Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [273]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » КРИПТОЗООЛОГИЯ

    Таинственные животные в Саратовской области. 2


    Чертово логово возле Медведицкой гряды 

    Эта аномальная зона находится на границе Волгоградской и Саратовской областей, неподалеку от Медведицкой гряды. Местные жители давно замечали, что в этом районе происходят странные, подчас непонятные явления, и стараются обходить Чертово логово стороной.

    11 ноября 1990 года пастух Бисен Мамаев вместе с помощником занимался перегоном овец. В какой-то момент пастух выбился из сил и решил остановиться. Поскольку Бисен плохо знал местность, он понятия не имел, что выбрал для отдыха аномальную зону, называемую в народе Чертовым логовом.

    В протоколе дела было указано: «Помощник пастуха ненадолго отходил, после чего нашел совершенно обгоревшее тело пастуха Мамаева, которое беззащитно лежало на земле без признаков противодействий огню. Из-за резкого обугливания тела можно сделать вывод, что смерть была моментальной».

    Причину возгорания следователям установить не удалось. Складывалось впечатление, что огонь вспыхнул внутри человека. Об этом говорят и ожоги внутренних органов, и тот факт, что нижнее белье пострадало от огня больше, чем верхняя одежда. Кроме того, охапка сена, на которой сидел пастух, оказалась абсолютно целой. Позже на поле возле Чертового логова по неизвестной причине сгорел комбайн вместе с трактористом.

    Чертово логово исследовали специалисты из объединения «Космопоиск» под руководством В. Черноброва. Однажды ночью они сами стали свидетелями бегающих по полю огоньков. А утром на том месте была найдена газета «Известия» за 1938 год. Она была в столь хорошем состоянии, что казалось, будто ее отпечатали лишь вчера. Позднее эксперты изучили бумагу и типографскую краску и пришли к выводу, что газета действительно была выпущена в 1938 году.

    Поле в зоне аномалии местные жители стараются не распахивать. Ни один тракторист еще не смог сделать на нем прямых борозд. Как они ни старались, все время получались зигзаги. А те, кто задерживался на том поле до наступления темноты, потом очень долго не могли найти дорогу домой. Иногда люди в этом районе пропадают навсегда. Так, в 1993 году для исследования аномальной зоны прибыл уфолог-любитель из Краснодарского края Николай X. Он ушел обследовать зону и больше не вернулся. На месте его предполагаемого местонахождения обнаружили лишь большую вмятину.

    В 2004 году здесь же бесследно пропал турист из Башкортостана. А те заблудившиеся в аномальной зоне, кого все же удалось отыскать, вели себя неадекватно. Они не желали возвращаться домой, не помнили, как именно смогли попасть в район Чертова логова, а их реакция была очень замедленной. Вблизи от Чертова логова находится так называемая Пьяная роща. В ней растут лишь уродливые, кривые деревья, многие из них переплетены между собой либо стелятся по земле. На стволах берез видны следы ударов молний, а в некоторых из них хорошо заметны отверстия, проделанные шаровыми молниями.

    В. Кравцов из группы объединения «Космопоиск» считает, что деревья изгибаются столь странным образом под воздействием магнитных излучений. По его мнению, всему виной расположенные близко к поверхности залежи железной руды, которые и притягивают молнии.

    Люди, попав в Пьяную рощу, сразу начинают испытывать дискомфорт. У многих из них болит голова, першит в горле, а на теле появляются «мурашки». Исследования показали, что радиационный фон в роще превышает норму в 3 раза. Кроме того, здесь даже из родника течет радиоактивная вода. Местные легенды рассказывают о том, что где-то посреди Пьяной рощи есть проход в параллельный мир. Вроде бы раньше в немецкой деревне, что находится на склоне Медведицкой гряды, жила колдунья, которая знала, где расположены эти врата, и даже пользовалась ими.

    Еще рассказывают здесь такую легенду: «Однажды маленькая немецкая девочка из деревни заблудилась в лесу. Ее не могли найти, а потом она появилась сама. Но не такая, как прежде: теперь она понимала язык птиц и зверей и разговаривала с ними, умела «исцелять». Селяне сторонились ее, а ровесники обзывали и смеялись над ней. В один прекрасный день объявилась большая белая птица с головой красивой девушки. Пока все стояли с открытыми ртами, птицедева поманила девочку за собой - к лучшей жизни. Больше их никогда не видели».



    Русалки в русском фольклоре

    «Поэтический образ фантастических жилиц надземных вод, вдохновлявший поэтов всех стран и соблазнявший художников всех родов изящных искусств, ещё живёт в народном представлении, несмотря на истекшие многие сотни лет», – писал в начале нашего века известный русский этнограф и писатель С.В. Максимов. С тех пор прошло более полувека, в народном мировоззрении произошли коренные изменения, однако до сих пор в деревнях в устах старшего поколения кое-где ещё можно встретить в основном бессвязные и маловыразительные рассказы о русалках.

    Поверья о русалках, собранные в 1861-1888 гг. А.Н. Минхом в Саратовской губернии: «В глубокую полночь при лунном сиянии всплывали на поверхность озера красивые нагие девы с распущенными длинными волосами и с хохотом плескались водой». Длительная жизнь этого образа в народных представлениях делает актуальным изучение связанного с ним фольклора, чрезвычайно древнего по своим историческим корням и вместе с тем при всей своей традиционности несущего в себе ясные черты трансформации, вызванной исчезновением поверий и сказывающейся в характере интерпретации древнего образа в современном языке и устном народном творчестве.

    Живучесть этого образа тем более удивительна что уже в XVIII в. рассказы о русалках исследователям славянской мифологии представлялись архаическим пережитком. Правда, вместе с тем они указывали на широкое бытование этих рассказов в «простонародии». Например, в «Описании древнего славянского баснословия» М. Попова говорится: «В простонародии и поныне носится об них таковая баснь, что будто видают их иногда при берегах озер и рек, моющих и чешущих зеленые свои волосы, а иных, качающихся на деревьях. Как видно, то это древних предрассуждений есть зараза».

    В этом же тоне о «русских наядах и нимфах» писал в своем исследовании о славянской мифологии и А.С. Кайсаров: «Баснь говорит, что на них были зеленые волосы и что оне чрезмерно любили качаться на ветвях дерев. Этот предрассудок, обновляемый теперь преданьями, так укоренился в уме простолюдина, что сей и теперь ещё верит, будто бы видел иногда своих русалок на берегу реки, чешущих зеленые волосы. Конечно, теперь уж мало таких премудрых людей на Руси».

    Оба исследователя указывают, что образ русалки связан как с лесом, так и с водой, дают один и тот же портрет русалки, которая расчесывает свои зеленые волосы, и утверждают пережиточность этих представлений. Оба они ссылаются в подтверждение сказанного на бытующие предания, «обновляющие» суеверные представления народа. Несколько позже, в 1815 г., П. Строев тоже констатирует, что предания о русалках «и поныне ещё существуют», а в середине XIX в. М.Н. Макаров свидетельствует, что «почти во всех местах великороссийских с самой большою подробностью рассказывают о русалках... 

    Вы встретите много простолюдинов, которые расскажут вам, как и когда они видели русалок». А. Терещенко, описывая в сороковых годах XIX в. русский быт, также подтверждает, что русалки «доселе служат предметом суеверных толков» и что «многие с божбой уверяют, что им случалось много раз видеть русалок».

    В сущности в таком же тоне о фольклоре, связанном с представлениями о русалках, говорится в этнографической литературе на протяжении всего XIX в., причем исключительно стабильно перечисляются приписываемые им поступки: они сидят на берегу, кричат, хохочут, щекочут свои жертвы.

    Рассказы о русалках представлены главным образом быличками и редко перерастают даже в бывальщины, что так характерно для рассказов о лешем или водяном. Возможно, это объясняется тем, что русалка не является каким-то обобщенным образом нечистой силы, а всегда индивидуальна, портретна, и рассказ о ней поэтому сюжетно определенный и вместе с тем жанрово ограниченный.

    При наличии многочисленных информации о русалках, их внешности и повадках, мы сравнительно мало имеем рассказов о них сюжетного характера. Чаще всего это рассказ о встрече. Она обычно происходит вечером, ночью, при неверном лунном свете, около воды или в лесу. Русалка показывается и исчезает, встретившийся с ней человек лишь иногда успевает разглядеть её красоту, её длинные зеленые волосы. Лишь изредка она вступает в разговор с человеком – этот эпизод возможен не в меморате, а в фабулате.

    При описании встречи рассказчики используют всё те же общие места – это смех или плач русалки, её качанье на ветвях и упоминание о том, что она расчесывает волосы. Как правило, русалки не входят с людьми в договорные отношения, как леший или водяной, они всегда враждебны человеку. Это – нечисть и нечисть опасная, тем опаснее, что своей красотой и обаянием русалки легко могут завлечь, заворожить, а потом погубить человека. Ни в одном другом демоническом существе нет такого трагического сочетания красоты и коварства. Именно в рассказах о русалках подчеркивается призрачность существа потустороннего, опасного и вместе с тем манящего мира.

    «Нигде почти не найдете вы теперь такого места, – писал в прошлом веке В.И. Даль, – где бы с ведома жителей, поныне водились русалки, или они были тут когда-то и перевелись, или вам укажут, во всяком случае на другое место, – «а тут де нет их». Это точнее наблюдение Даля подтверждается записями, сделанными в наше время, содержащими многочисленные реплики информаторов, свидетельствующих об исчезновении русалок, о том, что прежде их много было, а теперь их «закрестили», или о том, что раньше народ был простой, а теперь ни во что не верит, вот и русалок не видит.

    Песни о русалках тесно связаны с теми календарными обрядами и праздниками, в которых доминируют мотивы культа растительности и воды. Они нехарактерны для русской фольклорной традиции, да и у других восточных славян их записано сравнительно немного, сейчас же они совсем исчезли. Иное дело рассказы о русалках. Объясняется такое соотношение жанров в фольклоре о русалках, очевидно, тем, что песни о русалках – обрядовые и как таковые мало варьируются, поются редко, только в определенное время и при соответствующей ситуации. 

    Кроме того, исполнение обрядовой песни связано с обязательным наличием коллективного обрядового действия, игры. С исчезновением распавшегося обряда, с уходом его из быта исчезает и песня. Рассказ же, опираясь на коллективную традицию, одновременно является индивидуальным творчеством рассказчика, повествующего о личном переживании или передающего дошедший до пего слух. Такой рассказ легко возникает по ничтожному поводу, в любое время, в любой обстановке. Он крайне живуч как жанр и, функционально изменяясь, даже переживает верование.

    Конечные выводы Д.К. Зеленина сводятся к следующему: «Мифологический образ русских русалок сложный. Он уже на русской почве воспринял в себя некоторые черты с разных сторон. В образе русалок отразились свойства и признаки некоторых духов местных – полудниц, леших, водяных; сказалось влияние древнегреческих стран. Основным признаком русалок мы считаем происхождение их от женщин и детей, умерших преимущественно неестественной смертью. Образа, вполне соответствующего русским русалкам, у других народов нет».

    Бесспорно и утверждение Зеленина, что в образе русалки прежде всего отразились народные представления о заложных покойниках. К приведенным в его книге сорока трем сообщениям, подтверждающим это, в настоящее время можно было бы прибавить ещё ряд более поздних свидетельств о том, что, по представлениям народа, русалками становились самоубийцы, утопленницы, дети, умершие некрещеными. Однако этим не исчерпывается характер этого сложного образа, в котором очень явно наличествует и его связь с природой, с лесом и водой, с весенне-летними обрядами, с культом плодородия, что особенно сказывается в обряде-игре «проводов русалок», до сих пор сохранившемся кое-где в трансформированном виде.

    Разнообразие генетических предпосылок образа создало и его неясность, туманность, порой даже противоречивость. Нередко образ русалки связан с поверьями о водяном, является парным к нему, подобно лешачихе, женским образом; она – его жена, наложница, дочь, прислужница, местами даже его женская параллель, т.е. хозяйка водной стихии. Иногда местом пребывания русалки считается лес или поле. Были попытки в предании объединить и те и другие представления: согласно бытовавшему кое-где поверью, русалки, обычно живущие в воде, после троицы переселяются в леса и поля.

    Неясно само название «русалка», наряду с которым в народе живут и другие: купалка, водяница, лоскотуха, мавка и т.д. Самое слово «русалка», очевидно, позднего происхождения и связано, как на это в свое время указывал Миклошич, с русалиями. Это не противоречит утверждению древности самого образа, ибо название это явно нашло приложение к древним представлениям о лесных, полевых, водяных демонических образах женского пола.

    Различен и зрительный образ русалки. У украинцев и южных великорусов превалирует образ водяной красавицы, у белорусов он связан главным образом с лесом и полем, у северных великорусов это чаще всего косматые безобразные женщины с большими отвислыми грудями. Очевидно, в последнем случае название русалки нашло механическое прикрепление к образу лешачихи, распространенному в северных русских поверьях.

    В образе русской русалки, несомненно, отразились не только общеславянские черты, но и женский демонический образ, связанный с водой, который известен фольклорной традиции многих народов. Образ русалки, в отличие от других демонических существ, нашёл воплощение в русском народном изобразительном искусстве. На это неоднократно указывали искусствоведы и археологи. 

    Интересны сведения Б.А. Рыбакова о браслете XII в. с изображением русалок у древа жизни, а также костяные пластинки XIII в. с изображением русалки, пьющей из рога, которые исследовал Г.Н. Бочаров. Подробно на изображениях русалок резчиками по дереву останавливался В.М. Василенко. Эти изображения в домовой резьбе в просторечии чаще назывались не русалками, а берегинями и фараонками. Последнее название объясняется апокрифической легендой о превращении преследователей Моисея в водяных и русалок.

    Нет оснований ставить знак равенства между берегинями, фараонками и русалками. Однако, несмотря на то что берегини являются, очевидно, очень древними божествами, что фараонки связаны с апокрифами о гибели фараонова войска, а более позднее название русалок связано с русалиями, мы, говоря о фольклоре XIX – XX вв., имеем право объединить эти представления.

    Именно эта неопределенность образа русалок дала основание Д. Ушакову считать, что «локализация русалок и в водах, и в лесах представляет, по-видимому, очень древний факт», но что они всё же «не были по своему происхождению ни духами леса, ни духами воды».

    При всей вариативности образа русалки от юной обольстительной красавицы до безобразной старухи, от женщины в традиционной одежде с расшитыми рукавами до получеловека-полурыбы, при явном слиянии в этом образе представлений о различных по своему происхождению мифологических существах – от душ утопленников до водяных и лесных демонов, при многообразии наименований се от мавки, лоскотухи до фараонки, всё же можно выделить наиболее ходовой, условно говоря, классический образ русалки – роковой для человека красавицы, водяной, реже лесной, нежити.

    Именно этот образ вошёл в литературу и в профессиональное искусство, именно он чаще всего представлен и в фольклорных текстах, в отличие от народного изобразительного искусства, где доминирует образ женщины, а иногда и мужчины с рыбьим хвостом – берегини, фараонки.

    Естественно, что как и образы водяного и лешего, образ русалки в устной прозе встречается преимущественно в быличках и бывальщинах. Однако он фигурирует и в песнях. Даже больше, русалка – единственный образ так называемой низшей мифологии, к которому обращается восточнославянская лирическая песня, преимущественно белорусская и украинская.

    Частично это, по-видимому, объясняется характером этого мифологического образа, рассказами о происхождении русалок. Поэтичные образы русалок, связанные с ними трагические истории о самоубийстве и несчастной любви, их красота и обольстительность, их молодость вызывают не только страх, но и жалость, сочувствие. Недаром они в песнях нередко называются ласковыми, уменьшительными именами.

    Казалось бы, что водяной и русалка – два связанных с культом воды демонических образа – должны быть очень близки, подобно лешему и лесовихе, являющейся как бы женской ипостасью хозяина леса. Однако в данном случае этого нет. Правда, в некоторых повествованиях о водяном (в былине Марфы Крюковой о Садко, немногих явно поздних бывальщинах, в которых рисуются чертоги подводного царства) упоминаются и русалки в качестве прислужниц или наложниц водяного царя. (Померанцева Эрна Васильевна).



    Славянские наяды

    В некоторых губерниях России в «русалочьи праздники» нельзя было работать в поле и вообще что-либо делать по хозяйству. Так, по поверьям Саратовской губернии, девы эти показываются в первый четверг после Троицы, и тогда люди не купаются и не выполняют никаких работ.

    Несколько иную, но по-своему привлекательную интерпретацию получили потомки Атаргате среди славянских народов. По одной из версий, слово «русалка» у славян происходило от слова «русый», что означает на древнеславянском «светлый», «чистый». Славянские русалки представлялись в виде красивых девушек с распущенными зелеными волосами. Обычно они выплывали на поверхность только под вечер, а днем отдыхали в глубине вод.

    Обитание их связывалось на Руси с реками и озерами, которые считались путем в подземное царство. По водному пути они выходили на сушу. Существовала и такая версия: русалка – это девица-утопленница, которая после несчастной любви бросилась в воду, где и превратилась в деву-рыбу. Словно копируя характер мифологических сирен, славянские водяные красавицы заманивали прекрасными песнями путников, а затем тащили их в омут. 

    Позже, благодаря тому что русалка стала героиней ряда литературных произведений XIX века, ее образ обогатился «книжными» чертами дивно прекрасных и чарующих, роковых существ, о которых повествовали так: «В глубокую полночь, при лунном сиянии всплывали на поверхность озера красивые нагие девы с распущенными длинными волосами и с хохотом плескались водою».

    Всех русалок, обитающих в наших водоемах, можно разделить на два вида. К высшему относятся так называемые подлинные русалки. Их не так уж и много: две-три на крупную реку. Они бессмертны и являются прямыми порождениями нечистой силы. Из воды они никогда не выходят, поэтому встретиться с ними очень сложно. Внешность у них, так же, как и характер, довольно отвратительная: тело – сплошь зеленого цвета, такого же цвета глаза и волосы, а между пальцами рук и ног перепонки, как у гусей.

    Подлинная русалка, как правило, является женой водяного и вместе с ним руководит действиями русалок природных, относящихся к низшему виду. Считается, что ими становятся все новорожденные девочки, родившиеся мертвыми или умершие без крещения, утопленницы-самоубийцы, а также девушки, которые умерли сразу после обручения с женихом. 

    Изредка русалки наведываются в свои бывшие дома и семьи, но вреда, как правило, при этом никому не причиняют. Наоборот, если домашние, заметив дух умершей, оставляют на ночь на столе традиционное в таких случаях угощение, они становятся постоянными и невидимыми защитницами семьи, оберегая ее от всевозможных напастей и невзгод.

    Природные русалки, в отличие от подлинных, смертны и лишь доживают в облике духов воды свой земной срок. Им присущи те же черты характера, привычки и вкусы, что были в земной жизни. Наиболее активны те из них, которые умерли неудовлетворенными, с каким-нибудь сильным желанием, или те, которые при жизни обладали беспокойным характером.

    Традиционное занятие появляющейся у воды русалки – расчесывание волос: завидев человека, она скрывается в воде; иногда, по рассказам, русалка моется, сидя на камне. Расчесывание волос – колдовское действие. Традиционно считалось, что длинные густые волосы обладающих сверхъестественными способностями существ могут испускать особые, колдовские влияния. 

    Расчесывание их воздействует на окружающий мир. Так, Владимир Даль сообщает, что, по поверьям, пока русалка чешет волосы, с них струится вода, затопляя все вокруг. Такое понимание органично входит в круг представлений об особой власти русалок над погодой, над влагой: после Троицы они могут насылать бурю и дождь. Да и гребень русалки сам по себе – магический предмет. Среди русских крестьян были популярны рассказы о таком гребне, неосмотрительно подобранном людьми и приносящем несчастья.

    Нередко появление у воды расчесывающейся русалки (как и русалки, плещущейся в воде) знаменует грядущую беду: ее видят у того места, где должен утонуть человек. В рассказе из Новгородской области водяная дева с длинными черными волосами сидит на камне у воды, повторяя: «Ох, как долго нету!», после чего скрывается в реке; через некоторое время к реке приходит местный учитель и, решив искупаться, тонет.

    По распространенным представлениям, русалки резво плещутся перед утоплением человека (как и водяные), могут утянуть к себе купающегося (особенно если человек без креста, вечером, в праздник). Тем не менее «подводное житье» русалок практически не описано. Повествование из Мурманской области, упоминающее о «свадебном столе» русалок, составляет одно из исключений; в нем рыбак, плюнувший в воду, портит свадебный стол русалок и наказан за это безвременной смертью.

    Но эти существа могли быть и лесными жителями. По поверьям, обитающую в чаще русалку нередко видели сидящей на дереве (при этом она иногда пряла или пела). На ее просьбы дать одежду женщины вешали на деревья пряжу, полотенца, нитки, девушки – венки. Всю троицкую неделю пели русальные песни, в воскресенье (русальное заговенье) изгоняли, «провожали» русалок. Их обычно изображала девушка, которой распускали волосы, надевали венок и с песнями провожали в рожь. Вталкивая ее в рожь, с криками разбегались, а та догоняла.

    Часто русалок изображали в виде чучела (иногда – обряженного ржаного снопа), несли его в поле и там оставляли на меже или разрывали и разбрасывали по полю. Известны случаи потопления чучела, сопровождавшиеся имитацией храмового отпевания. В этом варианте обряд проводов происходил, очевидно, под влиянием известного ритуала «похороны Костромы». Русалки, появляющиеся в лесу и смешиваемые с лесными девками, лешухами, в верованиях ряда районов России наделялись способностью очень быстро бегать, то скрываясь от человека, то преследуя его: «Шел по лесу один мужик, а русалки за ним турятся, все голые, растрепанные».

    Раскачивание «нечистых дев» на ветвях деревьев – тоже, видимо, магическое действие. Считалось, что оно способствует росту, созреванию урожая. По словам историка и фольклориста Е. Г. Кагарова, «…русалки, как девы плодоносной природы, главным образом жизненной влаги, покровительствуют растительности и посевам; качание – один из весьма распространенных приемов земледельческих заклинаний. Недаром русские девушки «завивают венки» (то есть связывают ветви двух соседних березок), чтобы облегчить русалкам качание на них».

    Очевидно, что русалки появляются на земле в период напряжения всех ее сил, во время весеннего расцвета зелени, созревания злаков; их приход в леса и на поля соотнесен с пиком проявления необходимых для наступления летнего расцвета связанных с водой, влагой сил плодородия. Русалка – и материальное, конкретное образное воплощение силы плодородия, и сверхъестественное существо, проявляющее эту силу в своем движении, влияющее на плодородие.

    Во всех этих обычаях за образом русалки-пряхи проглядывает символ божества, связанного со стихией воды. Оно покровительствует домашним работам и непосредственно влияет на судьбы людей. Более того, в некоторых областях России есть легенды и о пророчествах. В рассказе, записанном на Новгородчине, русалки (три девки с косами) появляются у дома перед бедой, настойчиво пытаются открыть дверь и, «держась за скобу», приговаривают: «Дверь-та на крючки, открывай!» Вскоре после посещения русалок у хозяйки дома погибает сын.



    Саратовские змеечерви

    Сообщения СМИ о загадочных существах, которых то и дело видят россияне, вызывают одновременно страх перед неведомым и чувство гордости за свою страну. Действительно, чем мы хуже Америки с ее чупакабрами, и у нас есть, чем удивить народ. «Правда» предлагает своим читателям обзор наиболее таинственных монстров, которые, по слухам, водятся в России. В начале августа этого года на телевидении и в прессе стала появляться информация о жутких существах, возможно, обитающих в Саратовской области России. 

    По словам корреспондентов, животные представляли из себя огромный «гибрид» червя и змеи, и один лишь их диаметр достигал двух метров.В прошлом году жители села Мокрая Ольховка в Саратовской области заметили в овраге, размытом водой, странные округлые образования, по форме похожие на гигантские яйца. Фермеры окрестили свою находку «яйцами динозавров». Таких «яиц» в овраге оказалось не одно и не два - целая кладка. В деревню потянулись заинтересованные исследователи. 

    Геолог, приехавший в Мокрую Ольховку, предположил, что находки представляют из себя типичный пример конкреций - уплотненных минеральных образований, появившихся в почве естественным путем. Однако позже, исследуя химический состав непонятных образований, исследователи обнаружили в них высокое содержание соединений железа. 

    По их словам, это могло быть доказательством животного происхождения «яиц». Сферы диаметром 57-60 сантиметров и впрямь напоминают яйца гигантского существа вроде динозавра или дракона. Пожалуй, современному человеку трудно всерьез поверить в существование «подземных змеев». Но если отнестись к таким историям как к части фольклора, дошедшего до наших дней, можно узнать много интересного. Легенды о драконах или «огненных змеях» бытовали в Саратовской области издавна. 

    Здесь на горе Увек некогда стоял город с таким же названием. Увек был одним из богатейших поселений Золотой орды, основанным приблизительно в середине XIII века. Последние находки, связанные с ним, датированы 70-ми годами XIV века. Что стало с Увеком после - неизвестно. Предполагается, что город был разрушен оползнями берега Волги, а затем окончательно разграблен Тамерланом в конце XIV века. Однако археологи признают: останки разрушенного города свидетельствуют не только о сотрясениях почвы, но и о некоем взрыве наподобие взрыва подземных газов. Легенда гласит, что город разрушил появившийся из-под земли гигантский змей, и он же опалил руины Увека своим огненным дыханием. Краеведы области подтверждают: предметы с изображением дракона в этой местности не редкость.



    Неудачный вызов матного гнома

    Это произошло в лагере «Родничок», что рядом с родником «Три богатыря» в Саратове. Была последняя, так сказать королевская ночь в смене. Я и три моих друга собирались вызвать матного гномика, и у каждого на то были причины. Вроде бы, вызвав его, ты попадаешь в астрал, как будто ты не спишь, а на самом деле спишь. Это что-то вроде сна, в котором ты полностью контролируешь себя и можешь получить любой предмет, который захочешь! Один минус - злой гном, который кроет тебя трёхэтажным матом. По крайней мере, мне так сказал друг. Кто бы отказался от этого, верно?

    И вот наступил вечер. Тихий час. Я кое-как вырвал нить из штанов и обмотал ею карамельку. Осталось только привязать её на люстру. К сожалению, к тому времени уже не хотелось вызывать гнома. После недолгого спора я всё-таки отказался и положил обмотанную карамель себе под кровать... И тут начались вещи, которые я не в состоянии объяснить. 

    Сначала кто-то заорал за окном хриплым голосом, резко. Мы все встали, но не обратили на это особого внимания, т.к. подумаешь, вожатый чихнул. Но что он делает под нашим окном??? Стоило только уснуть, как вдруг чихание повторилось, это уже не смешно, но, по-прежнему, объяснимо. В третий раз нас разбудили шкафчики, звучит смешно, но они разом задвинулись.

    - Это, скорее всего, лёгкое землетрясение, - ответил я. - Давайте успокоимся и заснём.

    - Тогда что делает этот носок на моём шкафу? - ответил один из друзей

    - Не волнуйтесь, он был здесь

    - Может это гном

    - Да нет никакого гно-о-о!!!... - у меня всё тело разом заболело, как будто кто-то пытает меня, эта адская боль, я кричал что-то вроде «Спасите!», дёргался, пока вдруг меня, так же резко, не отхватило.

    - Выброси эту конфету нафиг!!! - закричал друг

    Я встал, взял конфету, размахнулся и выбросил её через открытую дверь в коридоре (на проветривание) во двор. На следующий день мы встали рано, подошли к конфете, на ней были видны следы зубов...



    Домовой: нечисть или добрый дух

    Согласно статистике, более трети россиян сталкивались с проявлением деятельности домовых. Еще около 30% граждан доверяют рассказам очевидцев и допускают возможность существования домашних духов. Несмотря на заверения ученых, что домовых нет и быть не может, эти невидимые «хранители очага» продолжают жить рядом с людьми, помогая им или пугая своими проказами. Исследователи русской культуры и фольклора утверждают, что еще в начале XX века в России практически в каждом сельском доме жил свой домовой.

    Причем хозяева в него не просто верили: домашнего духа уважали, почитали, под кармливали и благодарили за мелкие услуги, которые тот иногда оказывал, если любил домочадцев. Фактически домовой воспринимался как член семьи, а потому, переезжая на новое место, его непременно брали с собой. У этого существа даже были свои именины, которые отмечали 10 февраля. Считалось, что в этот день он имеет право глумиться и проказничать с особым размахом. Успокоить его можно было только лаской и угощением. Но если этот праздник проигнорировать, то домовой обижался и даже начинал мстить.

    Известный советский филолог, собиратель древних поверий А. Афанасьев так описывал облик домового: «Он показывается людям стариком, ростом с пятилетнего ребенка. Всегда в красной рубашке, опоясанной синим кушаком. Лицо сморщенное, борода белая, волосы - желто-седые, а глаза, словно огонь, горят». Российский фольклорист Иван Костоловский дает другое описание: 

    «По народным поверьям, домовой оброс густой шерстью, даже ладони и подошвы у него в волосах. Только лицо около глаз и носа - голое. Его мохнатые подошвы зимой обозначаются на снегу, а ладонью домовой гладит по ногам спящих хозяев». Тем, кому действительно удавалось увидеть домового (чаше всего это были дети и особо чувствительные ктонким энергиями люди), рассказывали, что тот является в облике сморщенного старика с пышной седой шевелюрой, густой бородой и красными глазами. Его рост не больше метра, тело - маленькое и тщедушное, голова - большая и вытянутая, а руки - длинные.

    О домовых сохранилась масса поверий. Считалось, что он руководит другими домашними духами: овинником, сарайником, банником, кикиморой запечной и т.д., враждует с соседским домовым, а по ночам тем, кто ему нравится, расчесывает и завивает волосы. Если наладить контакт с этим существом, то взамен на угощения (домовой неравнодушен к молоку и краюхе хлеба) он будет помогать по хозяйству, защищать жилье от воров. Домашнего духа следовало звать по имени, но так как узнать его не всегда удавалось, домовому придумывали разные уважительные прозвища, например, доможил, доброхот или просто поп и кормилец. 

    Люди верили, что домовые - не злые существа, но если им что-то не понравится, они могут начать проказничать. Как и все потусторонние духи, они не любят неряшливых и ленивых хозяев. Поэтому если домовой решит, что домочадцы плохо ведут хозяйство, он начинает «бунтовать». В такие моменты сама собой бьется посуда, портятся продукты, умирают домашние животные, засыхают цветы. А если на теле невесть откуда появля ются синяки, значит, домовой хозяина не жалует и по ночам поколачивает.

    Домовые - существа с очень древней родословной. В них верили еще во времена античности. Так, в Древнем Риме хранителей дома называли «ларами» и «пенатами». Хотя лары изначально почитались какдухи умерших предков, а пенаты были божествами кладовых и отвечали за сохранность съестных припасов, и те и другие впоследствии превратились в покровителей домашнего очага.

    О происхождении домовых и их природе до сих пор ведутся споры. Существует по меньшей мере несколько десятков версий, объясняющих этот феномен. По одной из них, самой древней, домовые - это падшие ангелы, раскаявшиеся в своем предательстве, но не получившие прощения. Слишком хорошие для «темного» царства, но недостойные «света», они превратились в так называемую земную «нечисть» и до кон ца времен вынуждены жить рядом с людьми.

    По другой версии, автором которой является астролог и парапсихолог Елена Мазина, домовые - это души предков рода, которые при жизни не очень-то заботились о своих родных и затем получили возможность исправиться, служа потомкам. Мазина считает, что на этом посту душа пребывает от нескольких месяцев до 30 лет - это максимальный срок жизни домового. Затем, независимо оттого, сумел ли он исправиться, дух воплощается в человека.

    Современные российские эксперты полагают, что домовые являются олицетворением особых сил природы. Главная задача этих существ - защищать домашнее пространство от негативных энергетических «атак», идущих как из видимого материального мира (например, в виде порчи), так и из мира потустороннего (от демонов или бесов). Домовые в обязательном порядке охраняют порталы между измерениями и стараются по возможности не допустить вторжения «темных» сущностей. Они также призваны гармонизировать энергетику в доме, заботиться о его обитателях, и в некоторых случаях, когда сильно привязываются к домочадцам, действительно могут выполнять простую работу по хозяйству и предупреждать о грядущих несчастьях. В любом случае, отмечают специалисты, домовые-это положительные существа с самыми добрыми намерениями.

    Американский парапсихолог, исследователь потустороннего мира Джон Майкл Гриер причисляет домовых к классу волшебных существ наряду с феями и эльфами и полагает, что они обитают на эфирном уровне бытия. Это особое измерение, близкое к материальному плану. По большому счету его можно назвать информационно-энергетическим полем. И именно на этом уровне, уверен Гриер, и живут волшебные существа, в том числе и домовые. Там они выполняют такую же роль, что и человек - в проявленном мире. 

    Духи используют речь, могут абстрактно мыслить и вести себя в соответствии со своим моральным кодексом. Хотя ход их мыслей может показаться нам странным, у них есть свое чувство справедливости и правоты. Они могут быть весьма великодушными и выручать людей в трудных ситуациях, однако их морально-этические нормы вполне позволяют устраивать всевозможные розыгрыши.

    Данная версия не отрицает остальные, но она многое объясняет в природе домовых. Например, становится понятно, почему они занимаются своей деятельностью в основном по ночам. Ведь солнечный свет губителен для эфирной энергии, он ее просто-напросто рассеивает. По этой же причине не любят домовые, когда люди оставляют на ночь на столе ножи - металл, соприкоснувшись с их телом, может их уничтожить. Кроме того, эфирных существ отпугивают некоторые травы (лавр, чистотел) и проточная вода.

    Кстати говоря, люди совершенно не ощущают присутствия существ эфирного плана. Зато те способны считать» наши мысли и чувства как открытую книгу. Это происходит потому, что человек проявлен в эфире, с ним взаимодействует наше тонкое тело, и на этом уровне отражаются все эмоции. Поэтому домовые прекрасно чувствуют наш страх, гнев, обиды, они вообще весьма чувствительны ко всему негативному. При этом человеческого тела они не ощущают. Занимаясь магическими и духовными практиками, люди способны научиться воспринимать этих существ также четко, как и они нас. Для этого следует практиковать медитацию и энергетические упражнения, что требует терпения и сил.

    Если допустить, что домовые - эфир ные создания, то становится понятно, почему так тесно переплетены предания о призраках и волшебных существах. И те и другие относятся к одному уровню бытия. Возможно, полагаютученые, в более ранние времена человеческие души, которые не смогли пройти через второй этап смерти, сами стали обитателями эфирного плана. И в этом данная версия опять же совершенно не противоречит объяснениям других исследователей. Ведь известно, что смерть имеет несколько этапов. На первом тонкое тело сбрасывает с себя материальную оболочку, что совпадает с биологической смертью. На втором человеческая душа сбрасывает с себя эфирную оболочку, обычно это происходит через несколько дней или даже недель после смерти. Но иногда этого не случается. Самая распро страненная тому причина - насильственная смерть, сопровождаемая сильными негативными эмоциями.

    Именно поэтому так часто путают проказы домового и деятельность полтергейста. Есть мнение, что последние являются одной из разновидностей призраков. Они проявляют себя разными способами: разбрасывают и швыряют вещи, бьют посуду, двигают и переворачивают мебель. Их отношение к людям неоднозначно: иногда они просто так шутят и развлекаются, но могут быть и смертельно опасными.

    В последнее время разными исследователями высказывается предположение, что за подобным явлением стоятживые люди. Такое часто происходит в присутствии ребенка или подростка, который сильно сердится или злится, но не может выразить свои чувства. Ученые предположили, что эмоциональная энергия, долгое время не находящая выхода, способна проявляться в парапсихологических явлениях. Этой же точки зрения придерживается, в частности, доктор медицинских наук, руководитель фонда парапсихологии им. Васильева Андрей Ли. 

    Полтергейст, полагает он, формируется из отрицательной энергетики в доме. Например, в семьях, где царит жестокость и насилие либо кто-то из жильцов отчаянно нуждается в помощи и хочет быть услышанным. Злость от непонимания окружающих крепнет и в итоге может трансформироваться в неосознанный телекинез, который и принимают за шалости и вредность барабашки. Однако у данной версии также имеются оппоненты. Российские физики отстаивают мнение, что шаровая молния и полтергейст-явления одной природы. 

    Имеется в виду, что «шумный дух» вызывается некими физическими силами, которые на данный момент не изучены. Поэтому вопрос остается открытым. Пока же ясно одно: к домовым феномен полтергейста не имеет н икакого отношения. Главное различие между ними заключается в том, что полтергейст со временем становится все более опасным. Его шалости несут отпечаток жестокости по отношению к людям и в какой-то момент могут представлять реальную угрозу для жизни.

    Домовых также часто путаютс духами, хотя эти существа обитают на разных уровнях. Духи относятся к низшему астралу, они - враги домового. Именно от них хранитель защищает пространство дома. И видимо, не всегда успешно, потому что духам все-таки удается иногда проникать в жилье. Поэтому важно помнить, что именно духи вступают с человеком в контакт с помощью медиумов, всевозможных посланий «с того света» и автоматического письма. При этом называть себя они могут как угодно. Верить им не стоит. Кстати, существа, которые ночью садятся на грудь человеку и начинают его душить, вероятнее всего, также являются духами из низшего астрала. Когда такое происходит, следует провести энергетическое очищение квартиры, лучше всего с помощью огня. (Елена Крамер).


    1 2 3                       














    Категория: КРИПТОЗООЛОГИЯ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 35 | Рейтинг: 5.0/1