Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [273]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » КРИПТОЗООЛОГИЯ

    Таинственные животные в Кабардино-Балкарии. 3


    Состояние вопроса о реликтовых гоминоидах

    Любопытно, что на Северном Кавказе мы встречаемся преимущественно с другим наименованием интересующего нас существа, причем с тем самым, которое в небольших видоизменениях распространено у киргизов, казахов, таджиков, монголов, на Алтае и даже в Якутии. А именно, по-балкарски оно называется «алмосту», по-кабардински, а также по-ингушски – «алмас», «алмасты», «алместы», отметим еще специально кабардинский термин «агач-катэн». 

    Проф. А.А. Машковцев в упомянутой работе «Дикий волосатый лесной человек Главного Кавказского хребта» пишет: «Кроме рассказов о диких волосатых лесных людях Северного Кавказа, найденных нами в старой литературе по Кавказу, нами получено из Кабардино-Балкарской АССР и Чечено-Ингушской АССР еще около сорока рассказов людей, которые, по их утверждению, лично собственными глазами видели диких волосатых людей в 1850 – 1958 гг. Все эти рассказы очевидцев отличаются исключительной простотой, прозаичностью и абсолютным реализмом, без какой-либо примеси сказочности и фантастики. 

    В этих рассказах описываются места встреч с дикими лесными людьми, их поведение и внешний облик. Очень интересно, что описание внешнего вида лесного человека, которое дают кабардинцы и ингуши, полностью совпадает с описанием лесного человека, которое дают народы Черноморского и Каспийского побережья Кавказа. Из описаний очевидцев следует, что дикие волосатые люди очень похожи на человека, ходят всегда на задних ногах, они очень высокого роста, сутулы, речи не имеют, руки у них длинные, все тело покрыто шерстью. 

    Встречаются северокавказские дикие лесные люди (алмасты, алмас), с одной стороны, высоко в горах, в глухих, скалистых, изобилующих пещерами, малодоступных местах, а, с другой стороны, они в летнее время встречаются вблизи селений на бахчах, в полях, фруктовых садах. Нередко диких волосатых людей, как мужчин, так и женщин с детьми видят в заброшенных сараях и балаганах» (Машковцев А.А. Указ. рукопись, с. 7)…

    Особенно большой интерес для обзора и предварительных выводов представляют весьма обильные, в высшей степени конкретные и продолжающие непрерывно поступать сведения из Кабардино-Балкарской АССР. Первую попытку обобщить и проанализировать эти сведения сделал краевед П.П. Болычев (г. Нальчик), как в форме заявления в Комиссию по изучению вопроса о «снежном человеке», так и в форме статьи «Алмэсты», которая была опубликована в нальчикской газете. 

    В течение 23 лет занятий историей и фольклором Кабардино-Балкарии П.П. Болычев до самого недавнего времени считал рассказы об «алмасты» («алмастын») чисто легендарным сюжетом, подобным сказкам о ведьмах, и не придавал им большого значения. В конце концов, он принужден был склониться к мнению, что «алмасты» - действительные человекоподобные существа, дикие, пугливые, избегающие и боящиеся человека, ведущие ночной образ жизни. Важным доказательством реальности «алмасты», по мнению П.П. Болычева, является то, что в той части КБАССР, где он в основном производил сбор сведений, об «алмасты» больше ничего не слышно после 1942 – 1943 гг., когда через эти места дважды прокатился фронт. Возможно, замечает П.П. Болычев, что гром орудий и прохождение армий заставили последние экземпляры этих существ переселиться в какие-то другие районы.

    Вот как резюмирует П.П. Болычев сущность десятков собранных им рассказов. «Алмасты» - это не имеющие человеческого разума дикие люди или, может быть, человекоподобные обезьяны. Жили они в лесистой горной части Кабарды и Балкарии. Специальных логовищ они не имели, их встречали в заброшенных саклях и пастушеских хижинах на высокогорных пастбищах. Некоторые видели, что они ели початки кукурузы, лук, морковь, а в лесах Кабарды с весны появляется много съедобных растений, летом - ягоды, осенью - дикие фрукты и орехи, один старик утверждал, что «алмасты» добывают и употребляют в пищу зайцев. «Алмасты» не имели никакой одежды. 

    Их тело густо покрыто волосами черного или бурого цвета, за исключением грудей у самок, тоже черных, оттянутых книзу, болтающихся при беге. На голове длинные жесткие развевающиеся волосы. Утверждают, что глаза у них имеют красный оттенок. Передвигаются «алмасты» на ногах, как и люди, причем очень быстро, даже на лошади их не догнать. Лошади боятся, а собаки ненавидят «алмасты». В нескольких сообщениях упоминается, что собаки выгоняли их из кустов и, издавая нечленораздельные вопли, они убегали. Самки бегут, прижимая к груди своих детенышей. «Алмасты» ведут ночной образ жизни и днем появляются только в том случае, когда их вспугнут из убежища, где они скрывались.

    П.П. Болычев приводит и некоторые отдельные рассказы. Один кабардинец, отец Мухарби Табухова, однажды, работая в лесу, под вечер развел костер, а затем пошел в аул и лишь по дороге вспомнил что-то и вернулся. У догорающего костра он увидел нескольких «алмасты», сидевших на корточках кругом огня; заметив человека, они вскочили и скрылись. Согласно записанному рассказу Сурат Нагоевой, ее родственник, прячась от ливня на Зольских пастбищах, залез в небольшую пещеру и столкнулся здесь со скрывавшимся «алмасты». Согласно записанному рассказу Нуши Барамкуловой, она в детстве, пойдя с подругой за водой к роднику, встретила там самку «алмасты», которая убежала в кусты, а девочки с плачем прибежали к себе в с. Шалушка.

    П.П. Болычев вносит предложения об организации широких сборов среди населения конкретных сведений об «алмасты» и, в случае обнаружения хоть немногих живых экземпляров, о создании заповедника для защиты их от окончательного вымирания. Он подчеркивает, что сбор сведений в Кабардино-Балкарии - дело не простое, так как из-за каких-то верований «старики не всегда охотно рассказывают посторонним о таких вещах» (ИМ, III, №121; Советская молодежь (Орган Кабардино-Балкарского Обкома ВЛКСМ), 27 сентября 1959 г.).

    Из других собирателей опросных данных об «алмасты» в Кабардино-Балкарии необходимо в первую очередь отметить Р.Д. Варквасова (данные преимущественно по Лескенскому району), Х.Г. Тхагапсоева (данные преимущественно по Баксанскому району), Ю.Н. Ерижикова (г. Нальчик).

    Вот кое-что из опросных данных, сообщенных Р.Д. Варкасовым. В 1956 г. возле пещеры в местности, называемой Кардахурт, несколько ребят были испуганы существом, которое одни называли «губганана» («полевая старуха»), другие - «алмасты», но описания их совпадают: ростом с человека среднего роста, стулуовата, безволосое человеческое лицо, длинные волосы спускаются до плеч, тело покрыто красно-буроватыми волосами. 

    Летом 1957 г. километра на два выше того же места приезжавший на арбе колхозник Афаунов, по его словам, видел «алмасты» в долине одной безымянной речки, в тридцати шагах от себя, его описание внешности «алмасты» совпадает с вышеприведенным. По словам Галима Евгажукова, из поселка Кизбурун, он видел в 1936 – 1938 гг. многих «алмасты» мужского и женского пола, очень высоких ростом, в Тызыле - местности в западной части Кабарды. Они обитают там, как он утверждает, в многочисленных пещерах, но когда колхозные стада занимают окрестности этих пещер, «алмасты» покидают Тызыл и переходят в Кинжал и Татлахуко; поэтому в этих очень больших и глубоких пещерах их лучше всего искать с мая до середины июня. 

    Впервые, как рассказывает Галим Евгажуков, он увидел «алмасты» женского пола еще когда был мальчиком: он подошел к ней вплотную, когда она сидела, видел, что она чесала волосы пятерней, что грудь была перекинута через плечо, один старик объяснил ему в ответ на его рассказ, что это – «алмасты», а грудь перекинута потому, что они так кормят своих детенышей - грудь длинная и неудобно кормить спереди. 

    А в последний раз за свою жизнь этот рассказчик видел «алмасты» в 1947 г.: тот был стар, с седыми волосами, подошел к колхозному полевому стану и его видело несколько колхозников; как оказалось, это был полуприрученный «алмасты», - жившая постоянно на этом полевом стане сторожиха подкармливала его остатками пищи. Такие «алмасты», говорит рассказчик, менее боятся людей, хотя конечно, группу людей избегают, а собак боятся очень сильно; «членораздельной речью они не владеют, но издают звук, похожий на человеческое мычание; сильные бегуны».

    Юсуп Арутюнов, 35 лет, собрал в своем родном селе Жемтала многочисленные рассказы об обитании «алмасов» в близлежащей дикой местности, причем говорят, что до войны они там были не редкостью, но после войны уже мало кто видел их. Рашид Ишбухов, 22 лет, в 1954 г., воруя яблоки в чужом саду, столкнулся лицом к лицу с «алмасты», который якобы жил прирученный и подкармливаемый у семьи хозяина сада. Тафун Шибзухов, пася ночью лошадей, пытался поймать верхом на лошади подошедшего к шалашу «алмаса», но не смог его одолеть, так как он очень сильный. 

    Старик ста с лишним лет Бекир Озирупов утверждает, что однажды ночью он настиг запутавшегося в дерновом кустарнике и упавшего «алмаса», которого он с любопытством рассматривал, зажигая одну за другой спички, причем тот всякий раз визжал и плакал, «вижу: человек - не человек, медведь - не медведь, а все тело покрыто черными волосами». 

    Талиб Балкаров, 40 лет, колхозный чабан, как говорят, видел недавно днем «алмасты» с детенышем в руках на горе Шиблоана, недалеко от поселка Лескен. Наиб Каров из поселка Аргудан, заехав на арбе в заброшенный пустующий полевой стан, в одном из помещений, по его словам, встретился лицом к лицу с «алмасты»; в окрестностях этого станет якобы и многие другие тоже встречали «алмасты». В долине р. Шекер один рассказчик якобы пытался догнать скрывшегося в глубокое ущелье «алмасты», другой якобы видел купающегося «алмасты».

    Р.Д. Варквасов, приводя эти и иные записи, подчеркивает, что в народе верят в подлинность этих сведений, подчеркивают, что до войны такие человекообразные животные были не редкостью. Считается вероятным, что зимой они переходили куда-то в более теплые места, потому что все встречи происходили весной или летом. Список мест, где по собранным данным встречали «алмасты»: ущелья рек Шекер, Черек,. Урух, урочище Карзахурт, Кетмен, Бузаженко, окрестности селений Жемтала, Аргудан, Кизбурун. 

    По народным рассказам, питаются «алмасты», живущие в горах, всевозможными мелкими зверями, дикими яблоками, грушами, орехами и т.д., а «алмасты», держащиеся около населенных пунктов, фруктами, кукурузой, хлебом, сыром, сырым и вареным мясом, если им удастся что-либо из этого украсть у людей. Алмасты, по рассказам, очень чутки, могут убежать от собаки и лошади, из чего делается вывод, что они могут догнать любого зверя. 

    Подчеркивается, что они сильно воняют - потом или чем-либо другим, но во всяком случае очень неприятно. Сообщаются сведения об отдельных семьях, которые втайне содержат прирученного «алмасты» или которые приучили «алмасты» приходить по ночам за пищей, однако это подкармливание или приручение всегда хранится почему-то в величайшем секрете от окружающих (ИМ, II, №70; рукописные сообщения Р.Д. Варквасова. Архив Комиссии по изучению вопроса о «снежном человеке»).

    Приведем кое-что из записей Х.Г. Тхагапсоева. Он подчеркивает разницу между рассказами о фантастических сверхъестественных существах, способных делаться невидимыми и т.п., и сообщениями об «алмасты», которые внушают страх не какими-нибудь магическими своими свойствами, а своим сходством с человеческим обликом и в то же время уродливостью. «Разводить огонь алмас, видимо, не умеет, - пишет Х.Г. Тхагапсоев, - но в отличие от зверей он не боится его: старики, некогда бывшие пастухами, утверждают, что с ними нередко случалось, что к разведенному ими костру иной раз подходил греться какой-нибудь «алмас» и бедный пастух вынужден бывал в мучительном страхе терпеть не очень приятное соседство… 

    Автору этих строк была рассказана одним стариком, Цаговым, весьма любопытная история, из которой явствовало, что его отцом-охотником был пойман «алмас» и даже, будучи приручен, выполнял простейшие трудовые операции». Но записаны не только воспоминания о далеких временах, а и утверждения многочисленных «очевидцев» о том, что они совсем недавно «были насмерть перепуганы» встречей с «алмасты» в урочище Псыншоко (Примолкинского района) или же в зарослях Гедукинского заповедника.

    Весьма конкретно рассказывает колхозник Х.Н. Ахметов как в 1918 г. в районе Псыариша они с товарищем, ночуя в старом сарайчике на пастбище и оставив в углу на всю ночь тлеющий костер, проснувшись, увидели незнакомца, который показался им одетым в бурку, так как был весь волосат, рост имел выше человеческого, а «руки у него болтались до самых колен». На оклик пришелец лишь промычал что-то непонятное, затем встал и удалился, а когда за ним погнались собаки, он со страшным криком бежал от них. Группу колхозников, ночевавших на сенокосе в заброшенном сарайчике, несколько ночей подряд кто-то забрасывал комьями земли и камушками, пока однажды парни не столкнулись со стоявшим у самого сарайчика «алмасты», который быстро скрылся в зарослях.

    На вопрос, уходят ли «алмасты» зимой на другую сторону гор, одни отвечают положительно, по мнению же других, они остаются здесь же, скрываясь около незамерзающих болот, в заброшенных сараях и. т.д. Обобщая собранные данные о внешности «алмасты», Х.Г. Тхагапсоев пишет: «Конечности длинные, тело напоминает горбатого-человека, шея толстая и короткая, все тело покрыто волосами (но не шерстью!), лицо же - в меньшей степени, мощные челюсти и крупные зубы; многие отмечают, что садится «алмасты» большей частью на корточки… 

    По словам колхозника А. Бекулова (Чегемский район), он наблюдал, как «алмасты» перелезает через забор: сначала подтягивался на руках, а затем перебрасывал задние конечности». Особи мужского и женского пола имеют резко выраженные внешние различия: у женских особей меньший рост, очень длинные волосы на голове, женская фигура, развитые грудные железы. Ряд кабардинцев независимо друг от друга утверждают, что видели детенышей «алмасты». 

    «Никому не удалось видеть искусственных пещер или землянок, которые могли бы принадлежать «алмасты», зато нередки случаи, когда их видели в заброшенных сараях, в одиноких и удаленных от населенных пунктов юртах, в зарослях камыша; видимо, они не способны сооружать жилища. По свидетельству многих лиц, питаются «алмасты» растительной пищей, бывали случаи нападения их на бахчи. Существует единодушное мнение, что алмасты не хищны, т.е. не нападают ни на скот, ни на людей с тем, чтобы сделать их своей добычей. Их действия носят оборонительный характер. От преследования скрываются быстро, вообще способны очень быстро передвигаться».

    Наконец, в опросных данных Х.Г. Тхагапсоева еще яснее, чем у кого-либо, выступает своеобразная роль мусульманских суеверий по отношению к «алмасты»: считают, что убивший «алмаса» или обидевший его не избежит «божьей кары», по словам некоторых местных жителей, «старики чтят «алмасов» и готовы оказать им любые услуги, в надежде, что бог вознаградит их на том свете, и «алмасы» находят среди них своих кормильцев и укрывателей на зимнее время» (ИМ, II, №71; рукописные сообщения Х.Г. Тхагапсоева, Архив комиссии по изучению вопроса о «снежном человеке»).

    Три любопытных записи присланы Ю.Н. Ерижиковым. По словам Х.К. Гетежева, в 1919 г. он был свидетелем того, как вооруженные чем попало люди сбежались к лесу и с криком избивали лежавшую на земле покрытую черными волосами очень страшную на вид «женщину», на вид лет 45 – 50; ему сказали, что это существо забралось в один дом и бросило в кипящую барду девочку семи лет. В 1926 г. тот же информатор, по его словам, в старом загоне для скота далеко в поле заметил в дальнем углу похожее на человека темное существо. 

    Через день с ним поехал туда старший брат, захватив хлеба и сыра, и войдя в загон стал кого-то громко уговаривать уходить в заросли и больше не появляться здесь. «Но ему никто не отвечал, лишь хорошо прислушавшись можно было разобрать, что кто-то беспрерывно бубнит низким, глуховатым голосом. После этого в дверях показался брат, а за ним следовало какое-то существо. Это была очень страшная, покрытая волосами женщина. У нее были красноватые глаза. Фигура была низкая, коренастая, ноги короткие и кривые. 

    Голова была покрыта густыми черными волосами, в беспорядке лежавшими на широких плечах, а с груди свисали сильно развитые молочные железы. Она шла не торопясь, что-то бубня себе под нос. Одной рукой она вела своего детеныша, которому было примерно год или два, а в другой руке держала привезенные братом подарки. Не переставая бубнить, она скрылась в густых зарослях». Третий случай произошел в верховьях р. Нальчик в месте слияния Большого и Малого Нальчика, в июле 1951 г. 

    По рассказу Г.Е. Тохова, в безлюдном ущелье он подошел к заброшенному дому, принадлежавшему прежде, по-видимому, балкарцам. В одной из поросших травою комнат спиной к дверному проему сидело какое-то темное существо. «Я знал из рассказов стариков, что есть какое-то существо «алмастын», и догадывался, что встретил ни что иное, как «алмастын». Сначала я хотел подойти к этому существу, потом, побоявшись, передумал. Обойдя строение, я нашел какое-то отверстие, заглянул в него, и вот что я увидел. 

    Прямо напротив меня в углу сидело существо, своей посадкой напоминающее человека, обхватив руками ноги и опустив голову на колени. Видно услышав шорох моих шагов, оно приподняло голову и начало прислушиваться, потом, опершись о землю своими руками, оно приподняло свое тело. Теперь я мог хорошо разглядеть его. Тело было покрыто мелкой шерстью, а с головы свисали черные густые волосы, доходившие до поясницы. 

    Глаза были большие и красные. Плечи были широкие не по росту (рост примерно 1,8 м), руки длинные и, по-видимому, цепкие. Ноги были короче туловища и кривые. Это было существо женского пола, ее молочные железы свисали почти до пояса». Услышав шум, произведенный лошадью, существо еще более насторожилось, а испуганный наблюдатель вскочил на лошадь и ускакал (Сообщение В.Н. Ерижикова. Архив Комиссии по изучению вопроса о «снежном человеке»).

    Приведенные показания ни в чем существенном не противоречат друг другу и в то же время удивительно многообразны. Они как бы раскрывают все новые и новые оттенки поведения и облика данного человекообразного существа, что едва ли бывает с каким-нибудь мифологическим образом. Приведем еще письмо Б.М. Тобухова из Лескенского района, описывающее нападение на него такого существа в середине сентября 1959 г. Он вез на подводе дрова из леса, переехал вброд речку Шекер и объезжал находившийся на пути небольшой курган. 

    В этот момент никогда не виданное им раньше существо, которое он готов назвать «обезьяной» или «алмасты», подошло к коням и, как ему показалось, попыталось изменить направление подводы. Когда рассказчик оказал сопротивление этому существу, оно укусило его в плечо, но получив сильный удар дубиной, издало нечленораздельные звуки и ушло в лес. За короткое время встречи рассказчик заметил следующее: тело этого существа было покрыто темно-коричневой шерстью длиной в 3 – 4 см; рост выше среднего, примерно 190 см; стоял немного сгорбившись; пальцы на руках толстые; лицо тоже имело волосяной покров, рот по отношению к общему размеру головы был очень широк, нос не длинный, порядка 6 – 7 см, глаза имели красноватый цвет, ничего не выражающий взгляд, большие широкие ступни (Сообщение Б.М. Тобухова. Архив Комиссии по изучению вопроса о «снежном человеке»).

    Преподаватель Аргуданской школы Кузьменко записал показание жительницы аула Аргудан (Лескенский район) Кушховой. Лет 30 назад, в этом самом ауле Аргудан, выйдя зимним холодным утром, подошла к находившейся неподалеку от сакли глубокой яме для отбросов. «Взглянув в яму я вскрикнула от испуга. В яме на корточках седела голая, вся заросшая густыми волосами женщина; на руках у нее был такой же волосатый маленький ребенок и женщина пыталась завернуть его в обрывок грязной тряпки, выброшенной в яму». Решив, что это шайтан, Кушхова, чтобы откупиться от него, бросила волосатой женщине старое одеяло. Волосатая женщина, прижав своего ребенка, убежала большими прыжками (Сообщение Кушховой. Архив Комиссии по изучению вопроса о «снежном человеке»).

    Работник совхоза Уркутин Баксанского района КБАССР Талунев, утверждая в своем письме, что в Кабарде все люди от мала до велика без исключения знают о существовании «алмасты», далее перечисляет тех жителей селения Куба-Таба, которые лично наблюдали это существо, а также нескольких жителей соседних селений, которые могут, как он говорит, хоть под присягой заверить существование в этих краях реальных «алмасты». Всего названо двенадцать человек. Например, Хамид Синташев, 50 лет, лет 20 – 25 назад видел девушку-«алмасты», которую поймали в саду, когда она приходила за яблоками, продержали ночь в пустой комнате, а утром выпустили; «речью человеческой она, конечно, не владела, плакала, скулила». 

    Хамид Паштов, 50 лет, в 1953 г. приехав к стогу за сеном, видел старуху-«алмасты», сдавшую в сене. Мухамед Карданов, 25 лет, в 1952 г. встретился с «алмасты» в кукурузном поле на расстоянии каких-нибудь 2 – 3 метров. Авес Тенгизов, будучи сторожем на сельской мельнице в с. Куба, в 1953 г. в декабре услышал на втором этаже мельницы шорох и, поднявшись, увидел «алмасты», который пригоршнею ел зерна кукурузы и стремительно убежал от крика сторожа. 

    Он же летом 1954 г., идя из селения Куба в селение Малка, наткнулся на кукурузном поле на двух детей – «алмасты»; один из них спал, а другой что-то ел. «Надо сказать, - прибавляет автор письма Талунев, - что сейчас стало значительно труднее встретить алмасты, но летом это не безнадежно, так как они спускаются сюда в долину из-за того, что здесь им легче просуществовать. Питаются они летом в основном кукурузой и фруктами» (Сообщение Талунева. Архив Комиссии по изучению вопроса о «снежном человеке»).

    Следует, наконец, упомянуть совсем недавние сведения, сообщенные нам госохотинспектором (г. Махач-Кала) В.К. Леонтьевым и преподавателем зоологии Кабардино-Балкарского университета (г. Нальчик) А.К. Темботовым о многочисленных наблюдениях «алмасты», сделанных жителями Кабардино-Балкарии летом 1959 г., в том числе в долине р. Малка.

    Весьма любопытный рассказ передал научный сотрудник Высокогорного Геофизического института АН СССР на Эльбрусе Аульдин Эльмесов со слов своего дяди Магила Эльмесова. В 1938 – 1939 гг., когда этот случай произошел, Магил Эльмесов работал колхозным табунщиком в с. Кызбурун-Второй. Каждое лето в июне-июле он поднимался по долине Баксана с колхозным скотом, обычно с лошадьми, на приэльбрусские пастбища. Каждое лето в долину р. Малки привозил свою пасеку и один русский пчеловод из с. Ново-Ивановка близ Нальчика. 

    В то лето, едва Магил Эльмесов зашел навестить его, как пасечник сообщил, что всего дней семь назад его младший брат (может быть: сын) подстрелил какое-то существо, очень похожее на человека, должно быть сатану. И пасечник повел Магила Эльмесова в кусты, метрах в 150 от его палатки, где лежал этот мертвый, скорченный «сатана». То, что Магил увидел, он запомнил на вою жизнь: уже разложившийся труп существа, очень похожего на человека, волосатое тело; вытянутое как у собаки лицо, несоразмерно туловищу длинные конечности. Он запомнил еще, что на ладонях волос не было. На ногах были очень длинные пальцы. Магил Эльмесов сразу понял, что это был «алмасты», о котором он не раз слышал.

    Как же было убито это существо? С некоторых пор из шалаша пасечника по ночам стали исчезать продукты, в то время когда сам он спал под открытым небом, на вышке. Бывали даже вылизаны все тарелки и сковородки. Оставив подежурить два-три дня знакомого кабардинца, пасечник поехал домой за младшим братом, хорошим стрелком. Встретивший их перепуганный кабардинец подтвердил, что кто-то по ночам приходил в шалаш. Брат залег в шалаше, и заполночь раздался выстрел дуплетом: брат сказал, подбежавшему пасечнику, что когда «сатана» сунулся в шалаш, он в него выстрелил. Едва рассвело, они увидели возле шалаша следы крови, которые вели в кусты. Пойдя по следу, метрах в 150 наткнулись на мертвого, скрюченного «алмасты», которому обе пули попали в живот (Записано Ю.А. Зерчаниновым 10 февраля 1961 г.).

    Перейдем теперь к сжатому изложению отчета о рекогносцировочной поездке проф. А.А. Машковцева в Кабардино-Балкарию летом 1960 г. Базируясь на с. Баксаненок Баксанского района, А.А. Машковцев провел обширную опросную работу в ряде соседних селений и провел ландшафтно-зоологические маршруты.

    Прежде всего А.А. Машковцев старался выяснить отношение широкой массы сельского населения к расспросам об «алмасты». К его удивлению, дети и женщины запросто указывали на какие-нибудь заросли кустарников около селения или на приусадебные участки, где появлялись «алмасты», и группа женщин даже просила помочь спугнуть с их участков поселившегося «алмасты», поедающего поспевшие фрукты и кукурузу. Беседуя с кабардинцами мужчинами среднего и пожилого возраста, А.А. Машковцев вставлял в разговор осторожный вопрос: не являются ли все рассказы об «алмасты» плодом суеверия, чем-то вроде веры в черта. 

    На этот вопрос неизменно следовал одинаковый ответ: черт - это бесплотный живой дух, а «алместы» - материальные существа, есть «алместы» женского пола и мужского, от их сожительства родятся дети, они постепенно стареют, седеют, они умирают от старости и болезни. Не раз были случаи, что собаки чабанов догоняли и насмерть загрызали «алместы». В старину «алместы» встречались чаще, были случаи, что их приручали, и они по несколько лет жили в кабардинских семьях, выполняя самые несложные работы. 

    Были, якобы, случаи половой связи «алместы» мужского пола с одинокими кабардинками, а одиноких кабардинцев - с «алместы» женского пола. Со времени установления Советской власти, говорили жители А.А. Машковцеву, особенно после ликвидации единоличных хуторских хозяйств и организации колхозов, после интенсивной вырубки равнинных лесов, распашки целинной кустарниковой степи, вместе с исчезновением в лесостепной, равнинной части Кабарды диких копытных зверей, резко стало уменьшаться и количество «алместы». 

    Однако, говорили кабардинцы, на окрестных землях все же ежегодно случаются встречи с «алместы». К востоку, где сохранилось больше равнинных лесов, их видят чаще чем в западной части Кабарды. В общем все сельское население, по крайней мере в обследованных аулах Кабарды (Баксаненок, Псиншока, Куркужин, Нартан) уверено в существовании здесь человекоподобных существ, тело которых сплошь покрыто темными волосами – «алместы». Речью они не обладают и никакими орудиями не пользуются, но умеют бросать палки, комки земли, камни. 

    На людей эти существа нападают чрезвычайно редко, в особенности миролюбивы и даже проявляют склонность к общению с человеком особи женского пола. По рассказам кабардинцев, они чаще всего встречают «алместы» на колхозных полях и на приусадебных участках. В полях в летнее время «алместы» попадаются около полевых станов, где готовится пища и бывают отбросы, или около загонов, где живут полевые сторожа. На основе рассказов А.А. Машковцев высказывает предположение, что люди подкармливают «алмасты» остатками своей пищи и что это поощряется мусульманским духовенством.

    Кабардинец Х.К. Гетежев, рассказывавший о том, как его брат вывел из овчарни волосатую женщину («губганана», как называют подчас «алместы» женского рода) с волосатым детенышем (см. выше), добавил, что в том же году к его шалашу на кукурузном поле несколько раз приходила за остатками пищи та же самая полевая дикая женщина; «людей она не очень боялась, но, видимо, из осторожности обычно появлялась, когда я оставался один». Потом она внезапно перестала появляться.

    Х.Г. Гутова указала место на пустыре между усадьбами, заросшее бурьяном, где в 1957 г. она увидела в яме черное, волосатое, человекообразное существо. Соседи добавляют, что в этом же бурьяне они видели самку «алместы» с ребенком летом 1960 г., незадолго до беседы.

    Старик Хизир Губашев (80 лет, кабардинец с. Баксаненок) сказал, что он пас скот на горных пастбищах 20 лет и только один раз за это время там был встречен «алместы», зато в равнинней части он лично дважды в жизни встретил «алместы» - в 1936 и 1958 гг. «Как-то утром я пошел на речку, окруженную зарослями камыша и непролазных кустарников, и вдруг увидал «алмасты»: это был высокого роста дикий человек, тело которого было сплошь покрыто черными волосами. Это был мужчина. 

    Я его видел очень близко, шагах в 15 – 20, и заметил, что его глаза удлиненные и поставлены косо как у китайцев. Пальцы на руках толстые». Но Губашев добавил, что он мало смотрел на «алместы», так как люди от этого болеют, и сам он все-таки проболел после встречи 3 – 4 месяца. Губашев рассказал, что несколько лет тому назад в лесу Карагач, который расположен рядом с полевым станом в урочище Псеариша, чабанские собаки поймали и задушили «алместы», где его труп и лежал долго, пока не истлел. Несмотря на этот полный реализм, Губашев трактует «алместы» как принадлежащих к племени джинов (бесов), наказанных аллахом за тяжкие провинности тем, что они свергнуты на землю, стали смертными и получили отвратительную внешность, походя одновременно как на зверя, так и на человека.

    Старик Хамид Ахметов, 70 лет, рассказал, что в 1952 г., выйдя рано утром из полевой сторожки на колхозном поле, он увидел на влажной земле следы двух детенышей «алместы», подходивших из кукурузы к самой сторожке. Через два года какие-то «алместы» бросали куски земли в ночевавших в сарайчике во время сенокоса колхозников, один «алместы» был замечен, но, по мнению Ахметова, кидали землю те же два детеныша. По этому поводу А.А. Машковцев замечает, что, если это верно, то в окрестностях селения Баксаненок в настоящее время живет, по крайней мере, одна семья «алместы», состоящая из отца, матери и какого-то количества детей разного возраста, которая, возможно, охраняется кабардинцами этого огромного селения, насчитывающего около 5 тыс. жителей. Из других рассказов Ахметова отметим лишь одну деталь: когда одного подсевшего ночью к очагу «алместы» на рассвете гнали собаки, «он бежал, а руки его болтались ниже его колен».

    Елена Григорьевна Алексанова (63 лет, русская, жена кабардинца колхозника, с. Псыньшоко) рассказала, что в июне 1959 г. около 11 ч. утра она на своем участке услышала мяукающие звуки и нашла среди кустов картошки сидевшего на корточках ребенка приблизительно 6 – 7-летнего возраста. Все его тело было покрыто черными волосами, волосы на голове были всклокоченные, как бы слегка курчавые, лицо было человеческое, но кожа лица - совершенно черная. Как оказалось, этого «алместенка» гнали по огородам собаки и, видимо, увидав женщину, он искал у нее опасения, пока она ходила за мужем, детеныш скрылся в бурьян позади огорода. Е. Алексанова добавила, что ежегодно в период полевых работ она слышит от кабардинцев и кабардинок о встречах «алместы» то в лесу, то в кукурузе, то в кустарниках. Но, как доверительно сообщила А.А. Машковцеву колхозница Марят Алхасова, в 1957 г. к их соседу на усадьбу регулярно приходил «алместы», которого тот кормил, однако всячески скрывал это от всех жителей селения и, конечно, ничего не расскажет приезжему.

    Объездчик Гедукинского заповедника Салим Загаштуков рассказал, что в 1946 г., в июле, он оставил в небольшом заброшенном домике на лугу свою мамалыгу и ушел косить траву, а вернувшись застал в домике «алместы» доедавшего мамалыгу, который выскочил и убежал в лес. Тем же летом он вторично встретил этого «алместы» в лесу, но, с тех пор более не встречал.

    Вот что рассказал заведующий свинофермой Нашир Панжоков. В 1958 г. видели «алместы» возле старого свинарника, летом 1959 г. был встречен «алместы» очень высокого роста в Чегемском лесу (на р. Чегем). Тем же летом 1959 г. на горных пастбищах в районе гор Инал и Кинжал в урочище Домбей-Кермен разыгралась трагедия. Два пастуха-коневода увидали, как какой-то зверь с пастбища спустился в лесистое ущелье. 

    Один из пастухов побежал с ружьем в том направлении, вскоре раздался страшный крик, на помощь бросился второй с ружьем. Оба не вернулись к табунам. Только через два дня были найдены их страшно изуродованные трупы с оторванными руками и головами; стволы ружей были погнуты. Нашир Панжоков с основанием утверждает, что официально признанный виновником медведь никогда не расправляется так с жертвами. Нашир Панжоков окончил десятилетку, знает зоологию. «Думаю, - говорит он, - что пастухов убил огромный дикий горный человек, что-то вроде гориллы. У нас - добавил он, - кроме совершенно не опасных, безобидных «алместы», в горах и диких ущельях встречаются еще гориллоподобные страшно свирепые горные дикие люди».

    Однако другие рассказчики дают то же название «алместы» этим существам очень большого роста (гораздо выше самых высоких людей), они очень похожи на людей, но их тело сплошь покрыто черными волосами, они издают сильный, острый, неприятный запах. От людей они спасаются с такой быстротой, что и собаки их догнать не могут. Интересно, что место обитания этих «алместы» приурочивается к районам прилегающим к горе Инал и Кинжал. А.А. Машковцев слышал от ряда информаторов, что в этих местах в пещерах обитают «алместы», которых пастухи из селения Куркужин и ветеринарный врач Бетал Кумыков ежегодно видят, когда летом пасут в этих местах колхозный скот. Ветеринарный врач Кумыков сделал наблюдение, что чаще всего «алместы» встречаются на этих горных пастбищах в период выжеребки кобыл, последы которых они поедают.

    По утверждению нескольких жителей селения Кизбурун-Второй, около колхозного полевого стана в течение 15 лет жила пара старых, уже поседевших «алместы». Они не очень боялись людей, но очень боялись собак. Жившая постоянно на этом полевом стане сторожиха кормила этих «алместы» остатками пищи, которую она варила для колхозников во время летних полевых работ. Они не обладали членораздельной речью, а издавали звуки похожие на мычанье.

    Р.Д. Варкасовым записано сообщение Хамила Тленкопачева. В 1937 г. в пионерском лагере, где он был секретарем комсомольской организации, кто-то ночью похитил мясо из котла, на следующую ночь поставили сторожа, в полночь он заметил на территории лагеря человекообразное существо, у которого были очень длинные руки, узкие плечи и удлиненная голова. Сторож поднял тревогу, все бросились за «алместы», но поймать его не удалось, его угнали от лагеря собаки.

    Житель с. Баксаненок молодой кабардинский поэт X.А. Шублаков в конце октября 1957 г, бродя в районе Псеариша, заметил следы ребенка, очевидно, детеныша «алместы» на полузамершей болотистой почве около степной речки.

    Преподаватель агрономии средней школы селения Баксаненок Апон Георгиевич Тетцоев, осетин, рассказал А.А. Машковцеву 31 июля 1960 г. о событии, происшедшем за два дня до того, ночью 29 июля на посевом стане №2, где он провел двое суток с бригадой учеников старших классов. Когда легли спать, собаки полевого стана лаяли на кого-то в стороне кукурузного поля и были долго возбуждены. Часа в два ночи галопом примчалась кем-то напуганная на лугу лошадь полевого сторожа. Затем раздались тревожные крики из домика, где спали девушки. 

    Одна из них, Л. Заракушева рассказала: она спала у порога, проснулась от шороха, разбудила подругу, обе с ужасом из-под одеяла смотрели на человекообразное существо, которое подошло к дверям и смотрело на спящих. Это был огромного роста и очень широкоплечий «алместы», немного постояв он опустился на корточки, продолжая рассматривать спящих. Услышав голос агронома, кричавшего на перепуганную лошадь, «алместы» медленно, не торопясь встал на ноги и вышел из домика. На утро агроном А.Г. Тетцоев расспросил полевого сторожа, ответившего, что около полевого стана №2 где-то в кукурузе или в конопле каждое лето живет «алместы», который в течение этого (1960) года вот уже третий раз приходит на полевой стан, к домику.

    А.А. Машкоацев 4-го августа 1960 г. посетил этот полевой стан, беседовал со сторожем и с двумя поварихами, которые варят пищу для колхозников. Сторож сказал, что, переночевав несколько дней на полевом стане, приезжие может быть и увидят «алместы». Но поварихи принялись укорять прибывших за то, что они охотятся, ищут, хотят поймать «алместы», пугая, что делать этого не надо во избежание несчастья. У А.А. Машковцева осталось впечатление, что поварихи эти кормят приходящих на полевой стан №2 «алместы», может быть целую семью, по словам жителей с. Баксаненок, женщины колхозницы каждый год встречают «алместы» около этого полевого стана №2.

    В с. Нартан на р. Нальчик со слов колхозника Бекулова записано следующее происшествие. Летом 1959 г. молодой кабардинец где-то в лесу поймал маленькую девочку «алместы» лет 7 – 8. Жители сбежались к околице, где он держал за руку дикую лесную девочку, одной рукой закрывавшую лицо. Сбежавшиеся кабардинцы приказали парню немедленно отвести ее в тот лес, где она была поймана, и отпустить на волю, во избежание несчастий, которые в противном случае неизбежно обрушатся на селение. По той же причине оказалось невозможным продолжить опрос жителей. Сам Бекулов не хотел продолжать беседу об «алместы» так как, по разъяснению его дочери, считает, что после того, как он столкнулся в каком-то сарае в поле с «алместы» и, испугавшись, ударил его вилами, в семье начались разные несчастья.

    А.А. Машковцев приводит убедительные данные в пользу того, что «алместы» в какой-то мере находятся под защитой и покровительством корана. Кавказские мусульмане, замечает он, будут чинить препятствия в наших поисках этих существ. Этих достаточно наказанных аллахом джинов правоверный мусульманин должен щадить в их тяжелой неприглядной жизни. А.А. Машковцев проводит любопытную зоологическую параллель: как известно, мусульмане не охотятся на диких кабанов, поскольку кораном запрещено есть свинину, и поэтому кабан на территории Кавказа (как и Средней Азии) в большом количестве обитает в тех районах, где значительная часть местного населения - мусульмане. Как только в таких районах поселялось много людей, придерживающихся христианского вероучения, так в этих местах очень быстро уничтожались дикие кабаны. Вот точно, таким образом, исходя из иррациональных религиозных мотивов, мусульманство оказывается охранителем не только диких кабанов, но и диких волосатых лесных людей.

    Анализируя все собранные записи, А.А. Машковцев приходит к выводу, что они просты, искренни и реалистичны; приходится допустить, что в самом деле какие-то человекообразные существа, может быть питекантропного или неандерталоидного типа, в очень небольшом количестве до сих пор обитают на территории Кабардино-Балкарии и Чечено-Ингушетии. 

    В летнее время они встречаются на равнинной лесостепной территории Кабардино-Балкарии. Вероятно, часть из них и зимует в лесостепной Кабарде, укрываясь от непогоды в пустующих полевых человеческих строениях, а может быть получая приют и подкормку от некоторых суеверных лиц. Однако не все «алместы» в Кабардино-Балкарии являются «нахлебниками» человека и живут вблизи поселков на равнине. Часть «диких лесных волосатых людей» живет в горах под Эльбрусом, в районе горы Инал и Кинжал в пещерах.

    Являются ли эти горные «эльбрусские» дикие люди тем же самым, что и живущие на кабардинской равнине? А.А. Машковцев выдвигает два возможных решения: 

    1) это два разных типа, две особых расы, 

    2) дикие «великаны» Центрального Кавказа, достигающие огромного размера и огромной силы, это попросту очень крупные особи мужского пола тех же самых диких горных людей. Второе предположение представляется А.А. Машковцеву более вероятным. Зоологам хорошо известно, что у крупных млекопитающих самцы могут достигать значительно большего размера, чем самки. Огромного размера достигают подчас самцы медведей, диких кабанов, тигров. 

    Чаще всего самцы, достигающие огромного размера, очень угрюмы, свирепы и любят одиночество. Охотники называют таких очень крупных кабанов, «одинцами». Охота на них весьма опасна. Вот таковы же, возможно, и горные «алместы», - они более нелюдимы, достигают большого роста и огромной силы. Они предпочитают круглый год жить в непроходимых горных ущельях. Они гораздо более, чем молодь и особи женского пола, склонны избегать людей и близости населенных пунктов. Вероятно эта высокогорная популяция «одинцов» совершает сезонные миграции в области Главного Кавказского хребта, живя то на его северном, то на его южном черноморском склоне (Сванетия, Грузия, Абхазия).

    Что касается до «алместы», живущих на равнине Кабарды, то А.А. Машковцев делает предположение, что это - особи преимущественно женского пола, в особенности имеющие детенышей или беременные. В поисках недостающих жизненных условий они принуждены делать попытки жаться к людям, - становятся «нахлебниками», воруют в садах овощи и фрукты, поедают отбросы, в полях питаются кукурузой, арбузами, ягодами терновника и т.п. Поскольку детеныши «алместы» очень похожи на человеческих детей, может быть материнское чувство женщин издревле, с далеких языческих времен побуждало их в свою очередь к жалости, к контактам с этими дикими существами (Машковцев А.А. Поездка в Кабардино-Балкарию 1960 г. (рукопись)).

    Наконец, закончим наш обзор данных по Кабардино-Балкарии записями, произведенными летом и осенью 1962 г. Вот фрагменты из записей С.Г. Мюге. Лесоруб из Баксана Хозали Жанкираев в лесу в района Эльбруса встретил волосатого человека, который схватил его за руку; Хозали вырвался, дикий человек его не преследовал. Инженер И.И. Симонов, работавший в 1956 г. близ селения Жемгала, сообщил, что жители этого селения однажды, придя утром на работу к месту изготовления клепок для бочек, застали возле непогасших за ночь углей костра дикого человека. По словам ассистента КБГУ А.К. Темботова, во время последней войны партизаны, скрывавшиеся в балках района рек Малка и Кич-Малка, в течение нескольких дней подкармливали двух «алместы», живших в соседней пещере. 

    Жители села Сармаково утверждают, что в 1924 г. в трех километрах от села водился «алместы»; видели его по ночам многие, но он избегал встреч с двумя и более людьми. В 1935 (или 1937 г.) Баразби Ногмов в селении Каменомост охранял склад, к нему подошел «алместы», но Ногмов от испуга (по поверию кабардинцев, от заколдовывающего взгляда «алместы») стрелять не смог, хоть и хотел. Шофер тракторист Тохов в 1939 г., возвращаясь ночью, встретил на тропинке, проходившей через поле подсолнечника, находившегося на расстоянии трех-четырех шагов «алместы»; Тохов зажег пропитанную керосином паклю, которую носил с собой по ночам для защиты от волков, и при свете хорошо рассмотрел «алместы»: рост с человека, покрыт шерстью, разрез глаз якобы вертикальный (может быть это впечатление создает сильно выраженное так называемое «третье веко»?). 

    Среди жителей селения Сармаково есть поверие, что «алместы» можно поймать и приучить выполнять домашнюю работу, однако лишь в том случае, если удастся у него вырезать кусок шерсти и спрятать в доме. В 1938 или 1940 г. Мату Жериков (свыше шестидесяти лет, сторож), рубя хворост в балке Шеголуба, увидел «алместы», побежал на полевой стан, вернулся с племянником Талибом Жериковым и они застали «алместы» на том же месте; увидев людей, «алместы» встал и ушел. Талиб Жериков в 1939 – 40 г, ночью проходил мимо уборной, которую с лаем окружили собаки; Жериков бросил в уборную сверху камень (уборные часто ставятся без крыш) и оттуда выскочил «алместы», который скрылся в бурьяне на близлежащем кладбище. 

    В 1936 – 37 г., в июне, дождливым днем чабан услышал в балке Аурсенд странный крик и, подойдя к краю балки, увидел в пещере три фигуры; он побежал на полевой стан селения Каменомост и привел с собой к балке человек 30, в том числе Талиба Кулишева, со слов которого записаны дальнейшие сведения. В пещере увидели трех «алместы», повернувшихся к людям спинами и издававших нечленораздельные звуки - «бормотавших»; так как люди плотно стояли у входа в пещеру, «алместы» не пытались бежать из нее, а люди их хорошо рассмотрели на расстоянии 3 – 5 метров.

    Рост немного меньше человеческого, коренасты, покрыты черно-бурой шерстью, похожей на шерсть буйвола, местами сваленной как войлок; резкий неприятный запах «старого загона»; хвоста нет; глаза раскосые, красноватые; голова, по-видимому, немного длиннее, чем у человека, хотя точно трудно определить, так как она покрыта длинными, очень грязными и сбитыми волосами; шерсть на теле не очень длинная, но плотная, причем на груди длиннее, чем на боках и конечностях; наблюдатели якобы увидели какие-то набедренные повязки из тряпка или войлока. Кулишев уверен, что в этих балках «алместы» можно встретить и сейчас, хотя встречаются они гораздо реже, чем раньше.

    Мухаммед Шагенов из с. Каменомост утверждает, что в 1933 г. утром у родника на него напал «алместы», началась борьба, но на шум прибежали собаки и «алместы» отступил, скрывшись в пещере. В этой же самой пещере в феврале 1960 г. охотник М.М. Балагов, преследуя раненую лису, натолкнулся на «алместы» - человека голого, покрытого бурой густой шерстью; охотник оставил лису и побежал домой. В районе Псыбундж (за Кич-Малкой) ехавший на волах Мурадий Хофиюгов луннной ночью летом 1945 – 46 г. встретил на дороге двух «алместы». 

    Тика Шаботеков, старик свыше 80 лет, по его словам, до последней войны много раз видел «алместы» в балках Джаман Кул и в балке левее с. Каменомост, преимущественно ночами; по его словам, после войны «алместы» в этих районах исчезли. По словам Бестана Шанахова, старика 105 лет, он около 50 лет тому назад возле пещеры по течению р. Малки видел «алместы»: рост небольшой (150 – 160 см.), глаза вертикальные (?), красные, весь покрыт черной шерстью - взлохмаченной, неаккуратной; волосы «на голове длинные, грязные, свисают космами; обладает очень неприятным запахом, напоминающим запах старой пещеры. 

    «Алместы» что-то лопотал на нечленораздельном, нечеловеческом языке. Совсем не собирался нападать. Шанахов выставил пистолет, но «алместы» явно не понял его назначения. Заинтересовался блестящими ножнами кинжала. Походка у него почти человеческая. Шанахов и «алместы» стояли друг против друга несколько минут, затем оба отступили. Шанахов утверждает, что до этой личной встречи он не верил рассказам стариков о существовании «алместы».

    Упомянутый выше Баразби Ногмов (свыше 70 лет) в старые годы был атаманом шайки разбойников и нередко скрывался в горах от преследований властей. В 1918 – 20 г. он проезжал верхом по долине Кич-Малки и на узкой тропинке встретил «алместы». Лошадь испугалась, но он рассмотрел «алместы» довольно подробно: шерсть с сединой, свалявшаяся как мох на дереве; глаза с вертикальным разрезом (?); старый мужчина; его сильный неприятный запах позже несколько дней преследовал Ногмова. Ногмов вспомнил, что убийство «алместы» навлекает несчастье, и проехал мимо. 

    Колхозник Кара Кочкаров, 70 лет, рассказывает, что до образования колхозов он сеял кукурузу в долине р. Малки, ниже с. Каменомост. Однажды в зарослях кукурузы он увидел самку «алместы», которая кормила детеныша. Шерсть черная, всклокоченная. Издавала сильную вонь. Была повязана тряпкой вокруг поясницы. Второй раз Кочкаров видел «алместы» на камне на самой середине реки Малка. Как он слышал от отца (объездчика), «алместы» часто воруют одежду, пищу, тряпки. «Далеко в горы не ходят. Там им кушать нечего». Часто видели прежде «алместы» за Пятигорском - в лесах и виноградниках. (Борис Федорович Поршнев).


    1 2 3                        













    Категория: КРИПТОЗООЛОГИЯ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 52 | Рейтинг: 5.0/1