Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [9]
БОЖЬИ ПРОРОКИ В РОССИИ [15]
ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ [86]
ПИСАТЕЛИ ПРОРОКИ [7]
ПРОРОЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ [71]
ИНОСТРАННЫЕ ПРОРОЧЕСТВА [20]
ИСКАЖЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ [10]
ВЫСКАЗЫВАНИЯ О РЕВОЛЮЦИИ [78]
СООРУЖЕНИЕ ЦЕРКВЕЙ В СССР [30]
БОЖЬИ ПАСТЫРЯ В СССР [50]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 3. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ПРОРОЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ

    Пророчества Максимилиана Волошина. 4 часть
      

    «Весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу. Все должны погибнуть, кроме некоторых весьма немногих избранных. Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей.

    Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали эти зараженные. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований… Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали».

    «Русская революция - это только один частичный кризис, который в душе Достоевского выявил тайны последнего и величайшего безумия человеческого рода, который погибнет весь в этих моральных конвульсиях, кроме тех немногих избранных, которым предназначено начать новый род людей, новую жизнь, обновить и очистить землю, перенести внешний закон внутрь человеческой души».

    «В настоящую минуту Россия уже перешагнула круг безумия справедливости и отмщения».

     «Предчувствие лишено перспективы. Никогда нельзя определить его направления, его близости. Толща времени, подобно туману, делает предметы и события грандиознее и расплывчатое.   Поэтому часто бывает, что ураган, притаившийся на пути одного народа, для провидцев этого народа представляется событием мировым, а не национальным, и наступление частичной катастрофы кажется наступающим концом мира.


      «И изолью на тебя негодование Мое, дохну на тебя огнем ярости Моей и отдам
    тебя в руки людей свирепых, опытных в убийстве» (Иез.21:31)

     Наиболее яркий пример такого предчувствия - это всеобщее ожидание конца мира в третьем и четвертом веке христианской эры, которое разрешилось падением Римской империи.  С пророчеством Достоевского хочется сопоставить пророчество св. Киприана, писавшего в конце третьего века:

     «Мир близится к концу. Это не старость, это признак надвигающейся смерти... Человек старится и умирает. Так же и мир должен умереть. Все знаки свидетельствуют о том, что земля близится ко времени своего распадения. Зимою дождь не оживляет семян, лето не дает тепла, чтобы созреть плодам. Весна потеряла свое прежнее обаяние. Осень - свое плодородие. Мраморные каменоломни и золотые рудники истощаются, источники воды пересыхают.

    Дети рождаются лысыми. Жизнь не кончается старостью, она начинается усталостью. Растет безлюдие. Земля без пахарей, на морях только изредка проходят корабли, нивы пустынны. И в нравах тот же упадок. Нет больше невинности, нет справедливости, нет дружбы. Уровень знаний понижается. 

    Лучи солнца бледны и не дают тепла. Луна незаметно уменьшается и скоро исчезнет совершенно; деревья, которые радовали нас своей зеленью и плодами, засыхают. И не ждите, что бедствия, истязающие народы, уменьшатся. Они будут расти и множиться до дня последнего суда».

    «Другой отец церкви, Лактанций, еще законченнее выражает то же настроение: «Мир подходит к концу. Зло царит в мире. А между тем то, что теперь, это еще золотой век, сравнительно с тем, что будет: исчезнет всякий закон, всякая вера, всякий мир, всякий стыд, всякая правда. Меч пройдет по миру и пожнет жатву. Имя Рима будет стерто с лица земли. Ужас меня охватывает, когда я говорю это, но я говорю, потому что так будет; снова власть вернется на Восток, Азия снова будет править, а Европа будет рабой.

    И придут времена ужаса. И не будет таких, кому мила жизнь. Города будут разрушены до самого основания, огнем и мечом, землетрясениями, наводнениями... Земля не даст плодов своих человеку... Животные станут умирать».

     Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем одном заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать добром, что злом. Не знали, кого обвинять и кого оправдывать.

    Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе. Собирались друг на друга целыми армиями, но армии уже в походе вдруг начинали сами терзать себя, ряды расстраивались, воины бросались друг на друга, кололись и резались, кусали и ели друг друга. В городах целый день били в набат: созывали всех. Но кто и для чего зовет, никто не знал того, и все были в тревоге.

    Оставили самые обыкновенные ремесла, потому что каждый предлагал свои мысли, свои поправки и не могли согласиться; остановилось земледелие. Кое-где люди сбегались в кучи, соглашались вместе на какое-нибудь дело, клялись не расставаться - но тотчас начинали что-нибудь совершенно новое, иное, чем сейчас сами же предполагали, начинали обвинять друг друга, дрались и резались. Начались пожары, начался голод. Все и все погибло.

    Язва росла и подвигалась дальше и дальше. Спастись во всем мире могли только несколько человек, это были чистые, избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю, но никто и нигде не видал этих людей, никто не слыхал их слова и голоса».

    «Сравнивая страницу Достоевского со словами Лактанция и св. Киприана, так близко подходящими друг к другу по стилю, замечаешь одну существенную разницу.

     У всех троих есть яркое и вполне определенное чувство приближающейся катастрофы, но африканский ритор Лактанций говорит о моральном падении мира и о политическом торжестве Азии, совпадая в этом с Вл. Соловьевым, св. Киприан говорит о старости мира и с ужасом видит, что лучи солнца бледнеют и размеры луны уменьшаются, но оба они остаются в области физической природы, и Страшный суд, которого они ждут, кажется для нас теперь только отчетом, который греко-римская культура готовилась дать перед Всемирной Историей.

     Между тем в словах Достоевского чувствуется приближение катастрофы иного рода, - катастрофы психологической, которая все потрясение переносит из внешнего мира в душу человека».

    «Как сонное видение преувеличивает и преображает в грандиозную и трагическую картину случайное внешнее явление, дошедшее до мозга спящего, так душа, полная пророческими гулами и голосами, преображает первые признаки падения греко-римской культуры в дряхлость всего мира и в наступление Страшного суда, а приближение Великой Революции разоблачает тайны последнего и величайшего безумия человечества, которое, действительно, говоря словами Вл. Соловьева, «закончит магистраль Всемирной Истории».

    Для того чтобы понять и разобрать пророчество раньше его осуществления, нужно не меньшее откровение, чем для того, чтобы написать его. Только времена, надвигаясь и множа факты, дают ключ к пониманию смутных слов старых предвидений, опрозрачивая образы и выявляя понятия в невнятных рунах прошлого.


    «Вот, имя Господа идет издали, горит гнев Его, и пламя его сильно, уста Его исполнены
    негодования, и язык Его, как огонь поедающий» (Ис.30:27)

    Нужно самому быть пророком для того, чтобы понять и принять пророчество до его исполнения. Пророчество Достоевского оставалось для нас невнятным, пока мы не ступили на самый порог ужаса».

    Сравнил события 2-го вавилонского плена с очередным Божьим судом: «Я сказал, что Великая Революция является психологически кризисом идеи справедливости, которая в этой форме неразрывно связана с понятием мести. Месть - это та форма переживания, которая с чудовищной силой связывает в тугую пружину воли целых поколений, и пружина, стягиваемая в течение столетий, вдруг развертывается одним чудовищным взмахом

    Вполне принимая общепринятое изложение экономических, социальных и психологических причин, подготовивших Великую революцию, мы не можем не признать, что у террора, являющегося, по своему существу, выражением идей справедливости и мести, есть иная генеалогия, чем та, которую нам обычно предлагают как генеалогию Французской революции. Существует целая литература, темная и малоизвестная, о мщении тамплиеров. 21 января 1793 года находится в неразрывной связи с 18 марта 1314 года — днем, когда был сожжен великий магистр ордена тамплиеров, Яков Моле.

    За шесть лет до этого, в ночь с 12 на 13 ноября 1307 года, заговором всех государств Европы, составленным по инициативе французского короля Филиппа Красивого и папы Климента V, был совершен один из самых грандиозных coups d'Etat, случившихся в Европе».

    «Из крови, пролитой в боях,
    Из праха обращённых в прах,
    Из мук казнённых поколений,
    Из душ, крестившихся в крови,
    Из ненавидящей любви,
    Из преступлений, исступлений -
    Возникнет праведная Русь» («Заклинание», 1920 г.).


    «Судьбины Божией полно.
    Когда в растленной Византии
    Остыл Божественный Алтарь
    И отреклися от Мессии
    Народ и князь, иерей и Царь,
    Тогда поднялся от Востока
    Народ безвестный и чужой,
    И под ударом тяжким Рока
    Во прах склонился Рим второй.
    Судьбою древней Византии
    Мы научиться не хотим,
    И все твердят льстецы России:
    Ты третий Рим, ты третий Рим!
    Ну что ж, орудий Божьей кары
    Запас еще не истощен...».
    «…Тьма прыщет молнии в зыбучее стекло…» («Гроза»).


    «Граф Витте стал премьером -
    Устроил «кабинет»...
    И новым стал манером
    В России сеять свет...
    «Мы, вместо экзекуций,
    Попробуем теперь
    Посредством конституций -
    Закрыть покрепче дверь...»
    Чтоб дело шло спорее -
    Нет сил у одного -
    Помощника сильнее
    Приял он - Дурново.
    И правят уж «с любовью»
    И с фирмой: «Кабинет»...
    Земля покрыта кровью -
    Порядка ж нет как нет..»  (1905 г.).


    «Изолью на тебя ярость Мою и совершу над тобою гнев Мой, и буду судить тебя по путям
    твоим, и возложу на тебя все мерзости твои» (Иез.7:8)

    «…Раздирая тьму, облака, туманы,
    Простирая алые к Ночи руки,
    Обнажает Вечер в порыве муки
    Рдяные раны…» («Вещий крик осеннего ветра в поле…»).


    «…Землю тошнило трупами — лежали
    На улицах, смердели у мертвецких…
    Хлеб от земли, а голод от людей:
    Засеяли расстрелянными, — всходы
    Могильными крестами проросли:
    Земля иных побегов не взрастила…» («Голод»).

     «Но этот мир, разумный и жестокий,
    Был обречён природой на распад» («Мятеж»).


    «…Разверзлись хляби душ и недра жизни,
    И нас слизнул ночной водоворот.
    Стал человек — один другому — дьявол;
    Кровь — спайкой душ; борьба за жизнь — законом;
    И долгом — месть» («Потомкам», 1921).


    «…И воспалённы и красны
    Пылают гневные знамёна» («Русская революция»).


    «Я сам избрал пустынный сей затвор
    Землёю добровольного изгнанья,
    Чтоб в годы лжи, падений и разрух
    В уединеньи выплавить свой дух
    И выстрадать великое познанье».

    «Мы выучились верить и молиться
    За палачей. Мы поняли, что каждый
    Есть пленный ангел в дьявольской личине».

    «Мы - заражённые совестью: в каждом
    Стеньке - святой Серафим,
    Отданный тем же похмельям и жаждам,
    Тою же волей томим».

    И в заключении его пророческое  слово о том, с какой целью Господь Бог совершает Свой суд на русской земле: «В пророчестве Достоевского чувствуется именно эта катастрофа: новое крещение человечества огнем безумия, огнем св. Духа. Нынешнее человечество должно погибнуть в этом огне, и спасутся только те немногие, которые пройдут сквозь это безумие невредимыми – «чистые, избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю».

    1 2 3 4  






     
    Категория: ПРОРОЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ | Добавил: admin (13.09.2013)
    Просмотров: 569 | Рейтинг: 5.0/1