Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [9]
БОЖЬИ ПРОРОКИ В РОССИИ [15]
ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ [86]
ПИСАТЕЛИ ПРОРОКИ [7]
ПРОРОЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ [71]
ИНОСТРАННЫЕ ПРОРОЧЕСТВА [20]
ИСКАЖЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ [10]
ВЫСКАЗЫВАНИЯ О РЕВОЛЮЦИИ [78]
СООРУЖЕНИЕ ЦЕРКВЕЙ В СССР [30]
БОЖЬИ ПАСТЫРЯ В СССР [50]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 3. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ

    Пророчества Нектария Оптинского
    Нектарий Оптинский

      

    (Николай Васильевич Тихонов; 1853—1928 гг.) — иеросхимонах, оптинский пророк.

    До революции указывал о надвигающем Божьем суде:  «На вас идёт туча скорбей, а вы молитесь: «Господи, даруй мне благодать Твою!».

    «Наши самые страшные скорби подобны укусам насекомых по сравнению со скорбями будущего века».

    «Запасы не спасут, потому что голод начнется не сразу. С каждым годом будет становиться все труднее, урожаи будут падать, все меньше земли станут обрабатывать.

    Всем нужно постараться быть поближе к земле. В больших городах жизнь будет очень трудная. Голод такой настанет, что люди будут лезть в дома, чтобы найти съестное. Будут бить стекла окон, разбивать двери, убивать людей за еду. Оружие будет у многих в руках, и жизнь человеческая ничего не будет стоить».

    Однажды Нектарий Оптинский рассказывает одному врачу историю и тем самым обличает положение среди верующих лиц в самодержавной России: «Представьте себе,— сказал он удивленному гостю,— ведь теперь совершенно необоснованно считают, что эпоха, пережитая родом человеческим в предпотопное время, была безотрадной, дикой и невежественной. На самом же деле культура тогда была весьма высокой. Люди многое что умели делать, предельно остроумное по замыслу и благолепное по виду.

    Только на это рукотворное достояние они тратили все силы и души. Все способности своей первобытной молодой природы они сосредоточили лишь в одном направлении — всемерном удовлетворении телесных нужд. Беда их в том, что они «стали плотью». Вот Господь и решил исправить эту их однобокость.

    Он через Ноя объявил о потопе, и Ной сто лет звал людей к исправлению, проповедовал покаяние пред лицем гнева Божия, а в доказательство правых слов строил ковчег. И что же вы думаете? Людям того времени, привыкшим к изящной форме своей цивилизации, было очень странно видеть, как выживший из ума старикашка сколачивает в век великолепной культуры какой-то несуразный ящик громадных размеров да еще проповедует от имени Бога о грядущем потопе... 

    «Пагубное Смирение погубило нас и за это мы в ответе перед Господом. Он оставил
    нам пасти своё стадо, а мы оказались нерадивыми пастухами».

    Во дни Ноя было так, потоп приближался. Ной о нем знал и говорил людям, а те не верили. Он нанял рабочих строить ковчег, и они, строя, не верили и потому получали лишь плату, но не спаслись. Те дни — прообраз наших дней. Ковчег — церковь. Только те, что будут в ней, спасутся….. Ной звал всех людей,   а пришли одни  скоты».

    «Человеку дана жизнь на то, чтобы она ему служила, не он ей, то есть человек не должен делаться рабом своих обстоятельств, не должен приносить свое внутреннее в жертву внешнему. Служа жизни, человек теряет соразмерность, работает без рассудительности и приходит в очень грустное недоумение; он и не знает, зачем живет. Это очень вредное недоумение и часто бывает: человек, как лошадь, везет и везет, и вдруг на него находит такое... стихийное препинание».

    «Раньше благодарили Господа, а теперешнее поколение перестало благодарить, и вот оскудение во всем: плоды плохо родятся, и все какие-то больные».

    «Спрашивает, каким путем идти к Богу. Идите путем смирения! Смиренным несением трудных обстоятельств жизни, смиренным терпением, посылаемых Господом болезней; смиреною надеждой, что не будете оставлены Господом, скорым помощником и любвеобильным Отцом Небесным; смиреною молитвою о помощи свыше, об отгнании уныния и чувства безнадежности, которыми враг спасения тщится привести к отчаянию, гибельному для человека, лишающего его благодати и удаляющего от него милосердие Божие».

    Высказывался об увлечениях спиритизмом, широко распространённой среди общественности российской империи: «Спиритизм — это ужасное и гибельное увлечение. На спиритических сеансах, выдавая себя за душу какого-нибудь умершего, человеку является сам сатана. Своей лестью древнего змия он заводит человека в такие ухабы и дебри, из которых нет не только сил выбраться, но и даже понять, что ты находишься в огромной опасности.

    Через это, Богом проклятое занятие, дьявол настолько овладевает человеческим умом и сердцем, что те дела, которые всеми здравомыслящими объявляются преступлением, человек, отравленный ядом спиритизма, воспринимает как вполне нормальные и естественные.

    Если внимательно всмотреться в человека, занимающегося спиритизмом, то непременно заметишь на нем особый отпечаток, по которому так и явствует, что он разговаривает со столами. Спириты страдают страшной сатанинской гордыней и озлобляются против всех, кто противоречит им.

    Занимаясь спиритизмом, человек постепенно, сам того не замечая, отходит от Бога и от Церкви. А чтобы он не увидел грозящей ему опасности, дух тьмы через своих бесов посылает его в храмы Божии служить панихиды, молебны, акафисты, приобщаться Святых Христовых Таин и т.д. Однако параллельно с этим сатана все настойчивее внушает ему, что все эти добрые дела он мог бы совершать сам в своей домашней обстановке, — и даже с большим усердием и продуктивностью.

    И по мере того, как наивный человек все больше и больше запутывается в сложных лабиринтах духа тьмы, от него отступает Божие благословение. Тогда его начинают преследовать неудачи, расшатывается благосостояние.

    Если бы спирит не был так сильно опутан сатаной, то он должен был бы увидеть свою беду и прибегнуть к Божией помощи, к святым Божиим угодникам, к святой Апостольской Церкви, к священнослужителям, и они бы помогли ему своими святыми советами и молитвами. Но вместо этого спирит со своими скорбями обращается к тем же бесам, а эти еще больше запутывают его и засасывают в тину проклятия.

    И, в конце концов, от спирита совершенно отходит Божие благословение. Гангрена греха распространяется на всю его семью, и у него начинается необычный, ничем не мотивируемый, развал семьи. Отходят от него даже самые близкие и дорогие ему люди!

    Наконец, когда несчастный человек по стараниям сатаны дойдет до последней степени обольщения, он или совсем теряет рассудок и становится невменяемым, или же кончает с собой. И хотя спириты утверждают, что среди них нет самоубийств, но это неправда. Первый вызыватель духов — царь Саул покончил жизнь самоубийством. Это потому, что он «не соблюл слова Господня и обратился к волшебнице».

    Словом, с людьми, вызывающими духов, — которые пророчествуют именем Божиим, в то время, как Господь не посылает его, — совершается то, что пророк Иеремия предсказывал: «Мечом и голодом будут истреблены эти пророки; и народ, которому они пророчествуют, разбросан будет по улицам города от голода и меча… И Я изолью на них зло их» (Иер.14:15-17)». Следовательно, не трудно понять, почему оккультно-обремененную царскую семью, аристократию и монархическую интеллигенции после 1917 года постигла такая ужасная кара.

    Священник Нектарий долгие годы пребывал в скиту как бы в полузатворе и был известен особой сосредоточенностью жизни. В десятых годах он стал изредка выходить к людям. Уже тогда он говорил притчами и загадками — с некоторым оттенком юродства. «Несомненно, у друга нашего есть второе зрение, которым он видит то, что скрыто от глаз обычного человека», — записал в дневнике духовный писатель С. А. Нилус, живший в те годы близ Оптинской ограды.

    Сохранились воспоминания, как отец Нектарий «читал» запечатанные письма. Не вскрывая конвертов, раскладывал их в разные стороны, приговаривая: «Сюда ответ; это благодарственное; это можно без ответа».

    В Оптину поступил человек, у которого обнаружилась неуместная для инока страсть к накоплению книг, а Нектарий, сменивший к тому времени отца Варсонофия, к смущению многих, это поощрял. Потом, между февральской и октябрьской революциями 1917 г. старец Нектарий предсказывал: «Вот теперь я скажу, что скоро будет духовный книжный голод. Не достанешь духовной книги».

    Летом 1917 года Нектарий Оптинский вразумляет верующего человека: «Тяжелое время наступает теперь. В мире теперь прошло число шесть и наступает число семь. Наступает век молчания. Молчи, молчи, - говорит старец и слезы у него текут из глаз...».

    Старец Нектарий свидетельствовал в 1917 году: «Одна благочестивая девушка видела сон: сидит Иисус Христос на престоле, а около Него двенадцать апостолов и раздаются с земли ужасные муки и стоны. И апостол Петр спрашивает Христа: «Когда же, Господи, прекратятся эти муки?», и отвечает ему Иисус Христос: «Даю Я сроку до 22-го года; если люди не покаются, не образумятся, то все так погибнут». 

    «Над человечеством нависло предчувствие социальных катастроф. Все это чувствуют инстинктом, как муравьи… Но верные могут не бояться: их оградит Благодать».

    «Запасы не спасут, потому что голод начнется не сразу. С каждым годом будет становиться
    все труднее, урожаи будут падать»  (Нектарий Опт. 1914-17 гг.)  

    В 20-х годах спросили у пророка Нектария: «Все говорят, что признаки второго пришествия исполнились». - «Нет, не все,- ответил старец,- но, конечно, даже простому взору видно, что многое исполняется, а духовному открыто: раньше церковь была обширным кругом во весь горизонт, а теперь, видишь ли, как колечко, а в последние дни перед пришествием Христовым она вся сохранится в таком виде: один иерей и один мирянин. Я тебе не говорю, что церквей совсем не будет, может быть, они и будут, да, но вера сохранится только в таком виде. Ты обрати внимание на эти слова. Ты пойми. Ведь это во всем мире».

    Однажды в 1924 году к старцу Нектарию обратились с вопросом о положении в стране как о «кончине мира», что он и ответил: «...людям не полезно знать время второго пришествия. «Бдите и молитесь», — сказал Спаситель, значит, не надо предугадывать событий, а в свое время верным будет все открыто».

    «Скоро все оставят закон Божий и отпадут от веры, а потом опять станут приходить в чувство и обратятся, и будут жить по-христиански, – предсказывал в последний год своего служения Нектарий, последний старец Оптиной Пустыни, – Вы вините простой народ, а я виню, прежде всего, себя и других слуг Церкви. Не нас отстранили от мира, мы сами добровольно отстранились от него. Не надо было ждать или искать чудесных откровений на небесах или в Писании.

    У нас одно чудо: Божественная литургия. Это самое величайшее чудо, к нему нужно приникать. Мы ждали, когда к нам придёт мир, после бунта, в состоянии смиренного покаяния, и он пришёл, но не так, как мы ждали. Нам нужно было самим идти в мир. Пассивное ожидание принесло нам погибель. И каждый из слуг Божиих несёт на себе печать ответственности за всё, что происходит сейчас в России, ибо своими неразумными действиями ослабили тело Церкви Христовой.

    Когда пришёл Искуситель, мы не смогли найти нужных слов, и ничего не смогли противопоставить ему. Пагубное Смирение погубило нас и за это мы в ответе перед Господом. Он оставил нам пасти своё стадо, а мы оказались нерадивыми пастухами».

    Нектарий пророчествовал о грядущей «холодной» войне: «Минует лет три десятка или более, и воздвигнем мы стены высокие, и будет слышен за этими стенами скрежет зубовный, и будет вражда тихая, но преопасная...».

    «В последние времена мир будет опоясан железом и бумагой. Дни Ноя — прообраз наших дней. Ковчег — Церковь, только те, кто будет в Ней — спасутся».

    В начале советского периода, когда некоторые монархические идеологи сомневались, что советская власть долго продержится, но пророк Нектарий ничего не говорил об изменения положения. А чтобы показать устойчивость нового государства, он благословлял детей посещать советские школы, говоря, что христианское воспитание дети получат через родителей, учителей и воспитателей.

    Когда Нектария Оптинского спросили о прежней монархии в России и последующем ее восстановлении: «Будет ли Царь на Руси?», он ответил «Антихрист, антихрист, антихрист». И о причинах прямо сказал: «Наш народ может и должен сделаться орудием антихриста, который, наконец, осуществит мысль о всемирной монархии».

    При всех земных невзгодах, и даже после ареста чекистами повторял эти слова: «Господи, верю, что терплю должное и получаю то, что я заслужил, но Ты, Господи, по милосердию Твоему, прости и помилуй меня».

    Характерно, как это происходит в период Божьего суда вавилонского пленения, действительные пророки ограждаются Господом от Его наказания. Господь в день Своего суда его долго в тюрьме не держал. При раскаянии своих грехов Нектарий был отпущен Господом из тюремного заключения, где он на свободе и умер.














       
    Категория: ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ | Добавил: admin (23.08.2013)
    Просмотров: 2581 | Рейтинг: 5.0/13