Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [9]
БОЖЬИ ПРОРОКИ В РОССИИ [15]
ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ [86]
ПИСАТЕЛИ ПРОРОКИ [7]
ПРОРОЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ [71]
ИНОСТРАННЫЕ ПРОРОЧЕСТВА [20]
ИСКАЖЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ [10]
ВЫСКАЗЫВАНИЯ О РЕВОЛЮЦИИ [78]
СООРУЖЕНИЕ ЦЕРКВЕЙ В СССР [30]
БОЖЬИ ПАСТЫРЯ В СССР [50]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 3. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ПИСАТЕЛИ ПРОРОКИ

    Писатели, пророчествующие Божьи откровения. 5 часть
    Многие аллегорические литературные повествования, предупреждающие общество относительно дальнейших трагедий и критикующие недостойных правителей, получили распространение описания в виде сказочных басен, с целью обхождения цензурного аппарата. В повествовании выбирая в главных ролях действующих лиц животных (заяц, волк, обезьяна, змея, медведь, лиса), являвшиеся своеобразными воплощениями тех или иных нравственных характерных человеческих особенностей. 

    Без использования описания для каждого человека хорошо известно натура каждого упоминаемого животного в сказочных баснях. Образ обезьяны воспринимался в качестве описываемого  характером кривляния, подражания, шутовства и скоморошничества. Заяц символизировался  в качестве умного порядочного человека, с немного трусливым и хитрым характером. Медведь указывал на значение тучного, малоподвижного, властного, авторитетного человека с соглашательским разумом, зачастую идущий на поводу у окружающих лиц. Образ лисы указывал на хитрого, жадного и подлого человека.

    В определённых кругах общества при появлении какой-нибудь басни с использованием сатирических сказочных героев, то среди разумеющих лиц за образом животных указывалось о каких-нибудь влиятельных лицах, которые в свою очередь истинные человеческие фигуры в какой-то мере подвели всё общество, власть и значение действительной церкви. В ответ чего для опротестования, критики и осмеяния подлинных лиц в общественной среде распространяется басни о данных недостойных личностях.

    «Кто мудр, тот заметит сие и уразумеет милость Господа» (Пс.106:43)

    Увеличение популярности аллегорических сказочных басен является вынужденной мерой, своеобразным индикатором стеснения свободы слова и ограничения права самовыражения. Таким образом, при возвещении в обществе обличающих и шутливых сказочных басен репрессивные органы никоим образом не могли воспрепятствовать их распространению, цензурный аппарат российской империи оказывался абсолютно ничтожным в своих запрещающих действиях. В противном случае эти репрессии могли ещё бы вызвать в обществе массу насмешек и критики в адрес существующей власти, чиновничества и духовенства.

    Характерно, что распространение произведений в аллегорическом выражении всегда была прямо пропорционально усиливающейся светской и религиозной цензуры. В российской империи утверждение цензурного аппарата происходило по мере усиления крепостного права, увеличений привилегий господствующих кругов.

    Отвергая литературные и религиозные произведения, не соответствующие интересам алчной самодержавной системы, этот пробел отсутствия в прессе не цензурированных литературных изданий, как правило, заполнялся посредством насаждения своих ложных и противоречивых учений, распространяемые под лозунгами «просвещения» народных масс. Относительно религиозной цензуры и насаждаемого лживого «образования» Виктор Гюго правильно заметил: «Здравый смысл получается вопреки, а не благодаря образованию».

    Для помещиков, чьи интересы были обусловлены ведением неотягощённого образа жизни, вся их жизнь представляла сплошной праздник, заботясь исключительно о своём собственном благополучии. Но для того, чтобы достичь праздной жизни и своего авторитета в обществе, российскому помещику и членам аристократических кругов также следовало заботиться о содержании подчинённых слуг и крестьян в абсолютном повиновении, ради достижения данных целей не гнушаясь использовать обильные кровавые репрессии против «виновных» крестьян, восставших против существующего порядка. И вместе с тем совершая жесточайшие насилия с целью вразумительной профилактики по недопущению восстаний. «Ноги их бегут ко злу, и они спешат на пролитие невинной крови; мысли их - мысли нечестивые; опустошение и гибель на стезях их» (Ис.59:7).

    Жизнь дворян представляло собой одни сплошные удовольствия, во всём старались подражать всему западному, если учесть, что западный мир ненавидел их за подобное обезьянье копирование, не соответствующее с западным миром. Действия между собой у русских помещиков и членов из высшего общества – это непрерывные интриги с распространением друг о друге бессмысленных сплетен, не способное хоть что-то свершить для прославления Имени Господнего. «Пути мира они не знают, и нет суда на стезях их; пути их искривлены, и никто, идущий по ним, не знает мира» (Ис.59:8).

    Благодаря российским писателям и поэтам в произведениях хорошо запечатлено о жизни аристократического общества, их быта, поведения и об увеселительных попойках с сопровождающими оргиями. Из литературных источников видно как одевались члены высших сословий, в каких роскошных условиях они пребывали, чем они питались,  как проводили своё пустое время, как проигрывали свои средства в азартно-развлекательных учреждениях, без разбора разбрасывая кровью пропитанные денежные средства для своих утех. Из описаний писателя Л. Н. Толстого: «Вонь, камни, роскошь, нищета. Разврат. Собрались злодеи, ограбившие народ, набрали солдат, судей, чтобы оберегать их оргию, и пируют» (1881 год.).

    Крестьянский народ, отчаявшись во всём, не имея возможности трезво принять решения о существующем положении и не имея возможности свергнуть помещичье иго, таким образом были обречены на медленное и непосильное уничтожение от аристократических злостных рук. Как описывал жизнь крестьян Некрасов Николай Алексеевич, «что ни человек — то мученик, что ни жизнь — то трагедия». В данном случае только Божьи пророчествующие писатели и поэты революционеры могли оказать помощь российскому народу в свержении ненавистнического бесчеловечного самодержавного ига. 

    Именно пророчествующие публицисты ХIX столетия смогли подвергнуть критике всю лицемерную сущность безбожного духовенства и аристократии, высмеивая их чужеродный и прихлебательский образ жизни. В своих изданиях осуждая алчный господствующий религиозный институт, который по сути является своеобразным полицейским учреждением и опорою самодержавия. Вместе с тем писатели и пророки описывали разнообразные картины русской жизни, изображая персонажей своих литературных произведений именно такими, как соответствовало в характерных особенностях людей той эпохи.

    Нередко своими двусмысленными словами в лице персонажей и литературных действиях, призывая общество встряхнуться от векового сна ложных монархических идей. Через пророческое слово указывая, что русский человек не является потерянным существом, как это старается навязать сложившиеся государственные обстоятельства, что именно человек таит в себе исключительные исторические возможности по использованию своих сил во благо своих ближних, народа и всего отечества. 

    Русский человек во всех своих проявления отверг историческую память своих отцов, которые после Крещения Руси всецело посвятили свои жизни в труде ради ближних своих, свершая праведные деяния пред лицем Господним. Человеку XIX столетия надлежит вспомнить истинные христианские принципы, и тем самым возвращаясь в лоно Божьей святой церкви. Ко всему этому стоит осознать своё отступление от Божьих святых заповедей, свою обременённость чужеродными православно-шовинистическими идеями, которые никоим образом несвойственно для русского человека.


    «В последующие дни вы ясно уразумеете это» (Иер.23:20)

    Российский человек по своей душевной натуре является добрым, милостивым и всепрощающей личностью, однако враг души человеческой то использовал, что мягкость русской души применить с целью порабощения его сознания. Поэтому пророчествующие писатели и пророки первым делом считали необходимость просветления умов человеческих, чтобы освободить от бремени царского лихолетья и языческой православной темноты. Путём просвещения показать русскому общество истинное значение его нации перед Господом. 

    В человеческом характере русского человека отражены все значения для действительного христианина, что неудивительно, почему именно пророки древности предсказывали великое будущее для России. Однако всё это стоит проявить не прекращающей борьбой против духов злобы поднебесной и всеми её языческими жрецами самодержавия, вооружившись в доспехи праведности, в проявлении протеста против существующего расслоения и лицемерия власти, в освобождении от рабства националистических идей самодержавия, проявив свой истинный характер в своём возвращении к Спасителю. 

    Пророчествующие писатели указывали, что русского человека не присуще расслоение общества на эксплуататоров и рабов, не свойственно национальная рознь, так как всё это навязывается эксплуататорскими классами в стремлении сохранить своё господства над народными массами. В своих словах гневно осуждая завоевательные, карательные и усмирительные войны, которые ведутся человеконенавистническим царским правлением.

    «Разумна и полезна только та война, — писал Чернышевский, — которая ведется народом для защиты своих границ. Всякая война, имеющая целью завоевание или перевес над другими нациями, не только безнравственна и бесчеловечна, но также положительно невыгодна и вредна для народа, какими бы громкими успехами ни сопровождалась, к каким бы выгодным, по-видимому, результатам ни приводила».

    В своих высказываниях российские революционные писатели указывали на лицемерие буржуазных идей, прикрытые обильной распространенной в ту пору религиозным обскурантизмом и двуличностью, что так усиленно навязывалось всему обществу в качестве действительного. Чернышевский указывал религиозно-буржуазной справедливости (Ис.32:7): «Высшая справедливость не находит преступников, она находит в другом человеке только несчастного заблудшего, не подлежащего взысканию». «При отсутствии справедливости преступник избегает закона возмездия; при водворении законного порядка он подвергается возмездию, око за око, зуб за зуб; но когда водворяется полная справедливость, преступник изъемлется от возмездия… никто не подвергается страданию ни даже во имя справедливости».

    Значительную роль в освобождении крестьян от крепостного рабства сыграло революционная деятельность литературных критиков и поэтов, которые пребывая в подпольном положении, описывали трагическое положение народа в России. Многие из русских писателей и поэтов вследствие преследований со стороны антинародного духовенства и царского руководства вынуждены были покинуть Россию, чтобы за границею иметь возможность тиражировать свои литературные труды, и тем самым донести до широкой общественности  положение бесправия крепостного рабства в российской империи.  Распространяя через свои произведения  отношение тиранического царского правительства к обездоленному крестьянскому народу, заграницею ведя открытую борьбу с деспотичным царизмом, алчным духовенством и всеми пороками крепостного права.

    Чернышевский Николай Гаврилович видел в угнетении народа основную причину трагического положения царской России. Он писал: «Крепостное право, это гнусная, тлетворная трясина». Чернышевский описывал, что крепостное право тормозит развитие российской империи, он сообщал, что труд наемного рабочего наиболее производительнее крепостного крестьянина. Он видел в самодержавии важнейшее зло, и что необходимо проявить все свои действия для свержения ненавистного государственного строя. Свои первые литературные издания он стал писать в 1853 году. В 1854 году начал публиковать свои статьи в журнале «Современник».

    Чернышевский впоследствии вступил в революционный кружок. Является одним из родоначальников народничества, участвовал в создании тайного революционного общества «Земля и воля». За ведение революционной деятельности подвергался арестам и заключениям. Пребывая в узах, он написал роман «Что делать?». В целом за свои утопические цели, за сочувствие к простому народу Чернышевский Н.Г. пробыл в неволе свыше двадцати лет. Также незавидной было положение для всех пророчествующих писателей и пророков, однако это не сломило революционный дух, который стремительною силою росло, набирая новых неравнодушных членов общества, движимые революционными Божьими идеями в изменении всего мира.  Ведь именно «Кровь мучеников и является семенем распространением Церкви».

    Но действия пророчествующих публицистов во многом была тяжёлой из-за противления человеческого сознания того времени, движимых определёнными религиозными стереотипами. Но труд писателей был не напрасным, вспахивая каменистое поле нивы Божьей своего времени, они смогли достаточным образом взрыхлить грунт революционно движения. Благодаря целенаправленной государственной политике насаждения в народе безграмотности,  необразованности и религиозной темноты, само крестьянство не способно было представить существующее положение в государстве, и тем более не в состоянии самостоятельно запланировать программу борьбы и направить свои силы на свержение крепостного рабства.

    Именно писатели-пророки и являлись тем Божьим светом, положившие основание в революционном движении, и направившие свои усилия в освобождении крестьянства от деспотизма властей и  религиозных институтов. Александр Одоевский в своей известной цитате даёт ясное представление о значении пророчествующих публицистов для просветительской работы народа в деле борьбы за освобождение.


    Картина с двойным смыслом
    «Наш скорбный труд не пропадет,
    Из искры возгорится пламя,
    И просвещенный наш народ
    Сберется под святое знамя.
    Мечи скуем мы из цепей
    И пламя вновь зажжем свободы!
    Она нагрянет на царей,
    И радостно вздохнут народы!»

    Среди европейских народов, а также среди интеллигентной части российского общества, трезвое и рассудительное отношение к крепостничеству всегда было искажено в подсознании человеческом благодаря жёсткой контролем православной цензуры. Во многом это объясняется тем, что государственное руководство беспокоилось о своей тиранической власти, которое всяким образом стремились сохранить, укрепить и приумножить.

    Вся всплывающая информация в публицистических изданиях слабо отражало трагедию русского общества. Поэтому, следовательно, значительная часть среднего общества практически ничего не знало о плачевной участи крепостных крестьян или же их представление было искажено многочисленной ложной информации об экономической необходимости крепостничества, а также в результате якобы сложивших религиозно-исторических старинных воспитательных отношений.

    Представление человеческое было далеко от истинной правды, так как жёсткая самодержавная цензура в корне старалось пресечь всякие попытки распространения действительной правды. И лишь незначительная часть образованного общества, вопреки гонениям и лишений, стремилось донести до всей общественности правду о положении крестьянского народа, и вместе с тем осуждали безнравственное, антихристианское и разрушительное в экономическом плане действие на жизнь всего русского общества.

    Противники помещичьей тирании одинаково указывали, что крепостничество является положением намного ужаснее рабства древней истории. Константин Аксаков, откровенно указывал: «Образовалось иго государства над землею, и русская земля стала как бы завоеванною… Русский монарх получил значение деспота, а народ – значение раба-невольника в своей земле». 

    Российские писатели и поэты оставили немало свидетельств о проявлении тиранического режима самодержавного правления. Однако, пожалуй, значительные исторические сведения были оставлены от иностранного писателя Астольфа де-Кюстин, побывавший в 1839 году в российской империи и опубликовавший для всей Европы материалы о гнетущем положении российского общества. Его книга «Россия в 1839 году» в короткие сроки завоевала широкую популярность в среде европейского общества. К середине XIX столетия публиковалась на различных языках, тираж которой достиг около 200 тысяч экземпляров.

    Для российского руководства опубликование книги Астольфа де-Кюстина вызвало большой шок, показавший народам Европы истинное лицо структуры управления в российской империи. В России эта книга была запрещена, однако, скорее всего, это существенным образом подмочило и без того подмоченную репутацию российского самодержца. Это издание, сыгравшее немалую роль в возмущении европейских народов против существующего положения в российской империи, положившее неоценимый вклад в скорой отмене крепостного рабства. 

    К книге А. Кюстина с должным уважением отнеслись многие российские писатели и поэты. Александр Иванович Герцен утверждал, что издание Кюстина - «самая замечательная и умная книга, написанная о России иностранцем». Ф. Тютчев в 1844 г. записывал: «Книга г. Кюстина служит новым доказательством того умственного бесстыдства и духовного растления (отличительной черты нашего времени, особенно во Франции), благодаря которым дозволяют себе относиться к самым важным и возвышенным вопросам более нервами, чем рассудком; дерзают судить весь мир менее серьезно, чем, бывало, относились к критическому разбору водевиля». 

    Престиж российского императора Николая I было основательно утрачено после безжалостного подавления народных бунтов. И в данном случае при приезде в Россию французского аристократа и писателя самодержец рассчитывал поднять свой политический авторитет благодаря писателю Астольфу де Кюстину, которого решил использовать с целью прославления своего имени.  Выбор на французского писателя пал не случайно, так как Николай I знал, что маркиз де Кюстин является выходцем из аристократической семьи, и вместе с тем уделявший своё значительное время в путешествии, описывая в заметках положение тех или иных народов.

    1 2 3 4 5 6 7    














    Категория: ПИСАТЕЛИ ПРОРОКИ | Добавил: admin (28.09.2013)
    Просмотров: 625 | Рейтинг: 5.0/1