Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [9]
БОЖЬИ ПРОРОКИ В РОССИИ [15]
ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ [86]
ПИСАТЕЛИ ПРОРОКИ [7]
ПРОРОЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ [71]
ИНОСТРАННЫЕ ПРОРОЧЕСТВА [20]
ИСКАЖЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ [10]
ВЫСКАЗЫВАНИЯ О РЕВОЛЮЦИИ [78]
СООРУЖЕНИЕ ЦЕРКВЕЙ В СССР [30]
БОЖЬИ ПАСТЫРЯ В СССР [50]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 3. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ

    Пророчества епископа Игнатия (Брянчанинова). 1 часть
    Епископ Игнатий (Брянчанинов)  
         

     (Дмитрий Александрович Брянчанинов; рождён 5 февраля 1807 село Покровское, Грязовецкий уезд Вологодская губерния — умер 30 апреля 1867, Николо-Бабаевский монастырь, ныне в Ярославской области) — епископ, богослов, ученый и проповедник. Епископ Игнатий (Брянчанинов) был родом из дворян, выпускник военного инженерного училища, был тесно знаком с царской семьёю. Однако при изобилии всего он отказался от земной славы и богатств, посвятив всю свою исполнению духовных целей. При наличии имеющего богатства, он отрёкся от всего, чтобы осуществлять иноческое служение. 

    Брянчанинов долгое время пребывал в монастыре недалеко от Петербурга. Однако при стяжании духа в иноческих обителей, Брянчанинов не только в мире, но и в монастырях обнаружил алчность, корыстолюбие, лицемерие монахов и священников. В связи с этим это не сломило его дух, посвятив всю свою жизнь борьбе, прежде всего, восстановлению правды Божьей в храмах и монастырях.  На протяжении всей своей религиозной жизни неотступно вёл активную духовную войну с фарисейством в храмах и в иноческих обителях.

    Епископ Брянчанинов живя среди самонадеянных религиозных лиц, погрязших в фарисействе, что это и послужило написанию множество его обличительных, предупреждающих и пророческих трудов: «В помощь кающемуся», «Слово о смерти», «Слово о человеке», «Письма о подвижнической жизни», «Аскетическая проповедь» и др.

    Характерно, что имея дружеские отношения с царской семьёю, и поэтому государственные правители зачастую и с интересом брали читать его литературные труды.  Что, конечно же, и показывает о том, что члены императорской семьи прекрасно знали о грядущих трагических событиях, которые вскоре грядут на российскую землю за совершенные преступления перед Небесами. Однако при всём этом императорская семья и чиновники при разумении всег, не сочли необходимым предпринять попытки к исправлению удручающего гибнующего положения в российском обществе.  

    Ниже представлены всего лишь незначительная часть пророчеств епископа Брянчанинова и  его критических высказываний  в адрес российского духовенства и правительства.

    Характерно, что все литературные труды Игнатия Брянчанинова (из-за содержания в них нелицеприятной критики гибельного положения религиозной российской жизни, и безнравственного государственного правления) из-за синодальной цензуры были запрещены к публикации. Впервые труды Брянчанинова в полном содержании были опубликованы лишь в 1915 году!

    Игнатий (Брянчанинов) 

    «Живем в ужасное время: в преддвериях развязки всему».  

     «Наше время — время тяжкое для истинных христиан по всеобщему охлаждению народа к вере и благочестию... Свершается предречение Писания об отступлении от христианства народов, перешедших к христианству от язычества. Общая безнравственность приготовляет отступничество в огромных размерах... Нынешним подвижникам предоставлен путь скорбей, как внешних, так и внутренних, как самый благонадежный...».

     «Настал глад слова Божия! Ключи разумения у книжников и фарисеев! — Сами не входят и возбраняют вход другим! Христианство и монашество при последнем издыхании! Образ благочестия кое-как, наиболее лицемерно, поддерживается; от силы благочестия отреклись, отверглись люди! Надо плакать и молчать. — Ничем наружным не связываю тебя. Делай, что признаешь за лучшее для своих обстоятельств: на всем, что ни предпримешь с благою целью, буди благословение Божие!..».

    «Проехал я довольно пространства, видел людей набожных посреди мира и в монастырях. Эти люди ныне крайне редки и то с весьма малым знанием, а иные со смешанными понятиями... Оскудело истинное духовное знание и духовные наставники. Нечто иные понимают не хуже нашего брата, - да учение их какое-то непросветительное, все кругом ходят, а в двери не попадают, - словно в жмурки играют».

    «Отступление начало совершаться с некоторого времени очень быстро, свободно и открыто. Последствия должны быть самые скорбные».

     «Здание Церкви, колеблемое давно, может поколебаться внезапно и сильно. Некому остановить падение. Сосуды Духа иссякли окончательно. Страшно подумать, кому вверено настоятельство над душами».

    «Чиновничеством уничтожено в Церкви существенное значение Иерархии, уничтожена связь между пастырями и паствою, а миролюбие, ненасытное стремление к суетным почестям, к накоплению капитала, уничтожило в пастырях христиан, оставило в них лишь презренных ненавистных полицейских по ненависти их к народу, по злоупотреблениям и безнравственности...».

    «Человечество никогда не желает объявить себя последователем зла, хотя бы оно утопало во зле: оно постоянно стремится выказать себя добродетельным. Когда оно наиболее позволяет себе беззакония, тогда-то наиболее заботится оправдать себя пред глазами людей; тогда наиболее лицемерствует; тогда с бесстыдством и дерзостью начинает провозглашать о своем совершенстве и добродетели».

    «Человечество не будет видеть своего бедственного положения в нравственном и духовном отношениях; оно, напротив того, будет трубить о своем преуспеянии, будучи ослеплено преуспеянием в вещественном развитии для времени и земли, отвергнув развитие христианское для духа, для вечности, для Бога».

     «Наше духовенство чрезвычайно легко поддается любым ложным мнениям… и мистиков. Духовная школа, особенно академия, а также духовные журналы совершенно поражены лжеучениями Запада».

    «Для сердца моего сколько сетей! Вижу сети грубые и сети тонкие. Которые из них назвать более опасными, более страшными? Недоумеваю. Ловец искусен, — и кто ускользнет от сетей грубых, того он уловляет в сети тонкие. Конец ловитвы — один: погибель. Сети прикрыты всячески, с отличным искусством. 

    Падение облечено во все виды торжества; человекоугодие, лицемерство, тщеславие — во все виды добродетели. Обман, темная прелесть, носят личину духовного, небесного. Любовь душевная, часто порочная, прикрыта наружностью любви святой; сладость ложная, мечтательная, выдается за сладость духовную.

    Миродержец всеми средствами старается удержать человека в его падшем естестве: и этого довольно, без грубых грехопадений, чтобы соделать человека чуждым Бога. Грехопадения грубые вполне заменятся, по верным расчетам ловца, гордостным мнением о себе христианина, довольствующегося добродетелями падшего естества и вдавшегося в самообольщение, — этим отчуждавшегося от Христа. 

    Для тела сколько сетей! Оно само — какая сеть! Как пользуется ими миродержец! Посредством тела, снисходя его унизительным наклонностям и пожеланиям, мы приближаемся к подобию скотов бессловесных. Какая пропасть! Какое удаление, какое ниспадание от Божественного подобия! В эту глубокую, страшно далекую от Бога пропасть мы низвергаемся, когда предаемся грубым плотским наслаждениям, называемым, по их греховной тяжести, падениями.

    Но и менее грубые плотские наслаждения не менее пагубны. Ради их оставляется попечение о душе, забывается Бог, небо, вечность, назначение человека. Миродержитель старается содержать нас в непрестанном развлечении, омрачении, посредством наслаждений телесных! 

    Через чувства, эти двери в душу, которыми она сообщается с видимых миром, он непрестанно вводит в нее чувственное наслаждение, неразлучных с ним грех и плен. Гремит в знаменитых земных концертах музыка, выражающая и возбуждающая различные страсти; эти страсти представлены на земных театрах, взволнованы в земных увеселениях: человек всеми возможными средствами приводится к наслаждению убившим его злом. В упоении им он забывает спасающее его добро Божественное и кровь Богочеловека, которою мы искуплены.

    Вот слабое начертание сетей, расставленных миродержцем для уловления христиан». О таких «сетях» говорил пророк Иеремия в своих пророческих изречениях (сравни Иер.5:25-31).

     «Добро нашего падшего естества перемешано со злом, а потому и само это добро сделалось злом, как делается ядом вкусная и здоровая пища, когда перемешают её с ядом. Хранись делать добро падшего естества! Делая это добро, разовьешь свое падение, разовьешь в себе самомнение и гордость, достигнешь ближайшего сходства с демонами».

    «Господь повелевает полное отвержение падшего естества, ненависть к его побуждениям, не только к явно злым, но и ко всем без исключения, и ко мнимо добрым. Великое бедствие — последовать правде падшего естества».

    «Вселенская Церковь всегда признавала ересь смертным грехом, всегда признавала, что человек, зараженный страшным недугом ереси, мертв душею, чужд благодати и спасения, в общении с диаволом и его погибелью».

    «Точно тоже должно сказать и о свете падшего человеческого естества. Последование этому свету и развитие его в себе производит в душе совершенное омрачение и вполне отчуждает её от Христа. Чуждый христианства, чужд Бога: всяк, отметаяйся Сына, на Отца и мать (Иоанн. 11,43.) — безбожник».

    «В наш век, гордый своим преуспеянием, большинство человеков, провозглашающее себя и христианами и делателями обильнейшего добра, устремилось к совершению правды падшего естества, отвергнув с презрением правду евангельскую. Это большинство да услышит определение Господа: приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим (Матф.15:8-9).

    Делатель правды человеческой исполнен сомнения, высокоумия, самообольщения; он проповедует, трубит о себе, о делах своих, не обращая никакого внимания на воспрещение Господа (Матф.6: 1-18.); ненавистью и мщением платит тем, которые осмелились бы отворить уста для самаго основательного и благонамеренного противоречия его правде; признает себя достойным и предостойным наград земных и небесных».

     «Точно! Гляжу на мир, — вижу: сети диавола умножились, в сравнении с временами первенствующей Церкви Христовой, умножились до бесконечности. Умножились книги, содержащия лжеучение; умножились умы, содержащие и сообщающие другим лжеучение; умалились, умалились до крайности последователи святой Истины; усилилось уважение к добродетелям естественным, доступным для иудеев и язычников.

    Явилось уважение к добродетелям прямо языческим, противным самому естеству, взирающему на них, как на зло; умалилось понятие о добродетелях христианских, не говорю уже как умалилось, почти уничтожилось, исполнение их на самом деле; развилась жизнь вещественная; исчезает жизнь духовная; наслаждения и попечения телесные пожирают все время; некогда даже вспомнить о Боге. И это все обращается в обязанность, в закон. От умножения беззакония изсякнетъ любы многих, и тех, которые удержались бы в любви к Богу, если б зло не было так всеобще, если б сети дьявола не умножились до такой бесчисленности».

    «Зараженные «мнением»  о достоинствах своих, особенно о святости своей, способны и готовы на все казни, на всякое лицемерство, лукавство и обман, на все злодеяния. Непримиримой враждой дышат они против служителей истины, с неистовой ненавистью устремляются на них, когда они не признают в прельщенных состояния, приписываемого им и выставляемого на позор слепотствующему миру «мнением».  «Бог прославляется для прославления себя, как был прославлен Фарисеем (Лук.18:11). Одержимые «мнением» по большей части преданы сладостратию, несмотря на то, что приписывают себе возвышеннейшие духовные состояния…».

    «Из этого рода прелести возникли пагубные ереси, расколы, безбожие, богохульство. Несчастнейшее видимое последствие его есть, неправильная, зловредная для себя и для ближних деятельность — зло, несмотря на ясность его и обширность, мало примечаемое и мало понимаемое. Случаются, с зараженными «мнением» делателями молитвы, и несчастья, очевидны для всех, но редко, потому что «мнение», приводя ум в ужаснейшее заблуждение, не приводит его к исступлению, как приводит расстроенное воображение».

    «Убойся лицемерства, во-первых в себе самом, потом в других: убойся именно потому, что оно – в характере времени…».

     «Страшное бедствие – отсутствие в человеке истинного Богопознания: оно принимает дела диавола за дела Божии».

    «Покаяние для ожесточенного сердца – невозможно: надо, чтобы сердце смягчилось, исполнилось соболезнования и милости к своему бедственному состоянию греховности. Когда обымется и преисполнится сердце милостию: тогда только оно делается способным к покаянию; тогда только, покинув осуждение ближних, оно может обратиться к самовоззрению, а, спасительно осудив себя, приложить к язвам своим врачевство покаяния».

    «Доходящие до нас сведения о состоянии... веры в России очень грустны. С одной стороны губит ее раскол, а с другой — вольнодумство. Борьба за нее очень затруднительна по причине внутренней страшной болезненности, которая, как червь, источила всю силу ее. Да совершается воля Божия».

     «На суде Христовом потребуется в оправдание милость, как деятельное выражение любви, и заслужит помилование одна милость, как опытное доказательство любви. «Милости хочу, а не жертвы», возвестил грядущий страшный и нелицеприятный Судия. Милость доставит оправдание возлюбившим ее, а отвергших ее предаст осуждению».

    «Мы совсем не соблюдаем этого всесвятого завещания: не наблюдаем, чтоб наш свет, т. е. ум не сделался тьмою, валим в него всякую всячину; он делается решительно тьмою и разливает мрак на все поведение наше, на всю жизнь. С чего бы родиться в душе твоей помышлениям, враждующим на Бога, — помышлениям пагубного неверия и суемудрия? Непременно ты начитался разных пустейших иностранных книжек, наслушался разных неосновательных суждений о религии, которыми так богато наше время, так скудное в истинных познаниях религиозных».

    Писал о необходимости Божьего вразумления народа, для их же исправления:  «Скорби нам необходимы для того, чтобы мы имели случай прощать ближних и тем получить отпущение собственных своих согрешений» однако, к великому сожалению, происшедшие до революции, предупреждающие Божьи знамения скорбей не дали своего положительного результата (Ис.1:4-6).

    «Вы, которые валяетесь в смрадном и грязном болоте грехов, находите в нем наслаждение! Подымите главы ваши, взгляните на чистое небо: там ваше место! Бог дает вам достоинство богов; вы, отвергая это достоинство, избираете для себя другое: достоинство животных, - и самых нечистых. Опомнитесь! Оставьте болото зловонное; вычиститесь исповеданием грехов; умойтесь слезами раскаяния; украсьтесь слезами умиления; подымитесь от земли; взойдите на небо: вас возведет туда Евангелие. Дондеже свет имате,- Евангелие, в котором сокровен Христос - веруйте во свет, да сынове Света - Христа - будете (Ин. 12, 36)».

     «Справедливо святые отцы называли земную жизнь обманчивой, а счастие, которое не остаётся собственностию человека на вечность, самообольщением. Сколько примеров довольства и величия, рушившихся пред нашими глазами!»

    «Святые Отцы предвозвестили, что в последние времена спасающиеся скроются от взоров человеческих и пойдут смиренным путем делания, хранясь осуждать отступников, предавая все воле Божией и суду Божию, благоговея пред самими попущениями Божиими».

    «У нас есть хорошая внешность: мы сохранили все обряды и символы первобытной Церкви; но все это мертвое тело, в нем мало жизни».

    «Нечувствие насаждается в душу враждебным Богу миром и враждебными Богу падшими ангелами... при содействии нашего произволения. Оно возрастает и укрепляется жизнью по началам мира; оно возрастает и укрепляется от последования падшим разуму и воле, от оставления служения Богу и от небрежного служения Богу».

    «Состояние мнимого спокойствия святые отцы называют нечувствием, умерщвлением души, смертью ума прежде смерти тела».

    «Нечувствие тем страшно, что обладаемый им не понимает своего бедственного состояния: он обольщен и ослеплен самомнением и самодовольством».

    «Гибель наша совершилась через уничтожение нашего общения с Богом и через вступление в общение с падшими и отверженными духами. Спасение наше заключается в расторжении общения с сатаной и восстановлении общения с Богом».

    «Горестно наше состояние... Оно - вечная смерть, врачуемая и уничтожаемая Господом Иисусом, Который есть Воскресение и Жизнь».

    «Душа, не приносящая плода о Христе, пребывающая в падшем естестве своем, приносящая бесплодный плод естественного добра и довольствующаяся им, не привлекает Божественного попечения о себе. Она в свое время отсекается смертью».

    «Милосердный Господь да покроет остаток верующих в Него! Но остаток этот скуден; делается скуднее и скуднее».

    «В настоящее время главный труд злых духов заключается в том, чтоб уронить все истинные идеи о Боге и о всем Божественном и возвеличить идеи о человеке в падшем естестве его, – тем приготовить возвеличение того человека, который превозносится превыше Бога по предречению св. ап. Павла. Та же идея, которая сгубила человеков в раю! только она теперь развивается обширнее».

    «Положимся на Бога, Который предвозвестил, что придут соблазны и отступления (Мф. 18:7). Когда таково попущение Божие, то нам нечего говорить и не подобает смущаться. Пусть все делается так, как попускает всему делаться Бог. Мы должны благоговеть пред судьбами Его».

    «Дух времени, подобно вихрю, завывает сильно, и рвет, и ломает многое. Это предсказано Священным Писанием, которое в поведении и образе мыслей трех Отроков, описанным Даниилом Пророком, дало нам указание и пример для нашего образа мыслей и поведения...».

    «Все совершающееся совершается или по милости Божией, или по попущению Божию, т. е. все совершающееся совершается по судьбам Божиим, непостижимым для человека. Святые три отрока в печи Вавилонской исповедали Бога, исповедали, что все гражданские и духовные бедствия, попущенные на них и на Израильский народ, попущены по праведному суду Божию. Такое воззрение привлекает в душу мир, не попускает увлекаться разгорячением, направляет зрение ума к вечности, доставляет терпение в скорбях, которые и представляются кратковременными, ничтожными случайностями и мелочами».

    «Путь нечестивых ненавистен Богу, так чужд и мерзостен Ему, что Писание представляет Бога отвратившимся от него, как бы не знающим его…  Путь нечестивых имеет грань, имеет горестный предел! Эта грань на краю глубокой, мрачной пропасти, вечного хранилища вечной смерти. И погибнет он — путь нечестивых навсегда в этой страшной пропасти, приведя наперед к ней и погубив в ней всех шествовавших им».

    «Священное Писание свидетельствует, что христиане, подобно иудеям, начнут постепенно охладевать к Откровенному учению Божию. Они начнут оставлять без внимания обновление естества человеческого Богочеловеком, забудут о вечности, все внимание обратят на свою земную жизнь...

    Такому направлению Искупитель, искупивший человека для блаженной вечности, чужд. Такому направлению свойственно отступление от христианства... В ослаблении христианства будет участвовать монашество: член тела не может не принять участия в немощи, поразившей все тело... Когда христианство до крайности умалится на земле, тогда окончится жизнь мира».

    «Обильное земное преуспеяние и огромные предприятия, как очевидные для всех, выставлены словом Божиим в признак последнего времени и созревшей греховности человечества, большей частью неявной и непонятной при поверхностном и неопытном взгляде на человечество».

    «Постигли временные и вечные бедствия ветхого Израиля за отвержение Искупителя; эти бедствия - слабый образ страшных бедствий, которые будут карой Нового Израиля за его преступление».

    «В последние дни мира объемлет людей, под влиянием миродержителя, привязанность к земле и ко всему вещественному, плотскому. Они предадутся земным попечениям и вещественному развитию... как если бы земля была вечным их жилищем... Они забудут вечность, как бы не существующую, забудут Бога, отступят от Него».

    Произносил предупреждение для русского народа, ослеплённого искажёнными религиозными пророчествами о всемирной православной монархии, в ожидании грядущего православного царя: «Наш народ может и должен стать орудием гения из гениев (антихриста), который, наконец, осуществит мысль о всемирной монархии».

    «Идут, идут страшнее волн всемирного потопа, истребившего весь род человеческий, идут волны лжи и тьмы, окружают со всех сторон, готовы поглотить вселенную, истребляют веру во Христа, разрушают на земле Его царство, подавляют Его учение, повреждают нравы, притупляют, уничтожают совесть, устанавливают владычество всезлобного миродержца»

    1 2 3 4 5 6    



















       
    Категория: ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ | Добавил: admin (23.08.2013)
    Просмотров: 5795 | Рейтинг: 5.0/4