Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Симеон Богослов Новый - О, люди! Цари и все сильные мира. 1
      Симеон Богослов Новый

    (949, Галатия - 1022, Хрисополис) - монах, богослов, сочинитель «Гимнов» (поэтических духовных стихов), один из ярчайших представителей традиции исихазма.


    О, люди! Цари и все сильные мира

    «О, люди! Цари и все сильные мира,
    Священники, архиереи, монахи
    И люди всех званий, чинов и сословий,
    Послушать меня не сочтите излишним,
    Мой голос услышьте и слову внемлите,
    Хоть я человек совершенно ничтожный.

    Откройте мне уши сердец ваших, люди,
    Услышьте, познайте, что Бог говорит вам -
    Бог всех неприступный, един Вседержитель,
    Предвечный, Который рукою содержит
    Всю землю и все, что на ней существует.

    Цари! Хорошо, что ведете вы войны
    С народами дикими, если при этом
    Вы сами языческих дел не творите,
    Обычаев, нравов, советов, решений,
    В делах и словах если вы не отвергли
    Меня, всех Царя и Владыку вселенной.

    Но лучше б вам было блюсти Мое слово
    И, строго храня все Мои повеленья,
    В блаженнейшей бедности жить безмятежно!
    Что пользы страну защищать вам от рабства,
    Самим же всегда оставаться рабами
    Страстей и пороков и бесов лукавых,
    Своими делами себе уготовав
    Огонь нестерпимый и вечную муку?

    Все те хороши и дела, и поступки,
    Что ради Меня человек совершает
    И ради любви и из милости к ближним.
    Но прежде себя пусть помилует каждый,
    Слова Мои все соблюдать пусть стремится,
    Всегда принося покаянье от сердца
    Во всем, что, конечно, им сделано раньше,
    И не возвращаясь к подобным поступкам.

    Всегда пусть в словах пребывает Владыки,
    В Моих повеленьях и строгих законах;
    Пусть все соблюдает он даже до смерти,
    Ни словом одним, ни единой чертою
    Из книг и Писаний не пренебрегая.
    Вот это - Мне жертва, вот это - дары Мне,
    И благоухание и приношенье:
    Без этого вы - всех язычников хуже!

    Епископы, главы епархий, познайте:
    Вы - образа все Моего отпечаток,
    Поставлены вы говорить предо Мною,
    В собраниях праведных вы предстоите,
    Зоветесь Моими вы учениками,
    Носящими Мой пребожественный образ.
    Вы даже над маленьким общим собраньем
    Такую великую власть получили,
    Какой наделен от Отца Я, Бог Слово.

    Я - Бог по природе, но Я воплотился
    И стал Я двояким - в двух действиях, волях
    И в двух естествах. Нераздельно, неслитно
    Я есмь человек, но и Бог совершенный.
    И как человек, Я всех вас удостоил
    Руками Меня и держать, и касаться,
    Как Бог же всегда остаюсь недоступным
    И неуловимым для рук ваших бренных.
    Невидим для тех Я, кто видеть не может,
    Закланный за всех - неприступным остался,
    Двоякий в одной всесвятой Ипостаси.

    Среди же епископов есть и такие,
    Которые саном гордятся безмерно,
    Всегда превозносятся над остальными,
    Считая их всех за ничтожных и низких.
    Немало епископов есть, что по жизни
    Весьма далеки от достоинства сана.

    Я здесь говорю не о тех, у которых
    Слова согласуются с жизнью, делами,
    А жизнь отражает ученье и слово,
    Но Я говорю о епископах многих,
    Чья жизнь не похожа на их назиданья,
    И кто Мои страшные тайны не знают
    И мнят, что Мой огненный хлеб они держат,
    Но хлеб Мой они, как простой, презирают,
    И думают, будто кусок они видят
    И хлеб лишь едят, а невидимой славы
    Моей совершенно увидеть не могут.

    Итак, из епископов мало достойных.
    Есть много таких, что высоки по сану,
    А видом смиренны - но ложным смиреньем,
    Противным, дурным, лицемерным смиреньем.
    Гоняясь всегда за людской похвалою,
    Меня презирают, Творца всей вселенной,
    Как будто бедняк Я худой и презренный.

    Они Мое Тело берут недостойно,
    Стремясь превзойти всех людей, не имея
    Одежды Моей благодати, которой
    Они никогда и никак не имели.
    Незванно и дерзко в Мой храм они входят,
    Вступают вовнутрь несказанных чертогов,
    Куда недостойны смотреть и снаружи.
    Но Я, милосердный, терплю их бесстыдство.

    Войдя же, со Мной говорят, словно с другом:
    Себя не рабами хотят, но друзьями
    Они показать - и стоят там без страха.
    Совсем не имея Моей благодати,
    Они обещают ходатайства людям,
    Хоть сами во многих грехах виноваты.
    Они надевают блестящие ризы,
    Но чистыми кажутся только снаружи:
    Их души - грязнее болотной трясины,
    Ужасней они смертоносного яда
    У этих злодеев, что праведны с виду.

    Как некогда скверный предатель Иуда
    Взял хлеб от Меня и вкусил недостойно,
    Как будто был хлеб тот простой и обычный,
    И тотчас «по хлебе» вошел в него дьявол
    И сделал бесстыдным предателем Бога,
    Своей исполнителем воли коварной,
    Рабом и слугой своим сделал Иуду,
    Так точно случится в неведенье с теми,
    Кто дерзко и с гордостью и недостойно
    К Божественным Тайнам Моим прикоснутся.

    Особенно главы епархий, престолов,
    Священноначальники часто имеют
    И прежде Причастья сожженную совесть,
    И после - совсем осужденную совесть.
    Входя в Мой Божественный двор с дерзновеньем
    Бесстыдно стоят в алтарях и болтают,
    Не видя Меня и не чувствуя вовсе
    Моей неприступной Божественной славы,
    Ведь если бы видели, так бы не смели
    Всегда поступать, не дерзнули бы даже
    Войти и в притвор правоверного храма.

    Да, все, что написано мной, это правда.
    И всякий желающий в том убедится
    По нашим делам, иереев негодных,
    И лжи никакой не найдет и признает,
    Что Бог чрез меня говорит всем об этом.
    Признает он все, если сам он, конечно,
    Не кто-то один из творящих все это
    И если не тщится он хитрым обманом
    Свой собственный срам прикрывать, но однако
    Пред всеми людьми и пред силами неба
    «Все тайное тьмы» Бог соделает явным.

    Но кто же из нас, иереев, сегодня
    Сначала очистил себя от пороков
    И только потом уж дерзнул на священство?
    Кто мог бы сказать дерзновенно, что славу
    Земную презрел и священство воспринял
    Лишь ради небесной Божественной славы?
    Кто только Христа возлюбил всей душою,
    А золото все и богатство отринул?'

    Кто скромно живет и доволен немногим?
    А кто никогда не присвоил чужого?
    Кого же за взятки не мучает совесть?
    И кто не старался при помощи взяток
    Сам стать иереем и сделать другого,
    Купив и продав благодать и священство?

    Кто в сан не возвел недостойного друга,
    Ему пред достойным отдав предпочтенье?
    А кто не хотел бы епископским саном
    Друзей наделить, чтоб в епархиях чуждых
    Во всем обладать и влияньем, и властью?
    Но это обычным считается делом
    И даже безгрешным у тех, кто вмешаться
    Хотят непременно в дела всех епархий.

    А кто не давал по указке начальства,
    По просьбе мирских, и князей, и богатых
    Священного сана тому, кто не должен
    И кто недостоин быть пастырем в Церкви?
    Поистине, нет никого в наше время
    Из всех их, кто чистое сердце имел бы,
    Кого бы не мучила совесть за это,
    Ведь он непременно соделал что-либо
    Одно из того, о чем сказано выше.

    Но все мы без страха грешим ежедневно,
    Со злом не борясь, дел добра не являя,
    Поэтому мы и не каемся вовсе,
    В глубины греха с головой погрузившись,
    Бесчувственно в них пребывая все время.
    Не ведая вкуса Божественной славы,
    Не можем отвергнуть мы славу земную,
    А эта любовь к человеческой славе
    Душе никогда не дает ни смиряться,
    Ни также себя осуждать добровольно.

    Итак, если понял ты все, то скажи мне:
    Кто гонится за человеческой славой,
    Кто очень нуждается в тленном богатстве.
    Кто золота жаждет иметь слишком много,
    Кто стал ненасытным в хищенье чужого,
    Злопамятным к тем, кто дают не так часто.
    Как может сказать, что имеет он Бога,
    Что любит Христа, что и Духа имеет?

    А кто совершенно Христа не воспринял,
    Отца не имеет и Духа не просит,
    Чтоб в нем пребывал и ходил ощутимо,
    Кто Бога единого в сердце не носит,
    Как может служенье нести непорочно,
    Кем будет научен святому смиренью,
    Как будет научен Божественной воле?

    Кто станет ходатайствовать за такого
    И кто примирить его с Богом способен,
    Представить его непостыдным слугою
    Пречистого и непорочного Бога,
    Который невидим для всех херувимов,
    Который для ангелов всех неприступен?
    Кто даст ему силу служить непорочно
    Священную службу, всегда совершая
    Достойно бескровную страшную жертву?
    И кто из людей, кто из ангелов Божьих
    Сказать это может и сделать способен?

    Но я говорю и всем вам возвещаю -
    Никто не прельщайся словами моими! -
    Кто прежде всего этот мир не оставит,
    Все то, что есть в мире, душой ненавидя,
    И кто одного лишь Христа не возлюбит
    И ради Него не погубит кто душу,
    Не зная совсем человеческой жизни,
    Но как бы всегда, каждый час умирая,
    Не будет рыдать о себе кто и плакать,
    Влеченье к Нему одному лишь имея,
    И кто не пройдет чрез труды и печали.


    1 2         


















    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (03.07.2016)
    Просмотров: 99 | Рейтинг: 5.0/1