Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [261]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [0]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » КРИПТОЗООЛОГИЯ

    Таинственные животные в Таджикистане. 2

     

    Исследования в Таджикистане

    В конце 70-начале 80-х годов Бурцев участвовал в экспедициях киевлянина И.Ф.Тацла, помогал ему в их организации, неоднократно совершал вылазки в Таджикистан на Памиро-Алай, совершал координационные обходы мест расположения отдельных групп экспедиции на хребтах ущелья Каратага и в ущелье притока Варзоба реки Сиамы. 

    Во время пребывания на базе экспедиции в районе метеостанции в августе 1979 года участница группы Е. Добшинская обнаружила следы босых ног огромного размера. И. Бурцев сделал гипсовый слепок с одного из них, самого чёткого. Его длина равнялась 35 см, а ширина в пальцах – 17 см. Сомневаться в истинности следов не было оснований, так как в группе было в тот момент всего пять человек, на метеостанции в то время никого не было, а следы появились буквально в двадцати метрах от палаток участников ночью. 

    Тем не менее, Ж.И.Кофман поставила под сомнение истинность следов и направила фото гипсового отпечатка директору музея человека в Париже Иву Коппенсу. Его ответ был таков, что по данной фотографии он не может дать определённого заключения об истинности следа. Следует отметить, что подобные следы гоминоидов в ущельях Сиамы и Каратага попадались достаточно часто (только у автора в каталоге их около сотни).

    В середине 80-х годов Бурцев несколько лет проработал в Афганистане. Там афганцы ему рассказывали, что они знают о волосатых гоминоидах и тех местах, где они обитают, но эти места находятся в зоне военных действий, и доступ туда, пока идёт война, для гражданских лиц, а тем более иностранцам, закрыт. (В. Макаров, «Атлас Снежного человека»).

      


    Черт из «Черной реки»

    На нашей планете существуют места, где достаточно сильно топнуть несколько раз, чтобы из-под земли полезли 'огненные монстры'. Есть в Таджикистане на берегу реки Вахш загадочный курган, сложенный из округлых камней. Загадочный, потому что ученые так и не сошлись во мнении по поводу его происхождения. Одни говорят, что эта восьмиметровая насыпь просто куча-мусорник, куда сложены камни, убранные крестьянами с окрестных полей. 

    Другие уверяют, что странная груда сооружена воинами Александра Македонского, чья армия проходила когда-то в тех местах. А некоторые местные жители будут всерьез уверять вас, что под этим курганом скрывается вход в огненное подземное царство, где живут злые духи, что они до сих пор проникают иногда сквозь наваленные камни и возникают на вершине в окружении черного сияния и серного запаха...

    Конечно, можно посмеяться над рассказами таджиков как над нелепым суеверием: кто же сегодня верит в подземных демонов? Но и цивилизованные американские фермеры рассказывают о неведомом существе, время от времени возникающем из-под земли на берегу Черной реки возле города Лайонс-Фоллз (в 200 милях от Нью-Йорка). 

    Начиная с 1951 года очевидцы неоднократно замечали там гигантское животное не известного происхождения. Рабочий местной бумажной фабрики, видевший монстра вблизи, дал ему следующее описание:' «Темно-бурого цвета, с круглым, немного конусообразным телом от которого разит серой, глаза сверкают как серебряные доллары...». Местные жители признались так же, что пытались поймать существо с помощью сети, но она проходила сквозь его тело как сквозь воздух...

    Последнее обстоятельство породило особенно много насмешек у журналистов: 'Ловили галлюцинацию!..' Но нашлись ученые, которые задались вопросом: 'Почему похожие легенды существуют практически у всех народов мира? Только ли людская глупость тому причиной?' Проведя серию исследований, они пришли к выводу, что многие сказки, описывающие призрачных чертей, огнедышащих драконов, прочую нечисть, вполне могли опираться на реальные события, и по сути являются показаниями очевидцев некоего природного явления.

    «В России, - рассказывает исследователь этого феномена С. Мартьянов, - в подобных историях как правило фигурирует Кербер, или Цербер (как кому больше нравится) - сатанинский пес, который согласно легендам охраняет вход в Преисподнюю. Время от времени он покидает свой пост и выходит прогуляться на поверхность земли. И горе тому, кто встретится на пути огнедышащего монстра. От человека остаются только обугленные останки».

    «В английских легендах», - продолжает С. Мартьянов, «упоминается 'суррейская пума', или просто 'большая черная собака', в Ирландии - 'леший Пука'... Они тоже возникали из-под земли и уничтожали людей, сжигая их до тла. Изучая старые хроники, я пришел к выводу, что достопочтенному сэру Конан Дойлю не пришлось особенно напрягать фантазию, придумывая свою собаку Баскервилей. Дело в том, что английские народные предания буквально заполонены историями о 'призрачных собаках, изрыгающих из пасти пламя', в течение многих веков шастающих по болотам Британии и терроризирующих местных жителей».



    Аномалии Драконова озера

    Озеро Драконово находится на высоте около четырех километров в горном хребте Памира, в его юго-восточной части. Недалеко от озера проходит Китайская граница с Таджикистаном. Озеро находится в горах и рядом с ним нет ни одного ручейка. С высоты оно напоминает зеркальное пятно на вершине горы.

    Пограничники множество раз наблюдали, как у берегов озера плавали гигантские существа, напоминающие по своему внешнему виду рыб, длина которых, по их рассказам, доходила до пяти метров. Они вели себя очень странно, собравшись все вместе, они словно играли в какие-то игры, взбивая озерную пену. Наблюдавшие в бинокль пограничники, насчитали сразу пять таких резвившихся гигантов. 

    После исчезновения рыб, в водном пространстве над озером начинает раздаваться очень странный звук, напоминающий усталый «вздох» подводного монстра, который слышен в радиусе двух километров, и при этом водная гладь горного озера остается неподвижной. Драконово озеро привлекало к себе внимание и раньше. Если вспомнить 1966 год, то им уже в то время занимались Военно-воздушные силы Великобритании. Они направили в этот район своих специалистов, которые стали наблюдать за озером и производить съемки с воздуха. Однажды им повезло. Они сняли громадное существо, которое двигалось по зеркальной поверхности озера. 

    Эта сенсация облетела весь мир. Фотосъемку решили отдать на исследование экспертам, которые вскоре и подтвердили ее достоверность. На снимке было снято громадное существо, которое передвигалось по озеру. Эксперты определили, что это было животное огромных размеров и по своему внешнему виду напоминает подводного ящера, который очень хорошо ориентируется в своей стихии, а при виде людей просто сразу исчезает под водой, как будто хочет сохранить какую-то великую тайну, известную только ему одному.

    Начиная с 1969 года, исследователи сделали попытку поймать чудовище с помощью подводных лодок «Писиз» и «Вайперфиш» со специальными обзорными экранами. В 1995 году к исследованиям озера привлекли маневренное подводное судно «Машина времени». Попытки поймать громадину были безуспешны. Исследование также не дало никаких результатов. Чудовищный хозяин озера был к тому же еще очень хитер.

    Лишь только, как на озере затихают исследования, он начинает появляться на поверхности воды, как будто изучая и оценивая ситуацию. Разглядывая гладь озера, и успокоившись, что никто не мешает и не докучает ему, он медленно погружается под воду, вызывая к себе неподдельный интерес у счастливчиков увидеть его снова. И опять начинается ажиотаж вокруг этого легендарного озера.

    В 1992 года при помощи гидролокатора было исследовано буквально вдоль и поперек это уникальное озеро.  Экспедиция, которую возглавлял ученый Макэндрюс, сумела запеленговать в этом озере целых пять гигантских животных. По мнению ученых, это были динозавры, которые сумели сохраниться до нашего времени. 

    В подтверждение этому существуют подводные снимки, выполненные лазерной аппаратурой, где четко видны очертания гигантов. Но, как, бы не старались исследователи, встретиться с гигантом на близком расстоянии не довелось никому из них. К тому же, пока они изучали подводный мир и обитателей озера, им удалось со всей ответственностью отметить, что в районе озера «Драконово» существует аномальная зона, где происходят необъяснимые явления. 

    Иногда над озером зависает огненный шар, диаметром более десяти метров. А затем словно взрывается и раскалывается на десятки мелких светящихся огоньков, а те в свою очередь также рассыпаются и исчезают совершенно внезапно, как и появились. Многим местным жителям известны многократные случаи появления летающего объекта, по форме напоминающего обычный утюг. Летающий светящийся утюг внушительных размеров в этой местности появился впервые в 1971 году и до сих пор иногда посещает это сказочное место.

    С каждым годом это уникальное озеро обрастает неслыханными и необъяснимыми случаями, произошедшими с различными людьми. Ученым становиться очень трудно разобраться, где правда, а где выдуманная ложь, поскольку наплыв туристов, которые желают увидеть «Несси» ежегодно превышает шестьсот тысяч человек, а туристический бизнес не успевает «качать» бешеные средства и ажиотаж вокруг этого озера только с каждым годом усиливается.

     


    Здесь живет киик-адам

    Статья Валентина Сапунова, кандидата биологических наук, опубликованная в февральском номере журнала «Вокруг света», 1990 год.

    Это произошло 22 июля прошлого года (1989) около часа ночи местного времени в урочище Киш-Каинды. Сотрудница заповедника Аксу-Джабаглы (Западный Тянь-Шань) с группой школьников возвращалась в «научный домик» - избушку, где отдыхают работники заповедника и егеря во время полевых исследований. Внезапно перед ребятами словно выплыла из темноты высокая женщина (впоследствии они утверждали, что рост её был не менее 180 сантиметров), посмотрела на них, в лунном свете блеснула седоватыми волосами и исчезла. Все в панике бросились к избе, закричав от страха.

    Об этом событии нам рассказали ещё в деревне Николаевке Чимкентской области, где находится управление заповедника. Мы там пробыли два дня и слышали, как по ночам отчаянно выли собаки. Местные жители были сильно озадачены. Не иначе, говорили они, какой-то крупный зверь спускается с наступлением темноты с гор. Однако что за зверь, никто сказать не мог. Но утверждали, что ни волк, ни медведь такой паники у собак не вызвал бы.

    Район Аксу-Джабаглы - глухой, неприступный, здесь много веков бытуют легенды о диких волосатых людях - киик-адамах. О встречах с ними рассказывают очевидцы и сейчас. Вот почему наша экспедиция летом прошлого года отправилась в заповедник Аксу-Джабаглы.

    Один из самых сложных вопросов в такой экспедиции - подбор участников. Это только кажется, что стоит бросить клич, и от желающих ловить «снежного человека» не будет отбоя. Когда доходит до дела, серьёзной подготовки к трудному и рискованному походу - количество участников тает на глазах. В конце концов, в нашей группе наметилась твёрдая семерка. Руководитель экспедиции - председатель Волжского клуба туристов Глеб Исаенков. 

    С ним - Павел Казаченок, по профессии юрист, Ольга Иофкова - химик, Любовь Квасникова - инструктор Волжского горкома партии, а также ленинградцы - Андрей Кузнецов, врач-патологоанатом (врач экспедиции) и кандидат в мастера спорта по альпинизму, и техник Владимир Иванов. Ну а я, заместитель руководителя экспедиции по научной работе, представляю Ленинградский государственный университет и объединение «Криптобиология», которое занимается изучением редких биологических объектов и явлений. Подготовкой экспедиции занимались сотрудники нескольких научных учреждений Ленинграда. Это была экспедиция, при подготовке которой использовались методы прикладной математики и расчёты производились с помощью компьютеров.

    И вот теперь мы карабкаемся по едва приметной, постоянно исчезающей в зарослях горной тропе. Туда, где высоко в горах, в долине реки Аксу, и находится сердце заповедника. За плечами у каждого сорокакилограммовый рюкзак, а идти порой приходится по осыпям, крутым откосам. На самых сложных участках забиваем в скальные породы крючья, страхуемся верёвками. 

    Вскоре добираемся и до заснеженных горных склонов, движение наше замедляется - тут надо быть особенно осторожным, можно провалиться в запорошенные снегом трещины. Не хватает воздуха - высота уже 4 тысячи метров. Поразительно, но, оказывается, и на таких высотах прямо по снегу ползают семиточечные божьи коровки. Чем только они здесь питаются? Во всяком случае, ни одной тли - их основной пищи - мы не видели.

    Наконец преодолеваем аксайский перевал и спускаемся в долину реки Аксу, к Голубому озеру, мы - первые, кто проник в эти места с начала года. Узкий каньон расширяется, образуя небольшую котловину, испещренную бурными ручьями, над которыми щетинятся невысокие густые ивовые заросли. Бредя по колено в студёной воде, продираемся сквозь густые заросли. На берегу озера разбиваем базовый лагерь. Тянет искупаться в прозрачной воде, но температура её плюс восемь градусов. Тучами набрасываются на нас слепни.

    После ужина захожу в палатку к Глебу Исаенкову.

    - С чего начнём? - спрашиваю, хотя программа исследований и экспериментов разработана ещё в Ленинграде. Однако на месте необходимо всё уточнить и конкретизировать. Решаем, что из базового лагеря небольшими группами по два-три человека будем обследовать близлежащие места, гроты, пещеры. Однако главный вопрос - наблюдение за местностью с наступлением темноты, когда пробуждаются ночные животные и, возможно, появится знаменитый киик-адам. Для этого вечерами на близлежащих горных вершинах будут дежурить с биноклями наблюдатели.

    - В первое дежурство пойдём и мы с тобой, - говорю Глебу. - Проведём первый эксперимент - наблюдения в условиях экранизации электромагнитного излучения нашего мозга...

    Я напоминаю. Этот эксперимент и раньше планировалось провести одним из первых. Суть его такова.

    Известный советский учёный Бернард Кажинский (в фантастическом романе А. Беляева «Властелин мира» он выведен под фамилией Качинский) установил, что электромагнитные волны длиной два миллиметра, излучаемые головным мозгом, несут информацию, которая может улавливаться другими людьми и животными. Возможно, именно эти волны и являются основой явления телепатии, способность к которой у животных вроде бы выражена в значительной степени. Значит, и у «снежного человека». 

    Хотя надежд на успех этого эксперимента, честно говоря, мало - в основе его слишком много непроверенных гипотез. И всё же готовим мелкоячеистые медные и стальные сетки, покрывала из японской металлизированной плёнки. Темнеет, и две группы отправляются в горы. В нашей - Глеб Исаенков, Павел Казаченок и я. Выбираем укромные места на склоне у ближайшей вершины и прячемся за валунами, обросшими кустарником, Набрасываем на головы сетки и замираем, прислушиваясь к ночным звукам и шорохам. Я время от времени подымаю к глазам бинокль - местность вокруг изучена ещё днём. Мерещится всякое, состояние ожидания встречи с неизвестным существом не сравнимо ни с чем.

    Нередко искателей «снежного человека» представляют как людей, мягко говоря, странных, безнадежных фантазёров и романтиков, которые, как поётся в известной песне, «едут за туманом». Однако проблема эта вовсе не сводится к альтернативе - удастся поймать или нет. Она намного серьёзнее. Изучение закономерностей появления человека на Земле и его развития - важнейшая задача биологии, истории, социологии. 

    Снежный человек», или йети, или троглодит- он ведь необходимое эволюционное звено в цепи биологических видов, приведших к формированию Человека мыслящего, к возникновению социальной формы движения материи. Без понимания того, что представляет собой «снежный человек», мы не сможем понять историю собственного развития, эволюцию Homo sapiens...

    Ночные наши бдения оказались безрезультатными. Возвращаемся в лагерь. Правда, спать мне совершенно не хочется. И тут выясняется, что такое же бодрое состояние и у моих товарищей, а Казаченок вдруг заявляет:

    - Странная штука, но когда я там надел на голову сетку, то буквально через несколько минут почувствовал себя намного лучше.

    - Это как? - не понял я.

    - Трудно сразу разобраться, но голова как бы стала чистой, в мыслях подвилась лёгкость, да и общее состояние... - Павел смущённо пожал плечами.

    А ведь и у меня в начале дежурства промелькнула подобная мысль, вспомнил я. О прекрасном самочувствии, лёгкости. Правда, не в такой, может, степени, но подобное ощущение испытал и я. Как позже выяснилось, нечто похожее произошло и с некоторыми другими нашими товарищами. Этот факт заслужил внимания и осмысления, и я его записал подробно в дневник экспедиции.



    Результаты работ на Памире и Памиро-Алае

    Памир в древности называли «Крышей мира». Эта горная страна условно делится на Центральный и Западный или Памиро-Алай. Последний включает хребты Зерафшанский, Гиссарский, Каратегинский, Вахшский, Петра Первого и Дарвазский с их отрогами. Севернее хребта Петра Первого расположена просторная Алайская долина, прикрытая от северных вет­ров мощным Алайским хребтом, и своими роскошными альпийскими лугами представляющая собой обширное пастбище для скота. 

    В средней части Центрального Памира расположены огромное фирновое плато, окруженное высочайшими вершинами бывшего СССР: пики Коммунизма (7495 м), Победы, Корженевской и другие, имеющие высоты более 7 тысяч метров над уровнем моря. В западном направлении от него отходят хребты Ванчский и Язгулемский, на юге в широтном направлении вытянулись Северо-Аличурский и Южно-Аличурский хребты. Климат Центрального Памира резко континентальный, очень сухой, морозы зимой достигают минус 40 и более градусов Цельсия. На Западном Памире климат мягче.

    Здесь основное внимание было уделено ущельям рек Каратаг и Сиама, но отдельные группы обследовали и другие ущелья. Ущелье Каратага – небольшой горной реки протяжённостью около 50 км с кристально чистой ледниковой водой, протекающей в живописном ущелье, склоны которого на большей своей части покрыты лесом. По берегам рек и озёр довольно много орехов, в нижней части ущелья есть виноград, оставшийся от хозяев, переселившихся в другие районы, есть дикие яблони, смородина, ежевика, много шиповника, горного лука, дикого гороха и других съедобных растений.

    Как было показано в предыдущей главе, в этом районе местные жители и туристы часто слышали рассказы о волосатых реликтовых гоминоидах. В 50-60-е годы в редакции центральных газет от туда поступило довольно много писем от очевидцев, которые своими глазами видели это существо. Стало ясно, что этот район исключительно привлекателен для проведения поисковых работ и организации туда регулярных экспедиций. И эту работу выполнило «Российское Общество криптозоологов» и экспедиция киевлян, руководимая И.Ф.Тацлом.

    «Среднеазиатская экспедиция Общества» начала работать с конца 70-х годов. Вначале работа её проводилась под патронатом газеты «Комсомольская правда», которая оказывала некоторую помощь её участникам. С самого начала руководителями экспедиции предпринимались попытки организовать мониторинг – непрерывное наблюдение, хотя бы в течение летне-осеннего периода. Частично это удалось выполнить в районе, бассейна р. Каратаг, показанном на схеме. Здесь, кроме московских криптозоологов, работали группы из других городов, крупнейшей из которых была экспедиция киевлян под руководством И.Ф.Тацла.

    Игорь Францевич, слесарь киевского завода «Арсенал», был опытным альпинистом. В середине 70-х годов прошлого века он работал инструктором в альпинистском лагере «Варзоб», расположенном в Варзобском ущелье, в 50 километрах к северу от Душанбе. Там он познакомился с московской художницей альпинисткой Гелеоной Сифоровой.

    Во время учебного похода по распложенному неподалёку ущелью реки Сиама, Геля услышала ночью пронзительный свист, который издало какое-то существо, подошедшее к палатке. Она разбудила Тацла. Они вышли из палаток, но никого не увидели. Тацл, многие годы проработавший на Памире, сказал, что, по словам чабанов, и охотников так свистит одами-сохраи. По-таджикски это означает «горный человек» – это дикое волосатое человекоподобное существо, которое выглядит очень страшным, но без причины на человека не нападает. Они договорились никому из группы об этом не рассказывать, чтобы не пугать молодых людей. Утром они уничтожили обнаруженные следы больших босых ног. В последующие дни и ночи никто их больше не тревожил.

    После бесед об этих существах Игорь Францевич решил организовать специальную экспедицию по поискам «дикого человека», которая с 1975 года каждое лето в течение 2-3 месяцев работала на западных отрогах Памира. Базовый лагерь экспедиции обычно располагался в ущелье Сиамы, на небольшом острове, рядом с метеостанцией. Отсюда небольшие поисковые группы совершали радиальные маршруты по отрогам и ущельям Гиссарского хребта.

    За 10 лет в этом районе наблюдатели обнаружили десятки следов, многократно слышали крики и свисты гоминоида, находили кучи его исп­ражнений диаметром до 30 см с толщиной «колбаски» около 5 см. По кон­систенции и цвету эти кучи не могли принадлежать, больше всего они напоминали человеческие, но размеры (!). Кроме человека творцами этих «куч» вроде бы могли быть медведи. Но в это время года медведи питаются в основном травами и фруктами и их испражнения больше походят на рыхлые зелёные лошадиные «клубни», так что обнаруженные коричневые «кучи» медведям принадлежать не могли.

    На стоянках и в базовом лагере организовывались круглосуточные дежурства и наблюдатели, по их словам, неоднократно видели тёмный силуэт гоминоида и его светящиеся глаза. Иногда гоминоид бродил по территории лагеря. Дневных наблюдений не было. В 1978 году Игорь Францевич видел гоминоида два раза – в первый раз он находился примерно в 300 метрах от него, во второй раз – метрах в 30-40.

    В киевской экспедиции было установлено правило, согласно которому никто из участников не имел права иметь фотоаппарат или магнитофон, так как, по утверждению руководителя экспедиции гоминоид никогда не покажется человеку с этими предметами. Кроме этого, к гоминоиду следует относиться с добрыми чувствами – он всё это чувствует, так как обладает телепатическими способностями. 

    Если эти аргументы выглядят детскими и ничем фактическим не подтверждаются, то ещё одно требование было вполне обоснованным. Это запрет приближаться к убежищу, в котором скрывается гоминоид, чтобы не потревожить его и не вынудить покинуть данный район. А предполагаемые убежища в ущелье Сиамы находили неоднократно. Отсутствие фотоаппаратов, магнитофонов и фиксации следов в значительной степени обесценило работу прекрасно организованной экспедиции. Все её результаты свелись к устным рассказам руководителя и отдельных участников о том, что они видели, и нескольким статьям в газетах.

    Наиболее известным эпизодом был эксперимент, в котором согласилась принять участие девушка из Ворошиловграда Нина Гринёва. Летом 1980 года вечером её переправили на другой берег Сиамы (возле метеостанции была подвесная переправа через бурную речку). Она должна была выйти на открытое место, где неоднократно видели следы гоминоида. Там она должна была стоять, так как предполагалось, что он к ней подойдёт Об эксперименте другим членам группы ничего не сказали..

    Когда Нину переправили, Тацл и его спутник вернулись и вместе со всеми сидели вокруг костра. Неожиданно Тацл, обладающий телепатическими способностями, чем-то встревожился, поднялся и со своим помощником переправился через реку, где они обнаружили Нину, сидящую около опоры в бессознательном состоянии и мокрую попояс. Как после выяснилось, она хотела перейти реку вброд, но, слава богу, что во время остановилась. Её привезли в лагерь, растёрли, переодели в сухую одежду и напоили горячим чаем. Постепенно она пришла в себя и рассказала о том, что с ней произошло. 

    По её словам, она минут 20 или 30 стояла на указанном месте в полной темноте, потом из-за горы вышла луна, и стало немного светлее. Вдруг она услышала со стороны кустов на берегу реки негромкое постукивание камня о камень. Посмотрев туда, она ничего не увидела, но, когда оглянулась, то увидела стоящую метрах в пятнадцати от неё тёмную фигуру массивного человека.

    Она говорила впоследствии, что ей не было страшно, что его глаза были «добрые» (как она могла разглядеть выражение его глаз в темноте, хотя бы и при лунном свете?). Какое-то время они стояли и смотрели друг на друга, но тут Нина случайно сжала пальцы руки, в которой держала детскую резиновую игрушки, зачем-то взятую с собой. Игрушка пискнула. Услышав незнакомый звук, гоминоид бросился в сторону реки, и скрылся в кустах. Больше Нина ничего не запомнила.

    Утром, перед восходом солнца, один из участников якобы видел следы мокрых отпечатков на камнях в русле реки, которые на его глазах высохли. Когда на осеннем семинаре в Дарвиновском музее И.Ф.Тацл рассказал об этом эксперименте, большинство членов семинара осудили его. Хотя Тацл и не формулировал цель эксперимента, всем присутствующим она была совершенно ясна – Нина отправилась на встречу с гоминоидом для осуществления сексуального контакта. Хотя ей было 19 лет, и она пошла на это добровольно, выглядело это достаточно аморально.

    В 1988 году Игорь Францевич рассказывал автору, что в 1975 году в ущелье Сиамы он видел 6-типалые следы гоминоида, а в 1982 году – 4-хпалые на северном склоне перевала Ангишт. Следы шли не через этот перевал, а в сторону соседнего – Ложного Ангишта. Эти следы были очень больших размеров – «возможно, около 50 см в длину».

    Заметим, что следы подобных размеров и с 4-я пальцами были в том же 1982 году зафиксированы в ущелье Каратага. Скорее всего, «Гиссарский великан» с южных склонов Гиссарского хребта в это время перемещался на его северные склоны. Заметим, что следы подобных размеров и с 4-я пальцами были в 1981 и 1982 годах были зафиксированы несколькими группами в ущелье Каратага и Сиамы. 

    Скорее всего, «Гиссарский великан» с южных склонов Гиссарского хребта в это время перемещался на его северные склоны (подробнее об этом будет рассказано ниже). В начале 90-х годов работа Киевской экспедиции стала разваливаться, начались раздоры между участниками, фальсификации и подтасовки. А в годы «перестройки» связь с её членами прервалась в Таджикистане.  (В. Макаров, «Атлас Снежного человека»).  



    Экспедиция в ущелье Каратага 

    Впервые автор попал в ущелье Каратага в августе 1979 года. Моим спутником был Мэлс Дехканов, много лет проработавший в горах Тянь-Шаня и Памиро-Алая и хорошо знакомый с местной флорой и фауной, с которым мы были знакомы по переписке и впервые встретились в Душанбе, в доме Володи Каткова. 

    По совету последнего мы встретились с инструктором туризма доктором физических наук Анваром Вахобовым. Вахобов рассказал, что он встречал следы «дикого человека»на отрогах Гиссарского хребта и посоветовал нам отправиться в ущелье Каратага, куда можно попасть, доехав на рейсовым автобусе до пос. Шахринау, а затем на попутной машине (если повезёт), до кишлака Хакими. Там надо встретиться с егерем Гафуром Джафаровым, который поможет сориентироваться на месте.

    Нам действительно повезло. Посетив в Шахринау местное охотничье руководство и предъявив ему наши верительные грамоты (записку из Республиканского Управления охраны природы) мы миновали шлагбаум и двинулись по дороге ведущей к виднеющимся вдалеке горам. Километров через пять нас догнал ГАЗ-ик, с шофёром которого мы быстро договорились, и он провёз нас ещё километров 20 до Сорбина. А там до Хакими остались какие-то пара километров.

    В Хакими – кишлачке, состоящем из трёх небольших глинобитных домиков с плоскими крышами и населением общей численностью человек 10, но встретиться с Гафором не удалось – он ушёл в Шахринау, а его жена по русски не понимала ни слова. Передохнув немного, мы перешли по мосту через Каратаг, и пошли вверх по тропе, идущей вдоль реки. На другой день к вечеру дошли до урочища Кош-Хасан, где решили отдохнуть и попариться в серном источнике. Вода оказалась достаточно тёплой и сильно насыщенной сероводородом и чем-то ещё, возможно радоном. В общем, после принятия такой ванны мы оба едва доползли до палатки и сразу же заснули мёртвым сном.

    На другой день мы переправились через Диахон-Дару, и направились вверх по течению ручья Калаур-Тепе, чтобы обойти вокруг горы Тикобат. На перевале нам на тропе попался отпечаток странной формы – такое впечатление, что на след босой ноги наступила лошадь. Завершив обход этой горы, мы вышли к истоку ручья Сорбин, и по тропе вдоль него вернулись в ущелье Каратага. Во время этого обхода мы ничего особенно интересного не встретили. Но после нас другие группы оказались более удачливыми.

    Правда, попалась куча кала, которая не могла быть оставлена медведем, чьи кучи попадались нам неоднократно. Они имели совсем другую форму и содержимое. Как видно на фотографии обнаруженная куча составлен растительными массами. Никаким копытным животным эта куча оставлена быть не могла. Следовательно, эта куча была оставлена несколько дней назад тем, кого мы ищем. Таким образом, мы уже имеем два артефакта, подтверждающие факт его присутствия в данный момент в этом ущелье. 

    Итоги нашего кратковременного пребывания в этом ущелье не оправдали возлагавшихся на него надежд, но ведь это была только предварительная разведка и она показала, что ущелье Каратага и его притоков достаточно богаты пищевыми ресурсами, привлекающими в него медведей, кабанов и других животных. Регулярно поступающие из этих мест сообщения о наблюдениях реликтовых гоминоидов, указывает на то, что в этом районе надо попытаться организовать регулярное наблюдение.

    Крючков из Пермского Университета в середине апреля пришли в ущелье Каратага 24 апреля, переночевав Мэлс Дехканов в Берёзовой роще, расположенной при впадении Пайрона в Каратаг. Утром они разделились.– Крючков направился в находящееся выше по Каратагу соседнее ущелье Джальчина, а Дехканов и Ломанов решили осмотреть окрестности оз. Пайрон и двинулись вверх по тропе. 

    Поднимаясь уже на тело плотины, шедший впереди Дехканов заметил, что тропу пересекла цепочка следов небольшого медведя, а через несколько метров за ней появилась цепочка очень крупных следов, общими очертаниями напоминающих следы человека, но совершенно невообразимых размеров – не меньше 50 см в длину.  На каменистой тропе, покрытой тонким слоем мельчайшей пыли, следы видны были очень плохо, некоторые отпечатки были едва заметны и фрагментарны. 

    С этой фотографии началась длительная история четырёхпалых следов «Гиссарского великана», вызвавшая раскол в лагере московских гоминологов на тех, кто признаёт их истинность, и тех, кто считает их подделкой. К последним относятся те, кто не потрудился изучить фактический материал и формировал своё мнение на основе взгляда на четырёхпалый слепок одного из семи следов, сделанный через полгода после этой фотографии в соседнем ущелье. Но обо всём по порядку.

    О следах подобных размеров ещё никто из членов группы и знакомых Дехканова (узбека по национальности, всю жизнь прожившего проработавшего до этого в горах Средней Азии) не слышал. Следы были оставлены на сухой каменистой почве и просматривались очень плохо. Тем не менее, Мэлс их сфотографировал, а Игорь тщательно обмерил и зарисовал. На его рисунке показаны все важнейшие размеры, позволяющие воспроизвести контуры отпечатка. Кроме размеров, на рисунке сделана очень важная недоумённая запись: «четвёртый палец сливается с пятым».

    Как показали последующие находки, это не были сросшиеся пальцы и не следствие травмы или болезни, а просто факт изначального отсутствия на правой стопе этого великана пятого пальца. Если бы возможно было просветить стопу рентгеном, можно было бы внести в это какую-нибудь ясность, а так это пришлось объяснить полидактилией – патологией, поражающей в среднем 1-го из 10 000 человек. У императора Петра, например, на ногах было по шесть пальцев и это нисколько ему не мешало. Среди встречавшихся на снежниках Гиссарского хребта следов, тоже дважды, разным группам, попадались шестипалые следы, Возможно, это следствие близкородственного скрещивания – ведь популяции реликтовых гоминоидов не такие уж многочисленные.

    Как стало известно осенью, подобные следы на этих отрогах были летом того же года были в разное время были зафиксированы ещё несколькими группами. Благодаря «недоумённой» записи Ломанова мы получили возможность с абсолютной точностью отслеживать перемещения «Гиссарского великана» по его четырёхпалым следам.

    Хотя в этих местах летом работало несколько групп, собрать их в одно место и бросить на поиски «Гиссарского великана» не было никакой возмож­ности, так как связи с группами не было. Получив перед выездом задания, группы направлялись каждая в вы­деленный ей район и расходились по своим плановым маршрутам, связи между ними были только случайными. 

    Руководители экспедиции в каждый конкретный момент даже не знали места расположения их базовых лагерей, так как их выбирали руководители групп в зависимости от полученной на месте информации. О результатах работы групп становилось известно из их отчётов только осенью. Очевидно, это было ошибкой, так как планового взаимодействия групп не происходило, хотя случайные встречи и обмен информацией, конечно, бывали достаточно чаcто. 

    Осенью того же 1981 года я решил подробнее познакомиться с ущельем Каратага, о котором много писал профессор Поршнев. Компанию мне составил приятель Дехканова тоже геофизик Анатолий Филатов. (в то время мы ещё ничего не знали о четырёхпалых следах, обнаруженных весной группой Дехканова).

    В кишлаке Хакими, состоящем из трёх небольших домиков с плоскими крышами, мы познакоми­лись с местным егерем Гафором Джафаровым, который не только знает о «диких людях» – гулях, но да­же в 1976 году выстрелил в одного из них, когда тот подошёл к нему во время сенокоса. Охотник, участник Отечественной войны, опытный разведчик так испугался появления волосатого человека, что промахнулся и упал в об­морок. Когда он очнулся, то никого рядом уже не было.

    Гафур рассказал также, что лет десять назад в Хакими пропала девушка. Она пошла к речке за водой и не вернулась. Её бросились искать, но не нашли. На третий день она вернулась и рассказала, что когда она наклонилась, чтобы набрать в кувшин воды, её кто-то схватил и потащил куда-то в гору. От страха она потеряла сознание, и кто и куда её нёс, не помнит. 

    Потом она очнулась и долго не могла понять, где она находится. Затем стала пробираться в сторону ущелья, которое виднелось невдалеке. Но уже стало темнеть. Она нашла какое-то укрытие от холодного ночного ветра и дрожа от холода просидела там всю ночь. На другой день она вышла на склон, увидела знакомое ущелье и домики родного кишлака.

    Когда в начале 60-х годов ущелье Каратага посетил Б.Ф.Поршнев, ему рассказывали, что в этом ущелье живёт семья «диких людей» и что это и соседнее ущелье реки Шеркент раньше являлись владением эмира Бухарского, и здесь было нечто вроде заповедника, куда доступ простым смертным был строго запрещён. Слово «Хакими»означает «лекари», и жившие в этом кишлаке люди занимались сбором лекарственных растений и приготовлением лекарств. Самым ценным из них было «мумиё-ассиль», которое якобы приготовлялось из тканей трупа «дикого человека». По этой причине эти существа там находились под охраной.

    Мы расположились на берегу озера Тимур-Дара, где по словам чабанов довольно часто видят гулей, бродящих по склонам. Даже как-то видели двух сразу. Ежедневно мы на весь день уходили осматривать склоны, а по вечерам сидели у палатки, прислушиваясь к доносящимся звукам. С вечера разметали песок на отмели, чтобы увидеть следы ночных посетителей.

    Через несколько дней, возвращаясь под вечер с осмотра соседнего ущелья, я вышел из-за поворота, за которым открывался вид на нашу па­латку и склон над ней. При этом моя фигура должна была быть видна на фоне неба. В этот момент со склона над палаткой раздался пронзительный свист и сразу же в ответ на него свист с соседнего склона. Увидеть, кто это свистел, в сумерках я не смог. 

    Сидя вечером у костра, на котором только что сварил пшенную кашу со сгущенкой и скипятил чай, и осматриваю окружающие склоны. Все тихо и спокойно, слегка доно­сится журчанье воды в речке. Ни малейшего ветерка. В зеркальной глади озера отражаются горы. И вдруг на одной из вершин краем глаза замечаю какое-то движение. Хватаю 12-кратный бинокль и вижу две гибкие фигуры каких-то животных. Они поднимаются на задние лапы, изгибаются, обхватывают друг друга передними лапами, борются. Целиком их не видно, так как задние лапы скрыты травой. 

    Их движения были так ловки и гибки, что я решил, что это два молодых барса или леопарда. Хотя мне было известно, что и тот и другой якобы никогда не нападают на человека, стало как-то неуютно. Чуть позже, глядя в бинокль, я разглядел спускающуюся по скло­ну этой горы медведицу. Она спускалась не торопясь, загребая своими огромными косолапыми передними лапами. 

    Иногда останавливалась и что-то выковыривала из земли. Очевидно, она позвала медвежат, так как они внезапно прекратили игру на вершине и в припрыжку поспешили к ней. В мощный бинокль медведица выглядела очень большой и, казалось, что она совсем близко. Почему-то я решил, что медведица с двумя медвежатами лучше, чем два молодых барса или леопарда.

    На следующий год мы выехали в ущелье Каратага с А.Филатовым (тоже геофизиком из Кадамжая). Как-то утром он позвал меня и показал следы босых ног – ноч­ной посетитель прошёл по песчаной отмели, перепрыгнул через одну из проток впадающей в озеро речки и ушел на скалы. Сфотографировали эти следы и сделали гипсовые слепки. Следы были размерами 26 х 12 см. 

    Чуть выше по течению, возле скалистого берега мы обнаружили следы более крупных размеров – 32 х 15 см. След был глубокий, дна не видно. Сфотографировали и на авось сделали слепок – получилось. Следы подоб­ных размеров попадались в 1980-83, 1987 годах.  Тем же летом в ущелье Каратага работала группа Н.Ватутина.. В урочище Кош-Хасана они обнаружили едва заметные на тропе следы, направлявшиеся к мосту через Каратаг. Около моста, где гоминоид наступил на влажную почву, удалось сделать слепок, показанный ниже. 

    Таким образом, сообщение чабанов о двух гоминоидах, увиденных ими возле озеера Тимур-Дара, получило подтверждение в виде следов. Кроме указанных следов нам попадались следы длиной 40-42 см, но слепки с них по разным причинам сделать было нельзя, так как они были оставлены либо на тропе, покрытой тонким слоем пыли, либо на траве.

    Однажды ночью мы с Филатовым дежурили на берегу Тимур-Дары, прислушиваясь к ночным звукам. Вдруг оба услышали со стороны склона шаги двуногого существа – под его тяжёлыми ногами громко хрустели камешки щебёнки. У нас был бесподсветный прибор ночного виденья. Посмотрев в сторону загадочных шагов, я с разочарованием увидел стоящего на краю обрыва большого кабана. Вот вам и «чёткие шаги двуногого существа».

    Через несколько дней, возвращаясь под вечер с осмотра соседнего ущелья, я вышел из-за поворота, за которым открывался вид на нашу па­латку. При этом с противоположного склона моя фигура должна была быть хорошо видна на фоне неба. В этот момент с той стороны, где на склоне находился выход из небольшого цирка, раздался пронзительный свист и в ответ на него свист с соседнего склона. В быстро сгущавшихся сумерках увидеть, кто свистел, я не смог. Со стороны палатки выход цирка загоразива скальный выступ и Филатов ничего не слышал.

    У Филатова кончился отпуск, и он ушел вниз, а я на несколько дней остался на берегу озера, с надеждой что-нибудь увидеть. И увидел! Сидя вечером у костра, на котором только что сварил пшённую кашу со сгущенкой, приготовил чай, и осматриваю окружающие склоны. Все тихо и спокойно, слегка доносится журчанье воды в речке. Ни малейшего ветерка. В зеркальной глади озера отражаются горы. И вдруг на одной из вершин краем глаза замечаю какое-то движение. 

    Хватаю 12-кратный бинокль и вижу две гибкие фигуры каких-то животных. Они поднимаются на задние лапы, изгибаются, обхватывают друг друга передними лапами, борются. Целиком их не видно, так как задние лапы скрыты травой. Их движения были столь ловки и гибки, что я принял их за двух молодых барсов или леопардов. Хотя мне было известно, что и тот и другой якобы никогда не нападают на человека, стало как-то неуютно.

    Чуть позже, глядя в бинокль, я разглядел спускающуюся по склону этой горы медведицу. Она спускалась не торопясь, загребая своими огромными косолапыми передними лапами. Иногда останавливалась и что-то выковыривала из земли. Очевидно, она позвала медвежат, так как они неожиданно прекратили игру на вершине и в припрыжку поспешили к ней. В мощный бинокль медведица выглядела огромной, и мне показалось, что она совсем близко.

    Почему-то я решил, что медведица с двумя медвежатами лучше, чем два молодых барса или леопарда. Медведи к этому времени уже воспринимались почти, как домашние животные. Правда, это теоретически, когда видишь следы и не видишь самого зверя. А тут вот она, красавица. Я, забыв, что разглядывал её в бинокль, который приблизил её в двенадцать раз, бросился срочно заготавливать дрова для костра. На самом деле до склона медведицы было около километра. Но с хорошим костром всё-таки стало как-то спокойнее, и я вскоре заснул. Как показал утренний осмотр окрестностей, медведица к моей палатке не приближалась.

    Постоянными соседями наших стоянок были разных размеров гюрзы, волосатые фаланги, здоровенный старый филин и собаки чабанов. Эти верные стража стоянок своих хозяев и их овец, к которым они не подпускают никого постороннего, вдали от них превращались в хитрых попрошаек, которые чуть не ползком, на брюхе, изо всех сил виляя хвостами, выпрашивают подачку. Хозяева их вообще держат на подножном корме, и они рады любой корке хлеба.

    На озере Пайрон напротив нашего лагеря располагалась небольшая колония сурков. Утром эти упитанные пушистые зверьки размерами с кошку выбираются из своих нор и первым делом подолгу занимаются туалетом, тщательно вылизывая и расчесывая свою пушистую шкурку. Потом все по своим дорожкам разбегаются на кормёжку и несколько часов кормятся. При этом где-нибудь на камне столбиком сидит дежурный, громким свистом предупреждающий о появлении орла или другой опасности. По этому сигналу все зверьки стремглав бросаются к своим норкам и мгновенно скрываются в них.

    Через некоторое время опасность минует и все возобновляют прерванное занятие. Взрослые обычно мирно дремлют на солнышке, а малыши играют. Они гоняются друг за другом, поднявшись на задних лапках обхватываю противника и борются, затевают детские драки. А иной раз один малыш забирается не небольшой бугорок или камень, а несколько других нападают на него, пытаясь столкнуть и занять его место. Интересно, что в такую игру играют очень многие животные: выдры, бобры, даже морские котики и тюлени. 

    В сентябре 1981 года автор и Дехканов заночевали на небольшой террасе, чуть выше впадения Пайрона в Каратаг. Рядом располагалась отара овец, бдительно охраняемая собаками, с двумя чабанами. Ночью собаки на кого-то громко лаяли, и слышался топот скачущего по поляне над нашей палаткой осла, где кто-то за ним гонялся. Чабаны утверждали, что это медведь…

    Поднимаясь на очередной перегиб склона, скрывавший часть тропы впереди, они услышали впереди странные звуки, напоминавшие громкий хохот. Предположение, что это кричат улары (горные индюки), отвергли, так как уларам на снежном склоне делать нечего. Пройдя метров двести вперёд и выйдя на открытый участок тропа, туристы увидели, что к цепочке огромных следов с востока подошла цепочка следов меньших размеров. На месте встречи снег был натоптан, а потом обе цепочки удалились в западном направлении.

    Стало ясно, что громкие крики, очевидно, означали радостные вопли двух встретившихся существ. Хотя встреча произошла совсем недавно, увидеть никого не удалось. На детальные поиски у группы времени не было, так как уже надвигались сумерки, а ночёвка на снегу не планировалась и группа к ней не была готова. Надо было спешить, чтобы засветло спуститься туда, где есть топливо. 

    В то время никто из участников этих групп не знал, что четырёхпалые следы подобных размеров были обнаружены в конце апреля того же года в ущелье Каратага группой Мэлса Дехканова. Судя по размерам, эти следы могли принадлежать Гиссарскому великану, но, к сожалению, Перевалов не запомнил, сколько на отпечтках было пальцев.

    В 1982-1983 годы группа С.Маслова продолжила наблюдения в том же районе. Когда группа находилась в ущелье Джальчина, следующего после Пайрона (считая снизу) правого притока Диахон-Дары, они расположились на берегу речки, в самом начале верховой долины. Рядом с одной из па­латок располагался огромный валун. Ночью одна из девушек выглянула из этой палатки и увидела сидящий на валуне чёрный силуэт «волосатого человека». От страха она потеряла голос, спряталась в палатку и залезла в спальный мешок. Только утром она пришла в себя и рассказала о ночном происшествии. Кругом была густая трава, и никаких следов на ней обнаружить не удалось. (В. Макаров, «Атлас Снежного человека»).



    Наблюдения группы Ю. Крашников

    В июле того же года по тропе вдоль Каратага поднималась группа Ю. Крашникова. Пройдя устье Джальчина группа попала под дождь и ук-рылась под скалой. Чтобы не терять времени решили приготовить обед, для чего натянули тент, и дежурный отправился к реке за водой. Спустившись к воде он поднял голову и с удивлением увидел на противоположном берегу (восточный склон г.Тикобат) семейство медведей, а в стороне от них похожее на обезьяну волосатое существо, которое не торопясь перемещалось по склону и что-то выковыривало из земли. 

    Оправившись от удивления, он сообразил, что это как раз то существо, которое они ищут. Он бросился к группе, схватил фотоаппарат и помчался снова к реке. Но…на том берегу Кроме медведицы никого не было. Ребята, забыв про обед и дождь, мигом собрали вещи и быстрым шагом двинулись по тропе, так как впереди был мост через реку. Побросав у моста свои рюкзаки, группа двинулась к тому месту, где дежурный видел это существо, обследовали склон, но на мокрой траве никаких следов обнаружить не удалось. (В. Макаров, «Атлас Снежного человека»).
















    Категория: КРИПТОЗООЛОГИЯ | Добавил: admin (14.01.2017)
    Просмотров: 9 | Рейтинг: 5.0/1