Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [258]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [236]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » ПРИВИДЕНИЯ

    Духи, демоны и привидения в Архангельской области. 2


    Загадочная икотка

    В 70-е годы прошлого века известный советский писатель Федор Абрамов в книге «Из колена Авакумова» писал: «Есть на Севере, а точнее сказать, на Пинеге и на Мезени, такая женская болезнь – икота, которая, правда, сейчас немного поутихла, а еще совсем недавно редкую работную бабу не трепала. Найдет, накатит на бедную – и мутит, и ломает, и душит, и крик и рев на все голоса: по-собачьи, по-кошачьи, и даже самая непотребная матерщина иной раз срывается с губ…».

    И действительно, вплоть до середины 1950-х годов в небольшом населенном пункте Пинега Архангельской области среди женщин широкое распространение имело странное психическое заболевание, называемое икоткой. Количество людей, страдавших загадочным недугом, было столь велико, что некоторые из ученых даже предположили, будто это заболевание является наследственным. Самих заболевших называли «пинежскими икотницами».

    Первое упоминание об икотке относится к 1785 году, когда епископ Архангельский и Холмогорский Вениамин в своем послании Синоду описывал заболевание как особую форму порчи и одержимости злым духом. Также в своем письме епископ Вениамин связывал икотку с верованиями древнего народа чудь, жившего по берегам реки Пинеги и поклонявшегося языческим богам. Идолопоклоннические суеверия оказались настолько живучими, что их отголоски можно было встретить даже в XIX веке в обрядах местных колдунов и знахарей. 

    Так, в 1815 году в Пинеге состоялся суд, который разбирал дело о «напускной икотке» и приговорил некоего Михайло Чукрая к 45 ударам плетью за «порчу» своей двоюродной сестры Афимьи. В 1862 году в Пинеге и Мезени произошел бунт, во время которого разъяренная толпа сожгла несколько домов, где, как считалось, жили колдуны, напускавшие икотку на местных женщин. Для усмирения народных волнений туда даже были стянуты войска, а местное духовенство с каждым бунтовщиком провело «душеспасительные беседы».

    Таинственный недуг северных народов

    Однако не только на Пинеге были известны случаи таинственной икотки. Так, об этом загадочном заболевании упоминал в конце XIV века креститель народа коми Стефан Пермский, до конца своих дней яростно боровшийся с языческими верованиями местного населения, обитавшего в непроходимых лесах. Об икот- ке знали карелы и мордва, мокшане и вятичи, зыряне и пермяки, называвшие болезнь шева – по имени таинственного духа, вселяющегося в человека.

    По мере освоения бескрайних пространств за Каменным поясом русские поселенцы с удивлением узнавали, что с икоткой были знакомы почти все коренные народы Урала и Сибири и что практикой ее «наведения» в совершенстве владели местные шаманы. Известно, что староверами, скрывавшимися в глухих местах Сибири, даже строились особые монастыри, в которых лечили больных икоткой. 

    Вот только исцеляющие приемы были довольно своеобразными и весьма жестокими. Женщин, одержимых икоткой, неделями морили голодом, били батогами, пугали цепными медведями или псами и, выгоняя на лютый мороз, обливали ледяной водой. Те из них, кто выживал, возвращались в родные селения и больше никогда не были подвержены болезни.

    Исторические хроники свидетельствуют о том, что необъяснимые вспышки икотки возникали в XIX и XX веках в разных уголках России. Так, в 1834-1835 годах заболевание массово проявлялось среди жителей деревни Сура Архангельской губернии, в 1877-м икотка была отмечена в селе Преображенском Тобольской губернии, в 1912 году – в селе Чистюнька Алтайского уезда. Последние упоминания о таинственном недуге связаны с селом Карагай, что в Пермском крае, и относятся к 2009-2010 годам…

    В 70-х годах округа больше всего страдала от икотной заразы. В одной из деревень Сурского сельского совета, Шуйге, женщины кричали едва ли не в каждом дворе. На тех, кого считали виновными в «подсадке», по словам свидетелей событий, «подавали в суд, их выселяли и преследовали, пытались убить». 

    В сурскую чертовщину пришлось вмешаться даже Архангельскому обкому партии: в медицинский институт было направлено письмо с просьбой разобраться в ситуации и оказать помощь. «Из Шуйги икотниц привозили в сурскую больницу на грузовике человек по пятнадцать. Как они верещали! Наш доктор их гипнозом лечил. Выйдет после сеанса - голова болит. Так его санитарочки чаем с травами отпаивали», - вспоминает Анисья Дорофеева.

    Доцент института психиатрии и психологии СГМУ Валерия Медведева многие годы лечила и изучала икотниц, а позже в Институте имени Сербского даже кандидатскую диссертацию на эту тему защитила (работа велась под грифом «секретно»). По словам Валерии Вячеславовны, пинежская икота - это нервно-психическое расстройство, проявляющееся своеобразной «закрепленной» реакцией на какой-то мелкий стресс, неприятность. У икотницы происходит как бы сужение сознания, она утрачивает контроль за тем, что кричит. При этом все слышит, все осознает, но перестать не может. Многие икотницы даже в Архангельск приезжали за психиатрической помощью.

    Доктор Медведева считает, что в Суре была нервно-психическая эпидемия, когда малообразованные местные женщины, глубоко верившие в существование темной силы, подавали своего рода «пример крика» другим. Поэтому иногда, чтобы избавиться от икоты, сурянке достаточно было уехать подальше от деревни, в которой «кричали».

    Главное - не дать ей напиться!

    Между тем, сурские бабули над гипнозами и психиатрами хихикают в кулачок. Они-то «лучше знают», как выгнать икоту! К примеру, Ольга, по рассказам, после замужества начала худеть на глазах, таять, есть не хотела и... «кричала». Ее закрыли в лесной избушке, полностью лишив еды и воды. Пить давали лишь настой местной травки, вызывающий сильную рвоту, причем рвотные массы регулярно «инспектировались». В мучениях провела Ольга дня два. Пока наконец из нее не вышло нечто, по свидетельству очевидцев, похожее на чайный гриб. После этого женщина сутки проспала и вновь прежнюю силу почувствовала...

    А «гриб» обязательно подлежит сожжению со словами: «Как береза гнется, скрипит да верещит, так и ты скрипи да верещи». После этих слов, проговоренных в печную трубу, напустившая порчу обязательно придет в дом: «Дуня-архирейка (это прозвище) как-то наложила порчу на Настю, и ей дали отворот. Так она ить пришла, да в ворота колотила, да потом в окно. Легла в огороде и катается, и «кричит» - плохо ей. А не уследишь, пустишь в дом – «подновит» икоту-те, воротит...».

    Сурская икота многолика: быват с дикостью - одна «подсаженная» три года под крыльцом просидела»; случается, пострадавшая от «подсада» слабеет на глазах и умирает; другие с икотой уживаются, страдая от шуток односельчан. Так, икотницу Анфису Лаврентьевну Щербакову из д. Лохново соседи нередко доводили до «крика» напоминаниями о лягушках и червях. Кричать не своим голосом она начинала также при виде сырых помидоров. 

    Причем безобидная и добрейшая Анфиса Лаврентьевна выпестовала многих лохновских малышей. Своих растить не довелось - сразу после свадьбы завидовавшая ей по-черному соседка пообещала: «Детей у тебя не будет, болеть станешь, а муж помрет». После того, как последнее пророчество сбылось, Анфиса Щербакова начала «кричать»...

    Многие сурские икотницы пострадали от народного гнева: одну из них со всей семьей переселили в Шуйгу. По свидетельству местных: «Скольких баб «посадила», а когда к ней в дом пришли с проверкой, нашли под крыльцом... серп и нож. Это для того, чтобы отворот не подействовал, и пущенная на соседей икота обратно не вернулась».

    Непонятная сила у сурской земли: насколько глубоко отклоняется маятник в сторону всякой нечести, настолько же и в обратную. Две недели назад ту же Шуйгу трясло от совсем другого чуда - икона Спасителя обновилась. Свидетелями события стали четверо, причем один из присутствовавших - участковый инспектор милиции. Раньше на метровой иконе (скорее всего, это часть бывшего иконостаса из сурского монастыря) в деревне Оксовица возили навоз. Но местная прихожанка Надежда Новикова икону отмыла и водрузила на стол в своем шуйгинском доме, хотя изображения на ней почти не было видно..

    В июне при непонятных обстоятельствах женщина пропала, причем до сих пор Надежду не нашли. Участковый Михаил Лохновский собирал показания, долго беседовал с родственниками. Как позже рассказывали потрясенные свидетели обновления, ровно в двенадцать ночи на икону сошел какой-то луч, после чего на ней началось быстрое движение. Вызванным в качестве «неотложки» сурским послушницам было рассказано также о неком мифическом дедушке, который, якобы, сидел на иконе, свесив ножки (возможно, дедушку видели уже «под наркозом»). Между тем, лик Спасителя был четко очерчен на вызволенном из-под навоза чуде...

    «Таку килу поставили - аж бурлаки закатились».

    «А дочка-то у меня как «кричала! Три года исполнилось малышке, а уже «посажена» была, - рассказывает местный житель Георгий. - На улице местная женщина ей вслед бросила: «Ух, какая красивая!» Домой девочка пришла, и через некоторое время ей плохо стало. Вопила истошно круглые сутки, аж венки набухнут как у старика. Лечили ее и в местной больнице, и в районной, уколы делали. Ничего не помогало, ночами мы не спали - все укачивали ее да успокаивали. А девочка уж худеть да бледнеть начала, ничего не ела. Наш доктор говорит: «У тебя только один выход - к бабкам».

    Пришла к нам Марфа Семеновна, принесла масло из дождевых червей, нож малышке под подушку сунула, да «заговор» сделала... После этого дочка заснула крепко, а наутро все у нее прошло».

    «Мне-то икоту «засадили», когда мы с девками ячмень клали кучами. Репу едим, а одна из девок-от говорит: «У тебя сладка ли? Откусить дай!» Я дала, а потом, нет, чтобы серпом схлестнуть откушенно место, так за ней ить доела. Домой пришла, села, и встать не могу, ног словно нет. Травами икотными меня поили, без воды держали. Так я воду с окон слизывала. Икота ведь пить просит, чтоб ей отпиться! А потом мама чай забыла на столе, я и выпила. Поэтому икота не вышла, так и сидит во мне до сих пор, и «кричит» временами. Мужик встречный как-то сказал: Ножки у твоей икоты были толсты, а стали тоненьки да пооборваны...».

    В ночь на Ивана Купалу с шестого на седьмое июля каждый год у сурских женщин экспедиция за травами. Древнее знание, которым владеют сурянки, гласит: после захода солнца на Иванов-день травы получают особую силу. Благоговение - перед корнем папоротника, похожим на клубочек червей. Его здесь называют «килий корень» и хранят почти в каждой семье от... килы. Если «посадят» килу-нарыв на руку - вся она разбухнет. На шею - дышать человек не может... «Быват, килу пускают по суставам - так ломает! Быват, «садят» килу с «девятирихой» - это когда вокруг большого нарыва еще девять маленьких».

    «Четыре раза хирурги мою ногу резали - до самой кости, - вспоминает молодая сурянка Ирина, - ничего не помогало, нога нарывала еще больше и разбухала, стала фиолетовой. Пока бабушки не наложили заговоренный корень папоротника, растертый со сметаной. К утру гной начал выходить, сразу стало легче. А икотница после вокруг дома ходила весь день - она после «отворота» коли не увидит «свое творение», так плохо ей...».

    «Мне такой нарыв на лицо «поставили» - аж бурлаки закатились, - делится печальным опытом сурская бабушка, - Да по суставам пустили, да по руке - по полу каталась. Потом пришла старуха со Слуды. Говорит, килья засажена. «Начитала» она килий корень, и к утру весь гной вышел в тряпки. А было еще, засадили килу моему барану Борьке: девка одна сглазила. Так у него повело все сзади-то, красно стало, горячо, и болит, и болит. Пока папоротником я Борьку не пролечила...»

    «Подложить» научный фундамент под сурские «зарисовки» я попросила члена архангельской областной комиссии по выдаче диплома народного целителя профессора СГМУ Владимира Попова:

    - В каждой местности есть свой подобный феномен. У ненцев - шаманы, которые вводили себя в транс, употребляя настой мухоморов, а потом доводили до исступления соплеменников, пивших шаманскую мочу. Есть свои «народные герои» и у бурятов, и у скандинавов, и в республике Коми.

    Казалось бы, «колдовство» пинежских икотниц можно объяснить с научной точки зрения: так, появлению нарывов способствует иммунодефицитное состояние, а его реально спровоцировать сильным психогенным воздействием. Что сказать про «чайный гриб», выходящий из икотницы после длительной рвоты? Если вначале со рвотными массами организм покидает содержимое желудка, то потом возможно сокращение желчного пузыря и выход более густой коричневатой желчи.

    Вместе с тем, все это очень тонкие, часто необъяснимые вещи: икотниц (как и шаманов, других народных целителей) можно долго изучать, но, вообще-то, изучить невозможно! К примеру, почему подобные феномены существует только в определенной местности, не распространяясь за ее пределы? Знаете, в Северодвинске как-то пытались внедрить методику филиппинских народных целителей - хилеров (они проводят операционное вмешательства без скальпеля, руками). Так вот, не прижилась методика...». («Календула»; «Паранормальные Новости»),



    Поседел от встречи с Бабой Ягой

    Я родился и вырос в Архангельске. Хочу вам рассказать о том, что произошло со мной. Это случилось осенью, ночью с 16 на 17 сентября 1981 года. В ту пору мне шел двадцать пятый год. Я с двумя друзьями отправился на катере на Беломорье - в лес за ягодами. Поехали рано утром, еще было темновато. На место прибыли засветло. Лес, куда мы приехали, был густой. Сам я здесь раньше не бывал. Наскоро перекусив, мы сориентировались по компасу на всякий случай и пошли собирать ягоды, углубляясь в лес.

    Собирали, пока не стало темнеть. Затем пошли к месту, где оставили катер, но заплутали. Блуждали, пока совсем не стало темно. Вдруг прямо в лесу, на болоте, мы увидели старую пустую избу. Конечно, мы обрадовались и решили до рассвета переночевать в ней. В три часа ночи я проснулся - на двор надо было выйти. Друзья спали. Я вышел из избы. В лесу было необычно тихо, ночь была ясная, мерцали звезды.

    Только я, справив нужду, собрался вернуться в избу, как вдруг издалека стал доноситься какой-то нарастающий гул, небо быстро потемнело до черноты. Ударил гром, сверкнула молния. Я стал ждать, что будет дальше, удивляясь резкой перемене погоды. Пошел град, и вдруг на черном небе над лесом я увидел светящуюся точку: она быстро двигалась в мою сторону. Я замер и ждал, гадая, что же это такое - уж не НЛО ли?

    Объект опустился достаточно низко, чтобы я мог разобрать, что это женщина с распущенными волосами, сидящая верхом на цилиндре, от которого сзади исходило свечение голубого цвета. Я стоял как завороженный и не мог сдвинуться с места, хотя и пытался это сделать. Женщина погрозила мне пальцем, так мне показалось, а может, вовсе и не грозила, точно сказать не могу. Но в этот момент по всему моему телу, словно ток прошел. Затем женщина с большим ускорением стала удаляться и опять превратилась в светящуюся точку, а после исчезла совсем.

    Я поудивлялся еще какое-то время, поглазел в небо, опять засиявшее звездами, и пошел спать в избу.

    Утром, когда все встали, мои попутчики были поражены: «Что с твоими волосами?! Ты весь седой!» Я, не веря им, поглядел в маленькое зеркальце, а потом рассказал о ночном происшествии. С друзьями моими ничего не произошло, никаких изменений во внешности не наблюдалось. А я, по неизвестной причине, с 25 лет хожу седой, как 90-летний дед. Хожу и гадаю: то ли это инопланетянка, то ли ведьма? Может, мы ее избушку-то и заняли? Но, если судить по рассказам, ведьма очень добрая, во всех историях они обычно сотворяют пакости похуже. И, конечно же, врачи мое внезапное поседение объяснить никак не смогли. Аномалия организма, и все тут. (Михаил Абрамов).



    Колючий сосед

    В 1992 году мне довелось перенести тяжелую операцию в Архангельске. На выписку сама напросилась прежде времени - ходила плохо, без посторонней помощи ни садиться, ни вставать не могла. Вывели меня из больницы сыновья - студенты медакадемии и педуниверситета. Старший жил в семейном общежитии с женой, младший - в однокомнатной квартире, которую сдавал ему тоже студент. Сыновья меня накормили, уложили на диван и включили телевизор. Старший ушел на работу (дежурил на «Скорой помощи»), младший отправился попозже на работу к брату. 

    Я осталась одна в комнате. Лежу на диване и смотрю телевизор. Слышу - в прихожей кто-то ходит то в кухню, то из кухни, даже половицы скрипят. Сама, без помощи, встать я не могла и потому два раза спросила: «Ты уже пришел?» Ответа не последовало. Вдруг под моим диваном что-то колючее, похожее на большого ежа - только колючки пожестче, - несколько раз повернулось, и как будто со злостью. Звуки были такие, будто колючки диван снизу дерут. Меня от неожиданности подкинуло вверх (горизонтально всем телом) - не кто-то подкинул, а мое тело совершило такой прыжок. Я очень испугалась и потом со страхом лежала на диване, дожидаясь сына. Он наконец пришел, помог мне подняться с дивана и в кухне за столом рассказал, что и вправду что-то странное происходит в квартире.

    Утром он уходит в университет, а мочалка для мытья унитаза, как было оставлено старой хозяйкой, лежит в металлической корзине (наподобие тех, что в продуктовых магазинах). Сын приходит с лекций - а та мочалка уже в унитазе. И так ежедневно. Я вставила в беседу: «Значит, недостаточно чисто моешь унитаз, мой получше». Сын сказал, что ту мочалку по утрам уносил в ванную комнату, а, возвращаясь с учебы, видел ее опять в унитазе.

    Еще он мне вот что рассказал: «Помнишь, седьмого ноября мы тебя брали из больницы, до операции, и при тебе же лимонад в стеклянных бутылках открывали. После праздника собрал я пустую тару в сумку, закрыл обратно металлическими крышками, а вынести в мусорный контейнер забыл. И опять те же странности: пришел с учебы, а крышки от бутылок по всему кухонному полу разбросаны».

    Рассказал он о том старшему брату - и тот две недели жил у младшего, наблюдал эти странности. Когда они спать ложились, сразу в прихожей начиналось хождение. Слышали, будто кто-то пытается залезть на стул. Отсюда сделали вывод, что это «чудо» маленькое. Специально оставляли на столе в кухне чашку и блюдце с чаем - «чудо» пыхтело и с фырканьем пило чай.

    Две ночи провела я в этой квартире - не спала толком ни разу. Когда вернулась домой, невестка, жена младшего, тоже об этих странностях мне рассказала. Она на 7 ноября приезжала с ребенком к мужу. Уложит двухлетнего малыша вечером, а сама на кухне занимается уборкой. Слышит, что кто-то то по комнате ходит, то рядом с сыном ляжет, то в кухню идет.

    Об этих странных явлениях мой сын рассказал студенту Косте, через которого снимал квартиру. Тот был очень удивлен. Сказал, что когда-то квартиру дали его бабушке, но она жить там не захотела и проживала, а потом и умерла в квартире Костиных родителей. Учебный год закончился, сын приехал домой, и больше мы ничего не знаем об этих удивительных явлениях. Моим сыновьям «некто» казался просто маленьким существом, а мне - еще и довольно-таки колючим. Мы с невесткой сделали вывод, что он недолюбливает женский пол. Интересно, кто это?



    Нечто

    Это приключилось со мной два года назад! Никто, кому я рассказывал, серьезно к этой истории не относились и думали, что выдумываю.

    Отдыхал я в деревне Согра, Верхнетоемский район, Архангельская область. И где- то ближе к 12 ночи мы с друзьями на великах (нас было 5) поехали купаться. За деревней стояли склады, и рядом сними был плотик, местные туда белье ходили полоскать, а мы там все время купались. Туда мы и поехали, над рекой был туман. Купались мы где- то минут сорок! И когда уже одевались, один из нас заметил что- то странное рядом с лодочными будками и с обгоревшим домом вверх по бугору в 200 метрах от нас! 

    Все начали всматриваться. Увидели мы там нечто большое (метра 2) парящего в воздухе где- то метр над землей, в плаще, лица не было видно. Мы все испугались, начали судорожно искать велосипеды и быстро уехали оттуда. Позже ребята (местные) мне рассказали, что зимой, когда они ходили за водой на прорубь, они уже видели что- то наподобие, только меньше по размером.



    Проделки домового

    «Осенью 95-го я решила съездить отдохнуть в деревню к своей бабушке.

    Все каникулы я проводила у бабушки, и каждую ночь слышала, как по чердаку кто-то ходит. Шаги раздавались и в доме, но значения никто этому не придавал: все знали, что чердак закрыт и никто не может туда залезть, потому что лестница лежит на траве. Это, наверно, кот Васька ползает по чердаку и гремит. Кот был старым, с одним зубом во рту, и бабушка его очень любила. Родственников в это время собиралось очень много, и разговоры не умолкали до середины ночи. Но в день моего приезда все говорили загадками, шушукались. Я понимала, что здесь что-то произошло. Но что именно, я узнала позже.

    Маша, отдыхавшая со своей четырехлетней дочуркой, ночью проснулась от плача младенца. Грудных детей в доме не было, и этот плач она списала на сон. Но когда плач повторился, она, открыв глаза, на месте своей дочери увидала маленького ребенка, завернутого в пеленки, который стал подниматься с постели и превратился в дряхлого старика с одним торчащим зубом. Оцепеневшая от ужаса, она хотела позвать на помощь, но голос почему-то пропал, и она только могла хрипеть. Затем старик прошел в соседнюю комнату, где мирно похрапывали родители. В то же мгновение размеренный храп бабушки прекратился. Зайти и посмотреть, что с ней случилось, никто не осмелился. Остаток ночи провели при зажженных свечах, о сне речи быть не могло - всех трясло от увиденного.

    Утром знающие люди сказали, что это домовой хотел о чем-то предупредить, а мы его не спросили, к худу или добру пришел. Кот Васька, всегда ночевавший дома, в ночь, когда пришел незваный гость, куда-то исчез и пришел только к вечеру. Через год после визита домового бабушку парализовало, а еще через пять лет она умерла. После похорон опять в своем прежнем обличье появился домовой. Его все видели, но никто не проронил ни слова.

    Так домовой просидел до утра и исчез, с ним пропал кот, и больше их никто не видел. Только этим летом моя семилетняя дочь столкнулась в комнате с кем-то невидимым, и, выбежав на кухню с огромными от страха глазами, рассказала об этом. В доме, кроме нас с сестрой и дочерью, никого не было, наш дедушка лежал в больнице. Зайдя в комнату, я только услышала облегченный старческий выдох. Ближе к обеду позвонили из больницы и сказали, что дедушка умер». (Лилия Павлова, г.Архангельск 17,Тайная Власть 2006 ).



    Брат

    Про этот случай мне мать рассказывала, со слов её двоюродный сестры. Она тогда жила в Архангельской области, в маленькой деревне. И тут так получилось, что у ее сестры погиб родной брат (там темная история, мне не рассказывали). Вскоре после этого как-то шла сестра из своей деревни на работу на ферму. А там идти пешком примерно час, и тропинка все через холмы идет - то вниз, то вверх. Время раннее, озеро рядом, стоит утренний туман. 

    И вот женщина чувствует чей-то взгляд на себе, словно сзади пристально смотрят. Оборачивается и видит своего умершего брата - стоит он в тумане и молча на нее смотрит, вид недобрый. Сестра говорила, что как увидела его, то аж волосы под платком поднялись. Но она вспомнила, что надо в таких случаях делать, и пошла, не оборачиваясь, стараясь куда-нибудь повыше подняться: бабки говорили, что «эти» могут только где пониже быть, а вверх им никак. Так и добежала до усадьбы, благо дорога вверх была...



    Результат, или расплата за гадание

    Однажды пять крестьянских девиц, в отсутствии своих домашних, принялись на Новый год разгадывать тайны жизни таким образом: желающая узнать свое будущее (или своего суженого) ложилась на лавки под иконы, пред которыми теплилась свечка, и складывала руки, как покойница; ее покрывали по грудь полотном и клали на грудь зеркальце, в которое лежащая должна смотреть пристально, пока не усмотрит желаемого, или пока что-нибудь не представится ее возбужденному воображению. 

    Остальные девицы уходят в подполье и, выходя оттуда попеременно и поодиночке, кланяются лежащей, приговаривая обычный деревенский привет: «Прости и благослови!» Нет нужды нам знать, мечталось ли что-нибудь и что именно первым двум девицам, выдержавшим этот тяжелый искус. Легла в свою очередь по счету третья. Подруги одна за другой выходят из подполья и кланяются ей с обычным приветом. Таким образом, переходили поодиночке все, а гадальщица лежит да лежит без малейшего движения. 

    Странно показалось это девицам, сомнение запало в душу. Последняя из приветствовавших лежащую, вглядываясь пристально в лицо ее, с ужасом замечает, что глаза ее, устремленные в зеркало, неподвижны. Зовет других, будят лежащую, и ни гласа, ни послушания: несчастная уснула смертным непробудным сном, до возглашения трубы архангельской, воззывающей мертвых на суд. Таковы последствия легкомысленной веры в гадание для этой несчастной!

    Еще один случай,намного пораразительнее и более несчастнее, прогремевший своей необычностью на огромное пространство и, вероятно, многих любительниц гадания заставивший призадуматься. Две девицы, имевшие незаконную связь с солдатами и жившие вместе, в один из святочных вечеров загрустили о том, что нет с ними их любезных, вытребованных в ту пору на службу, и поминутно повторяли: «Ах, если бы приехали, какое было бы у нас веселье!» Разгоряченные страстью по действу бесовскому, они принялись гадать, смотря в зеркало. Вдруг одна с иступленною радостью кричит: «Будут, будут!»

    Около полуночи несчастные слышат шум от санных полозьев, голоса под окном, потом стук в сенные двери. У одной сердце запрыгало от радости; она бежит, отворяет, встречает гостей и бросается в объятия своего возлюбленного. Другая чего-то испугалась, ей страшно. Ей кажется, что от гостей несет мертвящим, могильным холодом, так что кровь у нее как бы застыла. Гости между тем пристают к ней и ей кажется, что из глаз ее возлюбленного точно сверкают искры, и он готов пожрать ее своими взорами. В страхе она выбегает из избы, бежит в теплый курятник, крестит там все углы, стены, двери, окошечки, и ни жива, ни мертва садится в углу. В избе, между тем, поднялась страшная возня: стук, шум, свист, пляска такие, что весь дом дрожит. 

    Ужасная ночь на исходе. Гости собрались в обратный путь, вышли на улицу, свистят, хохочут возле курятника, называют бедную женщину трусихой, потерявшей чудесную ночь, обещают навещать ее после, а ныне оставляют ее в покое, потому что не дает им возможности приступить к ней победное знамя Распятого, начертанное палящими пламенниками на стенах. Проходит ночь. Крестьянки давно встали и удивляются, долго не видя веселых соседок. Около полудня некоторым вздумалось навестить их, но жилиц нет, а в избе ужасный беспорядок. Ищут их, кличут по именам, а бедная девица и теперь не смеет выйти. Наконец, находят ее и обеспамятовшую выносят из курятника. 

    Другую нашли в подполье, до половины тела всунутую в квасную кадку, избитую и обезображенную до того, что трудно узнать ее. Чудесно спасшаяся от этого бесовского пира девица, опамятовшись, рассказала соседям, как было дело, и долго после этого по ночам слышала шум полозьев, стук, свист и прочее, и спасалась от этого бесовского наваждения только молитвою и крестным знамением. Она бросила жизнь разгульную, странствовала по сакральным местам и через несколько лет поступила в монастырь. 

    И солдаты, лица которых в эту несчастную ночь представляли демоны, уцеломудренные страшным событием, исправились и зажили истинно христианскою жизнью. Что прибавить к этой страшной повести? Разве то, что Бог попускает некоторым гадательницам, почему-либо заслуживающим кару небесную, погибать внезапною, а иногда и постыдною смертью для того, чтобы видящие тут явный суд и гнев Божий исправились и покаялись. А что гадание способствовало здесь страшной развязке, это очевидно. 

    Не будь веры в возвращение солдат, не будь пламенного ожидания их, порожденного зеркалом, солдаты адского легиона и не явились бы. Притом две девицы-грешницы в этом несчастном приключении были действующими лицами, и обе, по-видимому, в одинаковых расположениях. Но Бог, испытующий сердца и утробы, нашел в них большую разность, и одной попустил погибнуть, а другой дал спастись знаменем, пред коим трепещет вся сила адская.

    Один старик рассказывал вот что. Торговец рыбой выехал раз на базар с самого утра и, соскучившись ожиданием покупателей, мысленно загадал на первом покупателе решить, какова будет торговля на целый день. Когда нетерпение и неудовольствие, выражаемые по русскому обычаю крупными бранными словами, возросли в купце до высокой степени, является мужик необычного роста и приказывает отвесить пуд рыбы, сказав притом: «Молитва твоя дошла до царя нашего и милостиво выслушана». 

    Купец в хлопотах мало тогда обратил внимание на эти слова, а при расчете как есть обычай между мелочными торговцами, перекрестился, сказав: «Господи, благослови!» и покупатель внезапно исчез. Старик этот по самую смерть свою не переставал заповедать детям и внукам своим, сколь можно чаще, для избежания вражеских козней, осенять себя крестным знамением и призывать имя Господне и отнюдь не вдаваться ни в какие суеверные гадания, которые так приятны врагу и коими он легко может нас завлечь и запутать в свои сети и, чего доброго, довести до беды и несчастья.



    Муж приходит по ночам

    «Я хочу вам рассказать, что со мной случилось после смерти моего мужа. Было мне тогда 32 года, а сейчас уже скоро исполнится 55 лет. Давно это было, но я помню все отчетливо. Муж мой умер не своей смертью, он застрелился. Похоронили мы его как положено, но в храме отпевать отказались, объяснив это тем, что он наложил на себя руки. Сказали, они отслужат панихиду в том случае, если я принесу справку от врача, что у него было не все в порядке с головой. Естественно, я им такой справки предоставить не могла.

    Все началось после девятого дня, когда свекровь плакала у него на могиле и просила, чтобы он пришел во сне и сказал нам, доволен ли тем, как мы его похоронили. Той же ночью он и пришел, но не к свекрови, а ко мне. Вот тут-то и начались мои кошмары. Он стал ходить ко мне каждую ночь. Говорил, что там хорошо, что он доволен, и звал меня с собой. Я отчетливо слышала его шаги в комнате, как будто босиком идет по полу. Ложился со мной в постель. Я слышала его голос. Он разговаривал со мной, ласкал меня. Дошло до того, что я стала бояться ночи, боялась ложиться спать. Даже в дреме я отчетливо слышала его.

    В нашем доме жила бабушка Шура, которая была очень верующей женщиной и часто ходила в храм. Однажды она спросила меня, что со мной происходит. Я ей все рассказала. Тогда она поставила свечку за упокой, и муж в эту ночь ко мне не пришел, но в следующую явился снова. Бабушка Шура, мир душе ее, научила меня, что надо сделать на сороковой день, чтобы он не взял меня к себе: на ночь плотно закрыть все форточки и двери и никому не открывать, кто бы ни постучал. А перед входной дверью положить топор лезвием к порогу. Это надо было сделать для того, чтобы покойный не смог переступить порог. Моя мама ночевала у меня, так как я боялась спать в комнате одна.

    И вот ночью, около 12 часов, кто-то тихонько постучал в окно. Мы тогда жили в деревянном доме на первом этаже. Через некоторое время стук повторился, и я услышала голос мужа: «Галка, открой!» Я лежала в постели и боялась даже пошевелиться. Затем он постучал в дверь, а потом опять в окно, и при этом все время просил, чтобы я ему открыла. Он ходил вокруг дома. В 12 часов ночи он от злости стукнул в стену, да с такой силой, что затрясся дом, и ушел. От такого грохота проснулась моя мама и даже соседи на втором этаже.

    После этого муж приходил ко мне во сне, но уже не звал к себе. И снился как-то иначе, не так, как раньше. Я часто ставила свечи за упокой его души. Кроме того, он во снах стал меня предупреждать, что может со мной случиться. Примерно через два с половиной месяца после его смерти он пришел ко мне во сне в гости со своим другом Виктором и попросил его, чтобы тот не оставлял меня с ребенком одну. 

    И Виктор пообещал ему заботиться о нас с сыном. Я вроде бы и забыла этот сон. А еще через четыре месяца зашел в гости Виктор и сделал мне предложение. Сказал, что Владимир (это имя моего мужа) приходил к нему во сне и просил его заботиться о нас с сыном. Но я ему отказала. Для этого были свои причины, да и времени-то после смерти мужа прошло мало».



    Запах мумии

    Помню, когда мне было лет 10–12, мама одно время брала меня с собой на работу. Тогда она работала в полеводческой бригаде, где были одни женщины. Затаривали зерно в мешки с элеватора, что-то сажали, пропалывали. Во время прополки, когда все находились рядышком, можно было поговорить о том, о сём. Мне нравилось слушать истории о таинственном, необъяснимом, жутковатом. Одна из тем – о покойниках и обо всём, что с ними связано. Я слушала эти истории, но воспринимала как небылицы.

    Прошло много лет, у меня родились дети. Но с мужем жили очень плохо, он пил, дебоширил. Часто приходила в голову мысль: «Вот был бы у меня брат или отец живой, наподдали бы ему хорошенько». Сожалела, что некому за меня заступиться. В общем, вспоминая сейчас семейную жизнь, понимаю, что так жить нельзя – в каком-то отупении и оцепенении.

    И вот однажды приснился сон. Хотя сном в обычном понимании это не назовёшь. В ту ночь я была одна. Дверной проём в спальне был закрыт шторами, отделяющими её от большой комнаты. Почему-то промелькнула мысль, что сейчас в спальню должен войти отец, к тому времени уже умерший. С нами он не жил, при жизни я его не видела лет семь и на похоронах не была (это отдельная история). Поэтому плохо представляла себе, каким увижу сейчас. Но страх был нешуточный. А в голове опять мелькнула мысль: «А как же он придёт? Он же умер и лежит в гробу». Но каждой клеточкой чувствовала, что он там, за шторами. Лихорадочно думала: «Что же я ему скажу?» Самый страшный момент – ожидание. Каким он сейчас появится?

    И вы представляете? Слышу удар топора – мне почему-то представляется, что именно топора. Со стуком рассыпались доски гроба, стали приближаться шаги. Я села в кровати, забилась в угол, прикрывшись одеялом. Шторы раздвинулись – и появился отец. По своим годам, в коричневом костюме (раньше я его никогда не видела в костюме), слегка оброс щетиной. Говорят, что она продолжает расти какое-то время и после смерти человека. Я стала его успокаивать: мол, папа, не расстраивайся, мы все там будем. Он ничего не говорил, а только веником, которым подметают пол, махал в мою сторону, как будто выгонял. 

    И ещё мне запомнился необычный запах, в жизни не знала такого, ни раньше, ни позже. В ту ночь он ассоциировался с запахом мумий, каких-то бинтов – словами не передать. Как это видение исчезло, я не помню. Но помню, что первым делом прошла к зеркалу. Другие щиплют себя, чтобы проверить – явь или сон, а мне почему-то надо было увидеть себя в зеркале. Взглянула. Стою я, но лицо и грудь в крупных красных пятнах. У меня так случалось однажды после сильного стресса.

    Я была ошарашена произошедшим. Позже рассказала об этом матери. Она истолковала сон-явь так: отец гонит меня из этого посёлка, хочет, чтобы я что-то меняла в своей жизни. Может, действительно это был знак «оттуда». Вот ещё странный случай. Слышу стук в дверь. Кричу: «Открыто!» Никто не входит. Повторяю, что открыто, но за дверью никакого движения. Вышла сама – никого. Спустя какое-то время стук повторился. Снова вышла – и снова никого. Но стук был отчётливый, я не ослышалась.

    Когда я услышала стук уже в окно, то разозлилась. Спустилась с крыльца, заглянула за дом. Результат тот же. Решила, что кто-то балуется, и не выходила больше. Да и стук прекратился. В скором времени умерла мама. Позже мне в руки попала книжка о приметах. Беспричинный стук, писалось в ней, – к смерти близкого человека. И я вспомнила вышеописанный случай. Знающие люди объяснили, что это смерть предупредила о том, что кто-то из родных покинет мир, и выходить не надо было. Но кто же знал? С тех пор выхожу, только когда уверена – ко мне пришли люди.

    А ещё один сон твёрдо убедил меня в том, что «нечто такое» существует. Мама умерла. Я очень переживала, во многом себя винила, жалела, что при жизни не поговорила с ней на интересующие меня сейчас темы. Теперь этого уже не сделать. Поэтому, когда она мне приснилась, хорошо выглядевшая, в красивой шали, я поторопилась спросить, как она там, не скучно ли ей? Она ответила: «Нет. Здесь Люба».

    Проснувшись, подумала: «Какая Люба?» Наверное, она хотела сказать «Люда» – рядом с маминой могилой находится могила Людмилы Павловны. Кладбище сельское, поэтому всех умерших знаешь. Особого значения сну я не придала. А оказывается, спустя три недели после смерти мамы умерла моя двоюродная сестра, с которой мы были очень близки по жизни, и звали её Люба. На тот момент ей исполнилось 45. Но я об этом ни сном, ни духом не знала. 

    Мне не сообщили – видимо, пожалели. И только из телефонного разговора до меня случайно дошла весть. Тогда я поняла: «Вот о какой Любе мне сказала мама во сне». Меня это поразило – новость пришла «оттуда». Ну, как это можно объяснить? Про себя точно знаю, что не сумасшедшая, имею высшее образование, всё окружающее воспринимаю адекватно. И если кто-нибудь другой рассказал бы мне эту историю, вряд ли поверила бы.

    А это происшествие вообще не знаю, как объяснить. У меня три сына и дочь. Все взрослые. Старший и младший сыновья, если приходили с гулянки поздно, да ещё и подвыпившие, тихонько проходили в свою комнату. Средний же, каким бы ни был, спать не ложился, пока не поест. В поисках еды начинал греметь посудой, не думая, что может кого-то разбудить. К тому времени два сына дома уже не жили, а средний ушёл что-то праздновать. Возвращался он обычно поздно, и я закрыла дверь на крючок. Думала: постучит – открою.

    И вот сквозь сон слышу – возвращается. Вернее, проснулась от шума, доносившегося из кухни. Сначала очень тяжёлые шаги «измеряли» кухню взад-вперёд. Ничего не стала говорить, решила: «Походит и уляжется». Но слышу, сын стал с силой и грохотом открывать дверь холодильника, потом – верхних и нижних шкафов. Меня это уже возмутило. Какая наглость! Летом ведь много работы по хозяйству, нужно рано вставать. А он нагулялся власть, теперь днём будет дрыхнуть, а мне отдохнуть не даёт.

    Я из своей комнаты здорово его поругала: такой-сякой, что ты там ищешь? Ну, сейчас оденусь, ты у меня получишь! Села в кровати, ноги опустила, но выходить из комнаты почему-то не хотелось. В ответ – ни слова, но шум продолжался. Терпение кончилось, и я как фурия вылетела на кухню. Никого нет. Шкафы закрыты. Когда успел? Ну слава богу, улёгся. И дверь в свою комнату закрыл. Утром постучали во входную дверь.

    – Кто? – спрашиваю.

    – Саша.

    Пауза.

    – Ну Саша, сын твой (и фамилию назвал).

    Открываю дверь. На пороге сын. Немая сцена. Я в изумлении:

    – Это ты?

    – Я, кто ещё?

    Поворачиваю голову в сторону его комнаты и медленно спрашиваю:

    – А там кто?

    – Не знаю.

    Заглядываю – пустая кровать. Так можно и с ума сойти ненароком. Рассказываю по телефону о ночном происшествии старшему сыну, а он:

    – Ой, мама, дом старый, наверное, крысы бегали.

    Ну уж нет, крысы открывать и закрывать шкафы не умеют!

    Всё это было на самом деле, я ведь не спала, находилась в соседней комнате за тонкой перегородкой и ждала, когда всё стихнет. Похоже на проделки домового, если судить по многочисленным рассказам о них. Раньше к рассказам людей, видевших НЛО, снежного человека и ещё какие-то «чудеса», я относилась так себе. Действительно, в это трудно поверить. (Из письма Марины Александровны, г. Котлас, Архангельская область).



    Лесные жители

    Историю рассказала соседка бабушки. Женщина не старше 60-ти лет, в своем уме, прекрасном здравии и отличной физический форме. Село Красноборск, Архангельская область – места прекрасные: сосновый бор, летом жара, комаров нет, зато много грибов и ягод. Соседка бабушки – назовем ее Людмила, летом 2008 года в третий раз вышла замуж. Медовый месяц проводили не на южных морях, а на огородах. Людмила - женщина хозяйственная, такая сельская бизнес-вумен. Она все свои овощи-фрукты-ягоды закатывала в банки и возила на железнодорожную станцию продавать пассажирам с проходящих мимо поездов. Кроме огорода в ход шли дары леса.

    А вот теперь история. Пошла Людмила с мужем в лес. Местные леса светлые, ароматные, добрые. Но это с первого взгляда. Раньше, лет сто-двести назад такие места, как Красноборские леса, назывались местами силы. Бабки древние говорили: «Бывает, идешь по такому лесу, а вокруг как заухает, зашумит, застучит. А потом и не знаешь откуда пришел, в какую строну домой идти». В такой лес видимо и зашли супруги.

    Дальше от первого лица.

    Зашли в лес – ягод видимо-невидимо. Разошлись, собираем. Боковым зрением мужа вижу постоянно. Сижу на корточках, кусты обираю. Вдруг чувствую – рядом кто-то есть. Смотрю по сторонам. Метрах в десяти не больше от меня сидит женщина. Маленькая, востроносая, сидит в такой же точно позе, как и я, собирает ягоды. А сама на меня пристально, просто как животное перед нападением, смотрит. Мне не по себе стало. Женщина обычная самая – плащ светлый, платочек от комаров голубенький, обычная женщина. Но я всей душой захотела уйти от нее подальше, от ее взгляда немигающего. 

    Оглянулась, мужа ищу. Поворачиваюсь обратно – а женщины нет. Нигде нет вообще. Точно знаю, что мне не показалось, ведь я ее наблюдала не секунду, а чуть ли не несколько минут. Следующий час все было спокойно. Мы перекрикивались, даже шутить начали. Потом решили передохнуть – сели на дерево поваленное, открыли термос с чаем, бутерброды. Голову подняли - ба! Перед нами старичок стоит – борода до пуза, седой весь, брови лохматые. И что странно – в лаптях и с посохом. Посох вообще необычный, как из музея. Железный или что-то в этом роде, видно, что тяжелый. Он на нас не мигая смотрит и говорит, медленно, и как-то очень громко:

    - А вы знаете, что это за лес?

    Ну, мы такие, мол: «Да, знаем. Это красноборские леса».

    Он как-то гигикнул, будто рассмеялся и побежал. Просто в лес ломанулся. И вот мы его видели, секунда, и нет никого.

    Тут бы нам перекреститься да деру из этих мест, а мы почему-то снова за ягоды принялись. Сели собирать, а на душе точно, слов нет. Все тихо вроде, даже подозрительно как-то. Вдруг муж подходит и мне на ухо шепчет.

    - Люда, а ты тоже эту женщину в голубом платочке видишь?

    Я вся напряглась, нет говорю. А самой уже страшно.

    А муж мне говорит:

    - Я иду, собираю ягоды, и уже два часа вижу рядом с собой то слева, то справа женщину в светлом плаще и голубом платочке. Она вроде бы ягоды собирает, на самом деле все на меня смотрит. И не мигает. И молчит. И мне жутко.

    Я ему сказала, что тоже ее вижу. И тогда нам почему-то резко захотелось начать молиться. Это мы уже потом друг другу признались. Но вот верите – все молитвы, вообще все мысли из головы вылетели. Мы, не сговариваясь, молча собираем вещи и направляемся в сторону дома. Идем, старясь по сторонам не смотреть, прямо по компасу. И тут я начинаю чувствовать, что рядом со мной кто-то идет. Оборачиваюсь – стоит женщина эта. Прямо в затылок мне дышит. И смотрит. И молчит. Я в ужасе к мужу – а у него глаза такие испуганные, потерянные и он мне начинает говорить, что эта женщина у него сзади по пятам идет.

    Мы решили остановиться. Смотрим - женщина и дедушка с посохом стоят поодаль от нас и не мигая смотрят. И мы, оглядываясь вокруг, понимаем, что мы стоим в болоте, кругом бурелом страшный, этих мест мы в жизни не видывали. Все, думаю, пропали. А муж вдруг начал молиться вслух. И крест вынул из-под одежды. Я-то, говорю, все молитвы забыла, а он нет, видимо.

    Вот прочитал «Отче Наш» и тут началось. Загудел лес. Просто такой звук, как гром, но долгий и отовсюду сразу. Очень плохо мне стало. И вот я ловлю себя на мысли, что мы стоим друг напротив друга – эти странные люди и мы. А муж все молитвы твердит, запинается, я вижу, он даже плачет. Вокруг, как ураган, деревья ломаются, и звук этот все нарастает. А я стою и как будто фильм смотрю – не верю просто глазам своим. Вдруг звук прекратился, женщина в голубом платочке вскрикнула звонко так, будто кто ее ужалил, и бросилась в чащу, в бурелом. 

    Прямо пятки засверкали. Только от шока отошла, смотрю дед на нас…летит. Он не то чтобы летел как птица, плыл скорее, чуть отрываясь от земли, и посохом вокруг водил. Как будто шарил, искал что-то в траве. Подплыл к нам близко уже, вдруг развернулся и как сиганет в чащу вслед за своей женкой или кто она там ему. И все - тишина, птицы опять запели. Солнце будто даже вышло. Смотрим по сторонам – никакого болота, стоим на опушке. Вдали деревенька, дома видны, коровы мычат.

    Как мы бежали из этого леса не помню. Дома сто грамм накатили, я соседке рассказала, так та не посмеялась даже, чего я боялась, сразу сказала в храм бежать, свечки за здравие свое ставить, службу стоять, в ногах у икон валяться за то, что спасли от нечисти лесной или что уж там такое было…

















    Категория: ПРИВИДЕНИЯ | Добавил: admin (15.01.2017)
    Просмотров: 16 | Рейтинг: 5.0/1