Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [273]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » КРИПТОЗООЛОГИЯ

    Таинственные животные в республике Дагестан. 1


    Таинственные животные в республике Дагестан

    Дагестан – уникальный уголок России, в котором соседствуют пять климатических зон: от субтропиков в Прикаспийской низменности, находящейся на 28 метров ниже уровня Мирового океана, до снежных вершин высотой более 4000 метров. Дагестан – это вся наша страна в миниатюре: здесь есть горы и море, степи и леса, пустыни и ледники. 

    По числу жителей – более двух с половиной миллионов человек, и по территории – 50,3 тысячи квадратных километров – это самая большая республика Северного Кавказа. Дагестан – это удивительно красивая природа и не менее прекрасные творческие люди, владеющие и современными технологиями, и древними искусствами и ремеслами. 

    Здесь есть целые аулы, населённые ремесленниками, творящими славу народных промыслов: на весь мир прославили себя кубачинские и гоцатлинские мастера, создающие прекрасные художественные произведения из серебра и металла, насечники по дереву иp Унцукуля, ковровщицы Лезгистана и Табасарана, гончары из Балхара….

    Республика Дагестан расположена в восточной части Кавказа и, будучи самысм южным регионом России, граничит по суше и Каспийскому морю с пятью государствамми – Азербайджаном, Грузией, Казахстаном, Туркменистаном и Ираном. Внутри Российской Федерации соседствует со Ставропольским краем, Калмыкией и Чеченской Республикой. 

    Дагестан – край контрастов. Уникальные ландшафты, редкие растения и животные, яркое солнце и великолепная панорама восточной части Главного Кавказского хребта – все это привлекает туристов на отдых в горах Дагестана.  Предгорье Кавказа и берег Каспийского моря создаюn все условия для экстремальных видов спорта, классического отдыха на пляжах, охоты и рыбалки. Здесь бережно хранят традиции предков и в тоже время неуклонно идут вперёд, возрождая и развивая промышленность, сельское хозяйство, нефтегазовый комплекс, развивая науку, культуру, образование.

    Природа щедро одарила Дагестан, предоставив ему все возможности для развития, улучшения качества и жизни населения, дальнейшего становления и процветания. Дагестан – самобытный, прекрасный, щедрый, инвестиционно привлекательный регион Юга России. Здесь есть множество пока еще неиспользованных возможностей для вложения средств в самые разнообразные инвестиционные проекты, одинаково выгодные как инвесторам, так и республике.

    Главные особенности Дагестана – наличие минеральных источников и лечебных грязей, обилие и разнообразие прекрасных ландшафтов, памятников истории и природы, мягкий климат, обширная и песчаная пляжная полоса на побережье Каспия, тёплое море, ионизированный воздух и неповторимая самобытная культура и искусство народов.

    Любая страна, а также каждый из городов в ней хранит некие тайны и легенды, которые проходят сквозь века, лишь немного изменяясь, но сохраняя свое величие. Не исключено, что и в Республике Дагестан существует много таких мест, скрытых от посторонних глаз и хранящих тайны. Как ни странно, на Северном Кавказе, полном легенд о том, как девушки и юноши бросались вниз с утеса или башни от неразделенной любви, о призраках говорить не любят. Считается, что здесь их нет и быть не может. Но все же удалось отыскать мистические места, от вида которых стынет кровь в жилах. А если знать их историю…



    Снежный человек, возможно, обитает в горах Дагестана

    Одно из первых сообщений о поимке снежного человека в отечественной прессе появилось в 60-е годы в издании «Информационные материалы комиссии по изучению снежного человека» под редакцией профессора Бориса Поршнева. В ней передан рассказ полковника медслужбы Вазгена Карапетяна, который утверждал, что в 1941 году в горах Дагестана было взято в плен странное человекоподобное существо. Времена были тяжелые и, по мнению источника, йети приняли за диверсанта или одичавшего дезертира и, скорее всего, расстреляли.

    В 2008 году о сенсации сообщала пресса Кабардино-Балкарии. В Чегемском ущелье на Северном Кавказе самка йети не только вышла к людям, но и пыталась приставать к мужчинам. В окрестностях поселка Эльбрус, по словам местных жителей, каждый хоть однажды видел йети. А в 2011 году о том, что в Джейрахском районе Ингушетии местные пограничники пытались поймать странное двухметровое существо, похожее на гориллу, журналистам сообщил тогдашний министр труда и соцразвития республики Багауддин Маршани.



    Снежный человек в Дагестане

    В 1947 году в доме, расположенном на окраине Дербента, пропала девушка. Организованные поиски ничего не дали. 

    Решили, что она погибла. Горе матери было безутешным. Через год к ней зашла соседка и сказала, что у неё в саду она видела незнакомую нищенку. Выйдя из дома в сад, мать узнала в этой грязной и оборванной «нищенке» свою пропавшую дочь. Она привела её в дом, отмыла и переодела. Девушка рассказала, что в прошлом году её в саду схватил и унёс с собой большой волосатый человек. Он принёс её в свою пещеру, где она прожила всё это время. Этот «человек» обращался с ней очень бережно и заботился о ней. Он приготовил для неё подстилку их сухой травы. Он приносил всякую еду: овощи, фрукты и ветки с ягодами. 

    Иногда приносил и какое-то варёное или жареное мясо, которое, наверное, крал у людей. Пили они воду из ручья. Зимой они лежали обнявшись, и он согревал её своим телом. Кроме того, в пещере была какая-то рваная одежда, которой она укрывалась, когда он уходил за едой. Недавно у них родился ребёнок. Мать уговаривала дочку остаться, но она ответила, что в пещере у неё остался ребёнок и она должна туда вернуться. В этот момент со стороны сада раздался громкий свист, и она сказала, что это пришёл муж и зовёт её, встала из-за стола и ушла. Больше она не приходила и, где находится пещера, никто не знает. Скорее всего, эта «семья» покинула окрестности Дербента и поселилась где-то в другом месте. (В. Макаров, «Атлас Снежного человека»).



    Обезьяночеловек на мушке

    Одной из точек, где неоднократно наблюдали эти существа, был Кавказ. И здесь невинный гоминоид оказался в лапах советской военной контрразведки, именуемой в обиходе «Смерш». Его, безусловно, «списали в расход»; шла война, и антропологи, мягко говоря, были здесь неуместны. Лишь спустя 17 лет в присутствии трех профессоров – историка, зоолога и антрополога – дал свои показания подполковник-невропатолог медицинской службы Вазген Сергеевич Карапетян.  

    «В октябре–декабре 1941 года наш отдельный батальон был переброшен примерно на 30 км в сторону гор Буйнакска (Дагестан). Однажды представители местных властей попросили меня как военврача осмотреть пойманного в данном районе в горах и доставленного в райцентр человека, чтобы решить, не является ли этот странный человек замаскированным диверсантом... Мы вошли в сарай вместе с двумя-тремя сотрудниками местных властей. На мой вопрос, почему я должен осматривать человека в холодном сарае, а не в комнате, мне сказали... что в теплом помещении он не может находиться. Сильно потеет, поэтому его держат в сарае.  

    Человек, которого я увидел, как сейчас стоит перед моими глазами. Перед нами стоял человек мужского пола, голый, босой. Это был, бесспорно, человек, ибо все его формы были человеческие. Но на груди, спине и плечах шерсть коричневого цвета. Следует подчеркнуть, что все местные жители черноволосые; эта шерсть напоминала медвежью, длиной она была в 2–3 см. Ниже груди шерсть была более тонкая и нежная. Кисти рук – грубоватые, с редкими волосами, ладони и подошвы ног – без волос. Напротив, на голове – очень длинные, до плеч, отчасти закрывавшие также лоб. На ощупь волосы на голове оказались очень жесткими. Бороды и усов не было, на всем лице легкая волосатость, вокруг рта волосы также недлинные, редкие.  

    Человек стоял совершенно прямо, опустив руки. Рост выше среднего, порядка 180 см. Стоял как богатырь, мощно выставив развитую, могучую грудную клетку. На руках очень толстые, крепкие пальцы необычно большого размера. В целом он был значительно крупнее местных жителей.   Взгляд у него был не говорящий, тусклый, пустой. Это был чисто животный взгляд. Да и в общем он производил впечатление животного.   Как выяснилось, за время пребывания в плену человек этот не принимал никакой пищи и питья, ничего не просил, не говорил, в теплом помещении обильно потел.  

    Я протянул ему руку и даже сказал: «3дравствуйте!» Он никак не реагировал, а только издавал мычание. При мне вновь к его лицу была поднесена вода, затем пища (хлеб), была протянута ему рука – никакой реакции не последовало. На груди, шее и особенно на лице – множество вшей, причем, безусловно, не принадлежащих ни к одному из трех видов, паразитирующих на человеке.  

    Я дал устное заключение, что это не маскирующийся человек, но какой-то дикий! Затем я вернулся в свою часть и никогда больше не получал сведений о судьбе этого существа».   «Это он!» – воскликнул подполковник, когда художник, находившийся в составе комиссии, набросал портрет дикого человека.  

    Судя по всему, этот «дикий человек» был признан симулянтом, то есть скрывающимся преступником, и судьба его оказалась незавидной... Конечно, не было надежды отыскать даже скелет... Война «списывала» и не такие жертвы.  Но скептики недоверчивы... Кинодокумент, полученный в Северной Калифорнии, – чепуха! 

    Опросные сведения – бредни малообразованных, мягко говоря, людей. Но среди них английский топограф, швейцарский геолог, подполковник Советской Армии... Дал сведения в свое время охотинспектор В.К.Леонтьев, прекрасно знающий природу и животный мир Дагестана. Его необыкновенная встреча с таинственным существом и описание позволяют говорить о полном сходстве с пойманным «симулянтом» – гоминоидом. Дагестанцы называют его каптаром.  

    «5 августа 1957 года в районе горного массива Гутан я расстался со своими спутниками и, оставшись один с небольшим запасом продуктов, решил пробыть еще 2–3 дня в районе массива Гутан.  Рано утром 7 августа я вышел в направлении к самому правому истоку реки Джурмут. Путь был очень труден и даже опасен для жизни. Вечером 7 августа на одном из снежников был обнаружен свежий след крупного барса. 

    Переночевав у костра, рано утром 8 августа я продолжал свой путь к истокам Джурмута. При переходе через один снежник мной были обнаружены странные следы. По своей форме они несколько напоминали след медведя, но существенно отличались от следа этого зверя. Во-первых, создавалось впечатление, что зверь шел только на носках, а не опускался на всю ступню. Во-вторых, на внутренней стороне следа наблюдалось развитие обособленного пальца или крупного когтя. Следы, однако, были так сильно деформированы в результате подтаивания снега, что многие детали следа совершенно не различались.  

    К вечеру 8 августа я вышел в ущелье правого истока реки Джурмут. Наступление сумерек заставило меня побеспокоиться о ночлеге. Около ниши отвесного карниза я разжег костер. Вскипятил чай. Наступила ночь. Я уже приготовился спать, когда вдруг молчание ночи нарушил странный крик. Он так же внезапно прервался, как и возник. Потом через небольшую паузу повторился вновь, но уже значительно дальше от меня и несколько в стороне. Затем наступила полная тишина. Крики больше не повторялись. Крик был очень громкий. Он не был похож на рев, рычание или звериный вой. Ни одно дикое животное, известное мне, не могло издавать подобные звуки. Не мог так кричать и человек. От меня до источника крика вначале было 100 м, а при повторении крика метров 200 (ориентировочно).  

    Утром 9 августа я начал подъем по ущелью правого истока реки Джурмут. Вечер застал меня в мрачной горной котловине. Я с трудом собрал необходимое количество сучьев для костра. Наконец разжег костер и вскипятил чайник. Это была моя последняя ночевка в горах. Наутро я решил пройти к селению Камилух. Там меня ждал егерь заказника и должны были быть приготовлены лошади для отъезда в Тлярату.  

    Сидя у костра и оглядывая угрюмые холодные утесы, я вдруг заметил, что по снежному полю южного склона котловины продвигается какое-то существо. Оно пересекло наискось снежный навал, направляясь в направлении верхнего карниза и удаляясь от меня. В тот момент, когда я увидел это существо, оно находилось от меня на расстоянии не более 50–60 м. Одного взгляда на это существо было достаточно, чтобы признать в нем каптара. Внешность его полностью соответствовала тем описаниям общего облика каптара, которые были получены от местных жителей.  

    Не имея никакой возможности задержать каптара и отчетливо сознавая, что моя встреча с ним и мои наблюдения могут иметь большое научное значение, я решил ранить его (в ноги выстрелом из своего ружья). С раненым каптаром я мог попытаться справиться. Я хотел его связать, оставить связанным у костра, сходить в Камилух и, вернувшись с лошадьми и людьми, переправить живого каптара в Махачкалу».  

    «С этой целью я прицелился в ногу каптару и выстрелил. Для охотничьего ружья расстояние было довольно значительное. Мой выстрел не причинил никакого вреда. Во время выстрела он на одно мгновение повернулся ко мне, а потом с невероятной быстротой побежал вверх по склону. Быстро пересек снежное поле, достиг зоны глыбового навала и затерялся среди утесов. Я преследовал каптара, но он был значительно проворнее меня. Пока я достиг его следа на снежном поле, он в это время уже скрылся среди хаоса нагроможденных каменных глыб у верхнего края южного склона котловины.  

    Уже наступили сумерки, но я все же успел зарисовать и замерить следы каптара, оставленные им на поверхности снежного поля. Эту ночь я почти не спал. Утром 10 августа я еще раз осмотрел следы каптара, внес незначительные исправления в свои зарисовки. Весь день я посвятил осмотру горной котловины, но больше не обнаружил никаких следов каптара.  

    Утром 11 августа я вынужден был покинуть котловину и направиться по направлению к селению Камилух. В селение я пришел поздно ночью 11 августа. Там меня уже ждал егерь Гаджиев Ибрагим с верховыми лошадьми». Охотинспектор подробно описал внешность существа. «При встрече с каптаром я находился от него в расстоянии 50–60 м, но ни в коем случае не больше 60 м и не ближе 40 м. На указанном расстоянии я видел каптара на протяжении 5–7 минут. Потом минут 8–10 я его преследовал, но в это время он был уже на значительном расстоянии от меня.  

    По отношению ко мне тело каптара было ориентировано вполоборота.  В основном я видел спину, левый бок и часть левой щеки. Во время наблюдения в воздухе кружили снежинки. Наступали легкие прозрачные сумерки. После выстрела каптар обернулся ко мне, но его лицо я видел одно мгновение. Поэтому некоторые детали были мной упущены.  

    Рост его был порядка 2,2–2,3 м. Плечи непропорционально широки. Но бросилось в глаза то, что руки чрезмерно длинны. Они могли быть длиннее, чем у человека, но намного короче обезьяньих. Ноги мне показались немного кривыми и весьма массивными. Все тело покрыто волосами темно-бурого цвета. Густота и длина волос на теле, по-моему, не меньше, чем у шкуры медведя. Особенно длинные волосы были на голове. У меня создавалось впечатление, что волосы на голове более темного цвета, чем на теле. Не было никакого признака хвоста. Ушей я не видел. Голова массивная.  

    Когда каптар обернулся ко мне, я только на одно мгновение увидел его лицо. Но, во всяком случае, это было лицо, а не удлиненная звериная морда. Очертания носа, губ, лба, подбородка и форму глаз я не рассмотрел. У меня создавалось впечатление, что лицо, как и все тело, сплошь покрыто волосами.  

    Спина у каптара была сильно сгорблена. Он был как бы весьма сутулый. Общий его облик – человекоообразный. Если сравнить каптара с кем-нибудь из живых существ, то наиболее близким сравнением будет то, что он похож на очень высокого, массивного, широкоплечего человека, который с головы до ног зарос густыми длинными волосами.  

    Шел каптар на ногах так, как ходят люди. Руками он совершенно не касался земли. Никаких признаков одежды на нем не было. Трудно себе представить то, что волосяной покров его тела является какой-то особой формы одеждой.   Каптар может быть весьма своеобразным существом, но совершенно немыслимо допускать, что он просто зверь (что-то вроде, например, особого вида высокогорной обезьяны). Весь облик каптара свидетельствовал, что это человекообразное существо».   Затем следует подробное описание следов гоминоида.  

    «Мне посчастливилось видеть и зарисовать след каптара давностью в несколько минут. След имеет очень странную форму. Наибольшая ширина ступни – 15 см. Внешне концы пальцев сильно вдавлены в снег, создается впечатление о существовании на конечностях пальцев каких-то выпуклостей. Другое объяснение состоит в том, что каптар шел на подогнутых пальцах, как бы цепляясь пальцами за снежный покров. 

    Все четыре пальца ступни не примыкали друг к другу, как у людей, а наоборот, были сильно раздвинуты, а расстояние между ними колеблется от 0,5 до 1 см. Ширина четырех пальцев в основании 2,5 см, а на конце 2 см. Ширина большого пальца 3,5 см, его длина 9 см. Длина остальных пальцев 5 см. На последнем, крайнем, суставе пальцев в снегу обозначены четкие углубления. Создается впечатление, что это отпечатки грубых и крупных наростов кожи. Пальцы отделяются от ступни глубокой западиной, вдоль которой также расположены отпечатки крупных наростов кожи.  

    Ступня резко сужается к пятке и разделяется двумя параллельными западинами, как бы отпечатками глубоких морщин. Вдоль этих западин также расположены отпечатки наростов кожи. Создается впечатление, что след каптара представляет собой не отпечаток всей ступни, а только отпечаток носка. В этом нет ничего особенно странного. Я осмотрел свои следы на крутом склоне снежного поля и убедился, что, поднимаясь по этому склону, ступал не на всю ступню, а только на носок. Естественно, что точно так же шел и каптар. Большой палец каптара далеко отодвинут в сторону, расстояние от конца большого пальца до конца мизинца равно 20 см, т.е. на 5 см больше, чем максимальная ширина ступни.  

    Отпечатки ступни каптара при внимательном их рассмотрении оставляют впечатление, что ступня его покрыта толстой и грубой кожей, разными наростами и крупными, грубыми морщинами. Никаких следов когтей не замечено. Отпечатки ступни каптара не имеют сходства со следами всех известных мне животных. Он совершенно не похож на след медведя и сильно отличается от следа босой человеческой ступни.  

    При встрече со мной каптар не издавал никаких сильных звуков. Поэтому я, в сущности, не могу поручиться, что слышал крик каптара. Однако, сравнивая описание крика каптара, полученное мною от местных жителей, с теми звуками, которые я слышал ночью 8 августа в ущелье правого истока реки Джурмут, я имею некоторое право предполагать, что слышал тогда крик каптара. В том случае, если слышанные мной крики принадлежали каптару, их можно охарактеризовать следующим образом.  

    Крик каптара очень громкий, чрезвычайно странный, пожалуй, ни с кем не сравнимый. Он состоит из многократного повторения различных низких и высоких звуков, несколько напоминающих звучание громадной струны. Во всяком случае, в крике каптара имеются элементы металлического звучания. Конечно, подобное сравнение очень далеко от действительной характеристики звучания крика каптара. Но с чем-нибудь сравнить этот крик совершенно невозможно.  

    В крике каптара есть какие-то скорбные и тревожные ноты. Я лично не испытывал ужаса, слушая эти крики, но они как-то подчеркивали затерянность и одиночество горных дебрей.   В крике каптара я не мог различить членораздельных звуков, но это совершенно не означает, что подобных звуков не было в действительности. Может быть, я просто не уловил тех оттенков звучания, которые более тонкий слух мог воспринять как членораздельные звуки.   Крик каптара настолько своеобразен, что, вероятно, любые сравнения будут далеки от его истинной характеристики. Во всяком случае, все известные мне звери и птицы не издают звуков, подобных крику каптара».  

    Заметно, что охотинспектор подвергался пристрастному «допросу», повторяя то же самое. И вот его ответ комиссии по реликтовым гоминоидам.  «Отсутствие с моей стороны до настоящего времени отрицательной информации о встрече с каптаром объясняется следующими причинами.  

    1. Отсутствием в моем распоряжении неоспоримого фактического материала, подтверждающего достоверность встречи с существом.  

    2. Не было ни одного свидетеля моей встречи с ним, поэтому мое сообщение о такой встрече вряд ли вызвало бы доверие  

    3. В моем распоряжении не было фотоаппарата. Я даже не мог сфотографировать след каптара.  

    Все это обусловило то, что я решил временно воздержаться от официального сообщения о встрече с каптаром до получения вполне достоверного фактического материала. Летом 1959 года я предполагал провести специальные исследования в области Главного Кавказского хребта, надеясь, что в результате этих исследований в моем распоряжении будут вполне достоверные доказательства реального существования каптара. Но настоящее сообщение делается мною в ответ на запрос комиссии по изучению вопроса о «снежном человеке».  

    Каптар – «снежный человек» Главного Кавказского хребта, несомненно, существует реально. Полноценное решение проблемы «снежного человека» может быть достигнуто только в результате организации специальных научных экспедиций. Численность каптара в Дагестане весьма незначительная. Вероятно, каптар вымирает. Мне кажется, что будет не только вполне целесообразным, но даже совершенно необходимым поставить вопрос об организации государственных заповедников в границах тех районов, где обитает (или предполагается, что может быть) «снежный человек».  

    Надо сказать, что эти сведения так и не были широко обнародованы, и по сей день Дагестан – не самое лучшее место для изучения «проблемы века». Ее разрешение стремится к нулю – возможно, как и сама численность каптара, «йети» Главного Кавказского хребта. (Александр Чегодаев). 

      


    Современное состояние вопроса о реликтовых гоминоидах

    Подполковник медицинской службы В.С. Карапетян сделал в Комиссию по изучению вопроса о «снежном человеке» сообщение, которое уже воспроизводилось на страницах широкой печати и привлекло к себе внимание зарубежной прессы. Тем более необходимо повторить его здесь в точном виде. В октябре-декабре 1941 г. отдельный стрелковый батальон, где В.С. Карапетян служил военврачом, был переброшен из Ленкорани в горный район Дагестана. Событие, о котором пойдет речь, относится к моменту, когда батальон находился в стороне высокогорья от г. Буйнакска, в холодную зимнюю пору, вблизи какого-то горного аула. 

    Представители местных властей обратились к военврачу с просьбой осмотреть доставленного туда примерно за сутки ранее с гор выловленного в горах (не населением, а силами сотрудников органов власти) человека, в целях установить, не является ли он наряженным в шкуру диверсантом: дело происходило в первые месяцы Отечественной войны. В.С. Карапетян видел этого субъекта в холодном сарае, так как по словам сотрудников, в обычной комнате он сильно потеет и не может находиться. За время пребывания в плену он не принимал никакой пищи и питья, ничего не просил, не говорил. 

    «Человек», которого я увидел, - говорит В.С. Карапетян, - как сейчас стоит перед моими глазами. Перед нами стоял человек, мужского пола, голый, босой. Это был бесспорно человек, ибо все его формы были человеческие. Но на груди, спине и плечах его тело было покрыто пушистыми волосами темно-коричневого цвета (следует подчеркнуть, что все местные жители черноволосые); эта шерсть напоминала медвежью, длиной она была в 2 – 3 см. Ниже груди шерсть была более тонкая и нежная. Кисти рук - грубоватые, с редкими волосами, ладони и подошвы ног - без волос. 

    Напротив, на голове волосы очень длинные, до плеч, отчасти закрывавшие также и лоб, на ощупь волосы на голове оказались очень жесткими. Бороды и усов не было, на всем лице легкая волосатость, вокруг рта волосы также не длинные, мелкие. Человек стоял совершенно прямо, опустив руки. Рост - выше среднего, порядка 1,8 м. Весь очень крупный, широкоплечий, мускулистый. Стоял как богатырь, - мощно выставив развитую, могучую грудную клетку. На руках очень толстые крепкие пальцы, необычно большого размера… Цвет лица был необычайно темный, не человеческий. Брови очень густые. Под ними - глубоко впавшие глаза».

    После этого внешнего описания В.С. Карапетян подчеркивает, что существо, хотя и столь похожее на человека, в общем, производило впечатление не человека, а животного. У него был ничего не говорящий, пустой, чисто животный взгляд. Он стоял, редко моргая. Все попытки вызвать у него реакцию на воду, пищу, протянутую руку, звуки голоса не дали никакого результата. Когда его дергали за волосы, у него только учащалось моргание, когда его толкали, он делал несколько шагов и снова останавливался, издавая при этом под нос слабые мычащие звуки.

    Среди беглых наблюдений В.С. Карапетяна, осматривавшего пленника лишь в течение очень короткого времени и никогда больше в нем ничего не слышавшего, есть одно, не вызывающее сомнений в своей точности и представляющее большой биологический интерес. А именно, опытный военврач сразу же обратил внимание на обильнейший педикулез (завшивленность) на груди, шее и в особенности на лице, где целые цепочки вшей находились на бровях и вокруг рта. 

    Самое главное, что, по экспертизе В.С. Карапетяна, вши эти не могут быть отнесены ни к одному из трех видов вшей, встречающихся вообще на человеке; формой они ближе к платяным вшам, но более крупного размера; тем самым можно считать доказанным, что перед В.С. Карапетяном находилось животное, являющееся носителем специфических для ряда животных и не встречающихся на человеке кожных паразитов (ИМ, II, №69).

    Много спустя после опубликования сообщения В.С. Карапетяна, на страницах газеты «Дагестанская правда» было опубликовано странное разъяснение и.о. министра внутренних дел Дагестанской АССР Г.А. Абакарова (Абакаров Г.А.,Дагестанская правда. Махачкала, 13 сентября 1959 г.). В этом разъяснении сообщается, что задержанное в горах существо другими врачами было признано притворявшемся умалишенным и «принявшим одичавший вид» человеком, следовательно, симулянтом, а значит скрывавшимся преступником. 

    Вполне естественно, что среди врачей-психиатров никто не мог признать его «так называемым диким человеком», ибо тогда никто из них еще не мог слышать гипотезы об обитании «дикого человека» где бы то ни было, в том числе на Кавказе. Они поступили для своего времени наиболее здраво. Иными словами, разъяснение Г.А. Абакарова доказывает лишь, что в его руках имеется юридический или медицинский документ, фактически подтверждающий сообщение В.С. Карапетяна. Но поскольку пойманный был признан скрывавшимся в горах симулянтом, с ним, очевидно, поступили по суровым законам военного времени.

    Ко времени войны, а именно к 1943 г. относится и краткое сообщение И.М. Лекрияна, 64 лет, жителя г. Лагодехи. В качестве переводчика он ездил с войсковой частью через главный хребет в Тляратинский район Дагестанской АССР. И вот, в нескольких селениях (Чорода, Тохота, Тлярата) население через его посредство передавало дружеские предупреждения, что по ночам здесь следует быть осторожным, так как можно натолкнуться на ночного зверя, телом похожего на человека, но целиком покрытого шерстью (Полевой дневник Б.Ф. Поршнева, Лагодехи Грузинская ССР, октябрь 1960 г.).

    Летом 1957 г. госохотинспектор Дагестанской АССР В.К. Леонтьев, обследуя территорию Гутанского заказника, примыкающего по линии Главного Кавказского хребта к территории Азербайджанской ССР, обнаружил в истоках р. Джурмут следы, явно не принадлежавшие медведю или другому известному ему животному, слышал на расстоянии 100 – 200 м очень громкие крики, не принадлежавшие ни человеку, ни какому-либо известному ему дикому животному или птице, наконец, поздно вечером 9 августа, сидя у костра, увидел подымавшееся по снежному склону на расстоянии не более 50 – 60 м от него существо, которое он не мог не отождествить с «каптаром», уже известным ему по описаниям населения. 

    В.К. Леонтьев видел «каптара», по его словам, в течение 5 – 7 минут, пока тот пересекал снежник, и затем преследовал его 8 – 10 минут после неудавшегося выстрела в ноги, заставившего «каптара» с невероятной быстротой побежать вверх по склону. Согласно описанию В.К. Леонтьева, «каптар» был ростом порядка 2,2 – 2,3 м. 

    Плечи непропорционально широки; руки если и длиннее чем у человека, то во всяком случае по длине не напоминают обезьяньих, ноги показались немного кривыми и весьма массивными. Все тело животного было покрыто густыми волосами темно-бурого цвета, менее густыми и длинными чем у медведя. На голове волосы были длиннее и темнее. Голова массивная. В короткое мгновение, когда зверь обернулся на выстрел, можно было разглядеть, что это не удлиненная звериная морда, а более плоская, как лицо человека. «Каптар» был сильно сгорблен, весьма сутулый. Общие очертания фигуры - человеческие. 

    Резюмируя свое очень обстоятельное описание виденного существа, В.К. Леонтьев пишет: «Если сравнивать каптар с кем-нибудь из живых существ, то наиболее близким сравнением будет, что он похож на очень высокого, массивного и широкоплечего человека, который с головы до ног зарос густыми и длинными волосами… Каптар может быть весьма своеобразным существом, но совершенно немыслимо допустить, что он просто зверь, - что-то вроде, например, особого вида высокогорной обезьяны. Весь облик каптара свидетельствует, что это человекообразное существо».

    В.К. Леонтьеву посчастливилось видеть и зарисовать самый свежий след «снежного человека» - давностью всего в несколько минут. Не имея с собой фотоаппарата, он смог произвести лишь измерения и зарисовки следа. Длина ступни - 20 см, наибольшая ширина - 15 см. Четыре пальца одинаковой длины, около 5 см, первый палец длиннее и шире - 9 х 3,5 см. Внешние концы пальцев сильно вдавлены в снег, остается впечатление, что животное шло на подогнутых пальцах, как бы цепляясь ими за снежный покров. Все пальцы не примыкали друг к другу, как у людей, а были заметно раздвинуты, особенно сильно отодвинут первый палец. След оставляет впечатление, что ступня отпечатывалась не полностью, т.е. что, подымаясь по склону, животное ступало не на всю ступню, а только на носок. 

    Внимательное рассмотрение отпечатков заставляет предполагать, что ступня «каптара» покрыта толстой и грубой кожей, испещренной различными наростами и крупными грубыми морщинами, никаких следов когтей не замечено. Вывод: след каптара совершенно не похож на след медведя и сильно отличается от следа босой человеческой ступни. Весьма интересно детальное описание В.К. Леонтьевым крика, издаваемого «каптар». К сожалению, здесь автору приходится прибегать к описательным образным сравнениям, подчеркивая в то же время, что этот крик несравним ни с одним слышанным им звуком. Крик очень громкий, состоит из ритмического повторения низких и высоких тонов (ИМ, Ш, №120).

    В.К. Леонтьев поставил свое личное наблюдение в тесную связь с собранным им опросным материалом о подобных существах, к которому мы еще вернемся немного ниже. Вслед за приведенным наблюдением, сделанным на территории Дагестана, хочется процитировать и другое, принадлежащее тоже не представителю местного населения. Оно принадлежит сотруднику геологической экспедиции К. Адибекяну. В июле 1953 г. во время командировки в Дагестан К. Адибекян совместно с водителем Е. Саакяном в сумерках пробирался к Дербенту обходным путем по грунтовой ухабистой дороге, в стороне от населенных пунктов. Были сумерки. Вдруг на середине дороги, на расстоянии 50 – 60 м от автомашины совершенно неожиданно появилось человекообразное существо и начало прыгать и издавать какие-то звуки. 

    «Подъехав к этому существу на расстояние примерно 5 – 6 м., - продолжает К. Адибекян, - я ясно различил его и как сейчас помню: человек с длинными волосами, без какой-либо обуви, голый; его открытая грудь покрыта густыми волосами серого цвета; ростом он был чуть выше двух метров, широкоплеч, с мускулистыми руками… Несмотря на приближение машины, это существо продолжало стоять на дороге, делать какие-то странные прыжки и издавать не менее странные звуки, во всяком случае не человеческие». 

    Водитель внезапным поворотом руля сумел обогнуть это существо, и с удаляющейся машины было видно, что оно никак не реагировало на ее проезд и продолжало прыгать на месте. Наутро К. Адибекян в Дербенте рассказывал местным жителям о своей странной встрече и с удивлением услышал ответ: «такие дикие люди в Дагестанских горах иногда появляются, и нечего их бояться». Это объяснение тогда показалось К. Адибекяну не серьезным и он надолго перестал интересоваться вопросом о человекообразное диком встреченном существе (Сообщение К. Адибекяна, Архив Комиссии по изучению вопроса о «снежном человеке»).

    Из показаний местных жителей горного Дагестана приведем сообщение вполне образованного человека, ветеринарного врача Рамазана Омарова, заведующего Анцухским зооветпунктом Тляратинского района. 20 августа 1959 г. он возвращался горной тропой, спускавшейся из вышележащего селения. Было около 8 часов вечера, видимость в пределах полукилометра, говорит он, была еще отличная. 

    «Когда дошел до большого белого камня (есть такой на тропе), заметил, что внизу движется какое-то животное, решил, что медведь, и спрятался за кустарник… Животное, которое, оказывается, вначале сидело, вдруг поднялось и пошло на двух ногах в направлении ко мне. Это было существо, похожее и на человека и на обезьяну одновременно. Я еще с детства слышал рассказы о каптаре, но не верил им. И вот теперь сам увидел. Шерсть длинная, черная, как у козы. Шеи словно нет, прямо на плечах голова. 

    С головы свисают длинные волосы. Каптар приближался ко мне, шел мимо меня. Судя по всему, это был мужчина. Голова длинная, заостренная кверху, конической, яйцеобразной формы. Как плети свисали длинные, чуть ли не до колен руки. Он ими размахивал при ходьбе, и руки болтались как привинченные. Метрах в двухстах от меня странное существо пересекло тропу и тут же опять село. Сидело две-три минуты, касаясь земли руками, напоминая приседание, которое делается во время зарядки. 

    Поднявшись, каптар направился к кустарнику за бугром, и больше я его не видел. Меня поразило, что он поднимался в гору очень быстро и делая такие длинные шаги какими человек не может подниматься в гору. Я вспомнил шимпанзе, которого видел в Тбилисском зоопарке: шерсть у обезьяны была короче, голова более круглая, ноги и руки короче, рост меньше. Каптар был не ниже 1,8 м и был больше похож на человека, чем на обезьяну. Шел прямо, только чуть-чуть наклонив вперед плечи. Хвоста нет. На уши падали волосы и их видно не было» (ИМ, IV, №136).

    Приведем сообщение из вторых рук, записанное в 1960 г. со слов Мериам Алибековой (лезгинка, 68 лет, с. Куллар АзССР). В 1959 г., летом, близ с. Магар Тшарадинского района ДагССР (где рассказчица гостила у родных) смертельно перепуганный житель утверждал, что только что он встретил около речки «каптара», который совсем похож на человека, но весь волосатый. 

    «Я испугался, взял большой камень, хотел в него кинуть, а он «хр-хр-хр» и зубы показывает. Как я бросил камень, сам не знаю, и вот бегу, не знаю куда… Ведь я чабан, всю жизнь один, ночь и день хожу в горах, волков не боюсь, медведей не боюсь, ничего не боюсь, - я хорошо знаю зверей, но я хорошо видел, что это не медведь, не кабан, не зверь какой-нибудь, а волосатый человек. Поэтому-то я так и испугался» (Записано Ж.И. Кофман 6 ноябри 1960 г. Архив Комиссии по изучению вопроса о «снежном человеке»).

    К нескольким приведенным показаниям о встречах с «волосатым диким человеком» на территории Дагестанской АССР можно было бы добавить довольно значительные опросные данные, собранные среди населения высокогорных районов Ю.И. Беловым, В.К. Леонтьевым, Ю.И. Мережинским и другими. Однако полное, изложение всех записанных рассказов, переплетенных с повериями и легендами, потребовало бы очень много места. 

    Мнения местных жителей о «волосатых диких людях» могут быть разбиты на три группы: одни считают их нечистой силой, чем-то вроде привидений или духов, может быть являющихся только правоверным или одним муллам, другие полагают, что это люди, одичавшие в горах, в частности, по одной версии, в результате неверности Корану, после прихода мусульман, третьи признают их животными, зверями, обитающими у границы вечных снегов, в лесах и скалах, понемногу сокращающимися в числе и уже не осмеливающимися как когда-то подходить к селениям. 

    По распространенным описаниям, существа эти - очень чуткие, хитрые и коварные, иногда нападающие и на человека, могут воровать на полях початки кукурузы и клубни картофеля, ходят на двух ногах, движения их стремительны и ловки, сила велика, взбираясь на скалы, используют и передние конечности. Даются описания роста, волосяного покрова, отличия в строении женщин и мужчин. О детенышах упоминаний очень мало и они по большей части неконкретны, но все же упоминается, например, что самки «каптар» иногда ночью спускаются к горным источникам купать в воде своих детенышей.

    Лица, собиравшие опросные сведения, подчеркивают, что производить эту работу в горных районах Дагестана очень трудно. С одной стороны, жители избегают беседовать о «каптар», так как в отношении к этому вопросу есть какие-то элементы мистического и религиозного порядка, очевидно, навеянные мусульманскими муллами. С другой стороны, молодежь нередко проявляет подчеркнутое ироническое отношение к вопросу о «каптар», несомненно из боязни прослыть малокультурными и суеверными людьми; лишь в результате серьезной терпеливой беседы молодые люди отбрасывают свое показное ироническое отношение и подчас делятся имеющимися у них весьма конкретными сведениями о «каптаре» как известном животном или одичавшем человеке (ИМ, III, №119 и 120). (Борис Федорович Поршнев).



    Сколько домовых может жить в квартире

    Действительно, сколько в доме, избе, квартире может быть домовых? Я всегда считала, что один. Но история, рассказанная мне приятельницей поколебала это убеждение. Передаю слово в слово ее рассказ: 

    - Ты знаешь, что последние годы мне часто приходилось переезжать. Из квартиры в квартиру, из города в город, даже из одной страны в другую. Некоторое время я жила в Дагестане. Другие обычаи, чужие боги. Но так случилось, что возникла необходимость переехать в Краснодарский край. Собираю вещи, заказываю контейнер, но тут вспомнила про Домового.  Что делать? Брать с собой или оставить? 

    Порасспросила знающих людей, посоветовали: - Бери с собой. Лапоть я, конечно, привязывать к машине не стала, но выбрала момент, открыла сумку с вещами, кинула туда кухонное полотенчико и пригласила: - Дедушка - соседушко, поехали со мной в новый город, на новую квартиру жить. Залезай в сумку! – И вышла из комнаты. Потом вернулась, застегнула сумку, да так до новой квартиры и не открывала. Приехали. Выгрузили вещи, я, честь по чести, пригласила выходить Хозяина, располагаться, как дома. 

    Вроде бы все сделала правильно, Хозяина уважила!  Тут опять переезд в другую квартиру намечается. А в доме полтергейст начался! Все летит, все стучит! И тут до меня дошло: - Домовой сердится! Встала посредине комнаты и говорю решительно: - Хулиганить прекращай! Сам знаешь, нужно опять переезжать. Тебя с собой возьму, не переживай! 

    И вот в ту же ночь это и произошло… Просыпаюсь от сильного толчка в спину. Не открывая глаз, бормочу: - Не приставай! Но толчки усиливаются. Пришлось один глаз приоткрыть. И на уровне этого полусонного глаза медленно проявляется такая картинка: два маленьких человечка тянут с меня одеяло и приговаривают: - Хозяйка, хозяйка, проснись! Я вцепляюсь в одеяло и тяну его на себя в полной уверенности, что вижу сон. Но голоса становятся громче. 

    Пришлось открыть оба глаза. Прямо передо мной, приплясывает от нетерпения и продолжает тянуть на себя одеяло вертлявый парнишка. Черненький, кудрявый, в овчинном тулупчике, глазки так и сверкают. В другой край вцепился степенный мужичок в белой поскотной рубахе, таких же портах. На голове какая-то шапчонка, волосы светлые выбиваются, но видно, что не седые, просто выгоревшие. 

    Бороденка какая-то тощая, не длинная, но ухоженная. Немая сцена. Они, выпустив одеяло, смотрят во все глаза на меня, я же пытаюсь укрыться и продолжить сон. Но не тут-то было. Одеяло вдруг взлетает и приземляется далеко у противоположной стены. А я уже сижу на кровати и тупо таращусь на неожиданных гостей. 

    – Домовые! Но почему двое? Как ни странно, первой подаю голос я. Тема в голове все та же: - А так вас двое! А чего скачете? Сказала, всех возьму! И пытаюсь опять улечься, убеждая себя, что досматриваю сон. 

    Но тот, что постарше, делает шаг ко мне, вежливо стаскивает шапчонку и бормочет: - Тут такое дело, хозяйка! Поговорить надо! Неведомая сила приподнимает меня, и вот я уже то ли иду, то ли плавно плыву над полом по направлению к кухне. Все втроем вваливаемся в кухню. И тут я вижу жалкую сгорбленную фигурку на табурете возле стенки. Сидит старичок, коленки к груди прижал ручонками. Весь какой-то затрапезный, одежонка обтрепанная. Ростиком такой же , как те, не больше полуметра. 

    Соображаю: - Еще один Домовой! Дальше мысль не идет, но вслух опять тупо повторяю: - Сказала же! С собой возьму! Первые как-то странно переглядываются, чернявый опять начинает скакать козликом, мужичок слышу, подбадривает старичка: - Да говори же, не бойся! Я перевожу взгляд на скорчившуюся фигурку, невыносимо жалко становится его, бесприютного. А он поднимает на меня глаза, часто моргает и начинает быстро- быстро что-то говорить. Я вслушиваюсь. – Так в том-то и дело, - как несмышленышу, растолковывает он. – Я здесь давно живу, привык уже. А тут ты со своими охламонами заявилась. Их-то двое, сдружились, видно. Ну и давай гонять меня по углам. 

    Спасу нет никакого. Только начали привыкать друг к дружке, жить поспокойнее стало. А тут ты с переездом. Слышу, говоришь, с собой возьму! А я не хочу никуда! Тут мой дом! Оставь меня здесь! Так жалобно продолжает меня уговаривать старый Хозяин, а я себе проясняю обстановку: - Так. Ты здешний. А вы двое откуда? Черненький опять подпрыгивает и кружится вокруг меня в танце, в паузах выкрикивает: - Я с тобой с Дагестана езжу! Люблю путешествовать! И опять поеду! – снова заскакал он. – А я с той прежней квартиры увязался. Там хозяин недобрый был, - вступил в разговор мужичок, - возьми нас собой, а этого слабака, - он кивнул на старичка, - здесь оставим. Договорись с новыми хозяевами, чтобы никого с собой не приглашали.

    Я, легко соглашаюсь выполнить все просьбы, дальше полный туман. Утром просыпаюсь в собственной постели, но четко помню все детали этой удивительной встречи. Встретившись с новыми хозяевами квартиры, я, под видом сна, рассказываю о просьбе Домового. Новые хозяева удивительно серьезно относятся к просьбе и обещают уважить Домового. 

    На этом можно бы поставить точку и продолжать верить, что все это мне приснилось, если бы не странное продолжение этой истории. Поезд, в котором я ехала, пересекал две границы, строгие таможенники проверяли весь багаж, открывали и осматривали сумки и чемоданы. Но сумку, в которой на новое место переезжали мои Домовые, как будто даже и не замечали. Поднимут полку, мельком глянут, как на пустое место, снова опустят. И так было на обеих границах… Странно? Пожалуй, естественно. Магия Домовых и на таможенников влияет. 

    Зная свою приятельницу, реалистку и скептика, я не усомнилась в правдивости этой истории. Можно и не такое встретить в жизни.  Правда, чаще такие истории маскируют под сказки. Но мы – то с вами знаем, что в сказках правды больше, чем выдумки. Вот, к примеру, книги издательства « Северная Сказка», так там такие истории дед Матвей рассказывает! Не хочешь, а поверишь! («ВИА Мидгард»).


    2 3                       

















    Категория: КРИПТОЗООЛОГИЯ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 34 | Рейтинг: 5.0/1