Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
БИБЛЕЙСКИЕ ПРОРОКИ [20]
БИБЛЕЙСКИЙ ИЗРАИЛЬ [20]
ИУДЕЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ [15]
ИСТОРИИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА [15]
ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ [250]
ЗОЛОТАЯ ЧАША СЕМИРАМИДЫ [50]
ВЕЛИКИЙ НАВУХОДОНОСОР [30]
ЦАРЬ НАВУХОДОНОСОР [20]
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН [20]
ВАВИЛОН. РАСЦВЕТ И ГИБЕЛЬ [20]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 1. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН

    Вавилон легендарный и Вавилон исторический. 14
    В 525 г. Нергал - рицуа умер, и его имущество вместе с домом в Вавилоне на улице Хубур, захваченным им в 529 г. у должников, перешло в собственность его юридического господина Нергал - ушезиба, младшего отпрыска семьи Эгиби. В 508 г. Мардук - нацир - апли, Набу - аххе - буллит и Нергал - ушезиб разделили отцовское наследство. 

    При этом дом на улице Хубур достался Мардук - нацир - апли, старшему брату, чего старая Ина - Эсагили - рамат не могла пережить. Она расценила такой дележ как отказ Нергал - ушезиба от ее подарка - раба Нергал - рицуа, давно умершего, и от его имущества. На этом основании она вчинила иск на дом на улице Хубур: раз внук от дара отказался, дар должен вернуться к ней.


    «Господь милостив к нам, то введет нас в землю сию и даст нам ее - эту
    землю, в которой течет молоко и мед» (Чис.14:8)

    Юридически Ина - Эсагили - рамат была права, и Мардук - нацир - апли не стал с ней спорить, но зато доказал на суде с участием Нергал - ушезиба, что тот не отказался от дома, а обменял его на соответствующую компенсацию при разделе семейного имущества. В 507 г. суд отклонил иск Ина - Эсагили - рамат.

    Нупта, дочь Ина - Эсагили - рамат, тоже была богатой невестой, но не обладала характером матери. Она не смела перечить своему мужу Итти - Мардук - балату, главе семьи Эгиби, и тот распоряжался ее имуществом, как своим собственным, не считаясь ни с какими юридическими нормами. Таким образом, реальное положение женщины в семье и обществе зависело не столько от ее юридических прав, сколько от ее характера и характера ее мужа, от взаимоотношений, существовавших между супругами.

    Отношения между родителями и детьми, как и отношения между супругами, в значительной степени строились на имущественной основе. К эпохе столпотворения родители уже утратили патриархальную власть над взрослыми сыновьями, но у них оставалось сильное средство воздействия на сыновей - наследство.

    Наследственное право играло очень важную роль не только в частной, но и в общественной жизни вавилонян. Выше уже говорилось о процессе имущественной дифференциации и разорения вавилонского гражданства. Общество достаточно ясно сознавало эту опасность и принимало меры по борьбе с нею. Одной из таких мер было регулирование права наследования.

    Наследниками отца, согласно закону или неписаному обычаю, имевшему силу закона, считались только трое старших сыновей. Так, Набу - аххе - иддин, глава семьи Эгиби, имел не менее семи сыновей, но в официальных документах именовался отцом лишь трех старших - Итти - Мардук - балату, Иддин - Набу и Нергал - этира, которые и считались его наследниками.

    Раздел наследства происходил следующим образом. Старший сын брал половину себе, а другую половину отдавал младшим сыновьям, своим братьям, которые, в свою очередь, делили ее поровну. Если сыновей - наследников было только двое, то старшему доставались две трети, а младшему - треть отцовского имущества.

    Остальные сыновья доли в наследстве не имели и получали только то, что отец или старшие братья считали нужным им дать. Дочери при наличии сыновей тоже не имели права на наследство: им полагались только приданое и подарки, сделанные родителями или братьями. Женщина становилась наследницей лишь при отсутствии наследников мужского пола.

    Наследство до раздела находилось в общей собственности братьев - сонаследников, причем единственным правоспособным из них являлся старший брат. Если один из братьев умирал до раздела наследства, его права переходили к сыновьям, а при отсутствии таковых - к оставшемуся в живых брату, причем старший не мог наследовать младшему, если был жив другой младший брат или его сыновья. Но после раздела наследства каждый из братьев становился самостоятельным хозяином и мог наследовать другому брату лишь при отсутствии у него сыновей и дочерей.

    Цель подобного порядка наследования ясна: воспрепятствовать слишком быстрому дроблению собственности, особенно на землю, дома и рабов, и тем самым задержать измельчание хозяйств граждан. Вместе с тем существовал институт завещаний, позволявший собственнику вносить коррективы в порядок наследования в пользу того или иного наследника. Этим правом чаще всего пользовались женщины.

    Наследование и завещания играли очень важную роль в жизни вавилонян. От этих институтов зависело воспроизводство новых поколений граждан, способных нести гражданские обязанности, и, следовательно, численность и сплоченность всего гражданства. Кроме того, они были неразрывно связаны с некоторыми религиозными представлениями вавилонян.

    Вавилоняне, как и прочие древние семиты, не знали ни рая, ни ада. Преисподняя рисовалась им в весьма непривлекательном виде царства теней, мрака и тлена, где пищей умершим служили прах и глина. По представлениям вавилонян, человек продолжал жить не в загробном мире, а в своем потомстве, в своем семени. Самым страшным несчастьем для вавилонян была бездетность.

    Сын, внук являлся прямым продолжением жизни человека. На него ложилась и забота об умерших предках.

    Покойников вавилоняне обычно хоронили рядом со своим жилищем: их клали в глиняные гробы и зарывали во дворе или прямо под глинобитным полом дома. Более состоятельные люди строили склепы, в которых хоронили всех умерших членов семьи. Никаких памятников на могилах не ставили.

    Дом ветшал, разрушался, на его месте возводили новый. Но из поколения в поколение мертвые оставались с живыми, и на живых ложилась забота о них. Они справляли поминки и лили воду на могилы, чтобы умершие предки могли утолить голод и жажду в преисподней. Иначе, по поверьям вавилонян, душа умершего (etemmu) могла покинуть преисподнюю и принести много бед живым. Поэтому вавилоняне так дорожили местом, где стоял их дом.

    Но заботы о престарелых родителях и их душах после смерти целиком зависели от наследства, которое они оставляли детям. Если наследства не было, то дети освобождались от каких бы то ни было обязанностей по отношению к родителям.

    Иддин - Мардук, о котором не раз говорилось выше, не получил никакого наследства от своего отца Икиши, сына Кудурру, потомка Нур - Сина. Тем не менее он неплохо относился к отцу. Став богатым человеком, он неоднократно помогал ему материально и платил его долги. Никто не мог упрекнуть Иддин - Мардука в черствости, хотя он не нес никаких обязанностей по отношению к отцу.


    «Господь, Бог ваш, дает вам в удел, и когда Он успокоит вас от всех врагов
    ваших, окружающих вас, и будете жить безопасно» (Втор.12:10)

    Состарившись, Икиша, его отец, отпустил на волю своего единственного раба Риманни - Бэла, дав ему по этому случаю новое имя Римут. На вольноотпущенника была возложена обязанность давать своему бывшему господину до конца его дней «пищу, мазь и одежду», т. е. содержать господина. Но, получив свободу, Римут, он же Риманни - Бэл, исчез, и старый Икиша остался без средств к существованию.

    Однако ему и в голову не пришло обратиться за помощью к богачу - сыну, а тому тоже не пришло в голову взять престарелого отца к себе. Икишу выручила невестка Ина - Эсагили - рамат, жена Иддин - Мардука. Она, а не ее муж, добровольно взялась кормить и одевать нищего свекра. Через некоторое время неверного вольноотпущенника Римута поймали.

    За нарушение своих обязанностей по отношению к бывшему господину он снова был обращен в рабство под своим прежним именем Риманни - Бэл. Икиша разбил документ об отпуске его на волю и 24 мая 543 г. подарил этого раба невестке и ее дочери Нупте, своей внучке, в благодарность за их заботу. Ни единого слова упрека не последовало при этом в адрес Иддин - Мардука, ибо тот ничем не нарушил этики того общества, в котором жили он и его отец. Так выглядел сыновний долг по - вавилонски.

    В случае бездетности вавилоняне прибегали к усыновлению. Приемные дети во всех отношениях были равны родным. В некоторых случаях они принимали отчество и фамилию приемного отца. Так, Набу - аххе - иддин, сын Шулы, потомка Эгиби, вырастил и усыновил Кальбу, сына некоего Шум - укина.

    Усыновление официально оформили 17 ноября 546 г., когда Кальба был уже взрослым и именовался сыном Набу - аххе - иддина, потомка Эгиби. В других случаях приемные дети сохраняли отчество и фамилию настоящих родителей и не освобождались от своего долга перед ними, но в то же время становились наследниками приемных отца и матери и брали на себя все связанные с получением наследства обязанности по отношению к ним. На практике эти отношения строились на чисто деловой основе.

    Гимиллу, сын Мардук - зер - ибни, потомка Кузнеца, усыновил своего племянника Иддин - Набу, сына Набу - бани - зери, потомка Кузнеца, который сохранил свое отчество, и завещал ему все свое имущество, заключавшееся в векселях, домах и храмовых пребендах. Около 525 г. Гимиллу умер, и Иддин - Набу некоторое время содержал его вдову Таппашру, но уже 9 ноября 525 г. откупился от этой обязанности деньгами.

    При этом он не постеснялся выставить вдову из дома покойного Гимиллу, разрешив ей взять только ложе, стол, стул, медные жаровню и чашу, принадлежавшие ее мужу. И опять - таки, с вавилонской точки зрения, поступок Иддин - Набу не был аморальным, и Таппашру не имела к нему никаких претензий.

    Для понимания права, психологии и этики вавилонского общества большой интерес представляет следующая история, которую можно назвать новостью о бездетных супругах, хотя она изложена в деловых документах из архива семьи Эгиби, а не в литературном произведении.

    В городе Хурсаг - каламме жили Арди - Гула и его жена Дамка, люди небогатые, но достойные. Поженившись в 577 г. и прожив в любви и согласии 33 года, они были глубоко несчастны, так как не имели детей. 

    Свободного ребенка они не могли усыновить, потому что не располагали достаточным имуществом, для того чтобы дать ему приличное наследство. К тому же в конце жизни супруги увязли в долгах. В 547 г. они заняли у некоего Набу - шум - укина 2 1/3 мины (1,178 кг) серебра под поручительство некоего Бэл - риманни и под залог всех своих рабов - рабыни Ана - Ташметум - аткаль, ее сына Забаба - иддина и ее дочерей Амти - Нинлиль (Амтии) и Нанаана - битишу. В 544 г.

    Арди - Гула умер, и уже немолодая Дамка окончательно лишилась надежды иметь детей. Кто же будет заботиться о ее покойном муже и о ней самой после ее смерти? Дамка нашла выход. 23 сентября 544 г. она усыновила своих рабов - красавицу Амтию и ее брата Забаба - иддина. Вскоре после этого, успокоенная, Дамка последовала за мужем в мрачный подземный мир.

    Но кредитор Набу - шум - укин, которому покойные супруги остались должны 3 мины 50 сиклей (около 2 кг) серебра, интересовался судьбой своих денег, а не тем, каково будет его должникам на том свете. Через суд он взыскал их долг с поручителя Бэл - риманни, вручив ему взамен их векселя. Бэл - риманни, убедившись в том, что имущество покойных не покроет его потерь, попытался найти их наследников.

    10 января 543 г. он вызвал в суд племянника Арди - Гулы и сестру Дамки, но те отказались вступить в наследство и взять на себя долги умерших. Суд согласился с ними и предложил Бэл - риманни удовлетвориться имуществом покойных, которое они отдали в залог, т. е. их рабами.

    Но тут обнаружилось, что двое из рабов - Амтия и Забаба - иддин - благодаря усыновлению стали свободными. Столкнулись интересы кредитора и новых вавилонских граждан, вольноотпущенников. Суд принял сторону кредитора: 13 февраля 543 г. акт усыновления аннулировали, Амтия и Забаба - иддин были вновь ввергнуты в рабство и отданы Бэл - риманни.

    Среди судей, принявших это жестокое, но юридически безукоризненное решение (Дамка не могла распоряжаться судьбой заложенных рабов без ведома кредитора), находился Набу - аххе - иддин, глава дома Эгиби. В таком решении он был заинтересован лично. На закате жизни этот богатый делец воспылал страстью к юным рабыням.

    Он сделался завсегдатаем аукционов и не жалел денег на приобретение приглянувшихся ему невольниц. Амтия не ускользнула от его внимания, и он приказал своему старшему сыну Итти - Мардук - балату купить ее и ее родных у Бэл - риманни, который, конечно, не упустил случая вернуть свои убытки с лихвой.

    31 января 543 г., т. е. за две недели до окончательного решения суда о судьбе рабов, агент семьи Эгиби купил Амтию у Бэл - риманни за 1 мину 10 сиклей (589 г) серебра, за двойную против обычной цену, а 16 февраля 543 г. Итти - Мардук - балату полностью рассчитался за рабов с Бэл - риманни.


    «Доколе не взойдет, как свет, правда его и спасение его - как горящий светильник» (Ис.62:1)

    Велико было отчаяние Амтии: едва получив свободу и гражданство, она вновь оказалась рабыней, объектом похоти старого развратника. Девушка пыталась сопротивляться. Разъяренный Набу - аххе - иддин расправился с нею самым подлым образом. Он не только растлил ее, но и принудил стать уличной блудницей. Амтию сдавали в наем за 3 суту (15 л) ячменя в сутки. Так, 8 марта 543 г. ее нанял для «наслаждения» молодой вавилонянин Нур - Син.

    У него она пробыла пять дней: на большее у молодчика не хватило средств, ибо папаша отказал ему в дальнейших субсидиях на такого рода развлечения. И 13 марта 543 г. Амтия оказалась у следующего любителя наслаждений, Гузану. Набу - аххе - иддин навсегда отнял у Амтии надежду на свободу, заставив ее заниматься позорным для вавилонянки ремеслом. 

    Вавилонянка без всякого ущерба для своей чести могла быть храмовой проституткой - иеродулой, но уличная лупа ни при каких условиях не могла стать свободной вавилонянкой.

    Так продолжалось до сентября 543 г., когда Набу - аххе - иддин умер. Его сын Итти - Мардук - балату, юридический господин Амтии, в душе не одобрял поведения отца, бросавшего тень на репутацию семьи, но не смел перечить ему, пока тот был жив. Теперь же он избавил Амтию от ее ремесла и вообще постарался отделаться от нее. 6 мая 542 г. Итти - Мардук - балату передал рабыню в приданое своей сестре Киби’тум - кишат.

    Амтия стала жертвой бессердечия и жестокости рабовладельца. Но рабы не всегда были только жертвами. Они жили среди вавилонян и научились от них мстить жестоко и беспощадно.

    Раб Набу - утирри с молодых лет проявил недюжинные способности дельца. Но его господа Бэл - аххе - риб, сын Бэл - ушезиба, потомка Дабиби, и Кашша, дочь Бэл - икиши, умели делать только долги и не давали рабу развернуться, постоянно отдавая его в залог своим кредиторам. Однако Набу - утирри повезло: его заметил и оценил Набу - аххе - иддин, глава семьи Эгиби. В 545 г. он выкупил Набу - утирри у его господ и их кредиторов, заплатив за него в общей сложности около 2 мин (1 кг) серебра, т. е. двойную цену.

    И Набу - утирри стоил этого. В том же 545 г. Эгиби приобрели привлекательную и смышленую рабыню Мизатум. Ее бывший господин Набу - эреш, сын Табнеа, потомка Аху - бани, запутался в долгах, и Эгиби, его главные кредиторы, в короткий срок скупили у него 13 рабов, в том числе и Мизатум.

    Вскоре Мизатум была выдана замуж за Набу - утирри и стала верной сподвижницей мужа во всех делах. Набу - утирри и Мизатум занимались ростовщичеством и скупкой урожая у мелких землевладельцев, но главные доходы приносило им питейное дело. Они создали компанию по производству и сбыту горячительных напитков. 

    Их рестораны находились не только в самом Вавилоне, но и в его фешенебельном предместье Бит - шар - Бабили. В 543–542 гг. после расчета с компаньонами и покрытия расходов по своим предприятиям супруги извлекли около 3 мин (1,515 кг) серебра чистой прибыли, не считая принадлежавших им запасов сикеры, оборудования и мебели. 

    Кроме того, Набу - утирри вел оптовую торговлю и для этой цели фрахтовал суда с матросами. Он имел собственных рабов. О размерах его доходов можно судить по расчету, который он произвел 8 мая 541 г. со своим господином Итти - Мардук - балату. За полтора предшествующих года раб «унес с улицы» в общей сложности 5 1/2 мин (2,8 кг) серебра, из коих 59 сиклей (496,6 г) отдал господину. Сверх того, он заплатил ему же еще 12 сиклей (101 г) серебра дани за Мизатум.

    Когда знакомишься с биографией раба Набу - утирри, за его спиной незримо встает облик бальзаковского Гобсека с такой же, как у того, беспощадностью к должникам и лютой ненавистью к бездельникам - господам, причинившим немало горя ему и его жене Мизатум, пока они не попали к семье Эгиби. Объектом этой ненависти стал Набу - эреш, бывший господин Мизатум.

    Набу - утирри охотился за ним целых 15 лет, с 545 по 530 г., и наконец отомстил ему за жену с чисто вавилонским и, добавлю от себя, гобсековским изяществом. Воспользовавшись денежными затруднениями Набу - эреша, вавилонский Гобсек любезно предоставил ему заем под залог земли. Набу - эреш не смог расплатиться и потерял землю. Но Набу - утирри не удовлетворился этим: надо было пустить Набу - эреша по миру, заставить его самого хлебнуть рабской доли вавилонского нищего.

    Узнав, что Набу - эреш, пытаясь стать на ноги, затеял ростовщическую операцию и взял в залог землю одной вавилонянки, Набу - утирри перехватил залог и передал его своему господину Итти - Мардук - балату, который не без удовольствия наблюдал, как его раб добивает гражданина. Набу - эреш был разорен до нитки Так мстили во времена Вавилонского столпотворения!

    Поведение Итти - Мардук - балату объяснялось не только тем, что земли, отнятые у Набу - эреша, достались ему: Набу - утирри скончался в 530 г., и его имущество перешло к господину. Здесь был замешан и личный интерес. Рабыня Мизатум, жена Набу - утирри, была любовницей своего господина Итти - Мардук - балату, и ей, уже вдове, пришлось стать действующим лицом в скандальной истории, разыгравшейся в семье Эгиби. Эта история весьма напоминает один из сюжетных ходов драмы А. Н. Островского «Гроза», а именно: упорное нежелание купца Дикого выделить наследство своему племяннику Борису Григорьевичу.

    Как уже говорилось, в 543 г. умер Набу - аххе - иддин, глава семьи Эгиби. Его место занял Итти - Мардук - балату как старший сын. Иддин - Набу и Нергал - этир, младшие сыновья - наследники, оказались в полной зависимости от его милостей, которые отнюдь не были щедрыми. На законные требования братьев разделить наследство Итти - Мардук - балату реагировал точно так же, как самодур Дикой на подобные претензии своего племянника.


    «Повелением Бодрствующих это определено, и по приговору Святых назначено, дабы знали живущие,
    что Всевышний владычествует над царством человеческим, и дает его, кому хочет» (Дан.4:14)

    Только его братья не были такими безвольными и безропотными, как Борис Григорьевич. Убедившись в том, что по - хорошему им ничего не получить от старшего брата, Иддин - Набу и Нергал - этир проделали над ним ряд злых шуток, заставивших хохотать весь Вавилон. Однажды, в 535 г., Иддин - Набу, сговорившись с Нергал - этиром, сделал без ведома Итти - Мардук - балату крупный заем у персидского царевича Камбиза, отдав ему в залог городской дом. Свидетелями сделки были соседи, прекрасно знавшие отношения между братьями Эгиби.

    Кудашу, матъ братьев, юридическая собственница заложенного дома, дала согласие на залог, отлично понимая, как отнесется к этому старший сын. В курсе дела был и Габби - илани - шарру - уцур, дворецкий царевича Камбиза, оформлявший заем. Все участники сделки были не прочь напакостить вавилонскому Дикому и, затаив дыхание, ждали дальнейшего развития событий, тем более что юридически сделка была безупречной. Итти - Мардук - балату, к их вящему удовольствию, остался в дураках: с таким кредитором, как царевич Камбиз, он не посмел скандалить. Ему пришлось заплатить долг брата и выкупить дом.

    В 527 г. Иддин - Набу осуществил новую проделку. Воспользовавшись отлучкой Итти - Мардук - балату, он выкрал его пассию Мизатум, вдову раба Набу - утирри, и продал ее в отдаленном городе Описе. При этом Иддин - Набу выдал себя за Итти - Мардук - балату, так как все документы Мизатум были составлены на имя последнего. Обман, естественно, скоро раскрылся. Итти - Мардук - балату рвал и метал от ярости, а весь Вавилон смеялся над ним. Рабыню он вернул, но ему снова пришлось платить за брата, у которого не было собственных денег.

    Что касается Мизатум, то она, окруженная вниманием господина и его сыновей, дожила до глубокой старости. В 508 г. при разделе имущества семьи Эгиби она вошла в долю Мардук - нацир - апли, старшего сына Итти - Мардук - балату. Вавилонский же Дикой выдержал характер и, несмотря на проделки братьев, не разделил с ними наследства. Они добились от него только выделения содержания и личной рабской прислуги.

    В конце 522 г. Итти - Мардук - балату и Иддин - Набу погибли во время разгрома персами восстания в Вавилоне. Права Иддин - Набу на наследство перешли к его младшему брату Нергал - этиру, который в 519 г. заставил племянников, сыновей Итти - Мардук - балату, отдать причитавшуюся ему половину наследства (за себя и за Иддин - Набу). При этом разделу подверглось фамильное имение семьи Эгиби на Новом канале близ Вавилона.

    Раздел наследства, однако, не принес радости Нергал - этиру. Его жизнь была вконец испорчена многолетней борьбой за наследство. Получив наследство, он женился на своей двоюродной сестре Сукайити, дочери Итти - Набу - балату, потомка Эгиби, но у них родились только дочери. В полном отчаянии Нергал - этир в короткий срок промотал все имущество и залез в долги.

    В 512 г. он умер, оставив вдову и дочерей. Сукайити, будучи не в состоянии уплатить долги мужа, обратилась за помощью к его старшему племяннику Мардук - нацир - апли, главе дома Эгиби. Последний выменял у нее половину фамильного имения на Новом канале, полученную Нергал - этиром в 519 г., на небольшое именьице в отдаленном Дильбате и в качестве компенсации заплатил долги покойного дяди.

    С именем Мардук - нацир - апли связана еще одна история, типичная для вавилонских нравов, - история вавилонского отца Горио, которого звали Кальбой, сыном Циллы, потомка Набайи. Он долгое время был агентом Итти - Мардук - балату и, занимаясь разного рода спекуляцией, сколотил довольно приличное состояние.

    После гибели Итти - Мардук - балату его старший сын Мардук - нацир - апли в 521 г. женился на Амти - Бабе, дочери Кальбы. Старый Кальба вне себя от радости большую часть своего с трудом нажитого состояния отдал в приданое дочери, чтобы той не стыдно было войти хозяйкой в богатый дом Эгиби. При этом Кальба обездолил своего сына, т. е. обрек себя после смерти на участь блуждающего духа - «этемму». Но зятю и дочери этого казалось мало. Мардук - нацир - апли и его брат Набу - аххе - буллит без зазрения совести обирали Кальбу.

    Они ссужали ему деньги и вынуждали продавать остатки земли, рабов и другого имущества. Оба отлично знали, что вырученные таким путем деньги Кальба тратит на свою ненаглядную дочь. Амти - Баба ходила в драгоценностях, а ее отец, вконец обобранный, в 509 г. умер нищим, как и бальзаковский отец Горио.

    Если Амти - Баба была плохой дочерью - конечно, с нашей точки зрения, а не вавилонян, - то это не мешало ей быть прекрасной женой. Ее брак с Мардук - нацир - апли был заключен по любви, и они жили душа в душу. В 506 г. Мардук - нацир - апли оказался в тяжелом положении. Тогда Амти - Баба, не задумываясь, отдала ему свое приданое - золото, деньги, браслеты и даже продала своих личных слуг.

    Муж в качестве компенсации перевел на ее имя одно из своих имений и девять рабов - своего управляющего раба Даян - бэл - уцура с его семьей. Правда, эта компенсация была меньше стоимости приданого. Тем не менее Амти - Баба, видя, что положение мужа остается тяжелым, пошла на новую жертву: она продала Даян - бэл - уцура и его семейство за 24 мины (12,1 кг) серебра.

    Но как раз в это время Мардук - нацир - апли сумел получить кредит в 45 мин (24,6 кг) серебра, и Амти - Баба успела расторгнуть невыгодную для нее продажу рабов. Даян - бэл - уцур так и остался управлять имениями семьи Эгиби в районе Шахрина.

    Перед нами прошла целая галерея вавилонян и их рабов, людей эпохи столпотворения. Эти образы - не плод литературного творчества, не обобщающие типы эпохи, в которых умышленно сконцентрированы ее характерные черты. Это реальные люди, дела и помыслы которых зафиксированы ими самими в деловых документах.

    При этом они меньше всего думали о том, чтобы оставить грядущим поколениям свои портреты и «вывернуть себя наизнанку» перед потомками. И, тем не менее, они это сделали. Людей судят не по их словам, а по делам. В документах как раз и нашли полное и беспристрастное отражение дела вавилонян.


    «Меч на коней его и на колесницы его и на все разноплеменные народы среди него, и они
    будут как женщины; меч на сокровища его, и они будут расхищены» (Иер.50:37)

    Корыстолюбие, алчность, холодный и расчетливый эгоизм, жестокость, мстительность и прочие низменные качества человеческой души рельефно проступают в их будничных поступках, проступают с беспощадной откровенностью. Они налагают отпечаток даже на такие свойства, как деловитость, трудолюбие, юмор, забота о ближнем, любовь и преданность.

    Нет ничего удивительного, что иноземцам бросались в глаза в первую очередь те качества вавилонян, которые принято считать отрицательными. Именно этим и объясняется образ Вавилона и вавилонян, хорошо известный благодаря Библии. Но таковыми вавилоняне стали не по своей природе. Такими их сделало общество, в котором они жили.

    Ведь они были детьми Вавилонской блудницы.


    1 ... 12 13 14 15 16 ... 20            















    Категория: ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН | Добавил: admin (04.11.2016)
    Просмотров: 246 | Рейтинг: 5.0/1