Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [273]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » КРИПТОЗООЛОГИЯ

    Таинственные животные в Псковской области. 3


    Шабаш оборотней

    Эту историю рассказал мне еще совсем молодой человек. Ему чуть больше тридцати, хотя и голова у него совершенно седая. Нашел он меня через общих знакомых, назначив встречу на железнодорожном вокзале города Калинковичи. Там он и поведал мне свою странную историю. «Несколько лет назад, получив в «наследство» от своего деда-лесника новенький карабин, я и двое моих товарищей по университету решили сходить на охоту. Тем более что леса в Псковской области иногда делились с охотниками весьма знатными трофеями.

    В тот день, пройдя километров пятьдесят вглубь леса и подстрелив наконец огромного кабана, мы решили устроить привал. Вытянув свою добычу на поляну, в центре которой, к нашему удивлению, уже имелись относительно свежие остатки кострища, мы развели огонь, установили палатку и, вырезав кусок из туши, начали готовить ужин. Когда мясо на костре более-менее запеклось и по окрестностям пошел запах, где-то вдалеке вдруг раздался пронзительный волчий вой. Мы переглянулись…

    Вообще-то, с нашей стороны жарить мясо в «диком» лесу - шаг более чем опрометчивый. Об этом вам может сказать любой, даже начинающий охотник. Но мы, в силу своей молодости и глупости, эту меру предосторожности проигнорировали. Однако вой был очень далеко и мы, полагаясь на то, что зверье к костру подойти побоится, зарядив оружие, принялись за ужин.

    Вой тем временем стал доноситься с разных сторон и расстояний. То дальше, то ближе… При этом, если сначала это были одиночные вопли, то спустя полчаса это уже был вой одновременно двух или даже трех волков. Стало как-то не по себе. Никто из нас не выпускал из рук оружия…

    Темнеет в лесу быстро. И спустя пару часов наша поляна освещалась только светом костра, который мы намеренно сделали больше, чтобы у зверья не возникло соблазна пожаловать к нам «на огонек» среди ночи. Договорившись об очередности дежурства и перепроверив (мало ли…) ракетницу, я с товарищем отправились в палатку - спать. (Оружие мы взяли с собой, тщательно проверив и положив возле спальных мешков.)

    Следующим «часовым» нашего лагеря должен был быть я… Но едва мы сомкнули веки, как вокруг нашей поляны стал раздаваться треск ломаемых веток - словно кто-то величиной с медведя или кабана пробирался напролом сквозь чащу… Причем, треск раздавался весьма странно: резко останавливаясь с одной стороны поляны, он тут же возобновлялся с противоположной… Затем, раздался звериный рев, переходящий в плач ребенка и - в одно мгновение - в дикий хохот! Что-то вроде: «И-йи-ху-ха-ха…» (Я почувствовал, как в тот момент у меня на голове зашевелились волосы). 

    Спустя секунду раздался дуплет из ружья нашего «дежурного»: очевидно у него не выдержали нервы и он стал палить в сторону этих воплей… Мы мгновенно выскочили из палатки с оружием в руках и стали оглядываться по сторонам. Наконец, мой второй напарник разрядил ружье в сторону кустов, за которыми еще раздавался треск ломаемых веток. Сдавленный вскрик, чем-то похожий на человеческий, известил о том, что выстрелы достигли цели. Когда эхо унесло звуки выстрела, наступила тишина…

    Выждав в напряжении еще около получаса и прислушиваясь к каждому шороху, мы стали успокаиваться. Похоже, что наши приключения, а вместе с ними и острые ощущения, закончились. Можно было спокойно расслабиться и еще пару часов поспать… Поскольку до моего дежурства было еще два часа, я снова пошел в палатку - доспать хотя бы это время.

    Спустя минут десять, когда я уже забылся глубоким сном, мне послышались душераздирающие крики «дежурного» и хлопки ракетницы. Но видно нервное напряжение этого вечера дало о себе знать: я не сразу сообразил, что это мне не приснилось. В реальность меня вернули выстрелы, раздавшиеся прямо над палаткой. Едва я открыл глаза, как в метре от моего лица, стенка палатки была разорвана острыми когтями и в проем влезла оскаленная волчья морда… 

    Машинально хватаю карабин и стреляю почти в упор. Осечка! Лихорадочно передергиваю затвор и в момент, когда зверюга уже впивается зубами в мое правое плечо, делаю выстрел в середину серой туши. Выстрелом волчару отбрасывает назад. Я мгновенно выскакиваю из палатки… И, тут же, за что-то зацепившись, падаю. Падая, успеваю заметить, что костер почти догорел и если не подбросить валежника, он просто погаснет. Тут же раздается треск рвущейся материи - это волчьи клыки распороли на мне куртку…

    Вскочив и не видя ничего перед собой, я стал убегать. При этом я с ужасом чувствовал, как волчьи зубы хватали меня за ноги, норовя повалить на землю. Не помню как, я оказался высоко на разветвлении ствола дерева, кажется, сосны. Взглянул вниз: у моего дерева беснуются несколько волков. Перевожу дыхание и бросаю взгляд на поляну - от нашей палатки остались одни останки. Моих же напарников по охоте нигде не видно… Лишь через пару минут где-то вдали послышались выстрелы. Я понял, что меня просто бросили, спасаясь от бешеной стаи.

    Внезапно на поляне стало светлее. Это кто-то подбросил в костер топлива. А еще через мгновение я чуть было не свалился с дерева. Раздался такой жуткий вой, от которого, в прямом смысле, стыла кровь в жилах. И через секунду - тишина… Возня под моим деревом прекратилась. Все зверюги направились к центру нашей поляны. Я же, воспользовавшись «передышкой», стал наблюдать за происходящим…

    Возле огня я увидел старого волка с полностью седым загривком. Его левая передняя лапа была немного короче остальных. Когда к нему подошло еще несколько молодых животных, он высоко запрокинул голову и протяжно, жутко завыл… Остальные последовали его примеру. От такой адской музыки меня затрясло как осину. Я обхватил голову, плотно закрыл уши и зажмурился… Больше всего я боялся тогда сойти с ума. Когда же я осмелился глаза открыть, то чуть не свалился с дерева.

    Вместо волков на поляне я увидел… шестеро обнаженных мужчин. Один из них был полностью седым, а его левая ключица была сломана так, что рука при этом казалась короче другой. От увиденного меня прошиб холодный пот… Но это были мелочи, по сравнению с тем, что было дальше…

    Отойдя в лес, молодые люди вернулись в сопровождении прихрамывающей девушки лет тридцати, имевшую через всю спину страшный кровоподтек. Вторую девушку, постарше, они несли на руках. В свете огня было видно, что она почти не подавала признаков жизни. Ее левая сторона груди была начисто снесена картечью, а лицо и плечи обезображены… Даже с такого расстояния я понял, что ее раны смертельны. Седой, склонившись над лежащей, внимательно ее осмотрел, а затем, убедившись, что любая помощь бесполезна, запрокинул голову и дико заорал. От неожиданности, я дернулся и едва не упал вниз с высоты четвертого этажа.

    Треск ломаемых моим телом веток тут же привлек внимание этих чудовищ. Указав на меня, седой заорал: «Это сигнал свыше! Кончайте его, живо!» Мое тело после этого начало меня плохо слушаться. Нечеловеческим усилием воли я снова залез на свое место и занял устойчивое положение… Внезапно, дерево стало шмотать из стороны в сторону и я в любой момент мог запросто оказаться на земле. Вцепившись всеми конечностями (даже зубами!) я вынул из брюк ремень и привязал себя к дереву. Только после этого смог немного перевести дух.

    Обнаружив, что «стрясти» меня с сосны им не удастся, они вновь вернулись к трупу девушки. Отнеся тело в кусты и побросав туда же наши пожитки, они затеяли странный, похожий на киношный, ритуал. Седой вынул из под корней дерева черный, местами проржавевший от времени, меч (?), очертил вокруг поляны почти идеальную окружность, примерно пять метров в диаметре. А возле костра стал чертить странные знаки, бормоча что-то себе под нос.

    …От сильного удара в мое дерево я чуть было не вылетел далеко в лес. Ощущение было такое, как будто в него, на полном ходу, врезался танк. Если бы не мой ремень, переломал бы я себе все кости, оставив внутренности на соседних деревьях. Я снова напрягся, обняв ствол… И вовремя - от следующего удара ремень лопнул…

    Когда я снова посмотрел на поляну, то не поверил своим глазам: там были снова волки! Они принялись противно выть. Удары тем временем не только продолжались, но и усиливались - кто-то рубил мою сосну мечом. Мое убежище начало трещать, кое-где стали отлетать куски коры. Наконец после очередного сокрушительного удара где-то внизу раздался подозрительный треск и дерево слегка накренилось… От следующего удара оно накренилось еще больше… (Внизу тем временем стало твориться вообще нечто непонятное. Эти твари, высоко подпрыгивая и цепляясь зубами за ветки, пытались своим весом наклонить дерево еще больше. Естественно, что обычные волки так себя не ведут, это я вам как охотник говорю).

    От серии следующих ударов, мое дерево стало под углом где-то градусов пятьдесят к земле и я, оказавшись вблизи от веток другого дерева, попытался до них дотянуться. Наконец от следующего удара ствол подо мной окончательно потерял опору и, ломая ветки, рухнул. Я же, с бешено колотящимся сердцем, успел-таки схватиться за тонкие ветки рядом стоящего дерева и… скользя по его ветвям, полетел вниз… Это меня и спасло.

    Чудовища, ждавшие моего падения, побежали туда, где упала верхушка, а я упал метров за пятнадцать до нее. К тому же нас разделил густой ельник. Вскочив сразу на ноги и не обращая внимания на боль от сломанных ребер, я что было сил рванул в сторону, противоположную падению дерева. Я не знал, куда я бегу, дикий страх гнал меня вперед - подальше от этих тварей.

    Я не помню, сколько времени я бежал. Я чувствовал, что задыхаюсь, но ни на секунду не останавливался, пот градом окатывал меня с головы до ног, заливал глаза так, что я не видел, что передо мной. Я натыкался на деревья, цеплялся за сучья, падал, но быстро вставал и продолжал свой безумный бег. Вскоре от усталости у меня начались галлюцинации - сквозь шум в ушах мне слышались голоса людей и лай собак… Потом я потерял сознание…

    Очнулся я в комнате сплошь увешанной пучками трав, сушеными грибами и фотографиями животных. Повернувшись на бок, я заметил, что в комнате не один. За столом сидел широкоплечий мужчина средних лет и что-то писал. Заметив, что я очнулся, он спросил:

    - Ну, как спалось?

    Я пожал плечами…

    - Ясно. Ну, я бы и сам спал как убитый, после такой пробежки…

    - К-какой пробежки? - Я чуть с постели не свалился.

    - Так ты что - не помнишь? Ты ж позавчера семьдесят километров пробежал. Аккурат от волчьей поляны до нашей околицы. И видя мой растерянный вид, он пояснил, что местный лесник нашел два растерзанных трупа и мою куртку с документами. А поляну, где мы ночевали, тут издавна считают местом гиблым и предпочитают обходить стороной. Говорят, что там часто волки на шабаш собираются и делают жертвоприношения…

    Митрич, так звали моего собеседника, рассказал мне о том, что если на этот шабаш попадает сильный колдун, то он может стать там вроде верховной фигуры и подчинить себе всю стаю, превратив их в людей. И держать их в таком обличии до тех пор, пока они не согласятся служить ему. А делается это все через молодую волчицу, специально отловленную в юном возрасте и выращенную самим колдуном… Для обычного человека попасть на такое «мероприятие», кроме посвященного колдуна, очень опасно, да и нереально. Его ждет та же участь, что и моих напарников. (Опознать, кстати, которых по лицам было невозможно. Только некоторые детали одежды и личные вещи указывали, что это останки моих друзей.)

    - Так что, - не поверил я, - разве волки могут превращаться в людей? Быть не может!

    - А ты об оборотнях слыхал?

    - Естественно. Но это же люди, которые якобы могут превращаться в волков.

    - А наоборот, думаешь, не бывает?

    - А разве и такое бывает?

    - Так ты ж сам все видел. Или уже не помнишь? - окинул меня странным, как мне показалось, усмехающимся и одновременно ненавидящим взглядом Митрич.

    Не знаю почему, но в тот момент мне показалось, что этот сильный седой мужчина знает обо мне намного больше, чем говорит. Как будто он сам был там от начала и до конца…

    …Спустя неделю, после всех разбирательств с милицией, я вернулся домой. И еще долго потом вскакивал по ночам от воя дворовых псов, шарахаясь от них на улице днем…» («Из книги Яна Черного»).



    Свечение в озере, каменный идол… и вновь гребнистые змеи

    В 80-х годах прошлого века по разбросанным среди болот псковским рекам и озерам путешествовал на байдарке турист, краевед и публицист МЛ. Костров. Ночуя в светелке стоящего на берегу одного из озер дома, увидел он удивительное зрелище:.

    «То ли стон, то ли крик пронесся над озером, и сейчас же по поверхности воды медленно поползла зеленая полоса. За ней, роняя пятна света, надвигались еще и еще цветные ленты: желтые, красные, синие… Я жил на Чукотке, хорошо знаю резкое северное сияние, здесь же небо было спокойным. Да еще и правильная геометрия…». Утром местный пастух объяснил гостю, что много лет назад на берегу озера случилась трагедия: отец убил сына. С тех пор над этим местом и возникает сияние, причем видно оно только под строго определенным углом, с уровня второго этажа, зато повторяется явление каждый год, каждую июньскую ночь…

    Удивительно, но сам очевидец даже не попытался установить физические причины феномена, более того - тут же он пишет, что такова его принципиальная позиция. Видимо, писателю больше интересны люди и судьбы - любопытнейшее с точки зрения физика или аномальщика наблюдение описано буквально в одном абзаце большого очерка…

    Конечно, нашу группу странное свечение заинтересовало. Первую попытку пронаблюдать загадочное явление предприняли в начале лета 2001 года знакомые читателям Сергей Каминский и Татьяна Янчук. Но, как по возвращении «доложили» разведчики, деревня Чилец (только из которой, по Кострову, можно увидеть сияние) давно уже нежилая, и «по закону подлости» именно в момент их экспедиции пустили рыбаки там пал - горели трава и камыши, огонь грозил перекинуться на остатки строений, так что сталкеры вынуждены были в темпе покинуть деревню. Проведенные ими наблюдения с другого участка берега, как и опрос нескольких местных жителей, не дали положительных результатов, что, конечно, понизило степень доверия к рассказу краеведа.

    И все же в конце июня 2006 года я решил вновь посетить загадочное озеро, благо, к теме аномального свечения «пристегнулись» еще две. После публикаций в «Комсомольской правде», посвященных проблеме «прыгающих змей с гребнем», пришло несколько писем читателей, заявлявших о том, что и в некоторых районах Псковской области встречали этих необычных и не известных науке животных. С точки зрения логики ничего необычного в этом не было: ленинградские болота плавно переходят в новгородские и псковские. Последние занимают большую часть области и «неофициально» именуются Рдейским краем. Может быть, именно в Псковской области шансов добыть экземпляр «летучей змеи» больше? 

    Ответить на этот вопрос можно было, только получив статистику встреч с ними местного населения. Имел я в виду другую нашу традиционную тему: культовые памятники дохристианской эпохи. На северо-западе России множество оставленных отступавшими ледниками валунов, следовательно, предки, решив возвести какие-то монументальные сооружения, долговременные капища, изготовить фигуры идолов, проблем с твердым и долговечным материалом не имели бы. 

    Получается, такого рода памятников здесь должно было исходно быть больше, чем в бедных крупными камнями более южных районах, а значит, можно было надеяться, что хоть какие-то из них уцелели после «перестроек»… В 1970-х годах прошлого века камни с древними рисунками на территории Псковской области искал краевед А. С. Попов и нашел довольно много, однако с выводами его археологи соглашались не всегда (как обычно, нередко за искусственные рисунки принимались царапины природного происхождения) и продолжения эти исследования не получили…

    Еще труднее, чем опознать среди природного происхождения сколов и ямок на поверхности камня древние рисунки, бывает ответить на вопрос о происхождении скоплений камней. Видишь кучу валунов и гадаешь, что это: ледниковый нанос, собранный при очистке полей «мусор» или остатки капища? Иногда ответ просто невозможен.

    С подобной ситуацией я столкнулся в первый же вечер путешествия, когда в кабине фуры ехал уже по Псковской области и близ райцентра Бежаницы задумался о месте ночлега. В окно я поглядывал уже с некоторой тревогой: кругом заболоченные луга, лесов нет, в лучшем случае - невысокий кустарник… Наконец, уже перед самым райцентром, увидел горушку с чудесным сосновым бором и попросил водителя остановиться…

    При ближайшем рассмотрении примеченный лесок оказался сельским кладбищем, зато за ним обнаружилась еще одна покрытая лесом сопочка… А на вершине ее - оборудованное кострище среди… группы камней. Окатанные ледником гранитные валуны были «расставлены» довольно симметрично. Скорее всего, камни были принесены сюда людьми в историческое время - в противном случае не представляю, как они могли при движении ледника остаться на вершине, а не съехать вниз. Может быть, здесь было древнее кладбище? Или капище? Боюсь, ответа мы никогда не узнаем…

    Из Бежаниц, я знал, до ближайшего к нужному мне озеру села ходит автобус, однако автостанция была на замке. Спросил проходившую мимо тетушку, та показала на табличку, где якобы, есть расписание автобусов, но его там не было! Хотя тетя, стоя рядом и глядя туда же, уверяла, что было! Удивительное рядом.

    Конечно, я не стал ждать у моря погоды, а двинулся пешком, но не прошел и десяти метров, как застопил уазик-«фермер» (с двойной кабиной и кузовом с тентом). За рулем сидел мужчина в очках, который, спросив, кто я и откуда, изрек: Вам сказочно повезло, мы, сотрудники здешнего болотного заповедника, подбросим почти до конца нормальной дороги!

    А вот узнав о дальнейших моих планах, попутчики пришли в большое сомнение и задумчиво качали головами.

    Знаем мы берег озера - рядом охранная зона заповедника начинается. Раньше проходил краем озера зимник, можно было летом и на тракторе проехать, и пешком пройти, но пару лет назад лесной пожар случился и метров двести зимника сгорело. Теперь бурелом там, с одной стороны озеро, а с другой - болото. Мы на вездеходе по дну озера пробираемся, а вот как пешком… Одно могу сказать - первые пятнадцать километров пройти можно, до берега озера, а там в домике бригада рыбаков базируется, они точнее подскажут.

    Расспросил я работников заповедника, собравшихся перед конторой (в основном, это были егеря, научных сотрудников, к сожалению, не случилось), и об интересующих меня вопросах, главный упор делая на «гребнистых змей». Заместитель директора по охране к возможному их существованию отнесся скептически, однако от дискуссии уклонился, приведя лишь один аргумент: «У меня же есть здравый смысл», - с чем и убежал по служебным делам. Дождавшись ухода начальства, один из егерей, разумного вида мужчина лет сорока пяти, сказал, слегка ухмыляясь:

    - Он человек нездешний, не все знает и понимает… Действительно, о змеях с гребнем испокон веков рассказы в болотах ходят, и лично я считаю реальное существование таких «гадов» вполне возможным.

    Лет тридцать назад при мне случай был: прибежали рыбаки с озера, испуганные. Говорят, ловили бреднем рыбу и вытащили с уловом и двух таких змей с красными гребнями. Испугались и рыбу бросили!

    - Точно, были такие рассказы, - подтвердил несколькими минутами позже и шофер подрулившего микроавтобуса, - у нас в деревне даже ругательство было: «Змей ты, красный гребень!» Сейчас уже редко его услышишь…

    Рассказали мне и о том, что прошлой осенью круг примятой травы на лугу близ границ заповедника появился: «Один в один, как в Англии. Вряд ли кто-то мог пошутить - у здешних людей характер не тот…». Поблагодарив за консультацию и оформив пропуск на посещение охраняемой территории, прежде чем выдвигаться в болота, прошелся я по улицам села, решив поискать бывших чилецких жителей.

    Их осталось немного - человек пять. Узнав у продавщицы сельмага адреса, познакомился со всеми. Увы, ни о сиянии в озере, ни о якобы породившем его случае детоубийства никто даже не слышал! А вот Марка Кострова некоторые знают и относятся к краеведу скептически. Зато «змей с гребнем» коренные жители знают - нашлись даже двое очевидцев. Увы, по крайней мере в настоящее время встречают их очень редко…

    Неожиданным для меня оказалось современное поверье - по всеобщему убеждению местных жителей, заповедник в их краях создан неспроста, а для… маскировки полигона по захоронениям радиоактивных отходов. Мало того, захоронения эти производятся оригинальнейшим способом.

    - Говорят, над болотами временами летает странный самолет, с него и бросают контейнеры с отходами и топят в трясинах, - говорила вполне разумная женщина лет 30, - однажды я сама, когда ходила за клюквой, видела низколетящий самолет и слушала потом удар, как будто что-то сбросили, но наверняка связывать эти события не берусь. А вот то, что война с заповедником у нас идет из-за клюквы, - это уже чистая правда. Клюква нас всегда выручала - работы-то нет, сельское хозяйство в упадке. А тут все ближние клюквенники в охраняемую зону вошли… Мужики наши грозятся сжечь всех этих охранителей природы…

    Надо сказать, что действительно в Псковской области поля зарастают, как и почти везде в средней полосе, - что поделаешь, зона неустойчивого земледелия… Но тем более очень неожиданно было видеть буквально во всех селах и деревнях области большие стада коров - в соседних регионах, даже южнее, скотину эту держат хорошо если в одном доме из пяти - десяти…

    Наконец, выхожу из населенных мест… Дорога на всем протяжении хоть и заросла, но вопреки моим опасениям отлично читается. Мосты целы, комаров, мошки, слепней сравнительно немного, так что шагалось приятно. Вот только лужи в глубоких вездеходных колеях были глубоченные - почти по колено. Одну, особенно глубокую, попытался обойти и забрел в итоге за параллельную проселку мелиоративную канаву. Назад пришлось выбираться уже почти по пояс в воде, едва рюкзак не намочил… 

    После этого мне было уже все равно, и следующие лужи я не обходил, а пересекал по прямой. Хорошо, вода была теплая - за 20 градусов, да и солнце жарило. По обеим сторонам виднелись озерца в камышах, с воды то и дело взлетали утки с утятами, при этом забавно было наблюдать, как утки прикидывались ранеными. Вокруг цвели желтые ирисы, а в одном месте впервые в жизни я увидел редчайшие дикие гладиолусы - шпажник болотный. Словом, у меня сложилось впечатление, что организация заповедника в Рдейских болотах вполне оправдана.

    Добравшись до рыбацкого домика, среди многочисленных, развешанных для просушки сетей и вялящейся на солнце рыбы увидел пожилого человека, назвавшегося просто Женей… По его словам, всего рыбаков в бригаде трое, коллеги уехали на другое озеро, а он вялит рыбу и сторожит. Похоже, любой новый человек здесь в радость, так что пообщаться рыбак был рад и интересами моими проникся, хотя ничего по «аномальным делам» и не знал.

    - Сейчас поеду сетки проверять и тебя подвезу к бывшей деревне. А вот как обратно…

    Думаю, по старой дороге аккуратно все же пройти можно.

    Еще вариант: краем озера, по пояс в воде - дно твердое, не затянет. Можно еще в единственную жилую деревню Ручьи наведаться, может быть, мужики на лодке подвезут. Это еще дальше по берегу…

    Плавание на лодке здесь, оказывается, имеет свою специфику - озеро на километр от берега заросло камышом, а в зарослях своеобразные «улицы»-протоки, похоже на южные плавни, хотя камыш все же пониже и открытых участков больше. Попробовал управлять лодкой - не просто: дощанка - не байдарка, имеет куда большую инерцию и так и норовит заехать в камыши…  А вот гребет Женя часто «по-байдарочному» - сидя лицом вперед, иначе невозможно маневрировать в камышах. Говорят, еще недавно на многих псковских озерах в ходу были «камейки» - связанные попарно долбленки, настоящие катамараны.

    Несмотря на весь опыт, протиснуться к берегу через камыши по вездеходной колее (весной ее пробил ГТС заповедника) у Жени не получилось, так что он высадил меня прямо в воду. Метров пятьсот идти пришлось через камыши и бурелом (образовавшийся при лесном пожаре - прибрежные деревья падали в воду) почти по пояс, а потом еще долго лазать по траве, которая уже не просто по пояс, а доходит до шеи, - искать деревню. Оказалось, что от костровского «дома со светелкой» ничего не осталось да и вообще в деревне сохранился единственный дом, к моему удовольствию, оказавшийся достаточно добротным.

    Вот только слуховые окна его чердака ориентированы совсем «неправильно», так что для ночных наблюдений я облюбовал крышу террасы. Низковато, конечно - озеро видно с нее лишь в виде узкой полоски. Попытался влезть на крышу туалета (единственное здание, помимо дома), но она оказалась еще ниже.

    В водоеме, как говорили и егеря, и Женя, вода питьевая, однако ломиться к ней приходится сквозь камыши, поднимая при этом со дна муть, да и вообще - по крайней мере у берега - цветом вода, как зеленый чай. Так что не просто ее сырой не пил, а еще и кипятил долго… Решив бытовые проблемы, приступил к наблюдениям. Намазавшись с головы до ног антикомарином (кровопийц появилось необычайно много), честно караулил сияние - и… ничего аномального не видел. Я не исключаю, что с уровня второго этажа что-то и увидел бы (сияние, может быть, заметно только со второго этажа именно потому, что берег очень пологий и с уровня крыльца озеро, как уже говорилось, выглядит узкой полосой). Хотя вряд ли: уж игра-то цветов видна должна была быть? Да и «вздохов», упомянутых Костровым, я тоже не слышал.

    После бессонной ночи пошел было назад… Увы, куда ни ткнусь, упираюсь в озеро и камыши. Следов ни дороги, ни зимника просто не видно. Подумав, решил идти в Ручьи: может быть, кто-то из рыбаков подвезет, да и поговорить с ними не мешало. Вопреки моим опасениям оторванная от ближайшего населенного пункта на двадцать километров деревня выглядела вполне обустроенной. Имелось даже электричество - чудом пожар, погубивший зимник, не затронул проложенной по самому берегу линии электропередач.

    Из крайнего дома навстречу редкому здесь туристу вышел мужик лет шестидесяти, как принято в здешних, краях, запросто назвавшийся Петей. Впрочем, познакомились мы чуть позже, а начался разговор с того, что собеседник с ходу повел меня в дом, тут же поставив на стол рыбные котлеты и блины… Чуть позже к посиделкам присоединился живущий в соседнем доме Тимофей.

    Мужики охотно рассказывали о своем житье-бытье, оказавшемся просто удивительным.

    Сухопутного пути в деревню летом нет, все сообщение - по воде. Самое интересное, что лодок с мотором ни у кого из ручьевцев не имеется, а до ближайшего села - более двадцати километров, не очень-то погребешь… Вот и получается, что гости в деревне редки: рыбозаготовители приплывают - меняют по бартеру рыбу на продукты, да моторка заповедника иногда заходит. Впрочем, еще забираются сюда на личных моторах особо фанатичные рыболовы-любители - рыбалка на озере отменная.

    Никогда бы не поверил, что в Европейской России остались такие отрезанные от цивилизации селения, если бы сам не видел. Впрочем, это только летом. По словам собеседников, оживление в их краях наступает зимой: по проложенной по льду «дороге жизни» едут поклонники зимней рыбалки даже из Москвы и Питера, иногда и на «Жигулях» проезжают… Но что думают в деревне о свечении в озере? Мнение и здесь было единодушным: не бывает такого! Да и к Кострову отношение у всех было опять скептическим.

    - Он много чего о наших местах понаписал и понаговорил. Как-то слушаю по местному радио, о «загадочном» Русском озере рассказывает  - дескать, найти его почти невозможно… Когда услышал, аж захохотал: на это озеро в то время дорога была, я Марку сам предлагал - выбирай время, отведу тебя туда…

    Увы, довезти меня на лодке хотя бы до дома рыбаков никто не брался, даже за гонорар, - ветер поднял волну с «барашками», выходить в озеро было рискованно.

    Пришлось все же выбираться пешком…

    Попасть на дорогу, даже пользуясь прибором GPS (в памяти коего сохранялся маршрут четырехлетней давности), по-прежнему не удавалось, я постоянно упирался в густейшие кусты - по-видимому, дорога заросла окончательно и бесповоротно… Продираться через лозняк воистину выше сил человеческих, так что пришлось идти, придерживаясь столбов ЛЭП, по прямой: то по пояс в воде, то в траве, то в буреломе, то в смеси всего перечисленного. Скорость по прибору была 2,5 км в час… 

    В довершение уже в виду дома рыбаков возникла речка. Попытался пройти вброд, но начал заливаться рюкзак, явно там по шею будет… Прибор показывал, что мост (имевшийся четыре года назад) в полукилометре, и я испугался, что придется идти вдоль берега к нему (опять же сквозь бурелом), но, к счастью, обнаружилась старая «кладка», и даже два шеста рядом - рыбаки, видимо, положили. Уже перебравшись через речушку, все же подмочил рюкзак, ухнув при сходе с кладей…

    В общем, такого экстрима у меня не было до того ни в Ленинградской области, когда по болотам блуждал, ни зимой, когда по пояс в снегу пещеры искали… Самое удивительно, что, хотя затраты сил были действительно значительными, самочувствие было вполне сносным. Даже не ожидал от себя такой прыти. Видимо, сказался хороший психологический настрой: поскольку реальной угрозы заблудиться не было да и утонуть тоже, а вода и воздух были теплыми, шел спокойно, наслаждаясь природой, дикими местами, по пути даже фотографируя насекомых. Единственное, чего я серьезно опасался, - вывихнуть ногу или просто упасть, попав в подводный капкан из веток и стволов…

    Добравшись до райцентра, отправился в краеведческий музей, милые сотрудницы знали предания о «змеях с гребнем» (ничем не отличающиеся от слышанных ранее), в отношении же культовых камней советовали перебраться севернее. Пока ехал туда в машине коммивояжеров, торгующих офисной техникой, вновь услышал рассказ о «красногребенных».

    - Мой отец рассказывал, что видел в детстве такую. На небольшом озере среди болот, - говорил водитель. - Он на нее охотиться пытался с самодельным луком. Но, когда змея на него кинулась, быстро бросил это дело и от страха убежал. Мало что помню в его рассказе. Не буду врать. Но там места глухие, на сорок верст ни одной деревни.

    - А не рассказывают в тех краях о змеях без гребня, но необычных цветов - голубых, синих? - спросил я.

    - Зеленую я сам видел, - ответил собеседник, - на озере, которое по-местному называется Щучьим. Отец пару раз ходил в молодости туда, ну и мы решили съездить порыбалить с ним. Короче, поехали на мотоцикле, через какие-то болота продрались, сам не помню. Долго мы это озеро искали, вышли - огромный простор, как в «Собаке Баскервилей», топи черные. И прогалины. Мох сплошной. Мы по нему идем мимо прогалин - ветер дует, качаешься, как на волнах. Блесну я на озере быстро оборвал, мы обратно пошли. И дорогу нам преградила змея ярко-ярко зеленой окраски. Ну как, довольно-таки большая, наверное, с метр была. Зеленая, как трава, но ярче, трава темнее. Потом - рраз - уползла, и нет ее: сливается с цветом мха.

    Снова та же знакомая пара! Особенно обнадежила уверенность нового знакомого в том, что никаких мероприятий по «улучшению природы» в указанном им районе не проводилось. Если «гребнистые» жили там тридцать лет назад, должны обитать и сейчас. Во всяком случае, человек к их исчезновению в отличие от многих районов Ленинградской области руки приложить не мог. Увы, в этот раз возможности заехать на Щучье озеро у меня не было.

    Впрочем, в Новоржевском краеведческом музее ждала информация, пожалуй, даже более интересная, по-настоящему сногосшибательная!

    Заведующая музеем М. Пахоменкова просто и буднично рассказала:

    - Есть у нас на юге района гора Ржева, близ нее городище, существующее по крайней мере с XI–X веков. В 1970-х годах краеведы обнаружили неподалеку вертикально стоящий камень из красного гранита, вроде стелы, высотой метра полтора. При ближайшем рассмотрении оказалось, что форму ему придал человек, это антропоморфная фигура. Никаких сомнений в этом не оставляют выбитые на ней углубления, изображающие круглые глаза, и прорисованные тонкими линиями руки, одна из которых держит то ли рог, то ли меч. Да вот, посмотрите сами…

    Музейщица протягивает фотографии и рисунки изваяния. Смотрю, и меня берет оторопь: в том, что фигура насчитывает по крайней мере тысячу лет, нет никаких сомнений, судя по всему, это древнейшая статуя на территории Европейской России! Именно статуя - в отличие, скажем, от сохранившихся кое-где крестовидных идолов, ржевский камень на сто процентов изображает человека или, может быть, созданного по его образу и подобия языческого бога! На территории России аналогов ей нет!

    - Досадно, что я никогда не слышал о столь удивительной находке! - говорю собеседнице. - Вероятно, от желающих увидеть это изваяние археологов отбою нет?..

    Конечно, задавая вопрос, я немного иронизировал. И в ответ услышал то, что и ожидал:

    - Насколько я знаю, - ответила руководитель музея, - изучал камень только сотрудник Псковского музея А. Александров, подготовивший для нас небольшую справку о нем. По его мнению, идол аналогичен прусским изваяниям, известным, например, на территории Скандинавии, их там ставили на берегах рек…

    Конечно, я готов был тут же ехать в район Ржевы, чтобы лично увидеть древнейший памятник, но… следующие слова Марины Алексеевны произвели эффект ледяного душа:

    - Идола этого больше нет. В 1994 году кто-то его похитил. То ли черные археологи, то ли просто любители экзотики…

    Так что же, украшает теперь древнее изваяние чью-то частную коллекцию, а то и садовый участок и уже никогда не поведает о неизвестных страницах отечественной истории? Между прочим, меня часто упрекают - почему в своих публикациях я обычно не указываю местонахождение описываемых объектов. В Предисловии я уже объяснял свою позицию, и, полагаю, вышеописанная история Ржевского района ее полностью оправдывает. Тем более что «черные копатели,» и «садоводы-любители» еще не все камни успели собрать… В чем я удостоверился в ту же псковскую экспедицию, днем позже после посещения Новоржева.

    Не скажу, какой счастливый случай свел меня уже на обратном пути с молодым и энергичным сельским краеведом Андреем Васильевым, не скажу и названия затерянной в лесах деревни, где он проживает. А вот о в высшей степени небанальных камнях, которые энтузиаст мне показал, просто необходимо говорить как можно больше, чтобы привлечь к ним внимание археологов, чтобы осмотрели их ученые перед тем, как прознает про эти объекты широкая общественность (а в том, что рано или поздно это случится, у меня сомнений, увы, нет).

    Итак, угостив чайком, Андрей повел смотреть камни. До них идти было довольно далеко, и по пути краевед вводил в курс дела:

    - У нас в окрестностях несколько камней имеют собственные имена. Самым большой, и, пожалуй, известный - Ладьевой. Почему так его зовут, не знаю, но слышал это имя с детства. Ровный, кубический, с одной стороны чуть заостренный. Высотой метр, ну, метр с чем-то. Длиной метра четыре, шириной три. Ровный, как будто реально обработанный. Впрочем, я его один раз и видел, в раннем детстве. Потом его мелиораторы вытянули из земли трактором Т-130 - он здоровым оказался, стоял выше этого трактора. Зачем выкопали? Просто из озорства вытянули, он ничему не мешал. Ну и легенда была, что под ним, мол, золото… Вообще легенд про него много раньше было. Вот, бабушка рассказывала: «Пошли вдень Ивана Крестителя на Ладьевой камень. Якобы поверье было: кто пойдет на этот Ладьевой камень и усидит там до утра, то очень богато жить будет и все у него будет… Пошли мужики, взяли часы. Только к двенадцати часам дело пошло - из-за сопки начинают выезжать в белых балахонах, на конях призраки… Мужики убежали оттуда и часы бросили. На следующий день пошли за часами, а деревенские сказали, что, дескать, не вы первые - у наших прадедов тоже не получилось». А мой дедушка нашел каменный топор - совсем недалеко от того камня…

    Потом Ладьевой камень те же мелиораторы зарыли. Вырыли рядом яму и тракторами спихнули. И земли над ним где-то полметра. Найти можно, да кто этим будет заниматься. Но другие камни все целы.

    За разговором время летит незаметно, и вскоре проводник останавливается и показывает на склон горушки.

    - Вот Камень с кольцами. По деревенским преданиям, на камне кольца польский завоеватель Стефан Баторий вырезал - подсчитывал, сколько у него живой силы осталось. Каждое кольцо одно воинское подразделение означает…

    Судя по всему, легенда ходит в разных вариантах, позже бабулька в соседней деревне уверяла, что кольца вырезал Наполеон… Но… народ всегда складывает легенды для объяснения непонятных вещей. А камень выглядит фантастически, причем, пожалуй, образованных людей при виде его недоумение охватит куда большее, чем деревенских жителей. Представьте: обросшая лишайниками плоская гранитная глыба неправильной формы, но с довольно плоской верхней гранью, сплошь покрытой кольцевидными углублениями. 

    И это не какие-то царапинки - кольца «прорезаны» на глубину до трех сантиметров, а диаметр каждого - с хорошую тарелку. Дабы избежать упреков в незнании научной этики, слово «прорезаны» я пока беру в кавычки, однако совершенно не представляю, как такие кольца могли бы образоваться естественным путем. Подчеркну, камень состоит из гранита, окаменелостей в этой породе не встречается, да и вообще она обычно весьма однородна. Кроме того, все кольца примерно одного диаметра (но разной глубины) и расположены примерно в шахматном порядке…

    - Вся эта гора, - говорит Андрей, - называется Лысая - на ней ничего не растет. А вон рядом камень на камне лежит - говорят, богатырь положил этот камень. А дальше - Закатный камень на Закатной горе. И богатырь этот прыгал с Закатного камня на Закатной сопке на Колокольную сопку. Предание такое, что туда колокольня ушла. И он прыгал с сопки на сопку. Говорили, раньше был камень со следом, но я его не знаю и не могу показать.

    Мне было достаточно и Богатырского камня - две глыбы из разнородного гранита, объемом каждая около кубометра, лежащие одна на другой, напоминали типичный карельский сейд. То бишь аналогичной конструкции объект, служивший местом поклонения у многих финно-угорских народов: «В сейдах духи живут…».

    Закатный камень - самый крупный из уцелевших, расположен метрах в двухстах от двух описанных. Это гранитная плита на склоне соседней сопки. Неправильной формы, но верхняя и нижняя грани практически параллельны. Очень похожа на упавший менгир! Правда, на краю верхней плоскости имеется неправильной формы луночка, от которой идет изогнутая бороздка, глубиной сантиметра в два-три. По словам Андрея, местные краеведы трактуют эту деталь как «жертвенник с кровостоком» да еще и приписывают староверам… Последнее, конечно, - полный бред…

    Объяснить говорящее название Андрей не смог.

    - Сам всегда удивлялся - Закатный камень не совсем на западном склоне. Но его всегда так звали…

    Конечно, если дать волю фантазии, можно предположить, что раньше камень стоял на вершине горы и служил астрономическим визиром, то бишь, была здесь та самая солнечная обсерватория, которую давно в России ищут, но пока, кроме топонимики, оснований для такого смелого утверждения нет. А вот то, что было здесь некое капище, может быть, и культовый центр, кажется очень вероятным. Несомненно, мы еще вернемся в это место и проведем более тщательные поиски, нежели удалось это сделать мне.

    Тем более что интересны они и тем, что, если верить поверьям, существуют здесь по крайней мере две аномальные зоны. Знаток преданий Васильев рассказывал о «заколдованных местах» так:

    - Место это называлась Крестовуха. Здесь постоянно люди блуждали. В низинке. Друг мой реально блудил. Хотя вроде бы ориентиры хорошие. Дорога рядом, а выходят к Андрейковой роще. Самое интересное, что дорогу как бы и не переходят, под ногами ее не чувствуют. Словно переносятся.

    А чуть дальше небольшой мостик есть - на этом «блазнится». Однажды парень с девкой пошли, и к ним реально человек подошел. Остановился на мосту и не пошел дальше. Подошел, постоял, прислонившись к перилам. Только отвернулись - его нет… Также на дороге, у перехода через ручей, был камень, на котором замерзли много человек: зимой там словно кто-то внушает прохожему, что камень этот - печка, надо раздеться и влезть на него. Сейчас, правда, мелиораторы и его сдвинули и свалили в общую кучу…

    Что ж, о явлениях телепортации (мгновенного перемещения людей) в аномальных зонах уже говорилось в этой книге. Известны нам и «блазненные места», это тоже не редкость. Мне и самому приходилось испытывать действие таких аномальных зон на себе… Вероятно, действует в них время от времени некий галюциногенный фактор, из-за которого и «чудится» невесть что… Однако интересно, что «глюки» такие - коллективные: попавшие под действие «наркоза» частенько, не сговариваясь, видят и слышат одно и то же…

    Обсуждение проблем изучения аномальных зон может увести нас очень далеко, но вот о чем подумалось… Если и вправду было здесь капище, не специально ли его разместили вблизи столь удивительных мест? Может быть, аномальные свойства местности как-то использовали жрецы? Впрочем, «вблизи» - это относительно, между камнями и Крестовухой больше километра будет…

    Этим пунктом и завершил я свою экспедицию. Возвращаться решил другим путем, по Минской трассе, для чего, судя по карте, требовалось транзитом пересечь краешек Белоруссии. Однако делать этого не пришлось: водитель попутной машины, «Оки», поехал по недавно открытой трассе, в обход границы. Посередине пути выяснилось, что дорога эта платная: стоит шлагбаум, с легковушек берут аж… 180 руб. В принципе, платных дорог появилось в последние годы у нас несколько, но на всех виденных мной оплата производится, не выходя из кабины, стоит проезд гораздо дешевле, да и качество дороги действительно выше среднего. Здесь же «магистраль» ничем не отличалась от тысяч российских «межколхозных» дорог, асфальт на коих меняли в последний раз «при советской власти». 

    Ко всему, водитель на «псковском автобане» должен для оплаты выйти из машины и пройти к будке метров сто. Где ему… дают квитанцию, на которой написаны и марка машины, и номер, и фамилия водителя. И все это - инициатива местных властей, точнее, владеющего дорогой псковского ГУП, о чем информирует висящая над ней табличка. В общем, никакой логики - или уж на всех дорогах надо деньгу брать, или вначале построить автобан без кавычек. Впрочем, к аномалистике эти сентенции отношения не имеют, разве что подтверждают, что в нашей стране чудеса на каждом шагу встречаются не только в «ненаселенке»… (Перепелицын А.).  


    1 2 3                       











    Категория: КРИПТОЗООЛОГИЯ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 35 | Рейтинг: 5.0/1