобных существ. 

    Они легли в основу раздела «Дракон в искусстве ислама» в его монографии «Драконы». Более того, турецкий историк Ахмед Яшар Оджак, отмечая в одной из своих работ, что культ эждерхи (аджархи) занимает значительное место в верованиях тюрок доисламского и постисламского времени, пишет, что в государстве Великих Сельджукидов, то есть на территории современного Туркменистана использовались знамёна с изображением аждархи. (Сергей Демидов).



    Проклятый холм

    Эту историю как-то раз, уж не знаю по какому случаю, рассказала знакомая моей мамы. Назовем ее (знакомую) Светланой. Большую часть жизни, до развала СССР, она жила в Туркмении. Муж Светланы служил там в какой-то воинской части. И по долгу службы ему часто приходилось разъезжать. То на полигон - на учения, то в райцентр - отчитываться, то в патруль за дезертирами. В общем, большую часть времени он был в дороге, чего, надо отметить, не любил, и всякий раз пытался время в пути сократить. Где получалось, гнал на пределе скорости, а где - искал короткую дорогу.

    Так же было и в тот день.

    Только ехал он один. Обычно напарник был из офицеров или прапорщик с парой бойцов. А тут получалось, что без попутчиков нужно было ехать, и долго - километров 150. Ну он взял карту и прикинул, где можно «спрямить» дорогу в паре мест, и поехал, уверенный, что доедет быстрее запланированного. Через час дорога подошла к развилке. Как в сказке... Короткая, но непопулярная и длинная, указанная на карте как шоссе. Короткая дорога, через невысокие холмы, поросшие низенькой травой, уходила в степь.

    Полдень. Солнце ярко светит. В «уазике» открыты все окна. Все равно душно. И вдруг, наш герой видит женщину на холме, метрах в двустах впереди. Стоит, рукой машет. Пригляделся - стоит одна посреди пустоши. И наряд на ней как на представительнице фольклорного ансамбля. Ну, может помощь нужна, решил ближе подъехать. А сам вглядывается - лицо незнакомки как будто в мареве. Оставалось метров пятьдесят, когда он разглядел его.

    Сказать, что офицер испугался я не могу. Скорее, он решил не останавливаться. И гнать, что есть сил к главной дороге. Он и сам потом неуверенно рассказывал о случившемся. Да, и кто поверил бы, что у одинокой женщины на холме была волчья голова? Вот так. А потом, кто-то из старожилов рассказал о проклятых холмах, где старые духи живут... И что волчьи головы - это еще не страшно.



    Кто предупредил

    История не моя, рассказал один хороший знакомый, давно. Так что несоответствия, может быть, и будут, но, как говорится, за что купила, за то и продала. Воевал он, знакомый, в одной горячей точке, Ашхабад, кажется. После продолжительных военных действий попали они в плен к боевикам. Как они смогли оттуда выбраться, не рассказывал, тяжело было парню, я и не расспрашивала. Далее речь от его лица.

    Постреляли гадов и в бега. А местность незнакомая, куда шли, сами не знаем. Набрели на какую-то деревушку, Бог знает, как там, по-ихнему. Но дома деревянные, заброшенные. Залезли в дом, а там и схроны есть, в смысле жратва. Вокруг спокойно, ни души. Наелись мы, лежаки соорудили. ьМне выпало стоять на «стреме» первому. Парни спят, я сижу с оружием возле окна, уши как локаторы во все стороны крутятся. Тут приспичило мне отлить, выхожу на улицу. Луна полная, яркая. Делаю я свое дело, тут обостренным чутьем уловил движение рядом. Гляжу, а на обгоревшем столбе наверху где-то метрах в 3 сидит кто-то. Мохнатый, маленький, но с рогами и хвост вертится. 

    В ступоре я не двигаюсь с места и только смотрю ошалелыми глазами. А существо машет лапкой и явственно визгливым голосом пищит: «Уходите! Уходите!!» Я на негнущихся ногах вошел в дом, даже не застегнув ширинку. Толкаю пацанов что есть сил. Антоха проснулся в момент, я только мычу и в окно пальцем тычу. Он к окну и отскочил так же быстро. Потом рассказал, что видел - кто-то мохнатый со столба спрыгнул и исчез. Разбудили всех, те нас на смех, мол, из-за вашей чертовщины уйти сейчас из дома, где спокойно и жратва еще есть. Но все-таки ушли мы оттуда, перебрались в другой дом, где пришлось спать на голой земле. Утром я вскочил, часовой дрыхнет. Распинал всех, вышел на улицу.

    …Дыхание остановилось. На том месте, где стоял тот дом, была развороченная черная яма. Угодил снаряд не малой силы. Уставшие и измотанные, мы даже этого не слышали. Теперь пацаны надо мной с Антохой не смеются. Я и сам не знаю, кто нам помог. Но мы выжили. Знакомый вернулся жив, даже не контужен. Но с тех пор не смеется над мистикой, но не знает, кого нужно благодарить.

      


    Домовой

    А вот коротенький рассказец Ольги Кесаревой из Ашхабада:

    - Мой домовой - это лохматое, на ощупь мягкое существо. Как оно выглядит, не знаю, ибо приходит ко мне только по безлунным и беззвездным ночам, то есть в абсолютной темноте. На ощупь оно похоже на очень крупную кошку, но это не кошка. Это что-то другое. Ни разу не удалось мне нащупать его морду. Домовой будит меня, прыгая прямо мне на грудь. Я начинаю ощупывать его, но руки и ноги тотчас же немеют. Следом немеет все тело. Как-то раз я спросила его: «Ты домовой?» «Да. Я домовой». «Ты всегда находишься в моем доме?» «Да. Всегда. Если хотите, можете переехать отсюда в любой другой дом, а я останусь здесь». Голосок у домового был очень писклявый… Несколько раз он приходил в другом облике. Тельце у него было голым и теплым, нежным, как у ребенка. Не знаю почему, но я совершенно уверена, что «теплый ребенок» и «пушистый кот» - это одно и то же существо.



    Отродье

    Обычно зима в Узбекистане не бывает суровой, но 2003 год оказался исключением. Зима выдалась весьма морозной и снежной. Первый снег выпал ровно 1 декабря! Да еще такой плотный. А мне, как назло, выдалась небольшая командировка в Чирчик. Поехали с ребятами на машине, благо от Ташкента не так далеко. По обеим сторонам дороги – поля. 

    То тут, то там на полях среднего размера охапки листьев и травы, покрытые тонким слоем снега – весной раскидывается по полю в качестве природного удобрения. Приспичило одному нашему товарищу по маленькой нужде. Остановили машину, товарищ наш и поскакал к одному из холмиков, а мы вышли из машины, чтобы подождать, да и покурить, раз такое дело вышло.

    Курим, значит, на товарища поглядываем да шуточки отпускаем на тему того, чтобы товарищ ботинки не забрызгал. Вроде как он недалеко от нас ушел (чего стесняться-то?), видим его отчетливо. А через секунду – нет его. Ну, на нас еще больше смешинка напала – упал, мол, друг в свое же дело. А через минуту стали уже кричать, чтобы прекратил прикалываться и вылезал, ехать же надо. Но тот не показывался и не отвечал.

    Подошли мы к тому месту, а товарищ лежит на земле без чувств. Как был с расстегнутой ширинкой, так и упал. Подбежали мы к другу, а от его ноги что-то отскочило и исчезло под кучей гниющей травы. Оттащили мы товарища к машине, побрызгали водой, привели в чувство. А он как пришел в себя, так кричать стал, руками-ногами от нас отбрыкивается. Пару пощечин - и пришел в себя. Смотрит на нас дикими глазищами и только об одном просит, чтобы ехали отсюда как можно быстрее и дальше.

    Вечером, уже в Чирчике, после третьей рюмки рассказал он нам, чего так испугался. Стоял он и нужду справлял, как вдруг из-под гниющих листьев выскочило какое-то существо и цапнуло парня за ногу. Лицо, говорит, человеческое, но челюсти страшные, с черными зубами, а тело как у драной кошки. И взгляд, говорит, страшный, дикий, нечеловеческий, голодный, лютый. Никогда, говорит, этот взгляд не забуду. От него, говорит, и в обморок хлопнулся.

    Мы, конечно, посмеялись. Посыпались шуточки и расспросы на предмет чего наш друг употреблял, чего курил. А он, хмурый такой, показывает нам свой рваный ботинок. Ну, с нашей стороны снова шутки. Не знаю, может до драки бы дошло, если бы чайханщик не вступился за друга нашего.

    - Зря вы над другом смеетесь. Жила у нас тут девушка одна. Хорошая была девушка. Умная, красивая, добрая. Отправили ее родители в Ташкент учиться. Совратил ее там какой-то парень. Обещал жениться на ней. А через какое-то время почувствовала она, что беременная. Рассказала она об этом парню, думала, обрадуется тот. Но все вышло наоборот. Бросил он ее. Тогда она сказала, что поедет домой, в Чирчик, расскажет родителям. Ехала она в автобусе. А по дороге догнал ее на машине тот парень с друзьями. Остановили автобус. Обманом выманил парень девушку на дорогу. Автобус уехал. Парень вначале стал упрашивать девушку не ехать к родителям, а сделать в Ташкенте аборт. Отказалась девушка. Тогда парень с дружками избили ее. Били так, что девушка умерла. Когда нашли ее и провели экспертизу, то обнаружили, что плода в животе у нее нет. Видимо, от ударов выпал он. Но и найти не смогли нигде. А парня того с дружками в тот же вечер повязали. Но с тех пор стали люди замечать что-то нехорошее в том месте. Какого-то уродца с детским лицом и телом животного. Убивает он все живое, что в том месте оказывается, будь то птица, будь животное. Иногда и на одиноких путников нападает. Пару лет назад мальчик пропал там. Через три месяца нашли его обглоданные кости. Ходили с мужиками ловить монстра, да разве ж поймаешь дьявольское отродье?! Повезло вашему другу, что вы рядом оказались. Иначе загрыз бы его до смерти. Хорошо еще, что в ногу вцепился, а не в горло. Вот так-то. Зря над другом смеетесь.

    Не поверили мы мужику, но обратно в Ташкент поехали другой дорогой. От греха подальше.


       

    Чудовище

    Многие опытные альпинисты уверяют, что не один раз в своей жизни встречали загадочных существ. Но каждый называет их по-своему.

    – Когда видишь что-то непонятное, на ум приходит первая мысль: это же снежный человек! – говорит Станислав Потапов. – Я, правда, считаю, что в наших предгорьях снежного человека быть не может. Но есть другие существа, не описанные зоологами! Я лично видел трех существ, которые пришли на водопой. Дело было в очень диком месте, где редко ступает нога человека.

    Многие скептически относятся к таким рассказам. Но есть одна история о неведомой зверушке, которую рассказали не подростки, а взрослые опытные люди. Многих из них сложно напугать чем-либо. Дело было двадцать лет назад за Бортогайским водохранилищем, где располагается засушливое ущелье. В советские времена здесь заготавливали эфедру – из нее получали лекарственные препараты, которые обладали наркотическим эффектом. Поэтому место, где росла эфедра, было под строжайшим государственным контролем. Работа была очень тяжелая, и поэтому сюда привлекали уголовников.

    Жили они в каменных землянках, на окнах которых были установлены тяжелые железные прутья. Один из альпинистов спросил у местных трудяг, для чего они ставят прутья на окна? И услышал странную историю. Будто бы как только наступает осень, по ночам в ущелье спускается дикий зверь. И бегает меж домов, рыщет, скребет в двери. Непонятное животное издает жуткий вой.

    – Я был в этом ущелье не раз, место действительно очень жуткое, – говорит Станислав Потапов. – Исследовать эту загадку приезжали ученые, думали, что жуткий вой создает ветер, который гуляет меж скал. Но наблюдения эту гипотезу не подтвердили. По словам работавших тут заключенных, вой животного был слышен в радиусе пяти километров, это значит, что у животного должны быть очень мощные легкие, а значит, и само оно внушительных размеров. Когда я обследовал территорию, то заметил множество нор грызунов. И некоторые норы были раскопаны странным образом – земля была раскидана в стороны и видны следы мощных когтей. Немудрено, что люди, которые рассказывали эту историю, от страха в лице менялись.

    – В страшном вое слышится лютая тоска, мы уверены, что это разумное существо, – сказали тогда заключенные.

    Сегодня это место заброшено, работы там давно уже не ведутся. Станислав Потапов собирает экспедицию по поиску неведомого существа. Он намерен записать жуткий вой на пленку и разгадать эту загадку.


    1 2 3                     
















    Категория: КРИПТОЗООЛОГИЯ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 37 | Рейтинг: 5.0/1