Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [273]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » ПРИВИДЕНИЯ

    Духи, демоны и привидения в Узбекистане. 2


    Симург

    Симург («Симурғ» - дословно «вершинник», «птица с вершины дерева/горы») - фантастическое существо в иранской мифологии, царь всех птиц. Также известно в мифологии тюркоязычных народов Средней Азии и Поволжья.

    В период существования арийской общности и после обособления иранцев Симург мыслился как гигантский мифологический орёл. Однако не позднее середины I тыс. до н. э. участи иранцев складывается представление о Симурге как существе полиморфном, обликом подобном летучей мыши. Считалось, что Симург выглядит как огромный сокол с женской грудью или как хищная птица с чертами льва или собаки.

    Симург обладал функцией благого покровителя отдельных людей и особенно человеческих коллективов. Эта функция ярко отразилась в «Шахнаме» Фирдоуси, где Симург выступает как охранитель рода эпических героев Сама - Заля - Рустама. Признано, что отразившийся в «Шахнаме» цикл сказаний-былин об этих эпических персонажах сложился в среде близкородственных европейским скифам и сармато-аланам азиатских восточноиранских по языку сакских племен. 

    Это дает основания полагать, что Семаргл у скифов и сармато-алан, как и Симург в сказаниях саков, мог считаться покровителем отдельных людей и их коллективов (родов, племен), что и стало причиной значимости его почитания какой-то частью этой отрасли восточных иранцев. Исходя из функции благого покровителя, Симурга часто изображали на талисманах. Сенмурв (Симург) был династийным символом Сасанидов.

    В зороастрийских текстах («Яшты» XIV) говорится, что Симург сидит под Мировым Древом, на котором произрастают все семена мира, и взмахами крыльев рассыпает эти семена, которые дождь и ветер разносит по всему свету; в более поздних легендах Древо и Симург отождествляются. В «Шахнаме» Фирдоуси Симург играет важную роль в истории Заля и его сына Рустама. Гнездо Симурга расположено на горе Эльбурс. Симург упоминается в «Беседе птиц» суфийского мистика Фарид-ад-Дина Аттара. Существует также легенда, что Симург живет семьсот лет, и, когда у него подрастает сын, бросается в огонь.

    Образ Симурга имеет различную трактовку. Чаще он воспринимается как вещая птица справедливости и счастья, но в некоторых мифах Симург является сторожем, восседающем на горе, отделяющей потусторонний мир. Миф о Симурге заимствован у персов тюркскими народами Средней Азии, башкирами и татарами. Например, у узбеков она называется Семург, у казахов - каз. Самұрық (Самурык); у татар - Семруг; в башкирской мифологии птица называется Самрау.



    Дом

    Есть в Ташкенте заброшенный дом, в котором происходит нечто непонятное и сверхъестественное. В советские времена в этом доме жил мужчина с дочерью. Его жена умерла то ли при родах, то ли потом из-за болезни. В общем, он один воспитал и вырастил дочь. Дочка была воспитанная, умная, красивая, порядочная. Окончила школу, поступила в институт. И там познакомилась с одним парнем, который соблазнил ее и лишил невинности.

    Вскорости отец заметил, что дочка-то беременная. Испугавшись сплетен и упреков соседей, отец, не придумав ничего лучше, посадил родную дочь в подвал дома на замок, а соседям сказал, что та уехала к родным в другой город. В подвале были лишь матрас, табуретка, и лампочка, свисающая с потолка на грубом двужильном проводе. Дочка маялась в подвале до самих родов. Одиночество, отсутствие социальных благ, сделали свое дело. Она стала говорить с не родившимся ребенком, петь песни и плакать от горя.

    Перед родами она разорвала матрас, на котором спала, и из лоскутков и ваты сделала куклу своему будущему ребенку. Родилась девочка. Отец принял роды и забрал ребенка наверх, а дочь оставил в подвале. Дочь плакала и умоляла оставить ребенка. Но отец был суров и непреклонен. Прокляв дочь за то, что они принесла позор в семью, он закрыл ее снова в подвале. Дочь от отчаяния повесилась на проводе с лампочкой.

    В это же время наверху у ее отца сделался сердечный приступ и он скончался, успев положить новорожденную внучку на стол. Через какое-то время соседи нашли старика и ребенка, вызвали милицию и скорую, ну а те уже обнаружили подвал с телом дочери старика. Ребенка забрала к себе родственница, и воспитала, как свою дочь. Дом тут же продали, но никому он счастья не принес.

    Молодая семья, купившая этот дом, сразу же на себе ощутили весь негатив тех событий, что произошли тут когда-то. Они вечно скандалили, чуть не убили друг друга, спасло их то, что они развелись, разъехались, а дом с участком продали. Парень, купивший дом, решил сделать в нем капитальный ремонт, после чего жениться. Но во время ремонтных работ, он упал в яму со старыми досками, острые шипы которых прошили его насквозь.

    Окончательно все посчитали этот дом проклятым, когда одна соседская девочка нечаянно забросила за забор этого дома свой мячик, и пробралась туда за ним. Она долго не возвращалась домой, ее мама заволновалась и стала искать дочку. Ребята сказали, что она полезла в тот дом, и мать сразу же бросилась туда. Нашли ее утром во дворе дома. Она сошла с ума обнимая мертвое тельце дочери.

    Дом уже никто не покупал. Постепенно съехали и жители соседствующих домов, так как зло шло в их дома от плохого соседа. Прошло лет двадцать, Узбекистан стал независимым, многое изменилось, но этот дом так и остался стоять и по сей день посреди махалли (часть города размером с квартал, жители которого осуществляют местное самоуправление; обычно, в городе, за махаллю считают улицу с частными домами по обе стороны), как черный памятник злу.



    Оно

    Во всем квартале электричество отключили полчаса назад. Собственно, для Ташкента это обычное явление. Странно, вроде взрослый человек, а все же немного не по себе сидеть дома в одиночестве и без света. Включил радио на телефоне. Словно издеваясь, какой-то правительственный деятель говорит о достижениях страны, о том, какими мощными темпами растут промышленность и экономика. Да. 

    Темпы настолько мощные, что электричество стабильно отключают раз в день. И именно ночью. И именно сегодня у меня бессонница. Ну ничего. Лягу в постель, может, усну, а может, дадут свет. Тогда можно будет включить компьютер и полазить в сети. До полуночи еще час с лишним. Завтра на работу. Повернулся на бок. Уже засыпаю. Скрип.

    Паркет был положен еще в советское время. С тех пор не менял. Да и смысла нет, потому как сделан на славу. Вот только скрипит по ночам. Но это не страшно. В квартире никого нет. Дверь на замке. На окнах дутые решетки – приятное с полезным, хоть и третий этаж. Ничего страшного. Старый паркет. Скрипит и трещит иногда.

    Снова скрип. Уже ближе. В коридоре. Вот еще раз скрипнуло. Возле двери. Хотел встать и включить свет, но вспомнил, что электричества нет. Лежу, укрытый одеялом. Смотрю в темноту. Вроде нет никого. Да и дождя за окном нет, чтобы списать все шорохи на него. Словно услышав мои мысли, что-то легонько пощелкало по окну. Третий этаж! Решетки! Бред!

    Звякнула связка ключей в замочной скважине входной двери. Сквозняк? Откуда? Зима, окна наглухо закрыты. Откуда быть сквозняку? Показалось. Может, в полудреме? Надо будет кошку завести. Не так страшно, когда рядом живое существо. Где-то в квартире что-то упало с глухим стуком. Нет, я сейчас не встану. Наоборот, плотнее укрылся одеялом. Утром посмотрю. Вроде тихо все. Зевнул. Спать хочу. На кухне запищала микроволновка. Электричество дали! Выскочил из-под одеяла в одних трусах, бросился к выключателю, щелкнул. Света нет! Кто-то словно хихикнул в шкафу. Мороз по коже. Волосы зашевелились на голове. Обратно в постель! Укрыться и не вставать! До утра! Закрыл глаза.

    Скрип!

    Открыл глаза. Что-то темное стоит перед моей кроватью. От ужаса снова зашевелились волосы. Мурашки по телу. Присмотрелся – это край одеяла причудливо сложился возле моего лица. Черт! Когда свет дадут?! Кровать стала мелко дрожать. Что это? Землетрясение? Нет. Может нервы? Дрожь прекратилась. Что-то мелкими быстрыми шажками выбежало из комнаты. Как плохо быть одному. Эх… Повернулся на другой бок, улегся, подогнул одеяло. Оно лежало рядом. Темное воздушное существо. Последнее, что запомнилось: кошачьи глаза и черный оскал зеленых зубов. Все померкло.



    По ту сторону смерти

    Моя бабушка по матери умерла более 16 лет назад. Произошло это в конце весны 91 года. Для моей матери это, конечно, было большим горем. Но жизнь продолжается, и через некоторое время она успокоилась. И где-то уже в начале осени того же года она с отцом была на даче. Отец на машине поехал в лесок за дровами, а она осталась одна на веранде и перебирала овощи, собранные на огороде. 

    И вдруг почувствовала на себе чей-то взгляд. Повернула голову, а в дверном проеме за порогом стоит ее мать, то есть моя бабка. Нужно сказать, что бабушка долго болела (у нее был диабет), была весьма полной женщиной. И сейчас она стоит такая же полная, но вид совершенно здоровый и одета она так, как обычно одевалась. Порог высокий, поэтому обуви не видно, да и такое впечатление создавалось, что она вообще не стоит на земле, а слегка парит. Выглядела она не как призрак, то есть не прозрачная, а совершенно как обычно, даже ветерок чуть шевелил волосы.

    Она слегка наклонила голову, смотрела прямо на мать и улыбалась. Ничего не говорила, но моя мать поняла, что она спрашивает что-то вроде: «Ну, как ты?» В глубоком шоке мать отвернулась. Через несколько секунд повернулась - а бабушка стоит. Еще раз повернулась - стоит. И так несколько раз. Происходило все это в пределах трех минут. А когда в очередной раз мать повернулась, бабки уже не было. Мать выбежала на улицу, и тут у нее началась истерика. А через некоторое время подъехал отец. Мне они обо всем рассказали только через несколько дней. И что самое интересное: мать не думала о моей бабке в тот момент, когда она появилась. Горе, конечно, большое, но бесконечно горевать не будешь. Добавлю еще, что мать моя женщина очень серьезная, у нее нет привычки «делать из мухи слона», и поэтому в правдивости ее слов я не сомневаюсь.

    А вот вторая история.

    Лет шесть назад в городе Ташкенте, где я отдыхала с семьей, меня положили в больницу. Состояние было настолько тяжелым, что операцию назначили на тот же день. Уже через два часа после поступления я лежала на операционном столе под большой яркой лампой. Не скажу, что очень набожна, но на всякий случай я прочитала «Отче наш» перед тем, как мне надели маску... Теперь постараюсь описать, что чувствовала.

    Темно... но не потому что нет света, а просто ему не от чего отражаться. Вокруг какой-то вакуум. Теплая спокойная темнота... Я очень стремительно удаляюсь, не лечу, а именно удаляюсь. Я поняла, что умерла, и удаляюсь от того, что являлось моей земной жизнью, и тут что-то во мне возмутилось. Я думала, что много еще не успела сделать за свою жизнь. А еще я думала о том, какие ценности у меня есть, и понимала, что здесь нет ничего материального, и все богатство, которое у меня есть, - это мои дела и поступки. Что все материальное - так призрачно и здесь никому не нужно. 

    Через какое-то время я попала во что-то вроде комнаты с дверью, к которой я приближалась. Тут где-то в подсознании я услышала голос: «Туда еще рано». Были ли это мои мысли или я услышала кого-то другого, я не знаю, но в тот же самый момент я стала проваливаться куда-то и очнулась. Когда я пришла в себя, операция еще шла. Анестезиолог чуть ли не в истерике бегал вокруг стола, кричал, чтобы хирурги поскорее заканчивали… В общем, все обошлось. Выписалась я довольно быстро, никаких осложнений не было. Но память об этом «путешествии» осталась на всю жизнь. Не сомневаюсь, что настанет момент, когда я снова туда попаду.



    Восток - дело тонкое

    Вот на ваш суд первая моя история. После всего этого я поседел частично и это-то в 20 лет. 

    Прошу писать отзывы, если Вам понравится я продолжу. Случилось все в далеком 1989 г. Весной у меня заканчивалась служба в армии, а служил я на Кубани, Краснодарский край. Был у меня армейский друг, звали его Георгий, родом он из Узбекистана, г. Ташкент. А парень он был видный, высокий, интеллегентный брюнет, ни слова мата, девки по нему сохли ужас как. Мы с ним были как братья, все пополам, что посылки из дома, что тумаков от дембелей. Так и пролетели 730 дней, настало время раставаться, обменялись адресами, поклялись не теряться и разъехались по домам.

    После армии я поступил в институт, потихоньку начал привыкать к «гражданке». С Жоржем (так его звал я) мы частенько созванивались.

    Тем летом было жарко, до 40 в тени. Мои предки отправились на юга, а я конкретно бездельничал. Днем отсыпался, а ночью встречи с одноклассниками и пьянки до утра, но мне это порядком надоело, и я начал считать дни до начала семестра. В тот вечер я был один, лег пораньше спать и вдруг ночью меня разбудил телефонный звонок. Беру трубку, ба, да это Жорик. Поговорили о том, о сем, узнав, что я сейчас один, приглашает меня в гости.

    Времени у меня целый месяц, а что, мне ничего не мешает совершить поездку. Через четыре дня стою на пероне вокзала в Ташкенте и обнимаю своего друга. Сказать что-нибудь об этом городе - ничего не сказать! Туда нужно съездить. Город утопает в зелени, столько памятников старины, будто попал в средневековье. Воздух прямо насыщен мистикой. Жил мой друг в простой панельной пятиэтажке, в очень старом районе.

    Днем мы с Георгием колесили по всем достопримечательностям южного города, а прохладными вечерами были посиделки с гитарой и вином. Так летели дни, до отъезда оставалось несколько дней. Тем вечером мы сидели с Жорой вдвоем, вся наша компания разошлась рано, темнота опустилась незаметно. Брат разоткровенничался.

    Я все не решался его спросить о смерти родителей, его воспитывала бабушка. Но он сам начал разговор на эту тему. Жора в детстве был болезненным ребенком, никто не мог понять причину. Возили в Москву к светилам медицины, все бесполезно. И вот бабушке приснился сон, из которого стало ясно - надо везти Жору на родину бабушки, на могилу прабабушки, что уж там делать, я не знаю. Кишлак находился высоко в горах, родители, конечно, не могли - работа. Пришлось везти старушке одной. Вернувшись они увидели весь город в руинах, произошло ужасное землетрясение, погибли десятки тысяч людей. Родители Георгия погибли. Получается, его спасла от смерти прабабушка. Много чего еще он рассказал в тот вечер такого, повода не верить ему нет, он меня никогда не обманывал (я напишу если попросите).

    Было уже далеко за полночь, вдруг из темноты вынырнул мужичонка с кучей каких-то книг. Вид у него был как у героев сказок «1000 и одной ночи» - тюрбан на голове, халат до голенищ сапог. Он нам кивнул и ретировался в Жорин подъезд. Через некоторое время и мы пошли отдыхать. Всю ночь он не выходил у меня из головы. Утром я Жоржа закидал вопросами, кто да откуда?

    Зовут его Сулейман. Живет он здесь один и давно. За едой на местный рынок никогда не ходит, лишь бегает в старую библиотеку, наберет там древних рукописей на арабском языке и строчит чего-то на бумаге. В общем, загадочная личность. Погуляв по городу, мы присели у подъезда покурить, настроение было на «высоте». Видим, на полных нарах летит Сулейман. Жора пихает меня локтем и говорит: «Сейчас прикольнемся». Тут он останавливает его и начинает глумится над ним, то: «Зачем тебе книги?», то: «Ты говоришь на арабском?» - а он молчит. Выслушав эти издевки, Сулейман спокойным тоном говорит: «Хотите познакомлю со своим другом? Тогда приходите в полночь ко мне».

    Честно говоря, мы опешили и не знали, что ему ответить. Что-то нам подсказывало, что этого делать не надо, но нам было чертовски интересно, и мы согласились.

    Стемнело очень быстро, горы рядом. Во двор идти особенно желания не было, но зашли Жорины друзья, и мы спустились в беседку. Время за разговорами летело незаметно, мы с другом частенько поглядывали на часы. Уже 23.00. Как назло, ночь выдалась особенно темной, стояла полная тишь, даже листьев не было слышно. Ребята начали расходится, оставался один Рашид, скажу Вам, очень даже веселый человек. Мы решили и его взять с собой, как-то втроем веселей. Прихватив с собой бутылочку вина, мы поднялись на 5-й этаж. 

    Постучали - тишина, так несколько раз, толкнули дверь - не заперто. Вошли, в коридоре - никого. Комнаты пустые, ни шкафов, ни мебели. Только в зале тусклый огонек. Зашли, там Сулейман склонился над книгой и что-то шепчет, рядом горит, подрагивая, свеча. На балконных окнах висели желтые занавески, на улице оранжевым пятном горел фонарь. На полу был расстелен раскошный ковер, наверное, единственная стоящая вещь в этом доме.

    Он нам указал на пол и попросил не шуметь, поднеся палец ко рту.

    Мы сели и замерли. Сулейман оставил свое занятие и обратился к нам, чтобы не происходило, велел нам не шевелится и ничего не предпринимать. Мне кажется, я слышал, как бьется сердце у моего друга. Вдруг ни с того, ни с сего потухла свеча, хозяин нас успокоил и сказал, что так надо. Время перевалило за полночь, ничего не происходило. Вот и половина первого, ничего. Мы уже расслабились, смотрю, Жора приложился к бутылке. Ни с того запахло чем-то паленным, стало как-то прохладно. На балконе послышался шорох, мы заметили там какое-то движение. Показалась тень, кто-то явно там находился и движения были какие-то прерывистые. Мы замерли, показалась рогатая голова, я соскочил и одернул занавеску. 

    Господи, я увидел глаза с каким-то непонятным светом, голубовато-зеленого цвета. Из оцепенения нас вывел звон разбитого стекла. Сулейман упал на коленки и громко орал на каком-то языке. Это лохматое чудовище крутилось на одном месте как волчок. Боже, как мы бежали, пришли в себя лишь дома. Жора с ошарашенным взором тыкал мне в район головы, как я потом понял, на мою седину. Ясно, что этой ночью мы не спали. Переваривали происшествие. Через 2 дня я уехал домой. Жора мне потом говорил, что Сулейман пропал. А сам мой друг вел так себя будто ничего не произошло, говорит: «Привык».



    Мифология Узбекистана

    Это мир, где народные сказания смешиваются с историей, а предания становятся источником истины. В истории Узбекистана было много эпизодов, когда народы воспевали своих героев и слагали о них легенды. В людской памяти из века в век сохранялись предания о великих подвигах и легендарных героях, великолепных зданиях и прекраснейших женщинах – всё это воплотилось в мифах и легендах Узбекистана. 

    Многочисленные народы, проживающие на территории современного Узбекистана, испокон веков слагали легенды о смелости, храбрости, мужестве и отваге народных героев. Ширак, Томирис, Джалолиддин Мангуберды – все они были историческими личностями, чьи подвиги остались в легендах. Жизнь великих личностей, таких как Тимур, тоже обрастала мифами, которые одновременно пугают и восхищают нас до сих пор. Каждый исторический памятник в Узбекистане окутан мифами и легендами прошлого. В них сконцентрировано миропонимание предков узбекского народа. Зачастую мифы и легенды являются единственным источником, способным рассказать о той или иной эпохе.

    Мифы и легенды Узбекистана – это неповторимый и загадочный мир народных преданий и сказаний, которые бережно и кропотливо собирались и предавались из поколения в поколение народом Узбекистана. Древние города: Самарканд, Бухара, Хива окутаны тайнами и суевериями, которые со временем воплотились в мифы и легенды. Древний Самарканд и, сокрытая в его центре тайна могилы Тамерлана, до сих пор тревожат умы людей. Бухара, где даже воздух пропитан духом старины, а узкие улочки старого города помнят дела давно минувших дней, словно живет в мире народных преданий и легенд. Хива – центр Хорезма, где остатки тысячи древних крепостей, как мириады рассыпанных звёзд, хранят в себе древние тайны.

    Огромное влияние на содержание мифов и легенд Узбекистана оказали религии центрально-азиатского региона, как доисламские, так и непосредственно ислам. С культом личности связаны такие предания как: миф о машаде Куссама в Шахи-Зинде, легенда о мавзолее Чашма Аюб в Бухаре, о мавзолее Ходжи Даниера в Самарканде. Это лишь несколько примеров религиозных мифов и легенд.

    Легенды о пророках составляют часть обширной области мусульманских преданий и мифов, связанных с почитанием верных, которым приписывается способность воскрешать мертвых, принимать различные облики, мгновенно переноситься в отдаленные области, предотвращает беды, лечить от болезней. Узбекистан обладает поистине богатой историей, насыщенной народными преданиями и легендами. Истории о прекрасных городах, великих правителях, бессмертной любви – всё это бережно сохранялось и передавалось тысячами поколений наших предков.



    Пери

    Пери, пари, пайрика - фантастические существа в виде прекрасных девушек в персидской мифологии, позднее сохранившиеся в преданиях у многих народов: киргизов, тюркоязычных народов Малой и Средней Азии, Казахстана, Северного Кавказа, Закавказья, Поволжья и Южного Урала (Во сне этом - пери красоты… (эпос «Идегей»), «Дев, аждаха и пери являются ведущими антагонистическими мифологическими образами азербайджанского народа» и другие).

    С иранской мифологией и «Авестой» связано происхождение и другого демонического образа - пери. Представления о духах пери у юртовцев в настоящее время весьма скудны и находятся на стадии исчезновения. Известно, что пери - это злые духи, имеющие много общего с шайтанами. Пери могут являться в виде животных или прекрасных девушек. Они могут так заколдовать человека, что он становится «бешеным», психически нездоровым, теряет память. Пери «кружат голову» человеку, парализуют его.

    В более поздних представлениях пери - прекрасные сверхъестественные существа, появляющиеся в образе женщины. Пери оказывают помощь своим земным избранникам. Посланцами и исполнителями их воли являются подчиняющиеся пери волшебные звери и птицы. Появление самих пери сопровождается необыкновенным ароматом и благоуханием. Пери - весьма могущественные существа, способные вступить в схватку и победить злых демонов и джиннов. Падающие с небес звёзды являются признаком такой битвы. Пери - непременные участницы действа в мифах и сказках народов Ирана и Средней Азии: персов, афганцев, таджиков, узбеков, белуджей и др., где играют роль фей западноевропейской культурной традиции:

    Был источник, известный под названием «длинного источника»; у того источника располагались пери. Вдруг среди баранов произошло смятение; пастух рассердился на передового барана, выступил вперед, увидел, что девы-пери сплелись крыльями и летают; пастух бросил на них свой плащ, поймал одну из дев-пери; почувствовав вожделение, он тотчас совокупился с ней. Среди баранов началось смятение; пастух заставил скакать (коня) впереди баранов; дева-пери, ударив крыльями, улетела. «Китаб-и дедем коркут».

    Пери могут вступать в брак с полюбившимися им людьми и рожать от них детей.

    В европейской культуре первые упоминания о пери связаны с крупнейшим произведением ирландского писателя Томаса Мура «Лалла-Рук», вышедшим в 1817 году: одна из четырёх составляющих его поэм называется «Рай и пери». По мотивам этой поэмы композитор Роберт Шуман в 1843 году написал ораторию «Рай и пери». А французский композитор Поль Дюка в 1911-1912 годах создал балет «Пери».



    Ювха

    Ювха, в мифологии туркмен и узбеков Хорезма, башкир и казанских татар (Юха) демонический персонаж, связанный с водной стихией. Ювха - прекрасная девушка, в которую превращается, прожив много (у татар - 100 или 1000) лет, Согласно мифам туркмен и узбеков Хорезма, Ювха выходит замуж за человека, поставив ему предварительно ряд условий, например не смотреть, как она расчёсывает волосы, не гладить по спине, совершать омовение после близости. Нарушив условия, муж обнаруживает змеиную чешую на её спине, видит, как, расчёсывая волосы, она снимает голову. Если не погубить Ювху, она съест своего мужа. 



    Дивы

    Дивы, дэвы - сверхъестественные существа, встречающиеся в иранской, славянской, грузинской, армянской, тюркской (башкирской, татарской, азербайджанской и др.) мифологиях, в зороастризме - злые духи.

    Мифологический образ дивов распространён в фольклоре народов Кавказа, Урала (башк. Дейеү), Малой и Средней Азии, Западной Сибири и др. - злые духи, главным образом великан антропоморфного или зооморфного вида (например, в армянской мифологии). Большого роста, сильны, глупы, изображаются с небольшими рожками. 

    В сказках описываются случаи похищения ими женщин с целью сожительства. Обычно считается, что дэвы живут в горных пещерах и ведут звероподобный образ жизни - хотя в некоторых сказках дэвы живут в домах, носят одежду, содержат скот и т.д. Иногда проявляют сходство с джиннами из арабской мифологии. В индийской мифологии дивы, напротив - боги или полубоги (санскр. - «сияющий», латыш. Dievs - Бог), что во многом объясняется распадом индо-иранской общности. Сергей Александрович Токарев пишет:

    Ниже их множество духов, или ангелов - язатов… Им всем противостоит такое же количество духов тьмы - дэвов…Такой резкий дуализм светлого и тёмного начал, составляющий основную мысль Авесты и всего маздаизма, представляет собой явление, для древних религий весьма необычное… Наиболее правдоподобно, даже бесспорно, то, что в дуализме Авесты отразились прежде всего антагонизм и вражда между оседлыми земледельческими племенами и кочевниками-скотоводами… Рознь эта и приняла форму борьбы между поклонниками агуров (иранцы) и почитателями дэвов (индийцы).

    Общеарийское слово daiva-, имеющее индоевропейское происхождение, означало род небесных божеств (от корня diu- «светить», «небо»), почитание которых получило особое распространение в индуизме. В ираноязычном мире также прослеживаются рефлексы почитания дэвов/дивов, но уже в древнюю эпоху благодаря влиянию зороастризма, резко осуждавшего почитание дэвов, дэвовские культы вытесняются, а сами дэвы демонизируются. От этого слова происходят современные перс. div, тадж. дев, осет., и другие слова иранских языков, означающие «бес», «злой дух», «чудовище», а также «сумасшедший», «одержимый».

    Славянское слово divъ (deiwos) может быть прямым продолжением общеиндоевропейского слова, однако демонизацию этих индоевропейских божеств на славянской почве иногда рассматривают как отражение иранского влияния на древних славян.

    Дивы встречаются в иранских народных преданиях как сверхъестественные опасные существа, а также как противники великих царей и героев в поэме Фирдоуси «Шахнаме». Дивы у Фирдоуси - это демоны или духи людей, проклявших при жизни бога. Часто они также выступают как воплощения Аримана, тёмного и злого начала в зороастризме и персидской мифологии. По другой легенде, дивы происходили от родов враждующих между собой царей, правивших в древних Мазандеране и Табаристане. 

    Впервые дивы упоминаются в рассказе о Сиямаке, сыне Каюмарса, который был убит Чёрным Дивом, сыном Аримана. Впоследствии Хушанг вместе с Каюмарсом убивают Чёрного Дива. Далее в «Шахнаме» повествуется о том, как шах Ирана Кай Кавус, желая одолеть злых духов, идёт в поход на Мазандеран, царство дивов, но, околдованный, был вместе со всей своей армией пленён Белым Дивом. Пришедший на помощь шаху герой Рустам побеждает повелителя Мазандерана и царя дивов Аржанг-Дива, после чего убивает Белого Дива и освобождает шаха.



    Албасты

    Албасты - женские демонические персонажи в мифологии тюркских и некоторых других народов Кавказа и Ближнего Востока. Обычно представляется в виде уродливой обнажённой женщины с длинными распущенными жёлтыми волосами и обвислыми грудями. Иногда образ албасты дополнял третий глаз и длинные когти. Известна история о том, как в лесу одному человеку повстречалась албаста и избила его грудью. Этот человек вернулся домой еле живой, а через три дня умер. Всё его тело было в синяках.

    Албаста истребляет маленьких детей. Она поджидает, пока ребёнка оставят одного, и если дождётся, кормит его своей грудью, и ребёнок умирает. Чтобы албаста не навредила, в изголовье кровати, в которой спит ребёнок, кладут нож или иной металлический предмет; иногда прикалывают иголку.

    Также албаста приносит вред беременным женщинам. В старину беременным рекомендовали носить платья, к подолу которых прикалывали иголку. Образ Албасты восходит к глубокой древности и встречается в мифологиях многих народов. Албаста встречается в мифологии турок, поволжских, крымских и западносибирских татар, чувашей, казахов, башкир (албаҫты), рутульцев (албасти), тувинцев, алтайцев,уйгуров (албасты, алвасти), узбеков (албасты, алвасти), туркмен (ал, албассы), киргизов (албарсты), каракалпаков, ногайцев (албаслы), азербайджанцев (хал, халанасы), кумыков (албаслы къатын), балкарцев и карачаевцев (алмасты), таджиков (албасти), ягнобцев (албасты или олбасты), лезгин (ал паб), грузин (али), татов (ол), талышей (ала жен), удин (hал), курдов (hал анасы, алк), белуджей (алг, мерак), армян (алы, алк), ингушей и чеченцев (алмазы), у монгольских народов (алмас), якутов (абаасы, т.ж. девка Илбис), удмуртов и некоторых других народов.

    Албыс в алтайской и тувинской мифологии - аналог ведьмы. Албысы могут менять пол - при встрече с мужчиной принимать облик женщины, при встрече с женщиной - облик мужчины. Более того, они могут принимать образ конкретного человека - например, жены охотника, являясь к охотнику. 

    В естественном облике у них большие длинные груди, которые они могут перебросить через плечо, рыжие волосы и рассечённая верхняя губа. Иногда изображаются с медными ногтями и носом. Албыс может принести охотнику удачу. Готовит охотнику еду: мясо, срезанное с её рёбер, и молоко, сцеженное из груди. Албыс может также проникнуть в человека, отчего его поражает тяжёлая болезнь. Если застрелить албыс, она становится куском жёлтого войлока.



    Девона

    Девона - согласно мифологии тюркских народов, одержимый духами, дэвами

    До того, как народы Средней Азии и их соседи познакомились с исламом, они верили в дэвов. И считали, что иногда эти сверхъестественные сущности могут вселяться в людей, делая их посредниками между мирами. В европейской традиции такие персонажи огульно называют «шаманами», а в Средней Азии их звали «девона» или: туркмены и татары - дивана, таджики и узбеки - девона, азербайджанцы - дивана, башкиры - диуана, киргизы - дубана́, дуванаб, думана, казахи - дуана, каракалпаки - дийуана.

    Все эти варианты названий происходят от фарси и означают «одержимый дэвами». В славянской культуре есть еще одно слово, по смыслу рядоположное тюркскому «девоне» - «юродивый». То есть, особенный, не такой как все, странный, приближенный к богу. Потому по традиции девона уважается и иногда почитается населением, как человек Аллаха, к которому приходят необычные видения.

    В эпосе девона зачастую выступает как чудесный помощника героя (в архаических вариантах мифов эта роль принадлежала, очевидно, духу-покровителю). Прорицатель и кудесник, дивана способствует рождению детей - например, богатыря Алпамыша, скрепляет браки, устраняет трудности, стоящие на пути героя. Обычно девона безымянен, но иногда девонами называют и известных верующих (например, реальное историческое лицо - основатель ордена накшбандийя Бахаведдин), и мифических героев (например чильтаны - «невидимые святые», Буркут-баба).

    В современной фэнтези-литературе девона также присутствует. Например, как некий слуга мага:

    - Девона - слуга, которого создает себе могущественный маг. - Голос Алишера был ровным, будто он лекцию читал. - Маг находит безродного дурачка, который никому не нужен, и впускает в него Силу из Сумрака. Накачивает чистой энергией… так что на свет появляется глупый, но очень здоровый и владеющей магией человек… 

    Нет, уже не совсем человек. Но и не Иной, вся его сила - заемная, вложенная когда-то магом. Девона верно служит своему повелителю, может творить чудеса… но с головой у него по-прежнему не все в порядке. Обычно маг выбирает дебилов или даунов, они не агрессивные и очень преданные. Вложенная Сила дает им здоровье и долголетие.

    - В народе девону считают одержимым духами. Отчасти так оно и есть… это словно взять пустой, треснувший сосуд и заново его наполнить. Только вместо разума обычно наполняют преданностью. Но Гесер - он не такой, как другие. Даже как другие Светлые. Он исцелил отца. Не совсем… ему тоже не все подвластно. Когда-то отец был полнейшим безумцем. Я думаю, что у него была имбецильность, видимо - из-за органических повреждений мозга. Гесер исцелил его тело, и со временем отец обрел нормальный, человеческий разум. Он помнил, что когда-то был круглым дураком. Знал, что если Гесер вовремя не вольет в него новую Силу - его тело вновь отторгнет разум. Но служил Гесеру не за страх. Он говорил, что отдаст за Гесера жизнь только за то, что однажды осознал себя. Стал человеком. И за то, конечно, что у него, юродивого, была семья и родился сын. Он очень боялся, что я вырасту дураком. Но обошлось. Вот только… только в народе у нас помнят все. Что мой отец - девона, что он слишком долго живет на свете, что был когда-то безумцем, не способным подтереть себе нос, - все это помнили. Родные отреклись от матери, когда та ушла к отцу. И меня не признали. И детям запрещали со мной играть. Я - сын девоны. Сын человека, который должен был прожить жизнь животного.  - С. Лукьяненко «Последний дозор»

    Но бывает в литературе и другой девона. Наверное, такой, каким его могли видеть глаза Тимура:

    «Наивный, гордый, слабый человек с насмешливыми строгими глазами - и шесть часов перебирал в горсти крупицы, крохи Времени, слова, стеклянные и хрупкие игрушки, боль, гнев и смех, и судороги в горле, всю ржавчину расколотого века, все перья из распоротой души, все тернии кровавого венка, и боль, и плач, и судороги в горле... Он умирал. Он уходил домой. 

    И мешковина становилась небом, и бархатом - давно облезший плюш, и жизнью - смерть, и смертью - труп с косою, и факелы - багровостью заката; он умирал - и шелестящий снег, летящие бескрылые страницы с разрушенного ветхого балкона сугробами ложились на помост, заваливая ночь и человека, смывая имя, знаки и слова, пока не оставался человек - и больше ничего. Он умирал. И Истина молчала за спиною, и Дух, и Плоть, и судороги в горле...».

    Все было бы банальнее и проще, когда бы он мог дать себе расчет простым кинжалом... Только он - не мог. Помост, подмостки, лестница пророков, ведущая в глухие облака, дощатый щит, цедящий кровь по капле, цедящий жизнь, мгновения, слова - помост, подмостки, судороги в горле, последняя и страшная игра с безглазою судьбою в кошки-мышки, игра, исход... Нам, трепетным и бледным, когда б он мог (но смерть, свирепый сторож, хватает быстро), о, он рассказал бы, он рассказал... Но дальше - тишина. (Г.Л.Олди «Витраж Исхода». Глава «Молчащий Гром»).



    Аджина

    Аджина - злой дух из Средней Азии, видимо, родственник-аналог джинна

    «Один человек говорил, что видел аджину в детстве. Он вспоминает его как небольшой чурбан или связку соломы над озером - точно даже не может вспомнить, как выглядит, однако помнит лишь животный ужас, как он трясся от страха» - Аджина. Истории о снежном человеке, Таджикистан, 1982.

    В мифологиях таджиков, узбеков, каракалпаков, киргизов, отчасти казахов злой дух. Образ аджины сформировался как переосмысление принесённых с исламом демонологических представлений о джиннах под влиянием местных доисламских мифологических персонажей (албасты, пари и другие). Аджина представлялся в образе женщины, внезапно увеличивающейся в размерах и превращающейся в великаншу, или в виде различных животных, чаще всего козла, одиноко блуждающего вдали от жилья. 

    У таджиков считалось, что аджина обитает в кучах золы, выброшенной из очага. Путника, поймавшего аджину в облике козла, он пугает, произнося внезапно человеческим голосом непристойность. У туркмен, турок и других тюркоязычных народов функции аджины обычно имеет джинн (у турок также - демон мекир). Ходят слухи, что с санскрита «аджина» переводится как «шкура». («Мифы народов мира»).


    1 2 3                          
















    Категория: ПРИВИДЕНИЯ | Добавил: admin (15.01.2017)
    Просмотров: 34 | Рейтинг: 5.0/2