Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [273]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » ПРИВИДЕНИЯ

    Духи, демоны и привидения в Казахстане. 2


    Легенды острова Барсакельмес

    Медленное умирание Аральского моря вызвало изменения всей биосистемы региона.  Деградируют поля и пастбища, безвозвратно исчезают многие виды животных и растений.  Среди этой гибели все еще остается островом жизни государственный заповедник «Барса-Кельмес». 

    В переводе на русский язык его название звучит следующим образом: «пойдешь - не вернешься»...  По некоторым данным, так назвали остров рыбаки из-за его удаленности от материка. Уходившие к богатым рыбой берегам острова промысловики часто не возвращались назад.  Скорее всего, их небольшие суда не выдерживали натиска штормовых волн. 

    По сведениям, на острове было огромное количество ядовитых змей, насекомых. И многие рыбаки, жившие здесь во время путины, становились жертвами их нападения. Есть, конечно, и другие версии, и какая из них соответствует действительности, сегодня установить сложно - все они правдоподобны. Hо люди на острове живут, правда, только летом. Здесь находятся кордон и три пропускных пункта.

    Здесь неоднократно видели НЛО, светящиеся шары, а в некоторых местах люди испытывали беспричинный ужас, им уже чудились всякие привидения... Но каким образом можно проверить эти, мягко говоря, факты с помощью отделения солдат, майор даже представления не имел. Однако, если нечто подобное им все-таки встретится, он уж церемониться не станет - на сей счет инструкции даны ему четкие...

    Остров Барса-Кельмес расположен в северо-западной части Аральского моря. Длина его - 27 км, наибольшая ширина в западной части 11,5, на востоке 2,5 км, площадь около 18,3 тыс. га. Южная часть острова представляет собой плато высотой около 100 м.  К северу от него равнина, пересеченная балками и неглубокими впадинами. Остров знаменит своей «Линзой» - неизвестным образованием. 

    В 1949 году у острова Барса-Кельмес пережидал непогоду рыбацкий баркас. Два любопытных рыбака пошли в глубь острова. Не возвращаются...  Товарищи - за ними. Вот они-то и рассказали о кольцеобразной завесе тумана, в которой пропали два человека. Сообщение пошло по инстанциям.  А через некоторое время полетел к острову «Ли-2». Летчики увидели «Линзу» еще издалека. За несколько километров до нее зачихали моторы. Пилоты сначала отвернули, потом решили проявить героизм - снова пошли прямо на «Линзу»! 

    Моторы заглохли...  Летчикам удалось удачно плюхнуться на мелководье... Сразу же зону окружили военные. Стали запускать в «Линзу» собак на длинных поводках. После определенного рубежа собаки не возвращались! По мнению ученых из Московского физикотехнического института, курирующих «Линзу», в ней находятся тысячи тонн особой воды, которую в лабораториях получают в миллиграммах. 

    Это на периферии «Линзы».  А той субстанции, что находится в глубине, и миллиграмма получить не удается.  В самом центре «Линзы» плотность вещества должна быть фантастической. Барса - КельмесОднажды доставили сюда на барже танк. Закупорили его как можно плотнее, понавешали на броню приборов. А танкисту дали строжайший приказ ни на секунду не прерывать речи. Танк стал медленно заползать вглубь «Линзы». Для страховки предусмотрели трос, закрепленный на траншеекопателе. Испытатель непрерывно докладывает обстановку и вдруг на полуслове замолкает... 

    С командного пункта сразу приказ: «Немедленно возвращайтесь!» «А зачем мне теперь возвращаться?»  Эту фразу танкиста потом подвергли фоноскопическому анализу. Никаких отклонений в голосе!  С искренним, глубоким, совершенно осознанным недоумением, произнес он эти слова. Танк сразу выдернули траншеекопателем.  А он в густой шубе инея! Открывают люк.  В башне - нигде не поврежденная экипировка танкиста. От тела - ни следа.  Перед испытанием танкист порезал палец, так вот - в перчатке остался бинт, но... Но даже под сильнейшим микроскопом на нем не обнаружили ни одной молекулы крови!

    Жилой городок Барса-Кельмеса состоял в основном из сборных щитовых домиков. Почему-то их называли «финскими». Выделялись из этого скромного архитектурного ряда два сооружения - обычное для любой войсковой части кирпичное здание штаба и обычная для любого казахского аула юрта. Для кого предназначалось штабное здание - понятно. А в юрте обитал уникальный человек - пожилой казах Абдразак.

    Его привезли на остров родичи вскоре после появления «Линзы».  Казах сам требовал этого. Он считал себя «посвященным», поскольку ему было дано влечение к «Линзе»! Первым делом он категорически предостерег от всяких попыток лезть внутрь «Линзы». Потом, узнав о планах военных огородить «Линзу», точно указал, где надо ставить наблюдательную вышку. От этого места и начали вести ограждение.

    Главное событие на острове обозначилось так: «Абдразак идет на вышку!»  В назначенное им время к юрте подъехала на машинах офицерская верхушка, которой была доверена «Линза». Абдразак вышел из юрты в сопровождении переводчика, капитана Кудайбергена, так как он совсем не понимал русской речи, а говорить по-русски вовсе не мог. 

    От юрты Абдразака машина направилась к «Линзе». Подъехали к ограждению. На одной вышке устроился Абдразак с Кудайбергеном, на другой (уже была поставлена вторая вышка) - все остальные офицеры. Что видел Абдразак, как и кому докладывал - этого на Барса-Кельмесе не знает никто, кроме допущенных на вышку. И только одно из «видений», дарованных «Линзой» Абдразаку, стало достоянием всего острова.

    «Сеанс» состоялся 3 сентября 1960 года. Событие, увиденное во время него, произошло 12 апреля 1961 года. Как можно было до 12 апреля 1961 года, дня полета первого человека в космос, пересказать на казахском языке то, для чего тогда и в русском языке не существовало адекватных слов и понятий, неясно!

    В 60-х годах остров посетила  геодезическая экспедиция. По словам её участника, преподавателя Ейского морского рыбопромышленного техникума В. Бобынина, дело было так. Часть группы отправилась в глубь острова. Местные жители отказались сопровождать ученых, да и самих пытались отговорить от похода, пояснив, что, мол, остров пользуется дурной славой не зря, а особенно опасным считается плато... К центру плато добрались утром. 

    Через некоторое время небо затянуло не то дымкой, не то маревом, прекратилась радиосвязь, не работал ни приемник, ни передатчик, но индикаторная лампочка на шкале горела. Минут через 40 марево рассеялось, связь восстановилась. И сразу же последовал вызов от оставшихся на берегу. Оказывается, в последние 40 минут уместились... целые сутки. Весь остров уже прочесали и не чаяли увидеть пропавших живыми. Ну а по возвращении на корабль выяснилось, что у всех «заново родившихся» спешат наручные часы... на 40 минут.

    В этот же день боцман судна отправился на остров охотиться на сайгаков. Он вернулся глубокой ночью с тушей сайгака и рассказал, что подстрелил сайгака очень далеко. Он прилег отдохнуть на берегу и заснул. Проснулся ночью, испытывая неприятное чувство. Была звездная безлунная ночь. Вокруг острова по морю распространялись концентрические светящиеся круги. 

    Немного понаблюдав, боцман решил двигаться в сторону судна, не дожидаясь утра. Позднее некоторые биологи объясняли, что боцман видел свечение микроорганизмов. Однако проверив данные геологии, было установлено, что остров расположен на породах с большим содержанием солей меди. Микроорганизмы в ней не живут.

    в книге  Н.Рериха «Сердце Азии», говорится о том, что в конце ХIХ века на остров переселилось несколько семей казахов. Прожив на острове несколько месяцев, они бесследно исчезли. В тридцатые годы на остров прибыла геодезическая экспедиция. В ней было несколько человек и большой запас продовольствия на месяц, через неделю с плато вышел один человек. Ничего о судьбе остальных он не рассказал, его посчитали сумасшедшим, потому что он, кроме всего прочего, упорно говорил, что пробыл на плато всего два дня...

    Вот что пишет Г.Новожилов в статье «Тайна острова Барса-Кельмес» («Ленинская смена» (Орган ЦК ЛКСМ Казахстана) N 111 (4799), 7 июня 1959 г.): «Я кинооператор и очень люблю свою профессию. Наряду с этим я немного исследователь - меня все время тянет к чему-то неведомому, утраченному или забытому.

    Несколько лет назад мне попалась в руки книга о жизни Тараса Григорьевича Шевченко, написанная известным ученым, фамилии которого я называть не буду. Все знают, что ссыльный поэт, будучи рядовым 2-й роты 4-го Оренбургского батальона, был в числе первых исследователей Арала. В 1848 году он с экспедицией лейтенанта Бутакова плавал на шхуне «Константин» и создавал свой знаменитый альбом «Берега Аральского моря».

    Меня заинтересовало письмо, где Шевченко описывает природу какого-то острова и охоту на сайгаков. Шевченко поразил фантастический вид обвалившихся склонов морского берега, похожих на развалины средневековых замков или крепостей с остатками башен, рвов и зубчатых стен.

    Здесь, среди этих развалин, Шевченко обнаружил какие-то странные кости, очень заинтересовавшие поэта, но недостаток времени не позволил ему рассмотреть их, он только упомянул о своей находке. Что же это были за кости? На этот вопрос я не нашел ответа. Позднее, побывав на ряде островов Аральского моря и сопоставив виденное с описаниями Шевченко, я догадался, что кости были им найдены на острове Барса-Кельмес. 

    Почему же остров получил такое название?

    Я знал официальную версию, но, откровенно говоря, не слишком верил ей. Уж очень все было просто. Хотелось знать подробности, однако местные жители ничего существенного добавить не могли, они сами с интересом выслушивали мои рассказы и как-то странно помалкивали. Мне удалось только услышать, что трупов на острове не нашли. Куда же они девались?

    - Никто уже ничего не помнит, - сказал мне Сергей Иванович Петухов, старый капитан небольшого буксира, на котором мы теперь плыли. - Есть тут один человек, - задумчиво добавил Петухов, - ходят про него слухи, что он что-то знает, но старик этот - кремень и никому ничего не рассказывает. Покажу я вам его, когда придем в Муйнак, попытайтесь его растормошить, если уж вам так хочется.

    Так получилось, что пришлось посидеть в Муйнаке, надо было ждать, пока спадет вода. В дни ожидания я и познакомился с Нурпеисом Байжановым. Мне не терпелось скорее начать свои расспросы, и я с трудом удерживался, понимая, что поспешностью можно испортить все дело. Впрочем, я мало надеялся узнать что-либо, старик за чаем все время молчал и не сказал даже двух слов своей жене, старой Сабире. Наконец, с чаем было покончено.

    Старик немного отодвинулся от стола к стене и, подтянув к себе подушку, оперся на нее локтем. Жена тут же подала ему кисет с табаком. Я поспешил вытащить свой «Казбек» и протянул открытую коробку старику. Он взял папиросу и, помяв ее своими узловатыми, скрюченными ревматизмом пальцами, не спеша закурил. Выпустив дым, он долго смотрел сквозь него на задернутое занавеской окно и вдруг, не дожидаясь моих вопросов, заговорил:

    - Зачем пришел - знаю, что спрашивать будешь - знаю, а вот зачем тебе это - не знаю.

    Я понял, что со стариком хитрить нельзя, надо говорить прямо. Я решил, что настал подходящий момент и, глядя на старика в упор, сказал, понизив голос:

    - Шевченко был на Барса-Кельмесе и видел там кости.

    Старик вздрогнул, но, может быть, мне это только показалось.

    - Кости ты говоришь, кости, - он потер зачем-то лицо руками, словно стирая паутину, и уже спокойнее спросил. - Про какие кости ты говоришь, какие кости видел Шевченко на Барса-Кельмесе, они бывают разные.

    - Шевченко видел на острове необыкновенные кости, - все так же вполголоса ответил я и неожиданно для себя добавил. - Необыкновенные кости - не то зверя, не то птицы.

    Старик закрыл глаза и несколько секунд молчал.

    - Значит, это правда, - заговорил он, не открывая глаз. - Слушай, добрый человек, а ты не соврал мне про Шевченко, откуда знаешь?

    Я рассказал старику о письмах Шевченко. Он опять закрыл глаза и покачал головой.

    - Смеяться над стариком будешь, скажешь - байки рассказываю, а это не байки и я тебе докажу, - старик поднялся и подошел к стоящему в углу небольшому обитому цветной жестью сундучку. Он было наклонился к нему, но, махнув рукой и сказав «потом», снова вернулся на свое место.

    - Я ничего не видел и не знаю, - заговорил он, скручивая папиросу из самосада, - расскажу то, что говорил мне отец. Давно это было, давно, - старик помолчал, отдавшись воспоминаниям. - Мой отец, - снова начал он, - в ту пору был еще подростком. Дед охотно брал его с собой в море, и всегда они возвращались с хорошим уловом, с ними еще Копан Давлетов ходил рыбачить. В те годы не было у казахов ни хороших лодок, ни моторов, но и на своих парусниках заплывали рыбаки далеко. У берегов Барса-Кельмеса рыбачили часто, тогда его по-другому называли «Суджок», значит «Безводный».

    Однажды - рассказывал отец - в сильный ветер сорвало у них парус и лодку понесло к южному крутому берегу острова, где они рыбачили редко - глубоко там, и к берегу пристать негде, крутой он очень. Ну, пока возились с парусом, подогнало их ветром, и того гляди разобьет лодку о берег. Кое-как удалось все же закрепить парус и понемножку вдоль берега двигаться. Вот тут и увидели они высоко над морем в обрыве берега белый камень. 

    Ты говоришь, был на острове, знаешь, камней там нет. А этот камень большой, белый и круглый, рыбаки заметили, только посмотреть им его поближе не удалось, ветер помешал. Это было более ста лет назад. Жара тогда стояла необычная, а рыба хорошо ловилась, и ее сушили прямо на острове, не увозя домой. Много тогда рыбы насушили. И вспомнил как-то отец в свободную минуту про белый камень, захотелось ему посмотреть на него. Уговорил он деда поехать в то место, и пошли они втроем на лодке к южному берегу.

    Нашли. Берег там как стена стоит. Причалили, вышли из лодки, а до камня не добраться - снизу высоко, а наверх и совсем пути нет. И лежит этот камень вроде как в пещерке маленькой, весь на солнце. Круглый такой камень, белый - да гладкий, ну, как яйцо, только большое.

    Захотел мой дед яйцо сковырнуть и пошел к лодке за веслом, а отец взял кусок глины сухой да и бросил тем комком в каменное яйцо, бросил да со страху чуть не умер на том месте. Как только шлепнулась глина о яйцо, оно и лопнуло, вроде как скорлупа раскололась и оттуда какое-то чудовище вылезать стало, черное, противное, с глазищами.

    Закричали рыбаки со страха, да бежать, да в лодку, а это чудовище вылезло совсем из скорлупы, да с обрыва вниз и свалилось, только не шлепнулось, а как птица полетело. Крылья у него были, только без перьев и огромные, да с когтями. Как оно свалилось, это уже один дед видел, он с веслом у лодки стоял, а отец и Копан, как шлепнулись в лодку, так и голов не поднимали, орут: «Шайтан!» и больше ничего. Копана, так того трясти даже стало.

    Дед тоже в лодку вскочил да скорее за парус, а «шайтан» по берегу скачет да крылья свои растопыривает, только лететь еще не может. Ростом он с теленка был, а крылья больше нашего паруса. И клюв у него был длиннее его самого, да с зубами. Как только он в том яйце помещался. Дед до того перепугался, что не помнил, как среди моря очутился.

    Копан сразу и заболел тогда, его домой в горячке привезли, неделю провалялся и помер, а мои ничего, пообтерпелись. Рассказали они людям, что произошло, только никто не поверил, решили, что дед из хитрости пугает, чтобы его рыбу на острове не трогали, а за рыбой той и дед побоялся поехать, так и бросили ее на Суджоке.

    После жаркого лета началась суровая снежная зима. Знаешь ли ты, что такое джут? Для казаха-овцевода это смерть, вот в ту зиму и случилось это несчастье. Овцы не могли пробить копытами смерзшийся слой снега, чтобы добраться до травы, и, напрасно изранив ноги, погибали от бескормицы. Ведь запаса сена тогда не делали. В ту зиму целый аул откочевал на Суджок. Арал не всегда замерзает так далеко, но в тот год море замерзло, и люди со скотом перешли на остров, где снега было меньше. Потом начались ветры, лед взломало и угнало в море, что произошло на острове - никто не знает.

    Старик покачал головой и повторил:

    - Никто не знает. Весной, когда утихли шторма, - продолжал он помолчав, - деда уговорили съездить на остров узнать, что с людьми. Дед долго отказывался, все еще боясь встречи с шайтаном, но мой отец по молодости лет уже успел забыть пережитый страх и, снедаемый любопытством, до тех пор приставал к деду, пока тот не согласился.

    Тебе вот говорили, что люди там погибли от отсутствия воды и корма, может быть, только дед и отец не нашли на острове ни одного трупа. Ни людей, ни овец, ни живых, ни мертвых. Только юрты, наполовину изодранные ветром, стояли над обрывом недалеко от берега моря.

    Все еще надеясь найти кого-нибудь из оставшихся в живых, дед и отец стали заходить в юрты. Их было всего три. В двух ничего не было, кроме одеял и кое-какой посуды, а в третьей, наиболее сохранившейся, нестерпимо пахло разлагающимся трупом. В этой юрте было темно и пришлось открыть тундук, чтобы рассмотреть, что там лежало. Сначала они ничего не поняли, увидев на полу огромную черную тушу, покрытую сморщенной кожей, но, разглядев зубастую пасть, догадались в чем дело и бросились вон из юрты.

    В юрте лежал шайтан, тот самый зверь-птица, появление которого так напугало их прошлым летом. Дед ни за что не хотел возвращаться в юрту, но отец, поняв, что шайтан давно мертв, пересилил отвращение и еще раз зашел посмотреть на чудовище. Впрочем, как следует рассмотреть его им удалось уже потом, когда они разобрали юрту, оставив труп шайтана на земле под открытым небом.

    То, что они приняли за кожу, было перепончатым крылом этого чудовища. Свернувшись в клубок и завернувшись в свои крылья, оно напоминало огромную летучую мышь, только у него громадная пасть, вытянутая, как птичий клюв. В пасти торчали острые, как клыки, наклоненные вперед зубы. Длинный и очень тонкий хвост как арканом охватывал скрюченное тело шайтана. Отец говорил, что они не сразу разглядели все это... Пришлось арканом зацепить за когти на концах перепончатых крыльев и растягивать их, чтобы осмотреть тело чудовища.

    Вот и все, что рассказал мне отец, - заключил старик. - Юрты они собрали и отвезли на берег, а на остров больше никто не ездил. Про шайтана они решили никому не рассказывать, чтобы не пугать людей. Мне это отец рассказал уже перед самой своей смертью, а я в ту пору был еще мальчишкой. Остров с тех пор все равно стали называть «Барса-Кельмес».

    Старик замолчал. Он поднялся с места и подошел к уже знакомому маленькому сундучку. Открыв его, старик вынул что-то завернутое в тряпку и, развернув ее, протянул мне на ладони нечто белое, похожее на кусок мрамора, величиной с чайный стакан. Я взял его в руки и вздрогнул от изумления. Это был зуб - настоящий зуб, только странной формы и необычных размеров. 

    Это был настоящий зуб ископаемого, вымершего ящера юрского или, может быть, пермского периода. И это не был зуб, пролежавший в земле миллионы лет и случайно найденный. Нет, белый, блестящий и гладкий, он был совершенно «свежий», без малейших следов окаменелости, свойственной ископаемым костям. Я долго не мог произнести ни слова. Старик тоже молчал, довольный произведенным эффектом.

    - Я не сказал тебе, - прервал он, наконец, молчание, - что, уходя с острова, отец взял топор и вышиб у «шайтана» один из зубов, вот этот самый, - кивнул он на кость, которую я еще держал в руках. - Этими зубами жалмауз сожрал на острове всех людей и овец и всю нашу сушеную рыбу, оставленную тогда на острове дедом. Вот теперь и решай, сказки я тебе рассказываю или быль. Уступить зуб мне старик не согласился, но и не возражал, когда я решил его сфотографировать.

    Я снял зуб со всех сторон и потом отправил снимки эти в Музей палеонтологии. Там необычайно заинтересовались находкой и подтвердили мои предположения. Такой зуб действительно мог принадлежать ископаемому ящеру, и его даже точно определили. Это был зуб птеранодона - огромного летающего ящера юрского периода, продолжавшегося тридцать миллионов лет и закончившегося сто сорок пять миллионов лет тому назад.

    На запросы музея я не ответил, так как кроме фотографии и невероятного рассказа старика у меня ничего не было, а ученым нужны доказательства. Я решился опубликовать эту таинственную историю в надежде на то, что кто-нибудь заинтересуется не только ящером, но и островом «Барса-Кельмес». 

    Никаких дополнительных данных, подтверждающих либо опровергающих приведённые выше сообщения,  не найдено. Если не считать нескольких фраз в интервью директора заповедника Барса-Кельмес (образован в 1939 году) А. Самойленко корреспонденту «Ленинской смены» (1964 год). «Не пишите, что остров сплошь населяют невиданные чудовища. Особенно летающие змеи. Пишите о том, что увидите собственными глазами... А больше нас вам увидеть, вероятно, не удастся. - А кому-то удалось? - Увидеть - нет,- смеется Александра Ивановна,- а вот придумать – да».

    В  приаральском варианте распространенной сказки о Кобланды-батыре и семи богатырях (записана в ауле Канбах), легендарный герой, преследуемый многочисленными врагами, бросается в море и приплывает на некий заколдованный остров. Там он беспробудно спит три дня и три ночи, а возвратившись домой, узнает, что отсутствовал ни много ни мало - тридцать три года. 

    Все его былые соперники стали седыми стариками, а любимая девушка - старухой. Заколдованный остров описан сухо, без каких-либо пояснений, указаний, характерных примет, что, в общем-то, для местного фольклора нетипично. Что это, особый «стиль» автора, небрежный пересказ услышанного ранее или же косвенное подтверждение того, что заколдованный остров был хорошо знаком слушателям и не было нужды его описывать? 

    В одном из бывших рыбацких поселений, где искали тех, кто знает вышеупомянутый вариант сказки о Барса-Кельмесе, неожиданно встретили живого очевидца происходящих на острове чудес. Тимур Долдасбеков, плававший ранее мотористом на рыбацком баркасе, заявил, что «не верит в сказки о Барса-Кельмесе». 

    Мол, если там и случается, по мнению посторонних, что-то непонятное, то лишь потому, что «на острове находится наша секретная военная база», которую он сам видел. В конце концов после долгих уговоров («Надоели вы мне все с этим островом! Хватит меня тормошить!») он поведал следующее: «Мы проходили мимо острова, когда у нас полетел подшипник. 

    Работы там на час, так что до вечера справились. Перед отплытием захотелось мне погулять. Ходил я, наверное, с час. Когда повернул обратно, дорогу решил срезать. Пошел не вдоль берега, а через холмы - там два холма больших есть. На один поднялся, вижу - свет. Сначала решил, что это свои. Потом заметил, свет какой-то не такой, синий. Но все равно, думаю, дай подойду. Не тут-то было! 

    Вокруг проволочное заграждение, как на военном объекте. За ним - дома одноэтажные, вроде наших кошар, только железом обиты. Между домами ровная, вроде как бетонная площадка. На ней какие-то цистерны, по форме странные, на летающие тарелки похожие. Вокруг площадки вторая изгородь, такая же, как внешняя, из проволоки квадратиками, только пониже. 

    Между цистернами антенна, стальная труба, штопором скрученная. Я такие видел, когда в армии служил. С их помощью со спутниками связываются. Только в нее зачем-то была вставлена прозрачная труба. По виду словно пушка получилась. Между цистернами ходили двое или трое в неизвестной мне форме. Такая светлая, брюки узкие, а в плечах широкая. Площадка светилась ярко, хотя ламп не было видно. Они там, наверное, спрятаны где-то были, Я немного посмотрел, пошел дальше. Если б охрана увидела, принялись бы выяснять: кто такой. Зачем мне это надо? 

    Вернулся на корабль, из головы не выходит: что же это за военная часть? Часовых нет. У самой проволоки стоял, руками трогал ее, никого не видел. И дома хоть на казармы и похожи, а без окон. Утром решил обратно сходить, посмотреть. Ничего не нашел. Даже следов никаких нс осталось. Рассказал ребятам, они смеяться стали. А мой земляк Ерали, он раньше в нашем колхозе бригадиром был, смеяться не стал, он сказал, что видел такие дома в том же самом месте. 

    Только давно, лет пять назад. А близко подходить не стал - над ними вертолет - кружил, блестящий, как военный. Но другие так мне и не поверили, говорят, что на Барса-Кельмесе всякая глупость бывает, но военных там еще никто не видел».

    А вот еще одна история...

    Солнце стояло в зените, когда военный катер с десятком автоматчиков на борту и тремя офицерами, заглохнув, ткнулся носом в песчаный берег острова Барсакельмес. Аральское море было спокойно, небо без единого облачка, поэтому офицеров, первыми спрыгнувших на голый береговой откос, несколько удивила клубившаяся невдалеке серая стена тумана. Глядя на него, майор усмехнулся и задумчиво произнес:

    - Пойдешь - не вернешься...

    - Что вы имеете в виду, товарищ майор? - недоуменно посмотрел на него один из офицеров.

    - Ничего. С казахского название острова так переводится.

    - А, мифы и легенды, - офицеры засмеялись. - Вы и сказкам верите, товарищ майор?

    Он не ответил, а через несколько минут растянувшиеся шеренгой солдаты вместе с офицерами подходили к полосе тумана. И чем ближе, тем все острее испытывал майор непонятную тревогу. Очевидно, сказывалась неопределенность характера их экспедиции. Им надлежало проверить сообщения многочисленных очевидцев о наблюдавшихся на острове непонятных явлениях. 

    Туман оказался настолько густым, что в нескольких метрах человека едва можно было различить. Майор приказал солдатам не растягиваться и находиться на расстоянии друг от друга в пределах видимости, не разговаривать и тщательно наблюдать за местностью.

    Туман оборвался неожиданно, и офицеры увидели впереди высокий забор. Майор мог поклясться, что в этом районе острова никакого забора быть не могло, и никто никогда не упоминал ни о чем подобном. Еще не понимая, может ли это открытие чем-нибудь грозить, он подал знак остальным быть предельно внимательными, оружие держать наготове. 

    Однако сколько они ни прислушивались, никаких подозрительных звуков из-за ограды не уловили. Подпрыгнув, майор повис на заборе и осторожно подтянулся на руках. Он увидел у подножия невысокого скалистого холма деревья, похожие на пальмы; рядом находился шар метров пяти в диаметре и переливался матово-серебристым блеском, неподалеку стояли три человека; на поясе у каждого висело оружие, напоминающее детский лазерный пистолет, но приличных, не игрушечных, размеров. Это было уже серьезно.

    Спрыгнув на землю, майор приказал бесшумно двигаться вдоль забора, оружие снять с предохранителя и быть готовыми к бою. Почему он вдруг все так однозначно решил, майор вряд ли мог объяснить и самому себе. В голове засело одно: там вооруженные люди, одетые не «по-нашему», а дальше в соответствии с этим выводом доведенные до автоматизма действия - попробуют оказать сопротивление, откроем огонь. И когда цепь солдат оказалась перед широким проемом в заборе, майор махнул пистолетом, и все молча ринулись к сверкающему шару. Люди, стоявшие рядом, лишь сделали попытку достать свое странное оружие, как были срезаны автоматными очередями.

    Приказав ничего никому не трогать, майор обыскал трупы, вынул у одного из-за пояса длинную толстую трубку с ручкой и несколькими разноцветными кнопками на ней. Поведя дулом в сторону, он направил его в песок и нажал одну из кнопок, но... ничего не произошло. Не последовало ни лазерного луча (майор почему-то ожидал именно его), ни даже выстрела.

    - Вот это да, - присвистнув от изумления, стоявший рядом офицер присел на корточки и дотронулся до темного пятна на песке. Но тут же отдернул руку, словно обжегся. Теперь и остальные заметили небольшое, становившееся прямо на глазах коричневым пятно спекшегося песка. И это всего за несколько секунд! Какая же температура нужна для этого?

    - Товарищ майор, за шаром вход в пещеру обнаружили...

    Темный проем в скале был достаточно широк, чтобы разом могли пройти несколько человек. Майор махнул рукой офицерам, чтобы они проверили, что внутри. Сам он на этот раз решил не торопиться, подсознательно уже догадываясь, что судьба столкнула его с чем-то таким, чего не сумеешь понять до самой смерти. Зато вероятность встречи с ней здесь самая что ни на есть высокая. И оказался прав...

    Они вошли в небольшой зал, уставленный длинными столами, с непонятной аппаратурой, в центре которого, очевидно, находился пульт управления. За столами, склонившись над приборами, сидели облаченные в темные комбинезоны огромные существа более чем двухметрового роста, внешне очень похожие на людей. 

    А вдоль столов прохаживались (некоторые толпились у центрального пульта) маленькие человечьи в серебристых комбинезонах - суетливые карлики ростом метр с небольшим. Зал был залит ровным светом, льющимся неизвестно откуда. И тут тишину разорвали автоматные очереди. Было видно, как падали в проходах между столами заметавшиеся карлики, однако пули совершенно не причиняли вреда двухметровым существам. Они-то и дали отпор нападавшим...

    Майор предусмотрительно зашел в пещеру последним. Теперь он оказался в самом выгодном положении при отступлении, которое обернулось паническим бегством. Однако самое поразительное в этой истории то, что предпринятый буквально через несколько дней новый поход в этот район оказался безрезультатным. Прочесав вдоль и поперек весь остров, военные не обнаружили ни забора, ни диковинных деревьев, ни шара - НЛО, ни пещеры, оборудованной ультрасовременной электронной аппаратурой. 

    Известный исследователь В. Чернобров писал: «Следует предупредить, что часть сведений о Барса-Кельмесе… (название острова на разных картах разное) была выдумана писателями-фантастами, а затем подхвачена уфологами как достоверные новости» («Энциклопедия непознанного». М., 1998, стр. 30). Что же касается непридуманного «остатка», то он никогда никем толком не проверялся. 

    В некоторых источниках говорится, что Барса-Кельмес был полигоном для испытания биологического оружия. Это не так; Барса-Кельмес, видно, был спутан с другим крупным островом в Аральском море – островом Николая (ныне Возрождения). Испытания биологического оружия происходили именно на нем.



    Загробные тайны Алматы 

    Как и всякий большой город, южная столица Казахстана Алматы (с 1997 года официальной столицей государства является Астана) обросла собственными историями о привидениях. Конечно, с местным колоритом. Так, в одном из банков, расположенных в офисном центре на перекрестке улиц Сейфуллина и Шевченко, с сентября 2007 года происходят загадочные явления. 

    Их связывают с тем, что под зданием якобы захоронена убитая девушка. Как утверждает банковская служба безопасности, по ночам в здании сам собой начинает ездить лифт, включается свет, а на лестнице отчетливо слышатся чьи-то шаги. Помимо этого, охранники офиса уверяют, что около четырех утра на мониторах, расположенных у лифта, они несколько раз наблюдали девушку азиатской внешности. 

    Однако при просмотре видеозаписи ее не оказывалось. А порой на экранах появлялась огненная птица. Пошли слухи о том, что в банке обитает призрак девушки, которую когда-то убили и тайно захоронили под зданием. После того, как в офисе побывали священник и экстрасенс, аномальные явления вроде бы прекратились…

    Нечто похожее стало происходить в апреле позапрошлого года и в магазине косметики, который находится на пересечении улиц Желтоксан и Казыбек би. Там также наблюдали дух девушки с черными волосами. А рабочие-ремонтники, остававшиеся в магазине на ночь, рассказывали, что слышали чьи-то крики и плач. На видеокамерах же иногда был виден темный силуэт, похожий на девичий, который спускался по лестнице в подвал… 

    Местные жители не исключают, что в подвале действительно могут обитать чьи-то души, ведь дому уже 60 лет, за это время в нем умерло много людей. Еще одно привидение якобы водится в роще Баума, где в 1918 году расстреляли епископа Пимена. Встречаются духи и в окрестностях Алматы. Так, на горных перевалах путникам будто бы является призрак погибшей альпинистки. Ее зовут горной или Алмаарасанской девой. Обычно она предупреждает людей об опасностях, которых в горах предостаточно. 

    Чабанам, пасущим в горах стада, время от времени показывается дух «горного старца». Он предлагает сыграть с ним в шахматы. Независимо от исхода игры согласившегося ждет удача в делах. А с теми, кто отказывается от партии, вскоре случается беда…  Есть также истории о девушках, погибших в ДТП. Иногда их духи пытаются поймать на дороге машину. Впрочем, таких историй много по всему свету. 

    Немало в Алматы ходит и рассказов о различных аномальных зонах. Так, недалеко от въезда в Большое Алматинское ущелье и в Тургеньском ущелье есть «особые» места, где вода якобы течет вверх, а машины с выключенными двигателями сами собой катятся по направлению к горам. 

    Бытует также легенда о строительстве подземного торгового центра «Алмалы» под площадью Республики. По неизвестным причинам строительство было остановлено. Говорят, что при земляных работах был найден склеп, а в нем каменный гроб с надписями на непонятном языке. Пригласили группу турецких исследователей, которые посоветовали не трогать гробницу. Всю эту историю якобы засекретили.  Так или иначе, городские власти утверждают, что никакого гроба никто в этом месте не находил.



    Гнев духов Долины сакских царей

    Тревожить покой мертвых не только нехорошо, но и небезопасно. Это известно людям испокон веку - однако во все времена нет недостатка в любителях покопаться в древних могильниках. «Черных копателей», то есть грабителей, манят сокровища, зарытые вместе с усопшими, «белых», то есть археологов, влечет жажда познания. Но тех и других при вторжении в загробный мир порой подстерегают неприятности, болезни и даже смерть. Пример тому - раскопки в Долине сакских царей (Казахстан).

    В конце прошлого века жители трех поселков в долине между рекой Бухтарма и ее притоком Белая Берель (сейчас Зайсанский район Восточно-Казахстанской области) поняли, что в их округе происходит что-то неладное. Многих людей стала мучить страшная головная боль, от которой не помогали никакие лекарства.

    Участились случаи рождения слабоумных детей. От непонятных болезней на подворьях гибла скотина, урожаи год от года становились меньше и меньше. Даже погода совсем переменилась. Раньше зимы были сухими и безветренными, а теперь чуть ли не каждый день бураны со шквалистыми ветрами. Летом же очень высокое атмосферное давление.

    Причину всех этих напастей установили быстро. Все началось летом 1997 года, когда международная археологическая экспедиция приехала в долину между горными хребтами Саур и Манрак, чтобы исследовать здешние курганы. Давным-давно, в первом тысячелетии до нашей эры, в этой местности жило тюркское племя саков. Образ жизни у племени был оседло-кочевой. Люди пасли табуны лошадей, стада крупного рогатого скота, овечьи отары, разводили верблюдов.

    Саки были умелыми ремесленниками: плавили металл, делали из него оружие, орудия труда, украшения. Были воинственными, часто сражались с соседними племенами. Когда умирал или погибал в битве вождь, ему устраивали пышные похороны, а на месте погребения всем племенем насыпали высокий курган. Таких курганов в этой местности насчитывается больше сотни. Аборигены называют ее Долиной царей, как в Египте, но с небольшой разницей -добавлено слово «сакских».

    Местные жители всегда ощущали какую-то особую мистическую силу, исходящую от этих могильников, и старались лишний раз не появляться здесь, дабы не тревожить покой усопших. Еще в 1863 году в Долине сакских царей побывал археолог и востоковед Василий Радлов, изучавший тюркскую речь, фольклор и историю Средней Азии. От проводников и местных аксакалов он услышал легенду о какой-то древней таинственной высокоразвитой цивилизации, существовавшей здесь в незапамятные времена.

    Потом она внезапно исчезла, и никто не знает, что это были за люди, откуда они пришли и куда удалились. Их тайну скрывают и хранят курганы, но даже приближаться к ним нельзя, чтобы не навлечь на себя гнев духов. Кроме того, покой мертвых охраняется особыми заклятиями, произносимыми жрецами в процессе обряда погребения. Тот, кто осмелится нарушить табу и разроет могильник, неминуемо навлечет на себя беду.

    Обо всем этом местные жители рассказали и прибывшим на раскопки современным археологам. Однако ученые не восприняли всерьез эти предупреждения. И, как оказалось, совершенно напрасно.

    Череда неприятностей

    Сначала археологи долго не могли начать раскопки, так как на два месяца зарядил беспрерывный ливень. Таких осадков в этой местности с очень сухим климатом никогда раньше не бывало. Это была первая неприятность. А потом они пошли косяком. Например, как только экспедиционные автомобили приблизились к курганам, у них заглохли моторы. Все оборудование пришлось перетаскивать руками.

    А когда начались первые проникновения в могильники, у исследователей начались проблемы со здоровьем. Они стали испытывать приступы необъяснимого страха, временное помутнение рассудка, головные боли. Правда, особо серьезных недомоганий во время работы в курганах археологи у себя не обнаружили. Заболевания проявились позже, когда ученые вернулись в Алма-Ату к своей работе: анализировали находки, смотрели образцы, проявляли пленки и т.п. Так что врачи не связывали ухудшение здоровья пациентов с их работой в Долине сакских царей.

    Но сами ученые стали догадываться, что причина их болезней кроется именно в раскопках. Очень уж симптомы были сходны с теми, которые возникали у археологов, вскрывших в 1922 году гробницу Тутанхамона. Трудно сказать, что вызвало ухудшение состояния: то ли действительно сработало проклятие, наложенное шаманами, то ли в организм попали какие-то вредоносные микробы. Но некоторые исследователи стали отказываться от командировок в долину. А потом взбунтовались местные жители, в ультимативной форме потребовав прекращения раскопок.

    Каким-то образом этот конфликт был улажен. Возможно, приглашенные в экспедицию эзотерики и местные колдуны сумели как-то договориться с духами курганов и немного успокоить население. Поэтому раскопки удалось продолжить. Но странные явления не прекращались. Однажды, когда из раскопа поднимали останки древнего человека, на небе появился радужный круг, что напугало местных жителей, решивших, что таким образом духи мертвых выражают свое возмущение вторжением в их владения.

    С большим трудом опять удалось погасить волнения, разъяснив людям, что это всего лишь атмосферное явление, связанное с перемещением циклонических потоков в регионе, и никакой мистики в нем нет.

    Чаша терпения переполнилась

    Между тем, несмотря на удивительные находки, дела у экспедиции шли далеко неблестяще. Потревоженные учеными духи курганов начали мстить живым обитателям долины. Чем интенсивнее шли раскопки, тем больше бед обрушивалось на местных жителей. Пик несчастий пришелся на тот период времени, когда археологи извлекли из раскопа третьего «золотого человека», то есть мумию одного из царей, облаченную в одежды, расшитые золотом.

    Чаша терпения местных жителей переполнилась, и они потребовали незамедлительно вернуть все изъятые из могильников останки обратно. Только так можно спасти эту местность от катастрофы. Золотые нашивки, украшавшие одеяние знатного воина-сака в V-IV веках до н. э. Найдены при раскопках кургана Иссык

    Совершенно неожиданно власть предержащие прислушались к требованиям населения, и министерство культуры письменно обязало исследователей вернуть прах одного «золотого человека» из трех на место. После этого несчастий стало меньше, но полностью они не прекратились. Старожилы говорят, что мало было вернуть прах в могилу. Теперь надо долго и неустанно просить прощения у разгневанных духов древних царей.

    Перезахоронение останков (2013 год)

    «Не случайно здесь начались несчастья. Скот умирал, засуха была, наводнение приходило, говорят, в аулах рождались недоразвитые дети. Останки должны лежать в земле, а не в коробках в других городах. В это верили все наши предки, это основа всех почти мировых религий. Много есть свидетельств, что кара настигала тех, кто оскверняет захоронения. После захоронения, мы думаем, что здесь всё придёт в норму.

    Кроме того, мы хотим создать на месте этого кургана музейный комплекс. Нужно изучать и переосмыслять наше прошлое, но вместе с тем бережно относиться к курганам. Нужно не бросать их после раскопок на произвол судьбы и ветра, а превращать в музеи под открытым небом, чтобы люди воочию могли видеть, как жили наши предки», - сказал инициатор захоронения Айдын Елеубаев. (Виктор Медников). 


    1 2 3                         
















    Категория: ПРИВИДЕНИЯ | Добавил: admin (15.01.2017)
    Просмотров: 31 | Рейтинг: 5.0/2