Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [214]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » ПРИВИДЕНИЯ

    Духи, демоны и привидения в Магаданской области. 3


    Любовь из прошлой жизни

    Эту историю я услышала от хорошей приятельницы моей мамы. Мы часто бывали у нее, когда я приезжала в Россию на каникулы из Дюссельдорфa. Анастасия Александровна – очень приятная женщина, частенько рассказывала нам что-либо интересное, но то, что она поведала в последнюю нашу встречу, меня поразило. Я знала, что у Анастасии Александровны когда-то погиб горячо любимый муж, я плохо его помнила, но мама рассказывала, что это был необыкновенно умный, интересный человек. Он был старше Анастасии Александровны почти на 17 лет. 

    Слышала также, что какая-то необычная история любви была у них. И вот как-то вечером, когда разговор коснулся любви, я заметила в глазах этой старой женщины нечто такое, что заставило меня замолчать. А потом Анастасия Александровна рассказала мне то, что произошло с ней много лет назад. Я не спала всю ночь… А наутро записала ее рассказ почти дословно.

    - Ты, наверное, слышала о реинкарнациях? – спросила меня она. – Конечно, да, я уверена, ведь сейчас о чем только не пишут. А вот в наше время не только такого слова не было, но как-то само понятие «переселение души» не имело места. То, что происходило со мной, казалось окружающим легким сдвигом в моей психике. Родители – потомственные медики – мечтали о моей карьере врача. А меня тянуло в музыку. В музыкальную школу я бежала, как в дом родной. Мне было двенадцать, когда, однажды, возвращаясь вечером из школы, я внезапно почувствовала себя плохо. 

    Мы жили тогда в Магадане. Было очень темно – осень, шел мокрый снег. Я шла по улице, и вдруг как будто что-то выстрелило в моем сознании, я увидела, что нахожусь совершенно на другой улице, какой-то узенькой и грязной. Это была я и не я. Так сложно объяснить это состояние. «Там» мне было около четырнадцати лет. Белокурые волосы, чепец на голове, клетчатая шерстяная юбка, грубые тяжелые башмаки – вот что я отчетливо помню. 

    Помню также, что я шла к очень важному человеку, от которого зависела моя судьба. Потом снова резкий толчок, и я увидела себя вновь настоящую, на скамейке, рядом две женщины и мужчина, которые о чем-то меня спрашивали, вытирали платком лицо. Ослабевшую и растерянную, меня привезли домой и сдали на руки родителям, страшно перепугавшимся, ведь я никогда не была слабым ребенком в плане здоровья. Я рассказала маме об увиденном, и она испугалась еще больше. Помню, тогда она мне даже какие-то уколы делала.

    Потом все повторилось примерно через полгода. Я сидела на уроке биологии, когда вдруг все «поплыло» и я увидела себя в большой светлой комнате, в длинном розовом платье. Очень хорошо помню убранство комнаты и клавесин. За клавесином сидел красивый седоволосый мужчина и играл вальс. Я с обожанием смотрела на него. Совершенно четко помню, что он был моим опекуном. 

    Мой дальний бездетный родственник, богатый и знатный, взявший меня, бедную дочь разорившихся родителей себе на воспитание с целью выдать удачно замуж и обрести, таким образом, наследников. Потом мужчина встал и мы по «раз», «два», «три» начали вальсировать. Он мягко указывал на мои ошибки, показывая, как нужно делать поворот головы. Потом я снова вернулась в мое настоящее. Было ощущение, что все длилось несколько минут, урок продолжался… Долгое время ничего подобного не повторялось, и я уже думала, что это действительно были возрастные психические отклонения.

    Окончив восемь классов, к великому огорчению родителей, я поступила в Хабаровское музыкальное училище. Училась прекрасно, встречалась с молодыми людьми, мечтала о карьере великого музыканта, в общем, жила как многие мои подруги – ничего особенного. И вот снова «включение». В тот момент я занималась в аудитории, играла Баха. Я увидела себя в чудесном осеннем саду. Было достаточно холодно, но еще играли лучи солнца. Вдали виднелся огромный каменный дом, аккуратные дорожки вокруг газонов. Я шла, опираясь на руку того седоволосого мужчины, одетая в теплое пальто с накидкой. Я ждала ребенка. Наверное, это были последние месяцы беременности. 

    Мой опекун что-то говорил, но я не слушала. Мое сердце разрывалось от боли. Я любила этого человека. А он выдал меня замуж за молодого знатного юношу и с упоением ждал появления нашего первенца. Я шла и думала о том, что, наверное, никогда не посмею признаться в своих чувствах. В какой-то момент мой приемный отец, высвободив руку, быстро подошел к небольшому розовому кусту и сорвал одинокую, уже увядавшую розу. Потом подошел ко мне, встал на колени и протянул ее. И было в его взгляде что-то такое… 

    Я пришла в себя за фортепиано, руки лежали на коленях, а в груди что-то рвалось. Больше никаких включений той жизни у меня не было. Потом я часто задумывалась о том, на каком языке мы разговаривали, и все казалось, что на английском. Кстати, в нынешней жизни он легко мне дался, говорю, как на родном.

    А дальше события происходили так: на выпускной экзамен ожидался приезд нескольких членов комиссии из Москвы, и, естественно, мы все страшно волновались ведь только некоторых счастливчиков ожидал плавный переход в консерваторию. Я выхожу на сцену, сажусь за рояль. Но, прежде чем играть, смотрю на экзаменаторов. И в прямом смысле цепенею: в одном из кресел сидит он, опекун из той жизни, только несколько моложе! 

    Я не смогла играть. Мне стало так плохо, что и передать невозможно. В коридорчике сокурсники дружно отпаивали меня водой. На плечо мягко легла рука: «Не переживайте, позже все сдадите. Никуда не уходите, я отвезу вас домой». Так я познакомилась с моим будущим мужем. Юрий увез меня в Москву, где мы поженились. Я безумно любила этого человека, но все же не находила в себе силы, чтобы рассказать ему о том, что творилось со мной эти годы.

    Я была на последних сроках беременности, когда муж приехал навестить меня в роддом. Мы гуляли по больничному саду, это был конец сентября. Деревья уже все пожелтели, сад был пустой. Но в одном из уголков мы увидели куст розы с одним, последним цветком. Я невольно остановилась, а Юра, как мальчик, перепрыгнув через ограду, сорвал эту розу и поднес ее мне, став на одно колено, как «там». Представляешь, что со мной было? У меня начались схватки! Родила я двойню, сына и дочь. А через шесть лет потеряла мужа. 

    Меня вызвали из школы, где я преподавала, прямо в больницу: Юра попал под машину. Нелепо и случайно. Врачи ничего не скрывали и сказали прямо, что осталось ему несколько часов. Эти два с небольшим часа я не забуду никогда… Юра находился без памяти и я боялась, что он так и умрет, не попрощавшись со мной. Но в какой-то момент он открыл глаза и пристально посмотрел на меня. Я думала, он смотрит, не видя. Глаза слезились. Я склонилась, пытаясь разобрать, что он шепчет. Сначала ничего невозможно было разобрать, потом он вдруг весь напрягся и совершенно отчетливо произнес на чистейшем английском языке: «А помнишь, я учил тебя танцевать вальс?» И тут же его рот перекосила судорога. Через несколько минут его не стало…

    Вот прошло столько лет, а я все задаю себе вопрос: что это было, почему? Когда стали печатать различные статьи и исследования о разных необычных явлениях в нашей жизни, я с жадностью читала все, что касалось реинкарнаций, но ничего толкового так и не нашла. Но однажды, рассказав эту историю одной, так сказать, знахарке, я услышала такие слова: «Вы в прошлой жизни согрешили, дали настоящей любви пройти мимо и остались врозь, не отработав свою жизненную задачу. Жизнь снова дала вам шанс. Но за все нужно платить, и счет оплатил твой Юра».



    Мёртвый жених

    Эта история произошла в одном посёлке на Колыме, где я проработал 6 лет на золотоносном прииске. Посёлок старателей был маленький и насчитывал 10 домиков. Судьбе было угодно, что именно сюда по распределению после медучилища попала Людмила. Настроение её было подавленное. Начальник участка предоставил фельдшерице медпункт и, указав на фанерную перегородку, сказал: «А вот здесь будешь жить. Условия не ахти какие, но это временно. Закончится сезон, старатели разъедутся, и тебе место освободится».

    Люда приступила к работе. В одной половине медпункта принимала больных, в другой, заперевшись на щеколду, ночевала. Старатели её полюбили, заходили по поводу и без повода. Добрые, беззлобные люди только скрашивали её одиночество. К тому же среди них выделялся один красивый и атлетичный парень. Сергей был водителем и очень нравился Людмиле.

    Незаметно пролетели два месяца, дружеские чувства молодых переросли в любовь. Перестала жалеть о своём приезде в глухой таёжный посёлок Люда. Старатели начали готовиться к свадьбе. Увы, человек предполагает, а судьба располагает. В один из поздних осенних вечеров Люда услышала шум подъехавших машин. Старатели, которых она привыкла видеть весёлыми, оказались печальны. Причина была страшной: погиб Сергей! В его уазик на огромной скорости врезался гружённый лесом «КамАЗ». «Ты, Люда успокойся. Парню уже ничем не поможешь, а тебе жить да жить, - увещевал начальник участка. - Мы его пока здесь положим до утра. Завтра на рассвете в райцентр машина пойдёт, тогда и отвезём».

    Положили на кушетку тело Сергея, укрыли простынёй,выразили соболезнования и ушли. Осталась Люда одна. Закрыла на замок входную дверь, поплакала над мёртвым женихом и, не в силах раздеться, прилегла спать на свою кровать. Среди ночи на той половине, где стояла кушетка, раздался скрип. Люда прислушалась: скрип повторился. Потом ещё и ещё… И вдруг она услышала, что там кто-то ходит. И этот «кто-то» направился к перегородке. Люда с ужасом вспомнила, что забыла закрыть щеколду. Но пошевелиться, а уж тем более встать, не могла. Дверь потихоньку начала открываться. От страха Люда зажмурила глаза и ощутила, как над кроватью прошёл поток холодного воздуха. Раздался знакомый голос: «Подвинься, я рядом прилягу».

    «Господи, да ведь это же Сергей!» - успела подумать Люда и потеряла сознание. Очнулась она от громкого стука в дверь. У входа в медпункт стояли старатели: «Мы за Сергеем пришли». «Да-да, проходите, забирайте…». Но пришедшие остолбенели, уставившись на фельдшерицу: вся левая часть головы её была покрыта густой сединой… (Николай Арзамасцев).



    Дух огня

    Для предков якутов, которые почти год, за исключением только трех летних месяцев, проводили в своем темном балагане, камелек был не только источником тепла и печкой для приготовления еды, но и средоточием всего самого интересного, что происходило в юрте.

    Вечерами, сидя возле камелька, беседовали о жизни, рассказывали истории и сказки, шили, латали одежду, рядышком играли дети… Якуты верили, что дети, еще не научившиеся говорить, могут разговаривать с огнем, и иногда в каких-нибудь спорных моментах люди спрашивали у огня через своих малышей и по щелканью огня могли судить о том или ином ответе.

    По верованиям учения Айыы, огонь – один из пяти разновидностей Эйгэ (сфера жизни, которая постоянно горит, одна из самых тонких сфер) – служит своего рода «переводчиком» между духами Айыы и простыми смертными. По преданию, Юрюнг Тойон, верховное божество, имел семерых сыновей. Самый младший – Танха Дьаралаксы – был Духом огня, это он подарил людям Срединного мира огонь. Видно, поэтому Дух огня оберегал домочадцев от всяческих невзгод и несчастий. Наши предки называли такое кюрёлююр (кюрё – изгородь, ограда).

    Допустим, если в юрту входил шаман, а он имел обыкновение заходить через заднюю сторону и поперечную матицу двери, а если имел плохие намерения, выходил под шестком камелька. В таком случае, если это счастливая семья, из камелька, подобно стреле, выскакивает уголек. Тот шаман, в которого угодил уголек, умирает от незаживающих кожных язв.

    Многие исследователи жизни якутов писали, что перед тем как отправиться в дорогу или перед решающим событием, якуты усаживались перед огнем и гадали по его звуку. «Уж сильно затрещал огонь, видно, замышляю нестоящее дело», - говорил человек и отказывался от задуманного дела или дороги.

    В старину, еще до прихода русских казаков, один мегинец по имени Суодьаах отправился в дорогу в поисках других благодатных земель. Он пришел на Яну, пересек речку Сартанг и поднялся на стоящую выше города Верхоянска излучину Хайыкаан. Это была совершенно дикая, еще не заселенная людьми земля.

    Суодьаах слез со своего коня и высек огнивом огонь и пустил пал, проговаривая заклинание: «Если на этой земле могут жить люди, коровы и лошади, пусть зажженный мною огонь не потухнет и будет тлеть целых три года!» Через положенное время мужчина возвращается на Хайыкаан и, к своей радости, видит, что огонь еще тлеет. Он находит поблизости небольшую круглую поляну и вбивает в ее середину сэргэ (коновязь). 

    Причем снова произносит слова благословения: «Сюда, в эти места, приедет моя суженая и привяжет на этой коновязи своего коня! Здесь появятся на свет мои дети и внуки. В течение девяти веков тут будет продолжаться мой род – и пусть это сэргэ простоит, не ломаясь, в течение этого времени!» Так и случилось: с этого человека пошли верхоянские якуты, сделавшиеся отдельным улусом. А вот рассказ одного старца из Чурапчинского улуса, который рассказывает, как стал предсказывать по огню:

    - Жил в нашем наслеге человек по прозвищу Бурдуктаах (от «бурдук», то есть с мукой). Был он бедный, имел жену и одного сына.

    Этот бедняк построил юрту в местности Ёсперюн, после этого решил строить рядом еще и амбар. Для этого он нанял плотников, а так как кормить их было нечем, посылал жену просить у ближайших соседей в долг то муку, то молоко, то еще что. Соседям постоянное попрошайничество не нравилось, пошли разговоры: мол, зачем бедным два дома, зачем строят еще один, ведь их всего-то трое? Однажды к моей жене пришли соседки и начали речь об этом. Тут я и скажи: «Так у них же сын подрастает, для него, наверное, стараются!» А в это время огонь в камельке как затрещит: «Чуут, чуут»!

    От неожиданности я вскочил с места и сказал: «Сын Бурдуктааха, видно, не жилец на этом свете! Огонь так говорит!» Женщины испуганно замолчали. Не прошло и несколько дней, как наслег облетела горестная весть: сын Бурдуктааха скоропостижно скончался от несчастного случая. С тех пор я стал пророчествовать по огню. Иногда Дух огня может спасти человека от абаасы (привидение).

    Однажды, проникнувшись благословенными словами, Дух огня спас самого Ексекюлляха (Алексей Кулаковский- якутский писатель. Основоположник якутской литературы) от женщины-дэриэтинньика (призрак), которая, приняв облик простой женщины, ищущей заблудившуюся корову, обманом заманила его в свой етёх (брошенный дом). После заклинания, которое произнес Ексекюллях (он даже не подозревал, в какую беду он тогда попал), из огня выкатился сам Дух огня – Бырдьа Бытык Хатан Тэмиэрийэ с длинной белой бородой.

    Он научил Кулаковского, что ему сделать, чтобы не быть съеденным женщиной-дэриэтинньиком. Испуганный мужчина сделал все так, как ему посоветовал Дух огня и избежал страшной участи. Правда, и прожил после этого происшествия всего два года.

    Однако не всегда Дух огня помогает человеку, иногда он может жестоко проучить. Особенно любопытных и хвастливых. Этот случай произошел очень давно, в первые годы советской власти, так сказать, во время воинствующего атеизма, когда новые хозяева жизни, коммунисты и комсомольцы, вели активную борьбу против шаманизма и прочих предрассудков старой жизни. Этот случай произошел очень давно, в первые годы советской власти, так сказать, во время воинствующего атеизма, когда новые хозяева жизни, коммунисты и комсомольцы, вели активную борьбу против шаманизма и прочих предрассудков старой жизни.

    Трое молодых комсомольцев-активистов поспорили с товарищами, что проведут ночь в одном заброшенном етёхе, который славился тем, что ни один человек не осмеливался даже близко подойти к нему. Об этом етёхе ходила дурная слава: будто бы когда-то там проживала довольно зажиточная многодетная семья. Жили хорошо и дружно, пока однажды глава семейства, будучи в дурном расположении духа, сильно не обидел местного шамана, обделив его при дележе карасей во время осенней ловли рыбы. Тот, естественно, затаил обиду на спесивого князька и заделался ярым врагом.

    Он прилюдно проклял своего обидчика страшными словами, после этого княжеские дети стали один за другим умирать от какой-то неизлечимой болезни. Не помогали ни знахари, ни другие шаманы, приглашенные несчастными родителями. Так некогда дружная и многочисленная семья  закончила свое существование. Первым после смерти детей умер отец, его сердце не выдержало такого большого горя. По слухам, перед смертью он созвал своих немногочисленных дальних родственников и велел им во что бы то ни стало донести до кровожадного шамана свои предсмертные слова: он, в свою очередь, страшно проклял своего врага.

    Те, зная, что в противном случае проклятие покойного коснется их самих, дрожа от страха, передали шаману все слово в слово. А тот, говорят, в ответ разразился просто гомерическим хохотом. Бедная мать, оставшись совершенно одна с одной только верной семьей хамначчитов (наемных работников), сошла с ума от горя и повесилась в хотоне (коровнике). С тех пор етёх стоял заброшенный и пугал одиноких путников, которые нечаянно забредали в те места.

    Так вот парни комсомольцы в один осенний вечер, прихватив с собой кое-какой провиант и ружья, отправились, как было условлено, на ночевку в заброшенный етёх. Они должны были доказать, что никаких абаасы в природе не существует, мол, все это ушло вместе со старыми пережитками. Друзья проводили их до начала алааса и обещали, что утром  будут ждать их на этом же месте.

    Как было уже сказано выше, смельчаков было трое. Они подошли к заброшенному покосившемуся якутскому балагану, с трудом открыли покосившуюся дверь, покрытую выцветшей коровьей шкурой, и вошли вовнутрь. В лица пахнуло застоявшимся затхлым воздухом старого жилья, было страшно холодно, так что решили первым делом затопить камелек, который вроде бы был еще цел. Да и страшновато было сидеть всю ночь в промозглой темноте.

    Парни заготовили дрова и разожгли камелек. О том, что нужно произнести какое-то заклинание, чтобы, по обычаю предков, умилостивить духа огня, комсомольцы или забыли, или проигнорировали. Стало теплее и веселее с огнем. Поужинали принесенной из дома нехитрой едой и, чтобы скоротать время, стали разговаривать. Вскоре и не заметили, как их сморил сон. Огонь в камельке стал затухать. Было тихо, раздавалось только посапывание спящих людей.

    Вдруг затухающее, еле тлеющее пламя разгорелось с новой силой, взметнулось вверх с громким треском, одновременно с этим из камелька выскочила голая женщина с огненно-красными волосами и стала швырять в проснувшихся от испуга парней горячими угольями. Те, обезумев от страха, выбежали из етеха и побежали, куда глаза глядят. Вслед им несся истерический хохот женщины-абаасы.  

    Двое, в которых попали уголья, упали по дороге и остались лежать в лесу. Спасся только один, он и рассказал впоследствии, что случилось в заброшенном етёхе. Пришедшие утром обнаружили недалеко от етёха уже застывшие тела своих товарищей. (Яна Протодьяконова. Газета «Эхо столицы»).

     















    Категория: ПРИВИДЕНИЯ | Добавил: admin (15.01.2017)
    Просмотров: 9 | Рейтинг: 5.0/1