Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [9]
БОЖЬИ ПРОРОКИ В РОССИИ [15]
ПРОРОЧЕСТВА О РЕВОЛЮЦИИ [86]
ПИСАТЕЛИ ПРОРОКИ [7]
ПРОРОЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ [71]
ИНОСТРАННЫЕ ПРОРОЧЕСТВА [20]
ИСКАЖЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ [10]
ВЫСКАЗЫВАНИЯ О РЕВОЛЮЦИИ [78]
СООРУЖЕНИЕ ЦЕРКВЕЙ В СССР [30]
БОЖЬИ ПАСТЫРЯ В СССР [50]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 3. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ПРОРОЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ

    Высказывания отдельных лиц
    Калинин Г. М.  

    «Реформы веротерпимости на пороге XX века и состояние государственной церкви в России», 1905 г.

    «Не было «веры» как личного, своего, как внутреннего убеждения… Тут и старое язычество, и византийские, чисто от греков, и национальные особенности, а Евангелия и небесных заветов Христовых — всего менее… Божию Матерь, считая по высокочтимым иконам, троили и четверили, называя (при вопросе) «сестрами» «Матушку Владимирскую Божию Матерь», «Матушку Казанскую Божию Матерь», «Матушку Иверскую Божию Матерь».

    Мы уверены, из опросов мы точно знаем, что попади эти слова в глухую деревню, и сотни баб, мужиков и ребятишек подымут с недоумением голову: «А как же? Разве же не три их? Вестимо — три».

    Некоторые праздники и храмы в честь праздников, приуроченных к частнейшим событиям византийской городской хроники, выступили совершенно в ряд и даже вперед — перед храмами и праздниками евангельского содержания. «Храм Спасителя» мы сумеем сразу назвать только один: это в Москве, в память войны двенадцатого года. А храмы «Покрова Пресвятой Богородицы» есть в каждом губернском городе; «Козьмы и Дамиана» — тоже.

    Ни в каком из четырех Евангелий, т.е. во всем каноническом Евангелии, нет рассказа о введении Пресвятой Богородицы во храм. Между тем в одном Петербурге — и «Введенская церковь», и «Введенская улица», и даже «Введенская гимназия». Очевидно — это религиозный быт. А вот в быт не вошла ни нагорная проповедь, ни притча о мытаре и фарисее, о сеятеле и зернах; решительно «православие» сползло с евангельской первоосновы, с евангельского центра куда–то совершенно в сторону, куда–то к апокрифам и отчасти даже, если вспомним «Параскеву – Пятницу», к небылицам, невероятностям и вымыслам.

    Все нравственные идеалы, принесенные на землю Христом, при это сползании с первоосновы, пропали для русского народа».

    «Пастыри церкви… думают лишь о том, чтобы стадо численностью было цело, а что их овцы томятся от голода и жажды, до этого им нет никакого дела. Такой порядок вещей возможен лишь в омертвелом общественном организме, и наша церковь, насколько она есть человеческое общество, действительно омертвела оттого, что мы уморили лежащее в ее основе начало соборности».

    «Обер-прокурор имеет в русской церкви такую власть, какой не может иметь никакой патриарх. Всякий патриарх в своем округе ограничивается мнением своего синода и собирающихся в церкви соборов, а обер–прокурорская власть в России со стороны церковной ничем не ограничивается.

    Будучи исключительным посредником между светской властью и синодом, обер–прокурор никому не представляет отчета в своих действиях, кроме одного государя, и притом представляет в таком виде, как сам хочет; апелляция почти что невозможна… Никто не может обличить его ни в какой неисправности или своеволии; все находится в безусловной зависимости от него. Над всяким решением собственно духовных членов синода он во имя общих государственных интересов всегда может произнести veto».

    Калинин эмоционально цитирует «Петербургские Ведомости» за 1898 год № 341, где митрополит Палладий восклицал: «Где теперь Церковь? Где она? Нет ее!»


    Бунин Иван Алексеевич «Из этого дерева и дубина, и икона» (об идолопоклонении русского народа).

     

    Барсов Николай Иванович  характеризовал жизнь русского общества и народа, религиозной организации и духовенства: «Произошли существенные изменения к лучшему. Однако, как констатировал критик, в литературе по-прежнему остались два отношения к священнику: «...одна часть нашего общества и наш народ ... относятся к духовенству с полным благодушием, не заявляют никаких претензий по отношению к нему, ничего от него не требуют, как только требоисправлений и благочестивых нравоучений; а ... другая, более развитая часть нашего общества ... относится к духовенству с теми же чувствами, какие ... изобразил Белинский».

     

    П.Г. Проценко писал о лицемерии священников «добровольно бравшие на себя заботу о духовных устоях общества, всегда вызывали... острую тревогу» у царской России.

     

    П. Н. Зырянов, ученый: «Монахи необщежительных монастырей были теснее связаны с внешним миром, вступали с ним в разные имущественные отношения и, случалось, сильно подрывали сложившиеся представления о своей праведности».

     

    Профессор А. Воронов в 1884 году писал в «Русском Вестнике»: «Важнейшие церковные обряды и церемонии, исполненные глубокого смысла и значения, — погребение, поминовение усопших, закладка дома, крещение, а также праздники, особенно храмовые, сопровождаются обильными возлияниями Бахусу, сборищами и гульбищами у корчмы со всеми вытекающими отсюда безобразиями, ссорами, драками.. переходят в дома, и здесь являются причинами бесконечных неприятностей, отравляющих всю жизнь членов семейства».

     

    Аксаков Константин Сергеевич (1817–1860) - русский публицист, поэт, литературный критик.  Обращаясь к членам редакционной комиссии, высказался на этот счёт весьма решительно: «Вы подняли руку на народ. Злое дело, худое дело. Вы посягнули на душу народа; это уже настоящее душегубство. Остаётся утешаться, что не всегда же русская история будет сочиняться в Петербурге, и что вам, господа, совершить душегубства над русским народом на деле не удастся».

     

    Михаил Лунин (1787 — 1845 гг.) – декабрист.

    «В российской империи, как издревле в Византии, религия, отвлекаясь от ее божественного происхождения, есть одно из тех установлений, посредством которых управляют народом; изменения, которым подверглась восточная церковь, исходили от светской власти или получали ее одобрение; служители церкви - в то же время прислужники государя».

     



    Пётр Долгоруков – историк.

    «Лет двадцать пять тому назад английский путешественник, бывший в Москве, сказал одному архимандриту: «Ваш митрополит, должно быть, святой человек?» «Почему вы так полагаете?» - спросил архимандрит. «Он такой худощавый», - отвечал англичанин. «Помилуйте, - возразил архимандрит, - черт еще худощавее его!»

     

    Глеб Иванович Успенский (13  октября 1843, Тула — 24 марта 1902, Петербург) — русский писатель. Справедливо предупреждал: «По всему можно видеть, что разъединение деревенского общества на разные лагери, и лагери не вполне дружелюбные, сулит в перспективе явления весьма неблагоприятные... через десять лет крестьянам нельзя будет жить на свете: они воспроизведут к тому времени два новых сословия, которые будут теснить и напирать на «крестьянство» с двух сторон: сверху будет наседать представитель третьего сословия, а снизу тот же брат мужик, но уже представитель четвёртого сословия, которое неминуемо должно быть, если будет третье.

    Этот представитель четвёртого деревенского сословия непременно будет зол и неумолим в мщении, а мстить он будет за то, что очутился в дураках... И горько поплатятся за это все те, кто, по злому, хитрому умыслу, по невниманию или равнодушию, поставил его в это «дурацкое» положение».

     

    В.Хлебников (1885–1922 гг.) – поэт, предсказавший, что скоро для России «внешняя война перейдет в мертвую зыбь внутренней войны». В 1912 году он опубликовал таблицу с датами падения великих государств, там стояла последняя дата – 1917-й год.

     

    Л.А.Тихомиров, писатель. «Чем сознательнее начинаем видеть «Святую Русь» в идее, тем более исчезает она как факт, заменяясь какой-то уродливой смесью французского с нижегородским».

    «Не отрадно и всё касающееся России, и еще важнее, - церкви. Поражены пастыри, обезумели овцы; не видать, не чуется нигде Божия посланника на спасение наше…  Если не будет бурного  кризиса, революции, то будет медленное гниение. Не вижу данных на «мирное обновление».

    Есть, может быть, шансы на усталость и разочарование всех и во всем. Отовсюду  может возникнуть мирное прозябание и гниение… Но ведь это еще хуже, чем революция» (1907 г.).

     

    Щусев Алексей Викторович  (1873 —1949 гг.) — русский архитектор. В конце марта 1917 года написал художнику А.Н. Бенуа в связи с падением монархии: «Все сооружение рассыпалось как-то даже без облака пыли и очень быстро».

     

    Алексей Алексеевич Брусилов (1853 —1926 гг.) — русский и советский военачальник, главный инспектор кавалерии РККА         «…Революция была русской необходимостью. …Россия находится сейчас в неизмеримой нужде…  И нельзя в этом обвинять новую власть. Большевики во многом оказались правы. …Большевики, наконец, сохранили целостность России».

     

    Степун Фёдор Августович (1884 — 1965 гг.) - русский философ, писатель, историк, критик, общественно деятель

    «Не подлежит сомнению, что если бы церковь не взяла с самого начала все свободолюбивое движение под подозрение, как преступление против России, а попыталась бы указать правительству пути осуществления христианской свободы в государственной и социально-экономической жизни, то Россия не дошла бы до революции».

     

    Емельян Пугачёв на допросе в Симбирске 2 октября 1774 года закованный в кандалы на одно из обвинений пророчески ответил о событиях последующего времени:  «Я не ворон, я воронёнок. А ворон-то ещё летает!».

      

    В журнале «Нива», №33, 1913 г. опубликована статья: «О том, что такое хулиганство и каковы его корни, не имеют даже приблизительного представления ни публицисты, которые пишут громовые статьи, ни администраторы, сочиняющие о нем канцелярские проекты.

    И те, и другие называют хулиганство чисто деревенским озорством. Но это озорство убийц и разрушителей, оперирующих ножом и огнем. В буйных проявлениях своих оно связано с абсолютным отсутствием каких бы то ни было нравственных и гражданско-правовых условий. Ничто божественное и человеческое уже не сдерживает…


    Несомненно, во всероссийском разливе хулиганства, быстро затопляющего мутными, грязными волнами и наши столицы, и тихие деревни, приходится видеть начало какого-то болезненного перерождения русской народной души, глубокий разрушительный процесс, охватывающий всю национальную психику.

    Великий полуторастамиллионный народ, живший целые столетия определенным строем религиозно-политических понятий и верований, как бы усомнился в своих богах, изверился в своих верованиях и остался без всякого духовного устоя, без всякой нравственной опоры. Прежние морально-религиозные устои, на которых держалась и личная, и гражданская жизнь, чем-то подорваны… Широкий и бурный разлив хулиганства служит внешним показателем внутреннего кризиса народной души».

     

    Доктора Д. Соколов и В. Гребенщиков писали о детской смертности в российской империи (1901 г.): «…огромная, по сравнению с другими государствами Европы, смертность в России обусловливается почти исключительно непомерно высокой смертностью детей. …

    Из детей гибнут главным образом самые маленькие, причем в некоторых местностях из 1000 родившихся доживают до года гораздо менее половины. Если мы добавим к этому смертность детей старших, то увидим, что из 1000 родившихся доживет до 15 лет весьма небольшое число детей, и это число во многих местах России не превышает одной четверти родившихся.…

    В России мы имеем несомненный факт вымирания детей, и если в настоящее время общее число населения в России увеличивается, объясняется это значительной рождаемостью, пока еще превышающей смертность, хотя уже есть многие местности, где замечается убыль населения от преобладания смертности над рождаемостью… 

    Врожденная слабость ребенка всецело зависит от состояния здоровья его родителей и особенно от тех условий, в которых находится мать во время беременности. Общий уровень здоровья и физического развития родителей в России весьма невысок и с каждым годом делается все ниже и ниже. Причин для этого много, но на первом плане стоит все более тяжелая борьба за существование и все большее распространение алкоголизма и сифилиса. Но еще более значительное влияние на детей должны оказывать плохие условия жизни и питания родителей... 

    В летнюю страдную пору матери уходят на работу, оставляя ребенку пищу на целый день, и кормят грудью ребенка только ночью и вечером, в некоторых же случаях через 3-4 дня. Ребенку оставляется так называемая соска и жевка. Первая представляет из себя коровий рог, к свободному открытому концу которого привязан коровий сосок. Понятно, что такая соска необходимо должна гнить и этот кусок гнили находится почти целый день во рту ребенка.

    Молоко, проходя через этот мертвый кусок, естественно, пропитывается всею заключающеюся в нем гнилью, и эта отрава идет в желудок ребенка. В тех хозяйствах, где нет молока, кормление ребенка происходит при помощи жевки – жеваного хлеба или каши, завернутого в тряпку или завязанного в узелок.

    Несмотря на то, что земства с каждым годом тратят все большие и большие суммы, и из этих сумм все более и более уделяют на нужды общественного здравия, врачей в России по-прежнему не хватает. В Великобритании на 1 врача приходится 1730 жителей, в Голландии – 2440, в России – 6450. При этом на одного врача приходится около 1200 квадратных верст территории (а в Вологодской губернии даже почти 21 тысяча), тогда как в Англии – менее 9…».

     

    В 1885 году Общество Русских Врачей представило на заседании доклад министру внутренних дел «О чрезмерной смертности в России и необходимости оздоровления», оно единогласно приняло следующие заключения:

    1) Смерть от большинства болезней есть смерть насильственная, а не естественная, и зависит от непринятия соответственных предупредительных мер, указанных наукой, и польза которых доказана опытом многочисленных городов и целых стран.

    2) Чрезмерная смертность среди российского населения низводит его рабочую способность и доводит народное хозяйство до убыточности.

    3) Повышение рабочей способности населения, а с тем вместе благосостояния и просвещения в нашем отечестве, невозможно без уменьшения смертности, а потому уменьшение смертности и ближайшее к тому средство — оздоровление — составляют нашу первую государственную потребность.


    В период царского времени появилось множество различных изданий показывающие лицемерие российской официальной религиозности. 

    «Беллетристика изображает нередко типы духовенства, - но какие типы! Это не образы живых людей, а карикатуры чудовищно-уродливые, слишком мало имеющие общего с действительностью».

     Государственная цензура российской империи действовала весьма жестоко по отношению ко всем авторам, в своих высказываниях критикующих бесправие правления и религиозности. Однако духовенство не смогло сломить дух угнетённого народа.

    В Петербурге 1904 года была в моде такая фраза относительно Николая II: «Почему вдруг понадобилась конституция, ограничивающая монархию? Ведь уже десять лет мы имеем «ограниченного» царя!».

    В XIX веке на столбах в Осташкове аноним с предупреждением оставил надписи: «Кто нарушает правила, установленные для общего блага, тот есть общий враг всех». С 1917 года эти правила пришлось устанавливать Господу Богу Своим яростным Мечом.

    «Итак иди ты (Варух) и прочитай написанные тобою в свитке с уст моих слова Господни вслух народа в доме Господнем в день поста, также и вслух всех Иудеев, пришедших из городов своих, прочитай их;

    может быть, они вознесут смиренное моление пред лице Господа и обратятся каждый от злого пути своего; ибо велик гнев и негодование, которое объявил Господь на народ сей»

    (Иер.36:6-7).



















    Категория: ПРОРОЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕЙ | Добавил: admin (09.07.2016)
    Просмотров: 270 | Рейтинг: 5.0/1