Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
БИБЛЕЙСКИЕ ПРОРОКИ [20]
БИБЛЕЙСКИЙ ИЗРАИЛЬ [20]
ИУДЕЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ [15]
ИСТОРИИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА [15]
ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ [250]
ЗОЛОТАЯ ЧАША СЕМИРАМИДЫ [50]
ВЕЛИКИЙ НАВУХОДОНОСОР [30]
ЦАРЬ НАВУХОДОНОСОР [20]
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН [20]
ВАВИЛОН. РАСЦВЕТ И ГИБЕЛЬ [20]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 1. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ИСТОРИИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА

    Истории Ветхого Завета - Разделение царства, его причины и значение


    Лопухин А.П.


    Библейская история Ветхого Завета


    Представлены выдержки о причинах пленении, последующем наказании иудеев 
    и времени после пленения…





    Разделение царства, его причины и значение.
    Иеровоам и произведенный им религиозный раскол.

    Скоро после смерти Соломона исполнилось предсказание пророка Ахии; царство его разделилось, и более значительная часть его отошла к Иеровоаму. Этот великий государственный переворот ускорен был неблагоразумием его наследника, сына Ровоама.

    При вступлении на престол он по установившемуся обычаю должен был заключить особый договор с народом, но дело затруднялось уже тем, что при его восшествии на престол с особенною силою проявилось соперничество между коленами Иудиным и Ефремовым, выражавшими притязания на главенство в народе.


    «Они оставили завет Господа Бога отцов своих, который Он поставил с ними,
    когда вывел их из земли Египетской» (Втор.29:25)

    Чтобы уладить соперничество, Ровоам не удовольствовался провозглашением себя царем в Иерусалиме, а отправился в Сихем (главный город Ефремова колена), чтобы найти подтверждение своих прав на престол и со стороны другого сильного колена. 

    Этим и воспользовались представители северных колен, чтобы предъявить ему известные условия для облегчения народных повинностей, которые в последние годы царствования Соломона, по причине его непрестанных построек и неумеренной роскоши, возросли до такой степени, что сделались «тяжким игом» для народа.

    Дело было серьезное и требовало тем более благоразумного отношения к себе, что предъявлено было представителями народного собрания во главе с Иеровоамом, возвратившимся в это время из Египта. Царь дал себе три дня для обсуждения этого вопроса. В государственном совете голоса разделились.

    Старые советники, служившие при Соломоне, понимая действительное состояние государства и народа, советовали ему уступить народу, говоря: «если ты на сей день будешь слугою народу своему, и услужишь ему, и удовлетворишь им, и будешь говорить с ними ласкою, то они будут рабами твоими на все дни».

    Но молодой неопытный царь пренебрег этим благоразумным советом и последовал совету своих молодых сверстников, которые, воспитавшись под развращающим влиянием последних лет царствования Соломона, смотрели на все легкомысленно. Они посоветовали решительно отказать народу в его просьбе, заявив при этом, что потребности нового царя еще больше потребностей Соломона, так как «мизинец его толще чресл его отца».

    Чтобы раз навсегда отучить народ от подобных требований, царь должен был, по совету этих сановников, пригрозить ему еще большим увеличением ига. Когда Иеровоам во главе представителей народного собрания вновь явился к царю, то Ровоам ответил им «по совету молодых людей и сказал: отец мой наложил на вас тяжкое иго, а я увеличу иго ваше; отец мой наказывал вас бичами, а я буду наказывать вас скорпионами», т.е. теми унизанными шпильками плетьми, которыми наказывались тяжкие преступники.

    Тогда раздраженный народ дал волю накопившемуся в нем чувству недовольства, и повсюду раздался уже слышавшийся раньше клич: «какая нам часть в Давиде? Нет нам доли в сыне Иессеевом, по шатрам своим, Израиль! Теперь знай свой дом, Давид! И разошелся Израиль по шатрам своим».

    Ровоам, не сознавая еще неблагоразумия своего шага, послал было Адонирама, начальника над податями, для сбора податей, но «израильтяне забросали его каменьями, и он умер». Сам царь должен был спасаться бегством в Иерусалим, а народное собрание в Сихеме провозгласило царем Иеровоама, которого признали десять колен, так что за Ровоамом осталось только колено Иудино, к которому присоединилось еще Вениаминово.

    Свою государственную ошибку Ровоам хотел поправить военной силой и собрал 180-тысячное войско для подчинения отложившихся колен, но кровопролитие было предотвращено Самеем «человеком Божиим», который убедил Ровоама, что все это совершилось по воле Божией, и потому братоубийственная война будет прямым преступлением против Бога, и Ровоам должен был примириться с совершившимся переворотом, хотя вражда у него с Иеровоамом, часто переходившая в опустошительную войну, не прекращалась «во все дни их жизни».

    Так совершилось разделение еврейского народа на два царства, получившие названия царства Иудейского и царства Израильского. На первый взгляд можно подумать, что царство Израильское, как составившееся из десяти колен, составлявших две трети всего населения страны и занимавших лучшую и плодороднейшую часть ее, имело на своей стороне все преимущества и явный залог большого политического могущества.

    Но, с другой стороны, нужно иметь в виду, что за царством Иудейским осталась столица, как центр установившегося правления и материальных интересов народа, вместе с огромными государственными сокровищами, накопленными там Соломоном.

    Притом, не говоря уже о закаленной энергии и предприимчивости самого колена Иудина, на его стороне были все преимущества в религиозном и нравственном отношении, так как в его столице находился храм, главная святыня всего народа, построенная общими народными усилиями, освященная при общем народном участии и потому невольно притягивавшая к себе всеобщее народное сочувствие.

    Таким значением храма объясняется и вся дальнейшая история отношений между обоими царствами. Видя это тяготение народа к храму иерусалимскому, цари израильские стали смотреть на него с подозрением, опасаясь, чтобы религиозное тяготение к храму не перешло в политическое тяготение к самому Иерусалиму, как политической столице.

    И вот, вопреки обетованию Божию, ставившему верность и преданность истинной религии условием долговечности дома Иеровоамова, цари израильские с первых же шагов своего царствования начинают стремиться к отчуждению своего народа от храма иерусалимского, стараются основать собственный центр религиозной жизни и даже ввести такую религию, которая не имела бы ничего общего с религией иерусалимскою храма.

    Такая политика прямо вела к религиозному расколу, который и совершен был открыто первым царем израильским Иеровоамом.

    Будучи провозглашен царем, Иеровоам, прежде всего, приступил к упрочению своего положения с внешней стороны. С этою целию он укрепил несколько городов, и именно Сихем по сю сторону и Пенуэл по ту сторону Иордана, которые и сделались двумя главными твердынями его обширного царства, хотя свою собственную резиденцию он основал в прекрасном городе Фирце, в живописных горах к северу от Сихема. Но и при обладании таким прекрасным царством Иеровоама не оставляла роковая мысль. 


    «Все начальствующие над священниками и над народом много грешили,
    подражая всем мерзостям язычников» (2Пар.36:14)

    Чувствуя недостаточность своих прав на престол, он невольно думал: «царство может опять перейти к дому Давидову. Если народ сей будет ходить в Иерусалим для жертвоприношения в доме Господнем, то сердце народа сего обратится к государю своему, к Ровоаму, царю иудейскому; и убьют они меня, и возвратятся к Ровоаму, царю иудейскому».

    Посоветовавшись с своими приближенными, царь решил основать новую религию; умышленно опираясь на пример Аарона, он сделал двух золотых тельцов и, повторяя слова тогдашних идолопоклонников, сказал народу: «не нужно вам ходить в Иерусалим; вот боги твои, Израиль, которые вывели тебя из земли Египетской» (3 Цар. 12:28; ср. Исх. 32:4, 8).

    Одного из этих тельцов он поставил в Дане, а другого в Вефиле, сделав последний главным святилищем нового культа. Тут он построил капище на высоте, как это делалось у ханаанских народов. Для служения в этом капище он хотел было воспользоваться теми священниками и левитами, которые жили в отошедших к нему левитских городах; но ошибся в своем расчете.

    Все истинные священники и левиты, видя нечестивые затеи царя, оставили свои города и владения и переселились в Иудею и в Иерусалим. Тогда царь сделал новый шаг к нарушению закона и «поставил из народа священников, которые не были из сынов Левиных»; установил праздники на подобие праздников иудейских и на воздвигнутом жертвеннике в Вефиле сам лично хотел принести жертвы, чтобы торжественно открыть служение по обряду новоучрежденной им религии.

    Но вот из Иудеи явился «человек Божии» и, став лицем к лицу с Иеровоамом, произнес предсказание, что один из потомков Давида, именно Иосия, на этом самом жертвеннике принесет в жертву идолослужащих священников, и подтвердил свое предсказание знамением, что самый жертвенник распадется, и пепел с него рассыплется.

    Разъяренный царь приказал схватить дерзкого прорицателя и сам простер на него руку свою, - но рука его вдруг оцепенела, а вместе с тем жертвенник распался и пепел с него рассыпался. Тогда Иеровоам смирился, и по молитве «человека Божия» рука его выздоровела от поражения.

    Он предложил «человеку Божию» зайти к нему во дворец и подкрепить себя пищею, обещая предложить ему и особый подарок. «Но человек Божий сказал царю: хотя бы ты давал мне полдома твоего, я не пойду с тобой и не буду есть хлеба и не буду пить воды в этом месте.

    Ибо так заповедано мне словом Господним: не ешь там хлеба и не пей воды, и не возвращайся тою дорогою, которою ты шел». Однако же он сам нарушил эту заповедь и, послушавшись одного ложного пророка, зашел к нему и принял угощение, за что и умерщвлен был в пути напавшим на него львом - в предостережение всем тем, кто не твердо стоят в заповеди Божией.

    Так как Иеровоам не вразумился от бывшего ему предостережения, то его постигло семейное несчастие: умер его сын Авия, единственный в его доме, «в ком нашлось нечто доброе пред Господом, Богом Израилевым». Когда он сделался болен, Иеровоам хотел тайно воспользоваться милостью того Бога, которого он отвергал открыто.

    Он велел своей жене переодевшись отправиться в Силом к престарелому пророку Ахни, тому самому, который предсказал ему, что он будет царем, и спросить его о предстоящей участи сына. Но когда она вошла в дом Ахии, то престарелый пророк, несмотря на свою слепоту, сразу узнал, кто его посетительница, и не только не принял принесенных ему подарков («десять хлебов и лепешек и кувшин меду»).

    Но произнес строгое осуждение на весь дом Иеровоамов, заявив, что за введенное им идолопоклонство Господь наведет всевозможные бедствия на его дом и «выметет дом Иеровоамов, как выметают сор до чиста», а сам Израиль будет извергнут из земли обетованной и отведен будет за реку (Евфрат - в плен) «за то, что они сделали у себя идолов, раздражая Господа». Больной сын царя должен был умереть, что и случилось, лишь только царица по возвращении переступила порог своего дворца.

    Но вот умер и сам Иеровоам, процарствовав двадцать два года. Ему наследовал сын его Нават, который во всем последовал примеру своего отца: «делал он неугодное пред очами Господа, ходил путем отца своего и во грехах его, которыми тот ввел Израиля во грех».

    Поэтому его скоро постигло наказание Божие, и он пал жертвою военного заговора, составленного военачальником Ваасой, который убил царя и истребил дом Иеровоамов, как и предсказал пророк Ахия, и сам сделался самозванным царем Израиля. 

    Династия Ваасы, следовавшего в своей политике системе Иеровоама и даже более последнего предававшегося нечестию и идолопоклонству, прекратилась с его сыном Илой, который был убит военачальником его конницы Замврием, умертвившим его, когда он «напился допьяна» в гостях у начальника своего двора Арсы.

    Замврий провозгласил себя царем и истребил весь дом Ваасы, но сам процарствовал лишь семь дней. Узнав, что народ, не признавая его, провозгласил себе царем другого военачальника Амврия, который во главе сильного войска подступил к Фирце и уже взял укрепления столицы, Замврий, подобно ассирийскому царю, «вошел во внутреннюю комнату царского дома и зажег за собою царский дом огнем, и погиб за свои грехи, в чем он согрешил, делая неугодное пред очами Господними, ходя путем Иеровоама и во грехах его, которые тот сделал, чтобы ввести Израиля во грех».

    Но и этим не кончились политические смуты царства Израильского. Рядом с Амврием, претендентом на престол выступил некто Фамний, который увлек за собою половину народа, так что царство Израильское разделилось между собой, и началась четырехлетняя междоусобная война, и только по смерти Фамния престол утвердился за Амврием, который и царствовал еще восемь лет.


    «Тогда разделился народ Израильский надвое: половина народа стояла за
    Фамния, сына Гонафова, чтобы воцарить его» (3Цар.16:21)

    Для упрочения престола за своей династией, он оставил Фирцу с ее сгоревшим дворцом и полуразрушенными стенами, и построил новую для себя столицу, знаменитую Самарию, которая оставалась резиденцией царей израильских до самого падения царства.

    Но и в эту новую столицу он перенес старое нечестие и идолопоклонство своих предшественников, и в этом отношении «поступал даже хуже всех, бывших пред ним», подтачивая таким образом нравственную силу государства, в котором он хотел укрепить свой престол. 

    Так, основанное Иеровоамом царство Израильское, став, вследствие произведенного последним религиозного раскола, на ложную дорогу, с каждым царствованием все более удалялось от истинного пути, подготовляя свою погибель.


    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15        

















    Категория: ИСТОРИИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА | Добавил: admin (27.08.2016)
    Просмотров: 494 | Рейтинг: 5.0/1