Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [273]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » КРИПТОЗООЛОГИЯ

    Таинственные животные в Ямало-Ненецком округе и ХМАО. 3


    Странные морские животные

    В 1931 г. недалеко от Кейптауна, в бухте Салданья, промышлял рыбацкий катер «Мария Малу». Неожиданно рыбаки увидели в воде необычное существо с головой человека. Капитан катера говорил, что это странное создание не походило ни на дюгоня, ни на тюленя. В пылу охотничьего азарта южноафриканские рыбаки всадили в неизвестное существо гарпун и пару раз выстрелили в голову. Однако, несмотря на раны, подводному жителю удалось уйти от преследователей и скрыться в глубине.

    Летом 1974г. трое школьников - жителей ненецкого поселка на территории полуострова Канин – находились на высоком берегу реки Вижес, несущей свои воды к Белому морю. В десятке метров от суши ребята заметили удивительное существо, сплошь покрытое иссиня-черными мокрыми волосами. Оно подплыло к берегу и стало карабкаться по практически отвесной скале, словно на его ногах и руках были присоски. В это время ребята увидели, что у существа имеется длинный хвост. Поднявшись вверх, речной пришелец уверенной походкой направился в тундру, а на берегу остались следы его ступней – длинных, узких, с остроконечной пяткой.

    Байкальская встреча

    В длинной череде встреч с подобными созданиями отдельное место занимает случай, имевший место в 1982г. на западном берегу Байкала. Это произошло во время проведения военными водолазами учебно-боевых погружений.

    Внезапно один водолаз-разведчик всплыл и начал кричать, что в 10-15 метрах от себя он хорошо видел проплывающего мимо великана с шаровидным шлемом на голове. Внешне это существо ничем не отличалось от людей, но имело примерно трехметровый рост. Через какое-то время за первым «ихтиандром» проследовали еще двое. Находясь на 50-метровой глубине, эти существа обходились без аквалангов и каких-либо иных приспособлений и аппаратов. Всю «экипировку» их составляли шаровидные шлемы и облегающие серебристые комбинезоны.

    О происшествии немедленно доложили по инстанции. Командованием было принято решение о немедленном задержании одного из таинственных пловцов. Для этого сформировали спецгруппу в составе семи водолазов, однако ее деятельность окончилась трагически.

    Водолазы выследили таинственное существо, накинули на него сеть – и в это время какой-то срерхмощный импульс буквально выбросил на поверхность всю группу. Подъем с подобной глубины требовал от водолазов соблюдать режим декомпрессионных остановок, и потому вся группа захвата была поражена кессонной болезнью. В этом случае единственным средством спасения пострадавших была барокамера. Таковых у водолазов оказалось даже несколько, да вот в рабочем состоянии – лишь одна, и вместить она могла не больше двух человек. Поэтому трое водолазов погибли, а четверо стали на всю жизнь инвалидами. «Ихтиандров» же в Байкале никто больше не видел.

    Сейчас ученые мужи спорят: с какой из цивилизаций человечество наладит первый контакт – с океанской или космической? А может быть, эти контакты уже давно установлены, просто нам не сообщают о них?... В предлагаемом документальном фильме, вы можете познакомиться с подводными аппаратами неизвестных нам цивилизаций, которые, как и самих представителей этих цивилизаций, постоянно встречают в Мировом океане. («Эзо-Рейтер»).



    И видели, и храп слышали! 

    В 1960-1980 годах российские криптозоологи эпизодически фиксировали свидетельские показания, исходящие из разных районов Сибири. Наиболее загадочные из них относятся к Ханты-Мансийскому округу, причём они опять-таки заставляют подумать о животном, перешедшем к полуводному образу жизни. Например, старый хант СЕ. Качалов рассказывал, что в 1930-е годы на озере Сырковом он, тогда ещё ребёнок, слышал ночью громкий храп, шум и всплески воды. 

    Хозяйка дома Анастасия Петровна Лукина (умерла в 1957 году в возрасте 97 лет) успокоила мальчика и сказала, что бояться не надо, что это шумит мамонт, который часто приходит на озеро, что живут они неподалёку - на болоте в тайге, что сама она не раз видела их. 

    В 1958 или 1959 году, по словам Качалова, на реке Салым лодку, в которой ночью плыли инспектор с заготовителем, выбросил на берег сильный удар. В темноте они не смогли рассмотреть нападавшего, но оба утверждали, что это было какое-то очень крупное животное. 

    В 1970-е годы появились и другие сообщения, правда, менее конкретные. Известен случай, когда охотники-ханты услышали неподалёку от своей стоянки громкий рёв, явно издаваемый каким-то могучим зверем. И хотя самого животного они не видели (звуки доносились из речных камышей), всё-таки предпочли откочевать от этого места подальше. 

    Согласно другой информации, в верховьях Колымы геологи на большом расстоянии видели то ли малое стадо, то ли семейную группу мамонтообразных животных. К сожалению, ни одно из сведений не содержит такого числа подробностей, как рассказ дальневосточного охотника, сохранённый французским консулом. Но, похоже, мамонты или их несколько видоизменившиеся потомки действительно сохранили хотя бы теоретический шанс дожить до наших дней.  (Григорий Панченко).



    Экспедиция в поисках йети в Ямало-Ненецком Н.О.

    Шурышкарский район – это заболоченная равнина, расположенная между нижним течением реки Оби и Полярным Уралом. Бесчисленные протоки Большой и Малой Оби с заросшими осокой и густым тальником большими и малыми островами, в южной части района сменяются болотами и хвойными лесами, а в западной части голыми хребтами Приполярного и Полярного Урала. Население ханты, которые занима­ются отгнным оленеводством, охотой и рыбной ловлей. Ханты «дикого человека» – куля боятся, из-за чего разговор о нём часто был затруднителен, или вообще прерывался.

    Многие из рассказчиков видели человекоподобное лесное существо, которое они назывют «куль», то есть чёрт, леший, лесной человек. В местных сказках такое существо с некоторыми фантастическими чертами у них называется – «мег-ики», «яби» или «куран-яби», что преводится, как «двуногий чёрт», «чёрт о двух погах». Мы объездили территорию Восяховского сельсовета, побывали в деревне Усть-Войкары и нескольких маленьких селениях, расположенных поблизости, а также в местах, где ханты ловят рыбу. Разговаривали со многими рыбаками – хантами, и все они говорили одно и то же: что в здешних лесах обитает лесное существо которое одни называют чёртом, другие – диким человеком или великаном. Так как средний рост хантов 150-160 см, то существо ростом 2 метра кажется им великаном. Ведь разница в росте у людей обычно около 10 см, а тут 40!».

    Вот несколько их рассказов:

    Рассказ Николая Максимовича Фёдорова, русского, 52-х лет, завхоза Рыбкоопа из Шурышкар: «Это было в Ишварах, между Азово и Горки. В 1955 году мы приехали туда с трейлерной бригадой. Остановились у Ильи. Их было три брата. Они и сейчас живут в Ишварах. Однажды мы пошли к его матери, которая живёт с очень страшным сыном. Лицо у него продолговатое и всё обросшее шерстью. На теле у него была малица из оленьей шкуры. Вокруг глаз была шерсть тёмного цвета. Глаза – обыкновенные, подбородок узкий, вытянутый вниз.

    Его часто видел Яков Алексеевич Селютин, начальник Ишварского рыбного участка, а также киномеханик Виктор Николаевич Кожевин. Туловище у этого странного человека было короткое, руки очень длинные, чуть не до земли, пальцы очень длинные. Я видел, как его водили в туалет на привязи. Шёл он сам, сильно согнувшись. Был небольшого роста. На голове волосы длинные. Тёмные. Волос нет только на носу и вокруг глаз, как бы очки – совсем безволосые места, а дальше были густые-густые волосы. Шерсть на лице 2-3 см длиной. Спал он на шкуре в углу. Завидя чужих людей, злился. Возраст его был от 20 до 30, точнее определить было трудно. Цвет кожи на нос, обычный, человеческий(?). На руке цвет тоже нормальный, человеческий. Плечи довольно широкие, коренастый. Ел он из корыта, прямо пальцами хватал и в рот кидал. Ел как зверь. На людей он не кидался, был смирный, только в лаза не смотрит, прячет взгляд и смотрит исподлобья».

    В Шурышкарском сельсовете Пушкарёву сказали, что был в Ишварах такой ненормальный человек, умер в 1959 году. Примечание автора: По поводу описанных выше «ненормальных людей» невольно возникает мысль, а не являются ли эти люди следствием сексуальных домогательств со стороны диких кулей к некоторым хантыйкам? Если это так, то совершенно естественно, что родители их не афишируют односельчанам происхождение таких детей, тем более, посторонним людям.

    Типичный рассказ очевидца Е.И.Булыгина, жителя Усть-Цильмы: «В 1918 или 1920 году, мне тогда было лет 12, косили мы сено на Цильме, километрах в 10 от села. Река там расширяется и образует заливные луга – пожни. Там была изба, где мы жили во время покоса. Тогда мы, двое взрослых и несколько мальчишек, стоговали сено метрах в 300 от реки. Был полдень, самая жара, когда мы увидели такое, чего ни один из нас ни­когда больше не видел. На той стороне реки вдруг появились две непо­нятные фигуры. Одна маленькая, чёрная, другая огромного роста, больше двух метров, серого, белесого цвета. Они всем были похожи на людей и, в то же время, это были не люди. Мы это почувствовали сразу, побросали работу и стали смотреть на них. Большой был уж слишком высокого роста, да и людей там не могло быть. И было в них что-то не человеческое.

    Они стали бегать вкруг большой ивы. Белесый убегал, а маленький за ним гонялся. Вроде играли. Бегали они очень быстро. Так продолжа­лось несколько минут. Потом они побежали к реке и скрылись в дубняке. Мы после ходили на то место. Видели следы. След большого хорошо помню – он был очень крупный, резко выделялся большой палец, и всего пальцев было 6. Все пальцы были одинаковой длинны и слегка расставлены. Следы выходили из воды, делали несколько кругов вокруг дерева и снова уходи­ли в воду…».

    Следующая экспедиция Пушкарёва была в Ямало-Ненецкий Автономный округ: Шурышкарский и Надымский районы. Ниже приводятся рассказы хантов, записанные с помощью перводчицы – девушки хантайки Раи Тынзяновой, отлично владеющей как хантайским, так и русским языками. Рассказ Л.В.Тынзянова. Он Хант, 60 лет, не пьющий, что редкость среди хантов.:

    « Один раз я встретил сразу двух кулей. Это было лет 15 назад, в 1960 или 61 году, в 12 км от Восяхово, в местечке Санымув. Было это в августе, ночью. Я шёл по саому берегу Большой Оби. Со мной были две собаки. Они вдруг ощетинились, залаяли, бросились вперёд, потом вернулись. Теперь они уже прижались ко мне и не лаяли – очень испугались. И почти сразу же из леса вышли два человека: один высокий, больше двух метров, другой – пониже. Я тоже испугался, потому что глаза у них горели как два фонаря тёмно-красным светом. Они шли мне навстречу и, поравнявшись, немного посмотрели на меня, только глаза сверкнули.

    Одежды на них не было, на теле густая – густая шерсть, но не длинная, короткая. И лицо, и тело – всё чёрное. Лицо человеческое, но довольно сильно вытянутое вперёд, похоже как у собаки. Руки довольно длинные, длиннее человеческих. Шли лни как-то сранно размахивая ими. Походка у их была какая-то необычная, нечеловеческая – они немного выворачивали ноги при ходьбе. Когда кули прошли мимо нас, собаки сразу с лаем и визгом бросились в посёлок. Я только там их и увидел».

    Второй рассказ Tынзянова: «Но самый первый раз я встретил кулей зимой 1959 года Я пошёл ночью в конюшню покормить лошадей. Полез наверх за сеном. В это время кто-то подошёл к двери. Она открылась, и в конюшню вошёл куль. Очень высокий, чёрный. На нём была какая-то чёрная шуба и пояс, на голове что-то лохматое, острое, высокое. Я страшно испугался. Свалился вниз к лошадям и спрятался в углу. Куль подошёл к лошади и стал гладить её по спине и бокам. Лицо у него было чёрное, руки волосатые. Потом он перешёл к другой лошади и тоже стал гладить её. Лошади от него шарахались к стене, прижимались к ней. Когда он стал гладить Ударника – норовистого жеребца, тот вдруг ударил его копытом. Куль резко развернулся и выскочил во двор. Я сразу опомнился и осторожно выглянул из конюшни, но его уже не было видно. Следов я тоже не нашёл. Старики гворят, что следы у него широкие, гораздо шире человеческих, но я их в тот раз не видел».

    Рассказ С.П Севли из посёлка Усть-Войкары:, 65 лет,Хант:

    «…Раньше, когда мы были маленькие, кулей было много. Куль высокий, глаза большие, тёмно-красные, рот большой, на подбородке большая широкая кость. Щёки сморщенные, весь покрыт шерстью, на голове волосы короткие, как на теле. Я видел его в 15 км от Усть-Войкары, в Няньгорте, года 22-23 назад, осенью, вечером. Мы пошли за водой и видели куля – он стоял метрах в 50 от нас и смотрел по сторонам, высоко подняв голову. Ноги у него были красивые, разного цвета. 

    Шерсть была на всём теле, на лице, на голове. Он постоял, потом пошёл по льду на другой берег. Лёд од ним трещал – он был очень тяжёлый. Ростом он был больше двух метров…. Ноги у куля были толстые, ступни очень широкие, большие. Шёл он широко, голову задирал вверх, руки держал немного в стороны, растопырив их». Старики говорили, что куль боится воды и живёт в лесу под деревьями. Зимой он не мёрзнет: спрячется под большое дерево, там тепло. Кули не разговаривают, только пищат (!).

    Рассказ Севли Ивана Павловиче, ханта 58 лет, рыбака из пос. Усть-Войкары Шурышкарского района Тюменьской области: «Когда я был маленький, мы жили в Нянь-Горте. Один раз отец взял меня на охоту. Мне было 10 лет. Ночевали мы на берегу реки. Ребята пошли в деревню за картами, а я устал и заснул в калданке (шалаше) Ночью меня кто-то разбудил. Смотрю: стоит высокий, весь чёрный, покрыт шерстью, одежды никакой нет. В руке держит ведро. Я только помню, что он схватил меня и понёс. Потом ничего не помню.

    Вскоре я снова очнулся. Мы были в лесу. Огромный чёрный человек, весь в шерсти, мохнатый всё время совал мне в рот какую-то еду. Не помню какую. Я не мог её есть и всё время выплёвывал обратно. Затем я снова забылся. Потом я ещё раза два приходил в себя. Человек был очень страшный, лицо чёрное, а так похож на человека, только очень-очень высокий. Потом он снова совал мне что-то в рот, а я снова выплёвывал. Когда он меня оставил, не помню, но когда очнулся, его уже не было. Я долго ещё блуждал по лесу, а когда пришёл домой, мать стала меня обнимать, а я её боюсь, вырываюсь Долго ещё всех боялся. Мне сказали, что меня не было три дня, и меня похищал куль. Ещё мне сказали, что если бы я попробовал то, что куль совал мне в рот, то я бы остался с ним. А отпустил меня он потому, что я отказывался есть его еду».

    Рассказ Н.М Первова (русский, директор Заготживсырьё), пос. Берёзово: «Весной 1945 года я ехал по р.Вайсала к Непкинским пескам. У хантов это место считается плохим. Я остановился на берегу, поставил сетку. Поймал немного рыбы, разжёг костёр, котелок с рыбой повесил и пошёл к сетке. Пришёл назад минут через 20. Костёр погашен, котелок в стороне валяется, рыба на песке. Снова зажёг костёр и повесил котелок с рыбой. 

    Опять пошел к сетке, а через 15 минут вернулся и всё то же самое: костёр погашен, котелок лежит в одной стороне, рыба на песке в другой. Снова разжёг костёр, поставил котелок и залёг в сторонке в траве. Вокруг ельник и густой березняк. И вдруг из тальника выходит человек огромного роста, прямо как дерево, мохнатый весь, чёрный и идёт прямо к костру. Шагнул, растоптал костёр, отбросил ногой котелок и одним шагом исчез в лесу. Я очень испугался, бросил всё и побежал к врачу. Врач осмотрел меня и сказал, что я совершенно здоров и даже не пьян».

    В 1975 году Пушкарёв познакомился с капитаном дальнего плаванья Михаилом Николаевичем Крыловым, который рассказхал ему, что в 1937 (38) году к нему приезжал знакомый рыбинспектор Ямальской Машино-промысловой станции Главсевморпути Михаил Иванович Решетов, который рассказал следующую историю: «Был я у хантов дня два назад, в юрте, в посёлке Яндияза, от Шурышкар 20-30 км к северу, на Малой Оби. Ханты пригласили меня в юрту, посадили за стол, стали угощать. Вдруг вижу: из-за чувала (у хантов так называется печь) показывается рука, вся волосатая, широкая, потом вторая, потом голова. 

    Прямо, как у обезьяны, и рот, как у обезьяны. Потом вылезает существо, как горилла, точно, всё лохматое, грудь необычно широкая, чуть ни метр, а рука длинная, чуть не до пола. Всё страшно сутулое. И прямо ко мне подвигается. Я в сторону, говорю: «Кто это такой?» А ханты немного замешкались и отвечают: «Это наш ребёнок». Кладут ему в руку еду, в его ужасную лапу. А он её кладёт в рот, сразу всё, и глотает, не разжёвывая. Они его прятали за чувалом. А тут он почему-то решил вылезти».

    Мы начали раскручивать эту истории. Услышали рассказы о нескольких кретинах, которых местные жители называли кулями, хотя они были натуральными хантами. Зав. учебной частью Овгортской Средней школы Д.П.Белов рассказал: когда он учился в школе в Салехарде, ребята из Шурышкар рассказывали, что в их деревне родился ребёнок. Его называли человек-зверь. Когда он подрос, то весь покрылся шерстью, руки у него были очень длинные. Туловище короткое, голова маленькая. Он здорово скакал и очень быстро бегал. Говорить он не умел, только мычал. Малыши его очень боялись, так как он был очень жестокий и сильно кусался. Приезжали врачи из Ленинграда, хотели его взять, но родители не отдали.

    Николай Иванович Максаров, русский, рыбак, рассказал: «Я родственник того Сераскова, о котором вы спрашиваете. Сам я его не видел, но моя мать видела. Она знала и рассказывала, что И.И.Серасков был очень крепкий мужик, кулак. Он умер совсем недавно. Ему было тогда 96. Когда его раскулачивали, он не захотел отдавать оленей и сбежал на святой нос, куда никто не должен ходить. Когда они там рубили новый чум, то ребёнка оставляли в старом чуме, одного.

    Вернулись как-то раз за ним и видят, что ребёнка нет, в его люльке лежит подменённый, чёрный, длинный, а их ребёнка утащили. Они пожалели этого подкидыша и стали его растить. Это был куль. Он вырос очень высокий, около двух метров, плечи были огромные. Правая рука совсем не действовала, но левая была очень сильная. Он ею поднимал нарты, на которых лежало пять оленьих туш и взваливал их на себя, на плечо.

    Тело его покрывала шерсть длиной 2-3 см, но не густая. На лице тоже была шерсть, по краю лица. Лицо было черноватое, чернее, чем у человека. Он очень громко ревел у себя в доме, оглушительно, как пароход. Разговаривать он не умел, но просил кушать и понимал своих родных. На гостей набрасывался, хватал палку и всё, что под руку попадётся. На человека смотрел не прямо, а отвернётся и смотрит глазами искоса. По посёлку он не гулял, его только выводили на немного. Он постоит какое-то время и назад. 

    Очень боялся Ивана Ивановича. В основном жил с Серасковыми в стадах. Там он и умер, когда строили новый чум. Он сидел на нартах, вдруг закричал. К нему подбежали, а он уже мёртвый. Присутствовавший при этом Иван Иванович Кандыгин добавил, что, когда в чум приходили посторонние, то куль хватал камень и бил им чашки на столе, если его не сажали вместе со всеми за стол. Носил он что-то вроде малицы, которую ему сшили родные.

    Продолжил Максаров: «Когда куль умер, в возрасте около 30лет, а было это в 1931 году (неувязка с датами), родился Василий Иванович Серасков. Он тоже был немного ненормальный. Ростом со среднего ханта, 155 см, узкоплечий, на лице есть шерсть. У него есть брат Водим, который хорошо помнит куля, так как тот его чуть не убил. Он на всех кидался, только своего отца боялся».

    Ещё об одном куле упомянул Иосиф Николаевич Кондыгин, работник Рыбкооперации: «Вот такой человек-зверь, как вы спрашиваете, жил в Катровожах. Моя жена оттуда и хорошо его знала. Он был покрыт шерстью, под вид обезьяна, не говорил, ходил нормально». Жена Кондыгина с нами встречаться отказалась. Рассказ Анны Алексеевны Ширяевой, коми из Катровожа: «Кулем здесь зовут Ваську Сераскова. Но о куле я тоже слышала. От родителей слышала, а сама не видела, так как родилась в 1934 году.

    Он был очень высокий, выше всех в посёлке, покрыт шерстью. Когда его нашли в люльке, то он с самого начала себя очень странно вёл: кусал грудь, когда его кормила мать, а, главное, очень быстро рос, моментом вырос. Был очень злой, сердитый и очень сильный. Рассердится, убежит в лес и бродит там, подолгу. Или вырвет дерево с корнем и притащит его домой. Очень широкоплечий был, крепкий. Когда вырос, стал к женщинам приставать, очень грубо лез к ним. Решили его потом убить. Когда каслали на Урале, то навалились на него много мужчин, привязали к нартам с оленями и пустили вниз с горы. Так он и погиб. Ещё добавлю, что говорили, когда его нашли (мёртвого), то он длиннее нарты был на 10 см».

    Рассказ Николая Ивановича Сези, мужа племянницы куля: «Куль был старшим братом Ивана Ивановича, родился он в 1885 году. Когда зимой каслали, то делали новый чум. Ребёнка оставили одного. И вдруг слышат сильный крик. Но не подошли к нему сразу, а когда подошли, то лежал этот куль. Вроде бы сразу и не заметили подмены. Когда он стал подрастать, то увидели, что что-то здесь не так: кусал мать за грудь, кричал грубым голосом. Вырос очень быстро, быстрее обычного. Лицо, ноги, руки, грудь покрывала шерсть, но не очень густая.

    Ростом он был 1 м 80 см, очень крепкий. Когда Ивану Ивановичу исполнилось 16 лет, его стали женить. Вся семья Серасковых поехала по хантыйским селениям искать невесту. И куля взяли с собой. Он очень сердился, что женят не его, старшего брата, а Ивана Ивановича. Все, кто его вдели, теперь уже умерли. Последняя умерла бабушка, его сестра. Он хорошо умел рубить дрова, помогал всегда матери. Жил он на чердаке, потом он заболел и умер. Говорил он очень плохо, всё больше молчал. Есть никогда не просил, но, когда давали, ел охотно и помногу. Куль убегал в лес, когда возвращался, то предупреждал, что в окрестностях появились волки и собираются напасть на оленей. В этом вопросе он никогда не ошибался».

    Примечание Пушкарёва: «Несмотря на некоторую противоречивость этих рассказов, мне кажется, что куль жил в семье Серасковых, это факт. Остаётся не выясненным только, в какое время он жил. То ли до революции, то ли в 30-е годы, как рассказывал Крылов со слов Решетова». Историю «Куля Серикова» знали в Шурышкарском районе многие, её помнили даже в конце 1980-х годов, но все близкие родственники этого куля к тому времени умерли, и никаких конкретных сведений о месте захоронения приёмного сына И.Серикова на Святом Мысу получить не удалось.

    Надымский район. Ландшафт здесь представляет собой тундру, в южной части сменяющуюся лесотундрой. Между бесчисленными протоками летом открываются замёрзшие зимой сплошные непроходимые болота, заросшие по краям густым кустарником, по берегам крупных проток – лесом. Население ненцы и кое-где ханты. По роду занятий население делится на оленеводов и рыбаков. Очевидцы различают два типа следов: следы тунгу и следы сюдби. Они примерно одинакового размера, но следы тунгу рисуют с тремя или шестью пальцами, а следы сюдби – с четырьмя. Слева показан типичный пейзаж сибирской лесотундры, где встречаются тунгу и им подобные существа (кули, шиликуны, ямгорты и т.п.). 

    Приведём типичный рассказ о встрече с тунгу жительницы посёлка Мори Ф.Т.Терентьевой: «Мне было тогда 12 лет (в 1912 году). Жили мы в посёлке Ивлевский, это километров 100 вверх по Надыму. Однажды, в июле или августе, наши родители уехали за рыбой, а мы с сестрёнкой остались дома, присматривать за малышами. Вдруг я слышу – кричат: «Смотри, кто-то из леса выходит! Медведь, наверное!»

    Я смотрю и вижу, что вроде бы мед­ведь идёт, большой, весь лохматый, передние лапы вниз опустил, а сам на задних лапах идёт. И вдруг он стал выпрямляться, всё выше и выше становится. Смотрю, а это и не медведь вовсе, а большой человек, метра три ростом, не меньше. Голова огромная, как корзина, сверху острая. Лица не видно. Весь он был серого цвета. Ноги большие, ступни огромные. Распрямился, медленно повернулся в одну сторону, потом в другую и двинулся вперёд. Идёт и всё время осматривается. При ходьбе руки немного расставлены в стороны и толстенные, а ноги ещё толще. Сделал круг, потом пошёл в гору и ушёл в лес…».

    Местные жители их боятся, старики считают их «духами леса». Но по отношению к людям эти «духи» ведут себя достаточно миролюбиво. Никаких случаев нападения на людей или похищения взрослых людей не зафиксировано. Но вот случаи попыток похищения детей имели место. Севли рассказал также: «Перед войной, году в 1936-37 я работал на Большой Оби, напротив Мужей. Мы со стариком-хантом зажигали маяки на реке. Однажды подошёл к берегу колёсный пароход – почтовый катер. Мы поднялись на него и увидели куля, Он сидел не палубе, на корме, привязанный к скамейке. Руки и ноги у него были связаны. Очень большой человек, совсем без одежды и весь покрыт шерстью, весь чёрный. 

    Я его хорошо рассмотрел, хотя и страшно было. На лице и голове тоже волосы, на голове такой же длины, как и на теле. Глаза, как у человека, нос длинный, опущенный, подбородок очень длинный и рот большой. Вокруг глаз густая шерсть. Я стоял, а он сидел на палубе и был ростом с меня. Ушей не было видно – весь в шерсти. Матросы говорили, что поймали его возле какого-то города и возили вниз. В Салехард. Специально возили показывать всем людям. Сейчас его везли вверх по Оби в какой-то город».

    Брат Ивана Севли Семён сказал, что этого куля потом отвезли на то место, где он был пойман, и там отпустили. Внешний вид сюдби ничем не отличается от внешности куля из Шурыш­карского района, поведение – тоже. Иногда его видели в воде озера или реки, где он плавал и нырял, подолгу оставаясь под водой. В Надымском районе видели не только особей мужского пола, но и самок. Они были менее обволошенные, только на голове длинные чёрные волосы, у них крупные молочные железы. Отношение к человеку у сюдби уверенное, порой агрессивное.

    Чтобы получить представление об информации с возможно большей территории, Пушкарёв произвёл анкетный опрос в столице Ямало-Ненецкого автономного округа городе Салехарде. Были выбраны несколько учебных заведений, в которых учатся подростки со всей территории округа: Медицинское и Педагогическое училище и Зооветеринарный техникум. В каждом из этих учебных заведений учатся студенты из разных районов, расположенных на огромной территории от побережья Ледовитого океана на севере и тайги Приполярного Урала на юге и от Печоры на западе до Енисея на востоке. В каждом учебном заведении были розданы по 100 анкет. Результаты приведены ниже:

    Рассказ Лиды Няч 23-х лет, учащейся педагогического техникума, жившей в осёлке Самбург Пуровского района:

    «Мне было 7 лет. Наша семья пасла оленей между Самбургом и Красносель-купом. Однажды отец вернулся и говорит бригадиру: «В тундре будь осторожен, олени чего-то беспокоятся». Бригадир уехал. А родители мне и другим детям сказали: «Идите домой, а то тунгу уведёт». Мы зашли в чум. Стемнело. И, вдруг, пронзительный свист, такой резкий, отчётливый. Собаки стали бешено лаять. Отец говорит: «Ну, это он! Надо собак спустить». А собаки сбились около чума, лают, но отойти боятся. 

    Одна женщина, чум которой стоял в стороне, попросила мою старшую сестру Риту проводить её. Рита взяла малокалиберку и пошла с ней. Видит в кустах, метрах в ста от чума, кто-то тёмный мечется. Она в него выстрелила и скорей в чум. Собаки всё лают. И, вдруг, около самого чума такой жуткий сильный свист. Собаки визжат и кидаются на кого-то. Мама схватила ракетницу и говорит: «Сейчас выстрелю». А отец ей: «Не смей стрелять, собаки его отгонят».

    И, вдруг, снова свист, да такой сильный, что мама выронила ракетницу. И сразу в наш чум посыпалась земля, кто-то бросал камни прямо по чуму и в дымоход. И шаги вокруг чума тяжёлые, совсем уже рядом. Мама схватила ракетницу, высунулась и выстрелила в него. И снова такой свист и крик: «У-уу! У-уу! У-уу!». А потом как побежал по кустам, и ломает их, и кричит, такой треск и топот поднял! Долго, долго мы потом не могли заснуть.

    Утром встали. В чуме полно песка и глины, он накидал. И рядом с чумом валялись комки глины, мыло на умывальнике раздавлено. А на нём следы его трёх пальцев оставлены. Противный, неприятный запах шёл от мыла. Все говорили потому, что это он на него дышал. А через два дня он появился в соседнем стаде, сорвал палатку и разорвал её на куски».

    Пушкарёв рассказывал, что ему удалось побеседовать с женщиной, ко­торую в детстве (в начале 50-х годов) похитил тунга. По её словам, он был высокий, чёрный, совсем седой, лицо всё в морщинах. Голова у него была «острая», а сам как будто в «гусе» («гусь» – это такая местная одежда из оленьей шкуры, в виде рубашки с капюшоном и рукавами). Тунга целую неделю водил её с собой, делал её игрушки из щепок и кормил горелым (?) мясом. Правда она вспоминала, что у него было что-то для добывания огня. Старые ненцы утверждают, что тунгу принадлежат странные стрелы с двумя наконечниками, которые иногда находят в тех местах. Края там малонаселённые, труднодоступные – сплошные болота. (В. Макаров, «Атлас Снежного человека»). 


        

    О проблеме Снежного человека в Ямало-Ненец и ХМАО

    Проблема реликтового гоминоида (троглодита) или «снежного человека» (этот сборный русскоязычный и не самый удачный термин широко используется в обиходе – далее СЧ) далеко не нова и корнями уходит в глубокую древность, находя отражение в мифах и сказаниях разных народов. Первые публикации о СЧ (в разных районах мира ему даны свои названия: йети, аламас, алмасты, цзяго, махуа, каптар, чучуна, ксы-гиик, джез-тырмак, бигфут, патон, саскватч, чугайстыр, гульби-яван, меше-адам, губганана, абнауаю, адам-джапайсы, ми-ге, мэнкв, шурале, фавн, сильван, сатир, демон, дэв, ракшас, землемер, дедушка-медведушка, леший, соловей-разбойник и прочая, и прочая, и прочая...) относятся ко второй половине XIX века, однако, научное осмысление ее началось сравнительно недавно: с начала 20–х и с конца 50-х годов прошлого века, соответственно на Западе и в бывшем СССР (в 1958 году при АН СССР была создана Комиссия по реликтовому гоминоиду под руководством Б.Ф.Поршнева, которая, к сожалению, вскоре была ликвидирована). 

    В данной статье мы попытаемся обобщить лишь те материалы, которые затрагивают проблему реликтового гоминоида на территории Тюменской области. Заметим, что сам факт существования реликтового гоминоида мы считаем до сих пор научно не доказанным, однако, на наш взгляд, нельзя как сбрасывать со счетов факты о возможности его обитания в наши дни, так и безапелляционно заявлять об обратном.

    Первое официальное сообщение о «диком человеке» в нашем регионе было опубликовано в Ежегоднике Тобольского губернского музея в 1907 году и касалось уголовного дела, материалы которого хранятся в архиве краеведческого музея в г.Салехарде, об убийстве осенью 1845 года остяком Ф.Лыкасовым и самоедом Обыль «необыкновенного чудовища: постав человеческий, росту аршин трех, глаза один на лбу, а другой на щеке, шкура довольно толстой шерсти, потонее соболиной, скулы голыя, у рук вместо пальцев когти, у ног пальцев не имел, мужеска пола». Отставным урядником А.Шаховым 16.12.1845 г. послано об этом доношение в Березовский земский суд. Этот факт широко известен как «Березовское чудо» и иногда ошибочно упоминается как факт добычи СЧ в Тобольске.

    География же встреч реликтового гоминоида на территории области, как показал наш анализ имеющихся данных, много шире и представлена на карто-схеме. Рассмотрим фактический материал по этой проблеме, придерживаясь, в первую очередь, географической приуроченности и хронологии его накопления, т.к. более поздние публикации часто повторяют предыдущие и, к сожалению, не всегда корректны.

    Наиболее внушающими доверие нам представляются сообщения геолога В.Пушкарева, которые относятся к территории Ямало-Ненецкого автономного округа. В 1975 году он записал историю о встрече Л.В.Тынзянова с двумя кулями («чертями») или утэн-ехти-агеном («в лесу который бродит»), имевшую место в 1960-61 гг. на берегу Горной Оби между Яроскогортом и Васяково в Шурышкарском районе. Л.В.Тынзянов рассказал, что раньше видел кулей четыре раза: два раза сразу после войны и два раза – лет 15 назад. 

    При этом на Нижней Оби, на реках Сыня и Войкар подобные рассказы знает каждый. В.Пушкарев описывает историю встречи с реликтовым гоминоидом сентябрьской ночью М.Е.Сенькиной, которая произошла еще до революции недалеко от п.Пуйко на Нижней Оби (Ямальский район). Хозяин чума - ханты назвал увиденное существо Землемером и сообщил, что тот приходит сюда каждый год в это время. В обоих случаях увиденные гоминоиды описываются как высокие (более 2 м) существа, покрытые густой, но недлинной темной шерстью, имеющие длинные руки (которыми размахивали), ярко горящие темно-красные глаза и необычную походку.

    На проведенный в г.Салехарде В.Пушкаревым среди местного населения со всего округа опрос: «Встречался ли у вас в тундре дикий человек?», из 60 опрашиваемых 48 ответили утвердительно, а 12 ответили «не знаю». Четверо видели его сами, у десятерых его видели отец, дед или братья. На второй вопрос: «Как ненцы называют дикого человека?», все 60 ответили «тунгу». Описали его внешность как высокое мохнатое существо, которое очень быстро бегает и оглушительно свистит, живет в лесу под корягой, в тундре появляется осенью. По отношению к человеку ведет себя вызывающе, иногда крадет детей; собаки его боятся. Встречали его по всему Северу от Оби до Енисея, и в тундрах Гыдана, и южнее – в лесах по Надыму и Тазу. Встречи с тунгу были достаточно частыми еще в 60-х годах ХХ века.

    В.Пушкарев пишет, что ненцы никогда не смешивают диких тунгу и народность тунгусов (эвенков), которые населяют земли к востоку, на Енисее. Здесь, справедливости ради, можно отметить, что в фольклоре ненцы называют эвенков именно «тунго» или «тунгос», при этом характеризуют последних как сугубо враждебных, что связано со старыми стычками ненцев с эвенками за земли. Конечно, «дикие люди» не могут быть эвенками (даже по описанию), но название последних могло перекочевать в мифологию и быть присвоено сказочным враждебным существам. Кстати, В.Пушкарев отмечает, что в низовьях Печоры в 1972 году ему приходилось слышать от местного населения о диком шестипалом человеке яг-морте («лесной человек»), которого явно отделяли от сказочного лешего (Верса) и числили, скорее, среди животных, нежели среди духов. 

    Этот аргумент часто используется для доказательства реальности существования СЧ во многих уголках Земного шара, и он справедлив, но, на наш взгляд, не надо придавать ему атрибутивного характера. Нечего бояться того, что реликтовый гоминоид вдруг проявится и в мифологии народа, который с ним сталкивается. Вполне понятно и даже естественно, что это необычное существо занимает свое место в пантеоне духов. Это наблюдается и в отношении других значимых для народа животных (медведь, волк, олень и др.), реальность существования которых никем не отрицается.

    О встречах в Шурышкарском районе ЯНАО с тунгу рассказала Е.Ежевская. Зимой то ли 1941, то ли 1942 года фельдшер Г.Рогачев вернулся в п. Мужи из поездки по тундре и привез с собой детеныша неизвестного существа, который походил на низкорослого человека, но на ноги не вставал, а сидел на полу на пятках, опираясь длинными руками об пол. Все тело покрыто шерстью, торчащие в сторону большие уши, глубокие впадины глаз, едва заметный нос и большие ярко-красные губы – так описывают его свидетели. 

    Через несколько дней детеныша самолетом санавиации увезли в Салехард, где его судьба теряется. Уже в наши дни экспедиции из Челябинска под руководством Н.Авдеева удалось под Салехардом обнаружить цепочку следов СЧ, снять с них гипсовый отпечаток. В ходе экспедиции вверх по уральским притокам 26 августа Ф.Жижилев обнаружил огромные следы: длина 42, ширина 18 см. За день до окончания экспедиции одним из участников был замечен и сам гоминоид. 

    Огромного роста, покрыт светло-серой шерстью. Стал известен и другой случай: в Шурышкарском районе в послевоенные годы на покосе женщина обнаружила под деревом маленькое лохматое существо. Она пожалела и забрала его домой. Дитя быстро росло и начало «баловать», в связи с чем его пришлось запереть в сарае. После смерти женщины СЧ отвезли в Салехард, и с тех пор о нем ничего не известно. О похожем случае рассказывает В.Ю.Макаров: «на Северном Урале, на нижней Оби, когда семья ненца на летнем пастбище строила чум, семья йети втихую обменяла их ребенка на своего с недоразвитой рукой. Ненцы назвали уродца Кулем и воспитывали его 20 лет. Однако, когда верзила стал приставать к женщинам, его убили».

    О встречах со СЧ в Березовском районе сообщает А.Глухих: причалив в уединенном месте, охотник стал подбирать место для скрадка и вдруг услышал детский плач. Пошел на плач и увидел... В углублении, выстланном мягкой травой, лежал мохнатенький детеныш. Пока охотник пялился на него, неслышно подошла мамаша. Как он добрался до шлюпки, не помнит, сознание отключилось. Няксимволь: с одной его стороны - река, с другой - клюквенные болота. 

    Двое мужчин встретились со снежным человеком, о чем в красках рассказывали землякам. Им не верили, дескать, показалось вам с пьяных глаз. А через полтора дня группа детей, собирая ягоды, наткнулась на мохнатое существо. Насмерть перепуганные ребятишки все же разглядели, что это - женщина. Саранпауль: рабочий экспедиции буквально столкнулся в горах со снежным человеком. Разошлись в спешке, но мирно. В 2004 году об известных ему фактах обитания в Березовском районе семьи СЧ сообщил выпускник БФ ТюмГУ Н.Волков.

    Кое-что о СЧ известно и из более южных районов, с границы Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского автономных округов. Так нами во время экспедиции в Природный парк «Нум-то» в Белоярском районе в 1997 году удалось побеседовать с ханты Татвой, который будучи слепым с раннего возраста, обладает удивительной памятью и помнит многие мифы, истории из прошлого народа ханты. На расспросы о СЧ он, ничуть не удивясь, поведал нам, что, мол, да, водился раньше в здешних местах (верховья р.Казым) такой зверь. С духами не имел ничего общего, как и с медведем. Особенно запомнились ему его детские годы (50-60-е годы), когда дикого человека было больше. Вели они себя по отношению к человеку шкодливо, пугали у реки женщин и детей, но явных признаков агрессии не было.

    На севере Октябрьского района, в июне-июле 1961 года лесоустроительной экспедицией в 40-50 км к северу от д.Чемаши тоже на границе ЯНАО и ХМАО на берегу р.Родом на песке были обнаружены странные большие следы, не похожие на медвежьи.

    Река Пим, Сургутский район ХМАО: здесь в пятидесятых годах прошлого века охотник-ханты догонял лося-подранка. К вечеру его убил, но разделать тушу не успел. Разжег костер, повесил котел с водой. Обостренное чутье охотника подсказывало, что он не один здесь, потом послышалось чавканье. Мужчина понимал, что его добычу уничтожает не медведь, а Он - «лесной человек», «хозяин». Потому и не тронулся от костра, просидел до рассвета. Утром обследовал окрестности. У недалекого дерева обнаружил огромные следы. От лося осталось две трети. Охотник не стал забирать остатки мяса, оставил «хозяину», а сам постарался поскорее убраться.

    Другим районом, в котором с 80-х годов прошлого столетия были записаны многочисленные свидетельства существования и даже встречи СЧ, является бассейн р.Конды (Сатыга, Евра, Тап, Междуреченский, Юмас, Кондинское, Болчары, Алтай и др.) Ханты-Мансийского автономного округа. К слову заметим, что на обнаруженной К.В.Быковым дореволюционной земельной эмблеме Кондинского района изображен дикий человек с дубовым венком на голове, несущий булаву.

    Из сообщений А.Глухих: однажды услышала перепалку подростков: «Скажи ей, что ты сам видел лесбега». Оказалось, мальчишки видели, как огромный волосатый человек пробежал по тропе, они его назвали «лесбегом», то есть бегущим по лесу. Так дух из сказок стал превращаться в реальное существо. На реке Тап после войны жили мужчина с сыном-подростком, однажды отец отправил его за дровами. Не дождавшись, вышел на улицу и нашел его убитым. 

    Разобравшись в следах, понял, что это дело рук комполя. Удивился, потому что это существо не отличается агрессивностью и на людей не нападает. С соседними мужиками отловили убийцу, связали и на пароходе «Храбрый» отправили для расследования. Пленник не ел, не пил, только неприятно потел. Он очень походил на человека: коренастый, высокий, надбровные дуги выступают над глазами, челюсти мощные. Не выдержав неволи, узник через два дня умер. Тело стащили на берег и похоронили.

    О сравнительно недавних встречах в Кондинском районе с реликтовым гоминоидом, называемом здесь манси «комполен», сообщает О.Тапит. Многочисленные сообщения манси о реликтовом гоминоиде собраны М.Быковой, работавшей на р.Конде в 1985-86 гг..

    Они делятся ею на несколько групп: тип первый – собственно о диком человекоподобном существе, которое, в свою очередь, подразделяется на две разновидности: ведущие полупаразитический образ жизни (живущие близко к избе, а то и в ней) и независимые, которых можно встретить реже и только на природе. Агрипина Васильевна Т. зимой 1940 года была свидетельницей появления в деревне П. из подполья избы волосатого человека. 

    Побывавший в тех же местах в 1953 г. охотник Илья Николаевич Р. рассказывает о нападении на него ночью в избе неизвестного, который, со слов хозяйки дома, часто гоняет ее вокруг печки, но на печь залезть не решается. О встрече в сентябре 1975 года в лесу у оз.Узкое (в 50 км от д.Болчары) человекоподобного существа рассказал и шофер Александр Сургучев. Свидетель описывает его как высокую (около 2.5 м), покрытую темно-серыми волосами особь. Голова прямо из плеч, плечи покатые. Лицо как у человека, но покрыто короткими, расходящимися от рта и глаз веером волосами. 

    Признаков агрессии не выказал. Николай С. рассказал, как в 1964 году ночью на охоте видел высокое мохнатое человекоподобное существо. Интерес представляет и сообщение о находке здесь в октябре 1984 г. следа босой ноги размерами 40 х 18 см. М.Быкова ссылается на рассказ манси Володи, к охотничей избушке которого вот уже лет 40 по ночам приходит некто, похожий и не похожий на человека: велик ростом, могучего телосложения, без одежды, с головы до ног покрыт волосами красновато-коричневого цвета, за исключением левой руки, где от локтя до кисти рука белая, за что его прозвали Меченым. 

    Приходил он обычно в августе (с 15 по 25), в некоторые годы его не было вовсе, а в 1985 году его видели дважды, в 1986 году он трижды появлялся у избушки. А в 1987 году М.Быкова сама выехала в Кондинский район с целью увидеть гоминоида, что, с ее слов, и произошло 16 августа на рассвете. Описание СЧ она приводит в своей книге, но зверя в этом году больше не видела, хотя 22 октября того же года Меченый ночью напал на собаку и разорвал ее. Следующая встреча с Меченым у М.Быковой произошла только ночью 23 августа 1988 года, но сфотографировать его она не смогла и тогда, т.к. по настоянию проводника оставила фотоаппарат в поселке. В целом, о возможности обитания в Кондинском районе крупного человекообразного существа свидетельствовал и старший егерь района Валентин Михайлович Д.

    Второй тип рассказов – о необычной бересте. О.А.Кошманова в начале июня 1986 года натолкнулась на березку, ободранную на высоте 4-5 м. Под деревом обнаружили след босой человеческой ноги три пяди в длину (пядь равна 17.78 см), при этом людьми овладел необъяснимый страх.

    Третий тип рассказов – о неведомых водных животных. Тот же старший егерь района рассказал как в 1954 году встретил вынырнувшего из воды большого зверя (как стог сена) с темно-коричневой шерстью и человекоподобным лицом, издававшего шипящий звук «фо-о», как в пустую посуду, которое отскочило метров на 5 в камыши, осмотрелось и снова погрузилось в воду. И в рассказах других свидетелей указывается на сходство этого зверя со стогом сена темного цвета. 

    Так рыбак Т.А.Семенов с местными мужиками примерно в 1930-м году на троицын день с 300 метров заметили крупное существо, которое возвышалось над водой метра на три и било по воде огромными лапами. Видели это существо здесь же и позднее. Охотник Илья Николаевич Р. рассказал как его жена и сестра, а ранее трое других людей, видели на озере такое же существо килограммов на 400 весом. В 50-е годы в этих же местах неизвестное животное видели еще два раза несколько человек.

    Четвертый тип рассказов – о существах совсем человеческого склада. Так один старик рассказывал, что ночью у озера с непроходимого болота к костру подошли две девки и старик, который как бы говорил спутницам, увидев свидетеля: «Тут же ярань (человек), что же вы с ним хотите делать? Я ж вам говорил - не ходите, что хотите делать? Это яровуй (зверь-человек)». Таких же «людей» видели в других местах в разное время еще два человека разного возраста, и были они в ниспадающих длинных одеждах, почти невесомые – плыли над землей.

    В 1987 году на территории, указанной М.Быковой, работала экспедиция из Челябинска под руководством Н.Авдеева, которой посчастливилось напасть на след «комполена», а, со слов А.Захарова, и увидеть его самого . Интересно, по крайней мере, сообщение о том, что в районе с.Кесли в начале века мужики застрелили волосатого человека почти трехметрового роста. В Болчарах и в Алтае эту историю передают из поколения в поколение. 

    Другое сообщение о результатах экспедиции Н.Авдеева в Ханты-Мансийском автономном округе 1989 года – солдаты и офицеры одной из воинских частей неоднократно видели дикого человека в период с 7 по 20 сентября. Гоминоид подходил к части после 10 часов вечера, долго и страшно кричал, в довершение всего задрав двух баранов. Удалось измерить след зверя – до 40 см длиной, рядом – ободранная кора на деревьях и покопки (СЧ выкапывал корни дикого хрена).

    Конечно, к подобным свидетельствам нужно относится осторожно, учитывая многие моменты чисто психологического характера (и не только свидетелей, но и исследователей). Особенно явно об этом говорят сообщения четвертого типа. Но одно пока кажется ясным – какое-то крупное необычное животное все же, видимо, встречается в бассейне р.Конды достаточно давно и сравнительно часто. (С.Н.Гашев).


    1 2 3                       












    Категория: КРИПТОЗООЛОГИЯ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 36 | Рейтинг: 5.0/1