Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [0]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » КРИПТОЗООЛОГИЯ

    Таинственные животные в Латвии. 3

     

    Прибалтика: Где прячется «снежный человек»

    Итак, в ходе поисковых работ, которые, систематический проходили в районах Латвии, везде, откуда за последние 67 лет, поступали эпизодические сообщения, о встречах с реликтовым гоминидом, ставилась целевая задача, обнаружения, хоть каких то следов пребывания таинственного существа.  О всех таких, известных нам случаях, можно прочесть вот тут.

    Снежный человек в Латвии? Вопрос, который больше всего интересовал нашу группу, это теоретические условия существования популяции в локальных климатических и биосферных условиях. Важным предметом исследований являлось не только обнаружение лежок и маркеров (скрученных или заломанных деревьев), но и статистическое определение, теоретический пригодных мест, для размещения временной стоянки (на оснований ряда обобщенных примет, полученных от наших Канадских и Российских коллег).

    Рассмотрим две системные модели обитания вида в пределах условного ореола, которые сводятся к локальному обитанию, либо миграционному.

    Начнем с локальной модели. Напомню, что леса Прибалтики, представляют из себя, чередование холмов (морен) и заболоченных низин, что в целом, создает два совершенно очевидных условия, которые мы просто не могли не учитывать. Главная идея - площадей,  для оборудования удобной лежки, в Прибалтийском лесу не так много, если конечно гоминид не умеет спать в воде(болоте). Однако, до сих пор, в среде Гоминологов встречались лишь «сухие» лежки. Отсюда вывод, перемещение или миграция особей, вряд ли проходит через топи болот, и скорее всего, огибает сложную «береговую линию» заболоченных низин, где и следует искать следы существа.

    Суть нашего исследования, заключалась в GPS маркирований возможных точек, для выяснения среднестатистического распределения мест, теоретический удобных для возведения временной лежки (за 10 лет, обработана территория в 170 км2, в трех кластерах). В результате несложного анализа, выяснилось, что среднестатистическое распределение искомого значения, лежит в примерных пределах 2,5/км2. Иными словами, на территории 10 км2, может размещаться в среднем около 25 мест, где возможно, теоретический, оборудовать  удобное и безопасное место для отдыха.  

    Таким образом, если предположить, что локальная популяция, в пределах одного кластера, составляет хотя бы одну пару, то даже за один сезон, перемещаясь в любом порядке, от одной временной лежки к другой (даже при условии, что они вообще не перемещаются в поисках пропитания), они бы непременно «натоптали», оставив  достаточно физических следов для своего обнаружения. Однако, этого, до сих пор, почему то не произошло..

    Другое непременное условие локального обитания, это создание или поддержание видовой среды. А именно, таких ее минимальных признаков, как, постоянное жилище, вывод потомства и промысловая территория (у высокоразвитых видов, она может быть общей). И в этом случае, гоминологов ожидает неудача. Не смотря, на все отчаянные усилия, обнаружить постоянное жилище «йети», сделать это, еще никому не удалось. Так же, не удалось обнаружить следов активного промысла. 

    Иными словами, крупное существо, весом около 200 кг, должно потреблять примерно 2500-3000 ккал в день. Это составляет, около 2 кг мяса или 10 кг «зелени» (коры, листьев, веток и побегов). Вывод напрашивается таков, что питаясь вегетарианский – пара гоминидов, уже очень скоро, обгрызет всю кору и молодые ветки в округе, при этом, оставит исследователям массу материальных следов, от анатомических особенностей зубов и челюсти, до образцов слюны.

    А вот если предположить, что лесной человек, иногда предпочитает расширить свое меню, поживившись мясом, ему потребуется практический все время проводить на охоте, а учитывая его размеры и общие законы биологии, догнать мелкую дичь ему не удастся. Аналогичная эволюционная причина, сделала вегетарианцами Горилл. Переносимых запасов пропитания, у этого вида, так же никогда замечено не было, к тому же, такая схема предполагает создание обширной системы хранилищ, для запасов еды, которую рано или поздно, обнаружили бы люди. Все говорит, что на локальной территории в пределах ореола обитания, реликтовый гоминид, ведет себя, как буд-то находится в гостях..

    Однако, мы можем так же предположить, что все случаи встречи человека и реликта, есть результат миграционной схемы, которая предполагает миграционное перемещение вида через определенные территории. Однако, неувязка этого предположения, заключается в том, что в этом случае, все обнаруженные исследователями лежки и маркеры, всегда располагались бы в условную линию, непременно повторяющую миграционные пути этого вида, но… это предположение так же не подтвердилось. К тому же, совершенно не ясна миграционная схема, ведь если и существует какое то территориальное перемещение  вида, то оно должно иметь направление и закономерность.

    Рассмотрим первый вариант  таких «походов». Особи, от некоего места обитания одной крупной популяции, непрерывно двигаются по миграционному пути, в каком-то одном, или разных от центра направлениях.  Но куда они в этом случае идут? Ведь первоначальная, «колыбельная» популяция при этом скудеет, а индивидуальное перемещение в «неизвестном направлений», делает невозможным размножение (я все же предполагаю, что они размножаются парно). С точки зрения законов биологии и эволюции вида, схема совершенно утопическая. 

    Ведь в этом случае, все особи, покинувшие «колыбель», фактический, будут навсегда потеряны для популяции вида, поскольку проведут в опасном путешествии, долгое время и вероятнее всего останутся без самки и потомства. Теоретический, великий поход из скажем, малонаселенных человеком Гималаев в Прибалтику, только для того что бы уткнуться в Балтийское побережье – сам по себе, смысла не имеет. К тому же, 90% пути мигрирующей особи, будет пролегать, через густонаселенные районы, где вероятность столкнуться с человеком, или оставить массу следов - практический равна 100%.

    Ну тогда, остается предположение, что миграция связанна как раз сохранением вида, то есть, с образованием некоего условия, при котором особи мигрируют, из одной «колыбели» в другую, обеспечивая дрейф генов и предотвращая близкородственные связи. Здесь, нас опять ожидает ряд очевидных неувязок: Как мы уже с вами выяснили, никаких крупных поселений реликтовых гоминидов на планете, обнаружить пока никому не удалось. Районы ореола (Европейской части планеты), где были замечены особи, расположены,  в достаточно густонаселенных человеком районах, с хорошо развитой инфраструктурой человеческой цивилизации. В современном мире, зоологи без труда, могут определить даже пути миграции небольших представителей рода кошачьих, конечно же, 200 килограммовые особи, с размером ноги в 50 см, просто не могли бы долго оставаться незамеченными человеком, но и тут исследователям похвастаться нечем.

    А теперь внимание, квинтэссенция всего вышесказанного:  Все обнаруженные до этой поры исследователями лежки и пещеры реликтового гоминида – это, по сути, временные укрытия. Постоянных жилищ, поселений (хотя бы бывших), останков существ, следов хозяйственной деятельности и детенышей этого вида, обнаружить, пока не удалось. Не удалось найти и следов продолжительной деятельности вида, по добыче пропитания (а его только по весу, в вегетарианском варианте, требуется 10 кг/день на особь). 

    Все имеющийся, в распоряжений исследователей данные о следах укусов на ветках, коре и в отдельных случаях, об останках съеденных животных (тут, как мне кажется спорно), так же говорят в пользу того, что существо лишь немного позволило себе перекусить по дороге. Маркеры (заломанные и согнутые деревья) и сами следы (там, где они были обнаружены), всегда находились поблизости от лежки. В других местах, следы фактический, отсутствуют (а должны обязательно быть, при активном перемещений и охоте). Все случай столкновения людей и реликтового гоминида явно спорадичны и не имеют очевидной системности по времени (только по месту!).

    Напрашивается логичный вывод: Существо, фактический не перемещается, и по какой то причине, почти не отходит от временной лежки. Создает какие-то метки (маркеры) и лишь иногда, коротая непродолжительное время, позволяет себе немного утолить голод местным рационом. Вопрос ребром: Как оно оказывается именно в этом месте, где возводит лежанку, сколько времени там проводит, и куда потом внезапно исчезает? Позволю себе сместится от очевидного, к невероятному, и выскажу свое предположение…


















    Категория: КРИПТОЗООЛОГИЯ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 6 | Рейтинг: 5.0/1