Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [273]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » КРИПТОЗООЛОГИЯ

    Таинственные животные в Тульской области. 2


    Лесной хозяин - леший

    Лесное существо из народной русской демонологии. Заботливый дух леса, защитник его богатств и обитателей, решительно враждебный людям, особенно взъевшийся на лесорубов и охотников. Одноглазый, как циклоп, и в общих чертах - человекообразный, леший обладает весьма развитыми полиморфическими способностями, обычно людям является в виде бородатого старца, но может обернуться медведем и даже деревом. В давние времена, установив, что в каком-либо участке бора завелся леший, этот участок объявляли запретным, туда нельзя было заходить и уж ни в косм случае охотиться, валить деревья и даже собирать грибы и ягоды.  В Польше леший известен под именем боровой, боровик, либо борута, а также - Лесное Лихо. Этимология «лиха» аналогична этимологии «лешего».

     В пособниках у лешего ходят более мелкие духи и лесные домовики: аук (дух эха, зловредно передразнивающий путников и сбивающий их с пути), пущевик (живущий в глубинах леса), моховик - проживающий во мхах и торфяниках, луговик, обитающий в лугах и на лесных полянах. Существуют также «специализированные» мелкие духи-покровители, по их названию легко догадаться, что именно они опекают: Цветыч, Грибыч, Пчелич и Ягодич. То, что кроме вышеназванных, якобы существует еще и душок Самогоныч, подтвердить не удалось.

     Леший - хозяин леса в мифологических представлениях славянских народов. Частый персонаж русских сказок. Другие названия: лесовик, лесник, лешак, лесной дядя, лисун (полисун), дикий мужичок и даже лес. Место жительства духа - глухая лесная чащоба, но иногда и пустырь. Это главный хозяин леса, он следит, чтобы никто в его хозяйстве не навредил. К хорошим людям относится хорошо, помогает выйти из леса, к не слишком хорошим - плохо: путает, заставляет ходить кругами. Он поет голосом без слов, бьет в ладоши, свищет, аукает, хохочет, плачет.

    В былые времена лешие совсем близко сошлись с человечеством, точнее, с его лучшей частью - девушками. Лешие вообще-то отличаются редкостной сладострастностью. Для удовлетворения своих похотей они нередко похищали девушек и жили с ними в лесу. Отличительной особенностью такого рода сожительства было то, что девушки, как правило, никогда не рожали детей от леших. Житье у леших все-таки было, надо думать, не самым плохим, потому что рассказывали, будто бы девушки в некоторых местностях Тульской губернии сами убегали в лес для житья с ними, а несколько лет возвращались с кучей денег.

    Верования крестьян Тульской губернии: «Девушек и детей лешие могут похищать. Девушек они берут себе в жены. Берут в жены и женщин, живущих распутно. За вдовами и замужними женщинами, у которых мужья в отлучке, лешие любят ухаживать. Тогда они делаются добрыми и ласковыми, приносят гостинцев и угощают их, но их гостинцы нехороши - ни что иное, как лошадиный помет. Если у них от лешего рождаются дети, то они исчезают: родившихся детей никто не видит. Чтобы избавиться от такого ухаживания, употребляют траву чертополох. Втыкают в избе над дверью, над постелью, кладут под подушку. Другая трава - прострел - еще сильнее действует против лешего. Если ее положить под подушку, то он уж совсем не подступает к женщине и уходит от нее навсегда…

    Все лешие повинуются своему атаману, самому старшему из леших. Он их посылает повсюду, где только ему захочется людей посмущать. В полночь лешие со своим атаманом выходят поиграть. Некоторые мужики и бабы видали, как они играют. Атаман выбирает самое толстое и высокое дерево в лесу, велит его лешим нагнуть вершиной к земле и отдает приказание вешаться им на ветвях его вниз головой, по очереди. Тогда у них идет работа бойкая и живая, - каждый работает весело и увертливо, так что атаману становится любо, и он хвалит их за ловкость. Проходит полночь, петухи пропели в первый раз. Атаман велит им кончить потеху и разогнуть дерево. Лешие мигом разгибают дерево и бегут вместе с атаманом на ближайший холм или пригорок. Там у них подымается крик, шум, гам и продолжается до вторых петухов. После вторых петухов все стихает, и лешие разбегаются…

    Охотники и пастухи вступают в договор с лешим, чтобы одному всегда была удача в лесу на охоте, а другому благополучно пасти стадо. Леший говорит желающим вступить с ним в договор: «Предайся мне». А договаривающий спрашивает: «Как это мне сделать?» – «Сними крест и делай все по-моему», - скажет леший. И кто сделает так по слову лешего, тому во всем будет удача. Через несколько времени леший требует от договаривающихся, во время причастия, не глотать дары, а держать за скулами (во рту) и принести их домой, а оттуда в лес, где он живет. Там их заделать в березку, вырубив первоначально ямку в ней, вложить дары и забить. Потом выстреливают туда через плечо и таким образом навсегда предаются нечистому. Они делаются сильными колдунами, и им от лешего во всем подмога».

    Вологодский вариант легенды рассказывает о лешем как о порождении дьявола: Был на земле только Бог и дьявол. Бог сотворил человека, и дьявол попробовал сотворить, но сотворил не человека, а чёрта, и как он ни старался, ни трудился, все же не мог сотворить человека, все у него выходили черти. Бог увидел, что дьявол уже сотворил нескольких чертей, рассердился на него и велел Архангелу Гавриилу свергнуть сатану и всю нечистую силу с неба. Гавриил свергнул. Кто упал в лес - стал леший, кто в воду - водяной, кто на дом - домовой. Вот почему их зовут по-разному. А они все бесы одинаковы. - Дилакторский П. Из преданий и легенд Кадниковского уезда Вологодской губернии // Этнографическое обозрение. М., 1899. № 3

    Белорусский вариант производит леших от «двенадцати пар детей» Адама и Евы. Когда Бог пришел посмотреть детей, родители шесть пар ему показали, а шесть других «под дуб сховали». От шести представленных Богу пар произошли люди, а от прочих - нечисть, которая не уступает им числом.

    В одном из сказаний манси говорится, что при сотворении человека боги использовали глину и лиственницу. Люди, созданные из лиственницы, с огромной скоростью разбежались по лесам и прозвали их «мэнквами» (лешими), они крепкие и в воде не тонут. А слепленные из глины медлительные создания стали обычными людьми, чей век недолог: «В воду человек упадет - тонет, жарко станет - из него вода выступает».

    Рождаются лешие также от брака чёрта с земной ведьмой, иногда от людей, совершивших тяжкое преступление или погибших без креста на шее и т. п. В некоторых регионах леший считается дедом чёрту и прозывется «чёртов дед». Нередко в представлениях народа леший носит уже двойственный характер: он является то сильным, страшным духом, то простым народным чёртом, глуповатым, которого умный мужик легко может обмануть

    Верования крестьян Тульской губернии: «Видом леший похож на человека, только черный собой, покрыт шерстью, с крыльями и хвостом. Скидывается он поводырем, ямщиком, собакой, кошкой, козлом и т.п. Леших видали многие, а особенно колдуны».

    Леший похож на человека, но внешность его описывают по-разному. По одним показаниям, волосы у лешего длинные серо-зеленые, на лице нет ни ресниц, ни бровей, а глаза как два изумруда - горят зеленым огнем. Может явиться к человеку в разных видах, но чаще всего он показывается людям дряхлым стариком или косматым чудищем с козлиными ногами, рогами и бородой. Если на лешем есть одежда, то она вывернута наизнанку, запахивается левой полой на правую, обувь перепутана, и сам он обязательно не подпоясан. 

    В лесу леший показывается гигантом, голова которого достаёт верхушки деревьев, а на полянах он едва выше травы. «Носится леший по своим лесам как угорелый, быстро, едва соследимо и всегда без шапки», часто с огромной дубиной в руках. Описывается как остроголовый, с клиновидной головой и мохнатым, с волосами зачесаными налево. Этому лесному духу приписывают способности к оборотничеству, поэтому он может показаться и в виде дикого зверя. 

    Живуч, но может быть убит из ружья. По другим источникам это обычный старичок, маленький, сутулый, с белой бородой. Новгородцы уверяли, что этот старичок носит белую одежду и большую шляпу, а когда садится, закидывает левую ногу на правую. Согласно некоторым северным сказам, собранным П.Н. Рыбниковым, с виду леший похож на человека, только кровь у него темная, а не светлая, как у людей, потому его и зовут ещё «синеобразным». Афанасьев в своём труде «Поэтические воззрения славян на природу» приводит также сведения о лешачихах: «Народное воображение наделяет их такими огромными и длинными грудями, что они вынуждены закидывать их за плечи и только тогда могут свободно ходить и бегать». А сидящий на спине бесёнок, который сосёт грудь, скрыт и согреваем длинными волосами лешачихи. Эти женщины обросшие, косматые, имеют волосы спутанные.

    Верования крестьян Тульской губернии: «Лешие затем сбивают людей с дороги и уводят далеко в леса, чтобы там убить их или до смерти защекотать. Щекоча человека, они начинают его грызть за бока и загрызают совсем. Другие уверяют, что они едят людей, и потому работа между ними распределяется за добыванием человеческого мяса. Одни лешие занимаются откармливанием пойманных людей; они их кормят орехами, а потом закалывают, чтобы съесть их; другие на наловленных людях работают и ездят за водой, а третьи только занимаются ловлей людей посредством разных сманиваний и сбиванием с дороги, чтобы они заблудились и попали в их руки.

    Имеет ли леший силу за пределами леса - ответы различны. Одни говорят, что не имеет, а другие утверждают противное. То же и о жилище, скоте и о собаках - рассказывают различно. Одни говорят, что у леших нет домов, нет скота и собак. В лесу хватит всего: тут много пасется нашего скота и немало всякой дичи. Леший будет сыт и без своего скота. Некоторые говорят, что он живет без пищи и только тем и занимается, что смущает людей на худые дела. Женаты ли лешие? На это одна старуха отвечала: «Как неженаты! Если бы не женились, то давно бы перевелись, а леших всюду тьма-тьмущая».

    Некоторые лешие живут одиноко, другие - семьями, причем строят в лесах просторные дома, где хозяйничают их жены и растут их дети. Жилище лешего - бревенчатая изба в густом ельнике вдали от человеческих поселений. В некоторых местах считают, что лешие живут целыми деревнями. Порой в больших лесах живут по два и по три лешего, которые иногда ссорятся между собой при дележе лесных дач. Ссоры доходят до драки, лешие бьют друг друга столетними деревьями, которые они вырывают с корнем, и стопудовыми камнями, отбитыми от скал. Камни и стволы деревьев они бросают вёрст на 50 и более. Нередки также битвы леших с водяными, преимущественно в ночную пору. На русском Севере отмечено выражение «леший ступал» о том, что плохо сделано.

    Леший - властитель над лесными зверями. Всего более он любит медведя, и когда сам пьёт вино, до которого большой охотник, то потчует непременно и медведя. Последний караулит лешего, когда тот опьянённый ляжет спать, и оберегает его от нападения водяных. По данным К. Д. Логиновского, собранных в Забайкалье, «за услуги леший от людей требует платы в виде угощения водкой».

    Леший, по желанию, перегоняет белок, песцов, зайцев, полевых мышей из одного леса в другой. По поверью украинцев, полисун, или лесовик, гонит плетью голодных волков туда, где они могут найти прокорм. По народным рассказам лешие обожают карточную игру, где ставкой являются белки да зайцы. Так что массовые миграции этих животных, разумное объяснение которым найти трудно, оказываются на самом деле уплатой карточного долга. Согласно «Северным сказкам» Н. Е. Ончукова, пищей лесовику служит «заячья да беличья говядина» Также дикие яблони зовут «лешовками», предполагая, что леший выращивает эти яблони для себя. Лошадь чует лешего раньше, чем всадник или возница и может внезапно остановиться или в страхе броситься в сторону. Леший враждует с собаками, прирученными человеком, хотя иногда имеет собственных собачек, маленьких и пёстрых.

    Лешим также очень нравится петь, порой долго и во всё горло (подобно буре), аккомпанируя себе хлопанием в ладоши.

    По польскому поверью леший любит сидеть на старых сухих деревьях в образе совы, и поэтому крестьяне опасаются рубить такие деревья. По русскому поверью леший также любит прятаться в дуплах таких деревьев. На этот счёт есть поговорка: «Из пустого дупла либо сыч, либо сова, либо сам Сатана». На деревьях лешие проводят большую часть времени; качаться и «дурачиться» для них - самое любимое занятие, отчего в некоторых губерниях ему дали название «зыбочник» (от зыбка, люлька). Шествие лешего сопровождается ветром, который заметает его следы. Этим леший напоминает лесных эльфов шведского фольклора.

    В народном месяцеслове «Купальская ночь» на 7 июля считалась временем, когда активизируется и проказит всякая нежить, в том числе и леший. А в ночь под «Агафона Огуменника» (4 сентября), по-поверью, лешие выходили из леса в поле, бегали по деревням и сёлам, раскидывали снопы по гумнам и вообще творили всякие бесчинства. Для охраны гумен поселяне выходили к загородям, вооружёнными кочергой с тулупами, вывороченными наизнанку. Также особым «срочным днём» лешего считалось 27 сентября (Воздвижение), день, когда лешаки сгоняли в особые места лесное зверьё и попадаться им на пути было опасно. 

    «На Ерофея» же, - как считали крестьяне, - «лешие с лесом расстаются». В этот день (17 октября) дух проваливается под землю (вырывая её на семь пядей), где зимует до весны, но перед зимовкой лешие беснуются, «дурят в лесах»: бродят, кричат, хохочут, хлопают в ладоши, ломают деревья, разгоняют зверей по норам и свирепствует. Суеверные русские мужики и бабы в этот день в лес не ходили: «Леший - не свой брат: переломает все косточки не хуже медведя». Впрочем, не все лешие исчезают на зиму; в некоторых местностях им приписываются зимние вьюги.

    Деревенские слухи очень настойчиво приписывают лешим страсть к женщинам и обвиняют их в нередких похищениях девушек. Кое-где рассказывают об этих связях с подробностями и уверяют, что похищенные девушки никогда не рожают детей. В Тульской губ. уверяют, что в старину, когда около села Анастасова были большие леса, девушки сами убегали к лешим, жили с ними года два-три, и затем возвращались домой с кучей денег. Лешим также навязывают жен одинаковой с ними породы (лешачиха, лешуха) и детенышей («лешеня»), но в этих духах отчасти подозревают живущих в камышах русалок из некрещенных младенцев, отчасти проклятых людей.

    Отношение лешего к людям - большей частью враждебное. Он старается заплутать путника в лесу, переставляя с умыслом с одного места на другое дорожные знаки или сам перекидываясь деревом, которое служит приметой; иногда он принимает вид знакомого человека и, заводя разговор, незаметно отводит путника от дороги; иногда он плачет как ребенок или стонет, как умирающий, в чаще леса, чтоб заманить туда сострадательного мужика и защекотать его насмерть, сопровождая действие громким смехом. От шуток лешего люди нередко сходят с ума. 

    По поверью, записанном в Олонецкой губернии, каждый пастух должен подарить лешему на лето корову, не то он озлобится и перепортит все стадо. В Архангельской губернии думали, что леший, если пастухи успеют задобрить его, пасет деревенское стадо. Охотники также приносили лешему подношение в виде краюшки хлеба или блина, которое клали на какой-нибудь пень. В заговорах, произносимых на успех в звериной ловле, встречались обращения и к лешему. 

    На знакомство с лешим отваживаются одни колдуны. В Новгородской губернии знающие секрет пастухи, нанимают лешего на службу пасти стадо и охранять его от зверей. Выдает свое присутствие «уканьем». При приближении человека они хохочут, бьют в ладоши, а если увидят женщину, то норовят затащить ее к себе. Часто ворует себе в жёны девушек. Отличительной особенностью такого рода сожительства было то, что, как правило, детей от леших рожали редко.

    «Был бы лес, будет и леший», - говорили в народе. «От этой нежити не оберечься, так пропадешь!» И, вероятно, единственным утешением всему люду служило то обстоятельство, что со своим ближайшим соседом домовым жил леший примерно так, как теперь бывшие наши союзные республики. Как и многие другие представители нечистой силы, леший недолюбливает, когда его называют этим собственным именем. Поэтому у него немало интересных иных прозвищ – «лесовик», «вольный», «лешак», «ляд». Есть и еще одно – «праведный», которое используется в лечебных заговорах.

    Живет леший не один, а вполне семейно. Помните известную поговорку? «Как-то леший не допил, лешачиху свою бил. Дай рубля, а не то пропью и долото. Я кормилец, али кто?» Супругу лешего называют лешачихой или лешухой, а детей его - лешеня. В этих ролях нередко выступают русалки, проклятые люди, от безделья занимающиеся шутками, подобно лешим. За проказы их еще называли «шутихами».

    Под властью этого духа находятся все звери в лесу. Любые массовые передвижения животных трактуются как направляемые лешим. Поэтому охотники всячески пытаются задобрить духа, чтобы тот не вредил им на охоте. В Читинской области в XIX веке со слов стариков фольклористами был записан совет о нежелательности ночлега на лесных тропах, поскольку невдалеке кто-то закричит, засвистит и зазвенят колокольчики. Если же разведён костёр, то леший может прибежать и всё разбросать. При этом лучше бежать от этого места со всех ног.

    Любимая присказка лешего: «Шёл, нашёл, потерял». Сбивать людей с толку, запутывать их - обычная проделка духа. Если «леший обойдёт» человека, то путник внезапно потеряет дорогу и может «заблудиться в трёх соснах». Способы рассеять морок лешего: уведённый им человек ничего не должен есть или носить с собой очищенный от коры сучок липы (лутовку), также можно надеть всю одежду наизнанку или переобуться - левый ботинок надеть на правую ногу и наоборот, перевурнуть стельки тогда путник сможет найти дорогу из леса. Кроме того этот дух очень любит кричать страшным голосом и свистеть, пугая тем людей. «Новгородский сборник» за 1865 год сообщает, что «лесовые… любят петь песни, хлопать в ладоши, смеяться и ойкать». 

    Согласно сведениям из Архангельской губернии, леший «кричит на разные голоса: и по ребячьи, и по бабьи, и по мужичьи, ржет и по лошадиному». Он также «поет петухом, кричит курицей, кошкой, малым ребенком». Зато по народной примете в лесу свистит только леший, а человеку свистеть опасно, так как леший обидится. Когда манси поют про мэнквов (леших), то совершают сильные телодвижения, с присвистом, топотом, «как обыкновенно делают лесные божества». Есть мнение, что русская «свистопляска», против которой в древности выступала церковь, берет начало от подражания лесным славянским божествам в языческие времена.

    Лешие заманивают детей, которым плохо живётся в своей семье, добрым отношением, поэтому они называют лешего «добрым дядюшкой». Иногда лешие уводят детей с собой, причем последние дичают, перестают понимать человеческую речь и носить одежду. Взамен похищенного младенца, лешие иногда кладут в колыбель связку соломы или полено, иногда же оставляют свое детище, безобразное, глупое и обжорливое. Достигнув 11-ти лет, подмёныш убегает в лес, а если остается между людьми, то делается колдуном.

    Один из наших корреспондентов простодушно и откровенно сообщил - с ручательством за всю свою местность - нижеследующее: «Перевелась ныне эта погань, Вот деды рассказывали, что в те поры, когда и лесов было больше, и болот с трясинами, так и не ходи лучше ночью в лес: повстречает тебя эта дрянь-то, да и все тут» В пророчестве Исайи (Ис.34:14), повествующем о запустении Едома в частности упомянуты и лешие (евр. «сэирим» - «косматые»):

    И звери пустыни будут встречаться с дикими кошками, и лешие будут перекликаться один с другим; там будет отдыхать ночное привидение и находить себе покой. Некоторые переводчики (Давид Йосифон) понимают под «косматыми» диких козлов, другие (Левисон) - демонов. Исследователи фольклора также ассоциируют библейских леших с сатирами, фавнами, йети и неандертальцами.

    В Талмуде даже содержался совет для того чтобы отличить лешего от человека в ситуациях, где другие признаки неявны. Например, когда ночью или в сумерках перед человеком представал некто, похожий на человека, то следовало просто сказать «Шалом!» (приветствую, с миром!) и, если встречный «не ответит на человеческое приветствие, значит это демон». Сходный приём при встрече с лешим использовали и грузины.

    В Житие Никодима Кожеозёрского приводится рассказ о пастушке Григории, заблудившемся в лесу и увидевшем впереди себя видом подобного человеку в сером одеянии, который держал в руке колокольчики и звенел ими. Лесной демон привёл отрока в свое жилище, где уже находились старец и юноши, когда-то тоже уведенные лешим. Благодаря посмертному заступничеству Григорий смог оказаться дома. Повествование содержит точные указания на время и место происшествия (Бысть в лето 7196 маиа в 15 день, на Онеги реке, на реце, зовомой Сыжтуги).



    Русалки

    Кроме лешихъ, в нашихъ лесах водятся еще русалки, но ихъ теперь стало меньше и не такъ стали они опасны для человека. 

    Въ старину удавленниц и утопленницъ не проклинали, и потому ихъ души и превращались въ русалок, а теперь священники удавленников и утопленников проклинают, и оттого стало меньше. Русалки въ лесу или качаются на ветвях березы, или сидятъ подъ деревом съ корзинками въ руках, въ хоторыхъ носятъ ягоды, орехи, бублики, калачи, и этимъ заманиваютъ к себе маленьких ребятъ и защекочивают, а потом и радуются. Во время цветения хлеба русалки гуляютъ во ржи. Похожи они на девушекъ, красивы станом и лицом, с распущенными длинными зелеными волосами и одежды не имеютъ.

    Чтобы избавиться отъ русалок, надо очертить круг около себя и закрестить, или же взять кочергу и на ней подъехать к ним. Въ первомъ случае они не переступятъ запрещенной черты и не схватятъ стоящаго в кругу; во втором - они разбегутся отъ того человека, который подъезжает к ним на кочерге, такъ какъ они подумаютъ, что къ нимъ едетъ ведьма, которой они боятся. Вальком (рубелем), отмахиваясь наотмашь, можно избавиться от русалок, или сказать, сколько клевцов (зубьев) в бороне, - и оне тоже отсупятся. Опасны бываютъ русалки въ русальную неделю. Он водятся не только въ лесу и ржи, но и в воде. («Верования крестьян Тульской губернии, 1899г.»).

    Мифические представления о мире существовали в сознании людей многие сотни лет назад. Небо, воздух, земля, море, подземный мир и вся природа управлялись богами и богинями и были населены мифическими существами. Всё живое и неживое было в единой цепи, одушевлено и обожествлено. С течением времени мифические представления о мире ушли в прошлое, но загадочные существа тех времен существуют и сейчас. Они живут в произведениях искусства и литературы, с ними мы встречаемся на страницах любимых книг.

    Действительно, в мировой литературе часто встречаются такие примеры, когда мифологический образ становится источником авторских литературных произведений. Сопоставление фольклорных и литературных героев представляет особый исследовательский интерес. Одной из проблем, волнующих исследователей, является проблема интерпретации мифологического образа в литературном произведении.

    В древние времена считали, что мемозины произошли от людей, которые утонули в морской пучине. Фаляроны (Фараонки) - в русском фольклоре название полурыб-полудев. Фаляононы, мифические полулюди-полурыбы (и женского и мужского пола -произошли от потонувшего в Черном море (в Красном море) «войска фараонова» (при преследовании евреев, выводимых Моисеем из Египта). В основе таких представлений лежат легенды, возникшие в результате народной переработки библейского сюжета о переходе через Красное море, когда вода расступилась, пропустила Моисея и ведомый им народ, но сомкнулась над головами преследователей; «люди фараона обратишася рыбами».

    В русской деревянной резьбе иногда сопровождаемые персонажами мужского пола «фараонами», воспринимались как представители египетского воинства, преследовавшего уходивших из Египта евреев и чудесно потопленного в водах Чермного моря. Согласно русской легенде, известной с 16 в., египетское войско в воде превратилось в полулюдей-полурыб, а их кони - в полуконей-полурыб. Влияния, сформировавшие образ мемозины, во многом заимствованные и «книжные»: «В самом образе мемозин или фаляронов, с их рыбообразным хвостом и очаровательным пением, нельзя не видеть отклика древнегреческого сказания о сиренах» (Зеленин, 1916).

    Само название мемозина - «отзвук» имени западноевропейской феи Мелюзины. Однако эти представления традиционно не являлись преобладающими.  Исследователи русалок отмечают, что в записях традиционных представлений о русалках, начиная с середины ХIХ века, образ этого мифологического существа часто выглядел по-другому.  В некоторых областях бытовало представление о мавках (навках). Их представляют в виде детей или дев с длинными волосами, в белых сорочках. 

    Особенностью внешнего вида мавок является отсутствие кожного покрова на спине, в результате чего сзади у них можно было видеть все внутренности. По этой причине их также называют «не имеющие спины». Таким образом, большинство исследователей отмечают, что по традиционным русским и украинским представлениям, русалки внешне мало отличаются от людей, в поздней русской литературе и кинематографе под западным влиянием, образ русалки приобрёл в нижней части тела вместо ног плоский хвост, похожий на хвост рыбы. Западноевропейские русалки внешний вид унаследовали от художественных изображений гомеровских сирен, славянские сходны с древнегреческими нимфами. 

    Важная отличительная и объединяющая черта во внешнем виде русалок - распущенные длинные волосы. Простоволосость, недопустимая в обычных бытовых ситуациях для нормальной крестьянской девушки - типичный и очень значимый атрибут: «Ходит как русалка (о нечёсаной девке)» (из словаря Даля).  Преобладающий цвет волос - русый, отчего историк С. М. Соловьев производит само название «русалка» - «с русыми волосами».

    Действительно, представление о том, что русалки - это души умерших некрещеными детей или девушек, которые не успели вступить в брак, было повсеместным. О происхождении русалок из некрещеных детей ярко свидетельствует поверье о том, что они, качаясь на деревьях, поют или приговаривают: «Меня мама породила, некрещену положила». Кроме того, во многих местностях крестьяне считали русалками также утопленниц, мертворожденных, детей, загубленных матерями или обмененных, девушек, пропавших без вести или проклятых родителями и не заслуживших при жизни прощения. По полесским поверьям, любая девушка, родившаяся на Русальной неделе, после своей смерти становится русалкой. В русалку превращается и та девушка, которая умирает в течение этой же недели.

    Местом обитания русалок в течение года считались глубины рек, озер, запруд, болот, колодцев. Время пребывания и активной деятельности русалок на земле - Русальная неделя - совпадает с так называемой Семицкой, или Троицкой, неделей или, что встречается чаще, начинается после Троицкого воскресенья - с Духова дня и заканчивается днем всех. По пасхальному календарю это приходится на время от двадцатых чисел мая до середины июня и связано с петровым постом, который завершался всегда точно 28 июня.

    На Русальной неделе русалки не только резвились в полях и на поверхности вод, но и посещали человеческие поселения, обосновывались в лесах на деревьях. Особенно ими были любимы старые дубы и березы, а также склонившиеся над водой деревья. В полдень или в полночь, а также после захода солнца человек мог наблюдать, как русалки качаются на ветвях, призывая друг друга: «Кума, кума, приходи!», как они плетут венки, прячутся во ржи, водят хороводы. Резвясь, русалки гудят, пищат, кричат, поют песни, бьют в ладоши, плещутся в воде. В Русальную неделю русалок можно встретить также в «нечистых» местах, где вообще любят находиться представители нечистой силы: на межах, перекрестках дорог, мостах, болотах.

    Если русалки благосклонны к людям, они, по поверьям, могут опекать ребенка в поле, пока его мать жнет, а также могут вернуть хозяевам пропавшую скотину. В народе верили, что русалки могут предсказывать будущее. Однако по большей части русалка - предвестник всего плохого, ее обычная фраза: «Год к году хуже». До сих пор в Поволжье известны рассказы на эту тему:

    Дедушка был мельником. Значит, он, когда мельница остановится, выйдет и скажет: «Опять ты сюда села! Что тебе нужно?» А она отвечает Это правда было, не выдумка, это быль! У нее волосы длинные, зеленые… мокрые, и расчесывает гребешком сверху донизу Вот он, значит, спросит: «Что ты тут сидишь?» А она отвечает: «Что год хуже, что год хуже, что год хуже». Это она предсказывала.

    По народным верованиям, русалки были связаны с некоторыми женскими занятиями. На Владимирщине считали, что они прядут ночью в домах и в банях, где женщины оставили пучки волокна на гребнях. Широко распространены были представления и о том, что русалки похищают пряжу, нитки, оставленные для беления холсты у тех, кто ложится спать без молитвы. Крестьяне рассказывали, что видели их сидящими на деревьях и разматывающими украденную пряжу. Русалок считали опасными и коварными существами. По ночам они пугают путников, водят их по бездорожью, преследуют и щекочут до смерти, заманивают в воду и топят. Согласно быличкам, русалки не любят девушек и молодых женщин, стариков и старух. На первых они нападают, срывают одежду и, стегая ветками, прогоняют из леса; от последних - прячутся.

    Особое внимание русалок привлекают дети и мужчины, особенно молодые. Они завлекают их к себе, веселятся с ними и щекочут их до обморока, а затем иногда невредимыми возвращают домой. Тульские крестьяне верили, что маленьких ребят русалки заманивают к себе ягодами, орехами, бубликами, калачами, которые носят в своих корзинках; они веселят их щекоткой и сами при этом радуются. Однако более бытовало мнение, что встречи с русалкой почти всегда приводят к гибели. В некоторых местах считали, что особенно опасаться русалок следовало детям. 

    Представления об опасности встреч с русалками бытовали повсеместно. В народе говорили, что они заманивают к себе прохожих красивым голосом и их пение «имеет силу до того очаровывать человека, что он может слушать его несколько лет, не сходя с места». Русалочьи песни, похожие на песни девушек, можно было отличить по примешивающемуся к ним стрекотанию сороки, заслышав которое, человеку следовало насторожиться. Заманив жертву в глубь леса, русалка тихонько подкрадывалась к ней сзади и щекотала под мышками до тех пор, пока та не задыхалась от смеха. 

    Голову умершего русалки украшали венком из осоки и кувшинок, как у них, его руки связывали березовой веткой, а затем каждую ночь водили вокруг него хороводы. В народе полагали, что все это время тело покойника не подвергается гниению и начинает разлагаться только после прикосновения к нему человеческой руки. Если русалке удавалось затащить человека в воду, то она обволакивала его своими длинными волосами и топила. Такой утопленник, по поверьям, служил русалкам: чесал для них лен, а по ночам развлекал их игрой на каком-нибудь музыкальном инструменте. Те, кого погубили русалки, сами становятся русалками.

    Известны мифологические рассказы о том, как русалка благодарит женщину, которая сжалилась над ее голеньким ребенком и накрыла его своей одеждой. Обычно в благодарность русалка дает хороший урожай льна, трубку полотна, которая при разворачивании никогда не кончается, умение хорошо прясть, «спор в руки» на все дела.

    Русалка – яркий образ повести Н.В. Гоголя «Майская ночь, или утопленница». Сопоставим художественный образ писателя с традиционными народными представлениями. Из истории, рассказанной главным героем, Левко, узнаем, что русалка в повести – это несчастная панночка, утопленница. Так и в традиционных представлениях русалками становились утонувшие люди. Интересно отметить, что и превращение злой мачехи в русалку, тоже следует одному из народных представлений о происхождении русалок: «В одну ночь увидела она мачеху свою возле пруда, напала на нее и с криком утащила в воду». Так, в народе считалось, что если русалка сама утащит под воду, человек сам становится русалкой.

    Появлению русалки в главе «Утопленница» предшествует описание благоухающего ночного пейзажа: «неподвижный пруд», «раскаты соловья», «странное упоительное сияние», «серебряный туман». В традиционных представлениях русалка – существо природное, тесно связанное с водной стихией и растительностью. Главный герой, Левко, встречает русалку в мае, а именно в этом месяце, по народным представлениям, начиналась Русальная неделя – время наибольшей активности русалок.

    Внешне художественный образ русалки Н.В. Гоголя так же совпадает с традиционными представлениями. В «Майской ночи или утопленнице» русалка предстаёт в образе прекрасной девушки. У нее нет хвоста, но мы уже выяснили, что представления о русалках как рыбоподобных существах скорее западного происхождения. Исконным же украинским образом является именно образ прекрасной девушки.

    «Бледная, как полотно, как блеск месяца; но как чудна! Как прекрасна!» - пишет о своей русалке Н.В. Гоголь. Так и в традиционной мифологии: «На большом камне сидела русалка, всё тело её было очень бледным, почти белым» . Бледность русалки объясняется, с одной стороны, тем, что она чаще всего обитает в воде, где на дне нет дневного солнечного света, а с другой русалка – покойница, и поэтому она чаще предстает бледной.

    Писатель не упустил из внимания и хороводы, которые водили русалки: «В тонком серебреном тумане мелькали лёгкие, как будто тени, девушки в белых, как луг, убранный ландышами рубашках…они были бледны; тело их было как будто сваяно из прозрачных облак и будто светилось при серебряном месяце. Хоровод, играя, продвинулся ближе». Как говорится в книге М. Семеновой «Быт и верования древних славян»:  «В ночь на Ивана Купалу, русалки водят хороводы, поют песни, пугают людей». 

    Гоголевская русалка, так же как и традиционная, заманивает к себе мужчин: «Открыла глаза, светившие сквозь тёмно – русые волны волос и оперлась на локоть и видит: она качает слегка головою, она машет, она усмехается… Сердце его разом забилось…»/ Русалка преследует во всём свои цели и, зная то, что она своей красотой может повлиять на человека, она пользуется этим: «- Я готов на всё для тебя, моя панночка! – сказал он в сердечном волнении, - но как мне, где её найти?»

    Левко помогает утопленнице, и в ответ она отвечает добром: «Чем наградить тебя, парубок? Я знаю, тебе не золото нужно: ты любишь Ганну; но суровый отец мешает тебе жениться на ней. Он теперь не помешает; возьми, отдай ему эту записку...». Белая ручка протянулась, лицо ее как-то чудно засветилось и засияло... С непостижимым трепетом и томительным биением сердца схватил он записку и... проснулся». В традиционны представлениях также бытую истории, в которых русалка благодарила людей за доброе отношение.

    Таким образом, Н.В.Гоголь, создавая образ русалки в повести, следует народным представлениям о ней. Его русалка, так же как и традиционная, живет в воде, заманивает к себе мужчин, водит хороводы, внешне очень бледна. Отсутствие хвоста у нее также не противоречит народным представлениям, т. к. в славянской мифологии было распространено представление о русалках как о человекоподобных существах. Вопреки большинству народных историй о русалках, в которых они несут смерть людям, гоголевская утопленница помогает главному герою. Но это так же не противоречит народным представлениям, т.к. известны истории, в которых русалки благодарили людей.

    Исследовав мифологические представления о русалках и сопоставив их с художественным образом в повести Н.В. Гоголя «Майская ночь, или утопленница», мы пришли к выводу, что литературный образ русалки не противоречит фольклорному. Итак, мы подтвердили поставленную гипотезу: в мифологии действительно существуют представления о русалках, не имеющих хвоста, Н. В. Гоголь, в повести «Майская ночь, или утопленница» воссоздал уже существующий мифологический образ. Кроме того, мы сделали еще одно открытие: представление о русалках как о человекоподобных существах является традиционным для украинской культуры, а вот русалка с рыбьим хвостом пришла к нам под влиянием западных традиций.



    Водяной

    Главный хозяин, царь в воде - водяной. Он живет в морях, реках и прудах. Видом своим он подобен лешему, только шерсть на немъ очень лохматая и белаго цвета. Одежды не носитъ никакой, и в пищу употребляетъ то, что водится въ воде. Образом своей жизни вполне подобенъ тоже лешему, только леший царствуетъ въ лесу, а водяной в воде. Водяной не добр к людям. Хорош он только к темъ, кто его обожаетъ да приноситъ ему в жертву животных и плоды. Жил в деревне богатый мужик и для полевой работы держалъ у себя работника. 

    Раз заприметил работник за хозяином, что у него совсем не было ржи в амбаре для посева, а онъ входить в амбаръ и изъ стены закрома сыплется ему в мерку рожь. Спрашиваетъ работникъ хозяина, что бы это значило. А хозяин и говоритъ ему: «Хочешь, научу тебя, как добывать рожь?» Согласился работник. Хозяин взялъ образ Спасителя и пошел к реке. Там он велел работнику положить на берег образ и стать на него ногами. Работник сделал. Тогда хозяин сказал: «Отрекайся от отца, матери и отъ всей родни до 12-го колена». Работник исполнил. 

    И вдруг из-под воды вышел водяной, собой лохматый и белый, да и спрашивает: «Зачем вы меня кликали?» Сильно оробел работник, не выдержал испуга да и подавай Бог ноги. Побежал не к хозяину, а прямо к своей матери, ни жив, ни мертв. Мать спрашивает его: «что с тобой, сыночек? что, сыночек?» А он ни слова: едва опамятовался. Понял работник, что хозяин его был в договор с чертом-водяным и хотел его также поставить в договор с ним. С тех пор к своему хозяину ни ногой: до смерти боялся его. В договор вступают с водяным мельники и рыбаки и бросают ему в дар баранью голову с рогами или целаго барана. За это водяной мельнику дает успешный помолъ и всегда напускаетъ воды на его мельницу вдоволь, а рыбаку помогаетъ загонять рыбу в сети.

    Водяной живет где-нибудь в глубоком месте, под берегом, в буговищах мельниц и под плотинами в прудах. Онъ имеет жен, детей и кроме того еще подвластных себе - меньших водяных. Набирает себе водяной жен, детей и слуг из людей посредством разных заманиваний, для этого посылает даже на землю и своих слуг. Они ходят по земле и сманиваютъ людей к прорубям, мельницам и к другим опасным местам. При этом всегда людямъ отводятъ глаза. Пристает нечистая сила к человеку, когда онъ идетъ не за хорошимъ делом-вороват, пить водку в кабак, на посиделки и т. д. В это время всегда около человека вертится всякая сила и отходитъ от него только тогда, если старший позоветъ ее.

    Как только кто станетъ купаться, водяной уже тут подкарауливает его, чтобы утащить к себе. Удастся утащить ему женщину-она будетъ его женой, мальчика или девочку-они будут его детьми, большого мужчину-он будетъ его слугою, рабом до тех пор, пока не дастъ за себя выкупа, т. е. пока, уже сделавшись водяным, сам не утащит своему старшему - хозяину кого-либо из людей. Водяной любит выходить на берег или всплывать на поверхность воды и разговаривать сам с собою. В морях онъ ездит на рыбе-ките и на акуле. В угоду водяному люди этих рыб не едят.

    Всего опаснее купаться в 12 часов дня и в полночь: в это время часто водяной утаскиваетъ к себе не только людей, но и лошадей. Раз шли мужики мимо речки и один из них, хвастаясь перед товарищами, вздумал переплыть эту речку три раза безъ отдыха. Солнце только что перешло за полдень. Он скинул рубаху и поплылъ, перекрестясь, первый раз, потом второй и далее третий. Плывя третий раз, мужик не успел стать на ноги у берега, как на средине речки показался черный человек-черт, затрепал в ладоши и закричалъ: «Счастье твое, что за 500 верстъ смущалъ попа» - Одинъ старик не купается уж лет 30 слишком: тоже в пруду сам, своими ногами, ощупал водяного и перекувырнулся черезъ него, так что насилу спасся. (Протасово, Чапкино).

    В 12 часов дня один молодой парень был утащен в воду водяным. Когда сбежался народ и призвал нырка, чтобы он нашел утопленнаго и вытащил его из воды, то он нырнул в первый раз и сказал: «подожду пять минут, теперь нельзя, потому что на голове его сидитъ белая лебедь, которая била меня и крыльями, и клювомъ». Через пять минут нырок вторично спустился на дно к утопленнику и вытащил. Из воды кто-то закричал народу: «Ну, теперь он наш! Насилу бедняжечка дождался, скоро-ли его замучают!» Белая лебедь, что сидела на голове у утопленника, был водяной черт.

    Один мальчик было-утонулъ, да родители его скоро вытащили из воды и откачали. Потом спросили, как это он попал в воду и утонул. Мальчик разсказывал, что пошел съ ребятами купаться в пруд, место было глубокое, а он не умел плавать и пошел ко дну. Тамъ его встретил седой старик с рогами и сказалъ, чтобы он посидел тут, пока он сходит в свою хату. Мальчик остался сидеть, а около него поднялся крик, шум, гам и играла музыка. («Верования крестьян Тульской губернии, 1899г.»).



    Полевик

    Полевики чаще имеют облик маленьких и уродливых человечков, живущих в хлебных полях, обладающих человеческой речью и способностью поражать жнецов и жниц солнечным ударом во время жатвы. Обычно они появляются в полдень в отличие от других демонов, активизация которых связана с полуночью. Крестьяне Тульской губернии полагали, что мохнатые Полевики или луговики обитают под землей, в норах, но выходят оттуда в полдень и перед заходом солнца. В это время они опасны, могут «навеять на человека болезнь, лихорадку.

    Полевик сродни «житный дед», сидящий в кукурузе, и другие духи нивы, выступающие в зооморфном облике козла, быка и иных животных. Европейская традиция богата представлениями о духе нивы или хлеба, прячущемся в дожиночный сноп или пучок колосьев, остающийся несжатым и имеющий название «божьей бороды», «бороды Ильи» и т. п. Полевик охраняет хлебные поля от беды, сглаза, вредоносной силы, и это роднит его с русалками, появляющимися в жите во время его цветения. На Рязанщине полевик подобно лешему сидит на кочке и ковыряет лапти, но в то же время он похож на водяного, т. е. может утопить человека. Когда начинали расчищать леса и распахивать земли под поля, пастбища и новые угодья, конечно, немедленно входили в соприкосновение с другими «малыми» божествами - Полевиками.

    Вообще с хлебным полем связано много верований и примет. Так, до прошлого века дожило разделение сельскохозяйственных культур на «мужские» и «женские». Например, хлеб-жито сеяли только мужчины, несшие посевное зерно в особых мешках, скроенных из старых штанов. Тем самым они как-бы заключали «священный брак» со вспаханным полем, и ни одна женщина при этом присутствовать не смела. А вот репа считалась «женской» культурой. И женщины сеяли ее, стараясь передать Земле часть своей детородной силы. 

    Иногда люди встречали в поле старичка, невзрачного с виду и донельзя сопливого. Старичок просил прохожего утереть ему нос. И если не брезговал человек, в руке у него неожиданно оказывался кошель серебра, а старичок-Полевик исчезал. Таким образом наши предки выражали простую мысль, что Земля щедро одаривает лишь тех, кто не боится выпачкать рук. 

    На Орловщине Полевик воспринимался почти как домовой и звали его «полевым домовым», выделяя еще и «межевого» - хозяина полей в облике старика с бородой из колосьев. В сев. Белоруссии каждый Полевик имел свое поле - поля и луга то одной, то нескольких смежных деревень, не отделенных друг от друга лесом или водой. На Русском Севере Полевик - белый человек, часто дующий, свищущий и тем насылающий ветер, или молодой мужик с длинными ногами, быстро бегающий, имеющий рожки и хвост с кистью на конце, которым он поднимает пыль, чтобы себя скрыть. Его тело покрыто шерстью огненного цвета и потому при беге он кажется искрой и увидеть его трудно (виден в жаркие летние дни, а иногда и в лунные ночи). В поле помимо Полевика могут появляться также полудница, ряжица, кудельница.


    1 2 3                       














    Категория: КРИПТОЗООЛОГИЯ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 37 | Рейтинг: 5.0/1