Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
БИБЛЕЙСКИЕ ПРОРОКИ [20]
БИБЛЕЙСКИЙ ИЗРАИЛЬ [20]
ИУДЕЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ [15]
ИСТОРИИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА [15]
ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ [250]
ЗОЛОТАЯ ЧАША СЕМИРАМИДЫ [50]
ВЕЛИКИЙ НАВУХОДОНОСОР [30]
ЦАРЬ НАВУХОДОНОСОР [20]
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН [20]
ВАВИЛОН. РАСЦВЕТ И ГИБЕЛЬ [20]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 1. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН

    Вавилон легендарный и Вавилон исторический. 16
    Главную массу общественных рабов составляли храмовые рабы. Наряду с ними в виде особой категории существовали царские, т. е. общегосударственные рабы. Среди храмовых рабов основную роль играли так называемые «ширку» - «посвященные», подаренные богу. Они, как и царские рабы, рекрутировались преимущественно из вавилонских пленников, которых распределяли по царским и храмовым хозяйствам в качестве пахарей, ремесленников и т. д., а частью делили между солдатами и офицерами, участвовавшими в походе, или продавали на невольничьих рынках частным лицам. 

    В храмовых архивах сохранилось множество документов о выдаче пленникам провианта и одежды из храмовых складов. Здесь встречаются имена и иудеев, и аскалонцев, и киликийцев, и лидийцев, и египтян, и арабов, и других пленников Вавилона. Многие из них, в частности пахари, сами вели хозяйство и содержали себя. По положению они походили на крепостных.


    «И дам им одно сердце и один путь, чтобы боялись Меня во все дни жизни,
    ко благу своему и благу детей своих после них» (Иер.32:39)

    Так, например, под Вавилоном в 538 г. существовало несколько селений пленных египтян, занимавшихся обработкой храмовых земель. Эти селения составляли общину, имевшую свой сход и подчинявшуюся храмовым властям. В аналогичных условиях жило большинство пленных иудеев. Их селения находились в различных местах Вавилонии, в том числе на канале Кабару (реке Ховар) под Ниппуром, где, кстати сказать, проживал и пророк Иезекииль.

    Вскоре после начала плена пророк Иеремия из Иерусалима, советуя своим соотечественникам оставить несбыточные надежды на скорое освобождение, писал: «Так говорит Яхве Саваоф, бог Израиля, всем пленникам, которых я переселил из Иерусалима в Вавилон. Стройте дома и живите в них, и разводите сады и ешьте плоды их.

    Берите жен, и рожайте сыновей и дочерей. И сыновьям своим берите жен, и дочерей своих выдавайте замуж, чтобы они рожали сыновей и дочерей, и размножайтесь там, а не умаляйтесь. И заботьтесь о благосостоянии города, в который я переселил вас, и молитесь за него господу, ибо при благосостоянии его и вам будет мир».

    Пленные иудеи бурно возмущались словами пророка, но волей - неволей вынуждены были следовать его советам. Вместе с другими рабами Вавилона иудейские пленники возводили стены и дворцы города. Они формовали кирпич, который обжигали в печах, пылавших день и ночь, озаряя сполохами ночное небо.

    Здесь и родилась легенда об «огненной пещи», в которую царь Навуходоносор вверг иудейских отроков за отказ поклоняться вавилонским идолам и из которой отроки вышли целыми и невредимыми благодаря заступничеству бога Яхве (эта легенда легла в основу «пещного действа», церковного обряда - мистерии, справлявшегося ежегодно в декабре в допетровской Руси. При царе Алексее Михайловиче на этот сюжет Симеон Полоцкий написал силлабическим стихом первую русскую театральную пьесу «О Навуходоносоре, о теле злате и о триех отроцех»).

    Наряду с пленными в рядах ширку было немало вавилонян. Бедняки, доведенные нуждой до отчаяния, иногда сами вступали в число ширку. Так, 27 марта 544 г. в Уруке «Банат - Иннин, дочь Нергал - иддина, заявила в народном собрании Набу - шарру - уцуру, царскому голове, куратору храма Эанны, Габби - илани - шарру - уцуру, префекту храма Эанны, и Зерии, эконому храма Эанны, сыну Ибны, потомка Эгиби: «Мой муж Набу - зер - укин скончался.

    В стране наступил голод, и я, заклеймив звездой, отдала моих маленьких сыновей Шамаш - эрибу и Шамаш - леу богине Бэлит Урукской. Да будут они ширку богини Бэлит Урукской, пока живы». Набу - шарру - уцур, префект, эконом и кураторы храма Эанны выслушали речь Банат - Иннин, дочери Нергал - иддина, и выдали Шамаш - эрибе и Шамаш - леу «кормление» из храма Эанны. Шамаш - эриба и Шамаш - леу - ширку богини Бэлит Урукской. При сем присутствовал Табия, советник Урука, сын Набу - надин - шуми, потомка Хунзу. (Следуют имена свидетелей, писца и дата)».

    Многие благочестивые вавилоняне посвящали в ширку своих рабов в качестве дара божеству. Дети ширку также становились ширку: попав в это сословие, человек и его потомство навсегда оставались в нем. Ширку нельзя было ни продать, ни освободить, ни еще каким-нибудь способом отнять от божества, которому его посвятили.

    Большинство ширку клеймилось знаком этого божества. Но клеймились далеко не все ширку. И не все они были безликой серой массой рабов. Свободные вавилоняне, становясь ширку, сохраняли отчество и подчас свое положение в обществе. Среди ширку попадались даже лица с княжеским титулом, богатые рабовладельцы, землевладельцы, дельцы, арендаторы храмовых и частных земель и домов.

    Гимиллу, сын Иннин - шум - ибни, ширку богини Бэлит Урукской, заведовал скотом храма Эанны и много лет подряд вместе со своим братом и своими пастухами систематически крал храмовых коров и овец. Кроме того, он вымогал взятки, отпускал за деньги беглых рабов - словом, наживался, как умел.

    Храмовое начальство знало об этом и молчало, так как само без зазрения совести воровало в храме золото, серебро, утварь, присваивало храмовые земли, дома и доходы. Но Гимиллу обнаглел до такой степени, что высокие покровители вынуждены были отдать его под суд. 21 августа 538 г. Гимиллу судили все магистраты Урука.

    Четверо писцов, не разгибаясь, писали протокол. Решение суда составило объемистый текст в 148 строк, разбитых на четыре столбца. Улики были настолько очевидны, что Гимиллу даже не пытался отрицать некоторые из своих краж. На него наложили штраф в 92 коровы, 302 овцы и 1 мину 10 сиклей (590 г) серебра.

    Однако Гимиллу вместо уплаты штрафа подал апелляцию персидскому сатрапу Губару, а сам продолжал воровать. Сатрап, пригрозив суровой карой, заставил урукских отцов города явиться на суд в Вавилон и обличить Гимиллу. Апелляция была отвергнута, и Гимиллу до апреля 534 г. оставался в Вавилоне под арестом. Но дружки не оставили его в беде.

    Один из них, Набу - тариц, мясник из вавилонской Эсагилы, вручил кому следует взятку в 5 мин (2,525 кг) серебра, и Гимиллу вернулся в Урук, где его встречали чуть ли не как героя. Теперь он занялся также храмовыми землями и, помимо скота, начал красть ячмень и финики. Он воровал десятками тысяч тонн и наконец так погряз в своих темных делах, что счел за благо бежать. Но предварительно он выкрал храмовые документы на сбор ренты финиками и спрятал их у своих родственников. Из-за этого храм не смог собрать ренту. Только 3 сентября 520 г. власти с трудом нашли эти документы, а Гимиллу так и исчез. Да никто и не искал его.

    Такова была верхушка храмовых рабов, и таковы были нравы и моральный облик вавилонской олигархии, управлявшей храмами - коллективной собственностью граждан. Рядовые ширку находились, естественно, совсем в ином положении. Они трудились в храмовом хозяйстве в качестве пахарей, пастухов, птичников, рыбаков, скотников, ремесленников, храмовых служек, бурлаков и т. д.


    «И наполнилась земля его серебром и золотом, и нет числа сокровищам его; и
    наполнилась земля его конями, и нет числа колесницам его» (Ис.2:7)

    Храм нередко отдавал их внаем. Из ширку набирались лучники и стражники для несения полицейской службы. Храм содержал ширку, выдавая им довольствие ячменем, финиками, сикерой, горчицей, чесноком, шерстью, готовой одеждой, деньгами. Ширку постоянно привлекались на ирригационные и строительные работы.

    Ширку - пахарей храм сдавал в аренду вместе с землей, которую они обрабатывали. Не все ширку мирились со своей участью. Если некоторые свободные сами вступали в их ряды, то гораздо чаще ширку совершали побеги и пытались иными способами добиться свободы. Их ловили, наказывали и возвращали в прежнее состояние.

    Вторую основную категорию вавилонских рабов составляли рабы, принадлежавшие частным лицам (этих рабов редко называли «рабами» (ardu). Обычно их звали «холоп» (qallu), «холопка» (qallatu) в смысле маленький, подневольный человек. Рабынь иногда называли «малая» (sahirtu), «рабыня» (amtu), «служанка».

    Совокупность рабов обоего пола называли также lamutanu, latanu - «находящиеся вокруг», слуги, или просто amelutu - «людье». Рабов, принадлежавших одному владельцу, обозначали термином - biti - «люди дома» (лат. familia), а раба, рожденного в доме рабовладельца, - mar - buti - «сын дома» (лат. verna).

    Об их численности нет даже приблизительных данных. Можно лишь утверждать, что каждая мало - мальски состоятельная семья имела рабов. Рабами владели также многие арендаторы, земледельцы и садоводы. Не иметь рабов считалось признаком бедности. Некоторое представление о размерах частного рабовладения дают следующие цифры.

    Икиша, сын Кудурру, потомка Нур - Сина, отец богача Иддин - Мардука, в конце жизни имел одного раба. У бездетных супругов Арди - Гулы и Дамки из Хурсаг - каламмы было четверо рабов. Набу - эреш, сын Табнеа, потомка Аху - бани, за два года вынужден был уступить семье Эгиби, опутавшей его долгами, 13 своих рабов.

    Семья Эгиби владела не менее чем 300 рабами. Набу - куцуршу, будучи младшим сыном, получил при разделе наследства со своим старшим братом в качестве своей трети 118 рабов; следовательно, у их отца Бэл - уцуршу было около 400 рабов. Но семья Эгиби и Бэл - уцуршу принадлежали к верхушке средних слоев гражданства и по вавилонским масштабам считались собственниками средней руки. У богачей же из числа олигархов и царских вельмож рабы исчислялись тысячами.

    В античном обществе, в том числе и вавилонском, раб считался вещью, «говорящим орудием» и в то же время необходимым составным элементом семьи («цельная семья состоит из рабов и свободных… Первые и самые малые части семьи суть: господин и раб, муж и жена, отец и дети». Гражданину «самой природой предназначены женщина и раб» - первая дает продолжение жизни семье, а второй обслуживает семью (см. Аристотель.

    Вавилонская матрона Баба - шаррат после кончины своего мужа Таб - цилли - Мардука, сына Набу - аплу - иддина потомка Син - или, наняла 4 апреля 542 г. некоего Эсаггиль - будию, чтобы он соорудил склеп для нее, ее сыновей и двух рабов ее дома. А другая вавилонянка, Цира, дочь Набу - бани - зери, потомка Кузнеца, подобрав на улице маленькую девочку, дала ей имя Шепитта и поставила ножками на глинобитный пол своего дома в знак того, что отныне она принадлежит дому, семье.

    Когда Шепитта подросла, Цира и ее муж весной 529 г. перед гражданами объявили ее своей рабыней. Обе матроны строго следовали древней традиции приобщения рабов к семье. У мелких рабовладельцев рабы находились на положении младших членов семьи и работали вместе со своими господами. Иначе использовали рабов крупные рабовладельцы.

    Они тоже держали у себя дома рабов в качестве прислуги, но относились к ним, как к вещам. Так, например, уже известный нам Итти - Мардук - балату, глава семьи Эгиби, подражая сильным мира сего, купил себе «раба - наушника» (у римлян он назывался номенклатором), в обязанность которого входило запоминать и подсказывать господину то, что тому желательно было запомнить. Одновременно он приобрел дюжего раба - вышибалу, чтобы тот охранял господина на улице и гнал из дома тех, кого господин прикажет.

    Зверская эксплуатация рабов на износ в Новом Вавилоне вышла из моды. Такую роскошь могли позволить себе лишь цари и храмы, которым рабы доставались даром. В обществе, где положение человека определялось содержимым его кошелька, хорошо умели считать. С рабом, конечно, можно обращаться, как со скотиной, но глупо забывать, что он человек, и еще глупее стоять над ним с палкой.

    Раб стоил рабовладельцу денег, и его всегда можно было продать за деньги. Даже в том случае, когда раб рождался в доме господина или попадал к нему в составе приданого или наследства, суть дела не менялась: в свое время за него или за его предков были заплачены деньги.

    Торговля рабами велась несколькими способами. Простейшим из них была покупка раба непосредственно у владельца по цене, на которую он согласился. Но собственник часто не желал продавать раба. Тогда покупатель стремился опутать его долгами и забрать приглянувшегося раба сначала в залог, а затем и полностью в счет уплаты долга. Наконец, раба можно было купить на невольничьем рынке у работорговца - профессионала.

    Среди работорговцев имелось немало жуликов, умевших всучить зазевавшемуся покупателю товар с браком: раба с неизлечимой болезнью, скрытыми пороками, склонного к побегу, строптивого и т. п. Покупатели вносили в купчие оговорки, содержавшие гарантии продавца и дававшие возможность вчинить ему иск в случае обмана. Однако и это не всегда спасало даже самых опытных рабовладельцев от промахов.

    Иддин - Мардук, сын Икиши, потомка Нун - Сина, 21 января 544 г. купил за 1 мину (505 г) серебра раба Набу - натанну у работорговца Арраби. Наряду с Арраби за раба поручились его бывшие хозяева. Тем не менее через некоторое время раб сбежал. Иддин - Мардук, очевидно не без оснований, заподозрил, что побег был устроен самим работорговцем, имевшим в виду продать раба еще раз, и подал в суд. 7 марта 544 г. суд постановил: Арраби, если у него найдут беглого раба, должен будет оплатить Иддин - Мардуку убытки, причиненные побегом.


    «Ибо земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море» (Ис.11:9)

    В 546 г. судьи царя Набонида до седьмого пота разбирали шумное дело раба Барики - или. Они начали с того, что спросили его, кто он такой.

    - Я - гражданин, - не моргнув глазом, ответил раб.

    - Докажи нам свое гражданство, - потребовали судьи.

    Барики - или таких доказательств не имел и сознался:

    - Я совершил два побега из дома моего господина, и много дней меня не было видно. Я с перепугу сказал: «Я - гражданин». У меня нет гражданства: я - раб, выкупленный моей госпожой Гагой за серебро.

    Однако судьи снова не поверили Барики - или. Потратив немало сил и подняв массу документов, они все-таки выяснили его настоящую биографию.

    Барики - или и его мать Апатшу некогда действительно были рабами матроны Гаги из Хурсаг - каламмы. В 1570 г. Гага отдала Барики - или в залог за 28 сиклей (235,6 г) серебра Ахи - нури, сыну Набу - надин - ахи, но раб оказался настолько непутевым, что новый хозяин поспешил вернуть его прежней госпоже.

    Тогда Гага, ее муж Пир’у и двоюродный брат мужа Зерия, посоветовавшись, продали раба 11 июля 566 г. с аукциона за 23 сикля (193,6 г) серебра Набу - зер - укину, сыну Бэл - иддина, потомка жреца бога Эа. Покупатель взял с них поруку за то, что раб не убежит. Но Барики - или бежал и пребывал в бегах около четырех лет.

    Гага вынуждена была вернуть покупателю деньги и снова принять раба, когда того поймали. 1 апреля 562 г. она, ее муж и деверь заняли у Курбанни - Мардука, сына Бэл - нацира, потомка Магната, 20 1/8 сикля (180 г) серебра, отдав ему в залог рабыню Апатшу и ее сына Барики - или. Кредитор взял Апатшу к себе в услужение, но от ее сына отказался. Гаге еще раз пришлось выкупить Барики – или наконец она нашла средство избавиться от раба: отдала его в приданое своей дочери Нупте. Та же, хлебнув с рабом лиха через край, поспешила подарить его своему сыну Забаба - иддину и своему мужу Иддине.

    Однако и мужская рука оказалась не в силах совладать со строптивым рабом. Как только Гага и Нупта скончались. Забаба - иддин и его отец Иддина поспешили продать Барики - или в Вавилон. «Счастливым» обладателем раба стал молодой Итти - Мардук - балату, наследник дома Эгиби, тогда только что делавший первые шаги на деловом поприще под руководством отца.

    Барики - или ознаменовал свое прибытие в Вавилон новым побегом. А вскоре выяснилось, что его разыскивает семья Ахи - нури, в залоге у которой он был еще в 570 г. и, видимо, что-то там натворил. После длительных поисков сыщик Бэл - риманни поймал Барики - или, и тот предстал пред судьями. Суд признал Барики - или рабом и отдал семье Ахи - нури, у которой Итти - Мардук - балату пришлось выкупать его.

    Не меньше хлопот семье Эгиби принесла покупка раба Ина - кате - Бэл - шакина. На этот раз впросак попал сам многоопытный Набу - аххе - иддин, отец Итти - Мардук - балату. Ина - кате - Бэл - шакин проживал в славном городе Сиппаре. Его господин Силим - Бэл занимался темными делами на землях местного храма Эбаббарры. Раб следовал по его стопам.

    В 550 г. в компании с двумя такими же прощелыгами, как он сам, Ина - кате - Бэл - шакин подрядился доставить на царский склад чеснок, собранный на храмовых землях гражданином Бэл - ибни. Получив чеснок под поручительство господина, раб и его приятели бесследно исчезли. Бэл - ибни случайно нашел его только через восемь лет и привлек к суду, на котором вскрылись интересные детали, достойные пера Лесажа.

    Оказывается, еще в 555 г., за пять лет до упомянутых деянии Ина - кате - Бэл - шакина, Силим - Бэл продал его семье Эгиби. Новые господа купили раба через посредство своего приказчика и даже не поинтересовались, чем он занимается: раб исправно платил дань, и господа оставались им довольны. Таким образом, в 550 г. Ина - кате - Бэл - шакин и его бывший господин Силим - Бэл умышленно обманывали Бэл - ибни.

    Отвечать же за них теперь, в 542 г., должен был Итти - Мардук - балату, ставший собственником раба после кончины отца. Ему же пришлось и расплачиваться с Бэл - ибни. Что же касается Ина - кате - Бэл - шакина, то на склоне лет он угомонился и стал земледельцем в имении семьи Эгиби на Новом канале под Вавилоном. В 523 т. Итти - Мардук - балату передал его в собственность своему младшему брату Нергал - этиру.

    В архиве семьи Син - или сохранился уникальный документ, представляющий особый интерес для нас, русских. Он известен ассириологам под шифром VAS IV 27. Вот его перевод: «До установленного срока Набу - шум - уцур, сын Набу - кузуб - илани, потомка Магната, должен отдать Бабуну, дочери Икиши, жене Табии, 1 мину 22 сикля (690 г) серебра, а та должна вернуть и отдать Набу - шум - уцуру купчую, по которой она увела от Набу - ах - иддина за установленную стоимость (рабов) Набу - буллита и Набу - шарру - уцура. Набу - шум - уцур должен до установленного срока отдать Бабуну мертвых и беглых рабов Набу - мушаллима и серебро. После установленного срока рабы принадлежат Бабуну. (Имена двух свидетелей и писца.) Вавилон, 18 ташриту 38–го года Навуходоносора, царя Вавилона (23 октября 567 г.)».

    Бабуну - это уже известная нам матрона Баба - шаррат, а Набу - шум - уцур - работорговец - профессионал. Бабуну купила у него мертвых и беглых рабов. Трудно сказать, зачем они понадобились ей, но факт остается фактом: Павел Иванович Чичиков не был оригиналом - вавилонянка Бабуну торговала «мертвыми душами» ровно за 2409 лет до выхода в свет бессмертной поэмы Н.В. Гоголя!

    Цены на рабов зависели от их возраста, профессии, личных качеств, условий продажи и от колебаний стоимости живого товара. Так, например, раб Бэл - цуле - шиме при залоге на условиях антихрезы был оценен в 30 сиклей (252,5 г) серебра, а при продаже - в 52 сикля (437,6 г) серебра. Раб Ша - Бэл - лишши за свою долгую и нелегкую жизнь сменил семь хозяев. Его продавали четыре раза, и его цена менялась в зависимости от возраста: в 593 г. за него, еще юношу, заплатили 59 сиклей (497 г), в 586 г., когда он был в расцвете сил, - 62 сикля (522 г), в 576 г., за уже пожилого, - 51 сикль (429 г), а в 548 г., за старика, - только 22 сикля (185 г) серебра.


    «Утешит все развалины его и сделает пустыни его, как рай, и степь его, как сад Господа;
    радость и веселие будет в нем, славословие и песнопение» (Ис.51:3)

    Средняя цена на рабов постепенно росла. В первой половине VI в. взрослого раба-мужчину можно было купить за 50–60 сиклей (421–505 г), рабыню - за 30–50 сиклей (252,5–421 г), ребенка - за 15–20 сиклей (126–168 г) серебра. В 20–х годах, при царе Камбизе, взрослый раб уже стоил 60–120 сиклей (505–1010 г), рабыня - около 60 сиклей (505 г) серебра. Десятилетие спустя стоимость раба-мужчины достигла 120–150 сиклей (1010–262,5 г), рабыни - 60–120 сиклей (505–1010 г) серебра, т. е. выросла по сравнению с серединой VI в. в 2–3 раза, что было вызвано падением курса серебра, но не сокращением притока рабов в страну извне.

    Итак, раба надо было купить. Но купить раба еще не значило создать производство. Для этого от рабовладельца требовались дополнительные расходы. «От того, что он купил раба, он еще не в состоянии сразу эксплуатировать раба. Эту возможность даст ему лишь дальнейший капитал, который будет помещен им в само рабовладельческое хозяйство», - писал К. Маркс.

    Вавилонские рабовладельцы хорошо усвоили эту тонкость политической экономии на практике. Жизнь научила их считать, а, научившись считать, они открыли, что рабский труд из - под палки отличается очень низкой производительностью. И они еще в седой древности отыскали способы поднять рентабельность труда рабов. Широкое распространение подобные способы получили, однако, только в эпоху столпотворения.

    Одним из таких способов была отдача рабов в наем. Их нанимали и в качестве прислуги (особенно рабынь), и для отбывания трудовой повинности, и на земляные работы, и для работы в имениях, мастерских, на судах, и т. д. Срок и условия найма были различными. Обычно наниматель не только платил господину за раба «дань» (mandattu), но и брал на себя обеспечение раба пищей, одеждой и жильем. Выгоднее было отдавать внаем квалифицированных рабов. Поэтому рабовладельцы часто отдавали рабов в обучение ремесленникам, о чем уже говорилось выше. Разновидностью найма рабов, причем найма принудительного, являлась ссуда под залог раба на условиях антихрезы: раб отрабатывал кредитору проценты на ссуду, полученную господином.

    Отдача раба в наем не меняла характера его труда. Раб по-прежнему оставался «говорящим орудием». И тем не менее рабовладелец и наниматель получали определенный выигрыш. Рабовладелец освобождался от затрат на использование и содержание раба, т. е. экономил на основном и оборотном капитале.

    Он тратился только на покупку раба и получал без дальнейших затрат прибыль в виде дани, которая составляла около 20 % годовых от стоимости раба в год, так что за пять лет раб полностью окупал себя, и в дальнейшем господин получал уже чистый доход. Наниматель же экономил на капитале, необходимом для покупки раба и составлявшем весьма крупную долю основного капитала. Таким образом, он получал возможность начать производство с меньшим наличным капиталом, не тратясь на покупку раба.

    Отдача рабов в наем подсказала рабовладельцам следующий шаг: рабов стали отдавать в наем самим себе. Так появилось оброчное рабство - наиболее распространенная форма эксплуатации рабов состоятельными рабовладельцами в эпоху столпотворения. С оброчными рабами мы встречаемся в самых различных сферах жизни Нового Вавилона.

    Ими были рабы - ремесленники, рабы - земледельцы и садоводы, арендовавшие землю у своих господ или у других лиц, содержатели трактиров, рабы - дельцы и т. д., о которых неоднократно говорилось выше. Оброчному рабу часто открывалось широкое поле деятельности. Господин предоставлял ему пекулий (пекулий - здесь имущество, предоставленное господином в распоряжение раба) и получал с него дань и определенную долю доходов.

    В декабре 575 г. Табия, сын Набу - аплу - иддина, потомка Син - или, взял за 36 1/2 сиклей (307,2 г) серебра в залог на условиях антихрезы у своей тетки Куннабаты, дочери Бэл - ле’, потомка Син - или, ее раба Арраби. Куннабата не могла покрыть долг, и раб стал собственностью Табии. Сначала он был садоводом в имении Табии, платил дань и ренту финиками и постепенно богател.

    Наконец в мае 551 г. Арраби арендовал у господина на 10 лет целое имение, обязавшись засадить его финиковыми пальмами. Часть земли он должен был обрабатывать в счет своей дани, а остальную - за шиссинну, которую господин будет платить его работникам, ибо Арраби уже настолько разбогател, что держал батраков и субарендаторов. Табия обязался также поставить своему рабу новые железные мотыги и 5 мин (2,525 кг) шерсти, так как Арраби одновременно завел мастерскую по изготовлению плащей и часть ее продукции должен был отдавать господину.

    Мардук - нацир - апли, глава семьи Эгиби, в 508 г. предоставил своему рабу Набу - айялу и свободному Убару 100 курру (15 156 л) фиников, 50 курру (7578 л) ячменя и 60 пустых пифосов на три года, а также бесплатно дал им помещение для трактира в вавилонском предместье Бит - Хаххуру. За это Набу - айялу и Убар обязались ежегодно платить ему по 2 мины (1,01 кг) серебра и через три года полностью возместить авансированный капитал.

    При оброчной форме эксплуатации раб переставал быть «говорящим орудием» в процессе производства. Он располагал самостоятельным хозяйством, что в корне меняло его отношение к труду. Оставаясь юридически рабом, он уже не был таковым в экономическом смысле. Этот факт явочным порядком признало и вавилонское право: раб становился юридическим лицом, вступал в договорные отношения с разными лицами, включая собственного господина. А господин, отпуская раба на оброк, не только экономил на основном и оборотном капитале, но и получал прибыль намного выше той, которую приносил раб, отданный внаем.

    Оброчное рабство служило ступенькой к следующей форме эксплуатации рабов, самой высшей в античном мире, - к вольноотпущенничеству. Мотивы отпуска рабов на волю были разные, но преобладали экономические. На волю отпускались преимущественно богатые рабы, платившие господину за себя выкуп гораздо больший, чем та цена, за которую их купили. Кроме того, вольноотпущенник часто обязывался содержать своего бывшего господина или выплачивать ему определенные суммы. За нарушение этих обязательств господин мог вернуть его в рабство.


    «Буду судиться с ним моровою язвою и кровопролитием, и пролью на него и на полки его и на многие
    народы, которые с ним, всепотопляющий дождь и каменный град, огонь и серу» (Иез.38:22)

    Таким образом, отпуская раба на волю, рабовладелец не только избавлялся от всех расходов на содержание и использование раба, но и с лихвой возвращал себе деньги, истраченные на его покупку. Кроме того, рабовладелец получал без всяких затрат и хлопот от вольноотпущенника прибыль, значительно превосходившую ту, которую давали прочие методы эксплуатации рабов.

    Оброчные рабы и вольноотпущенники вместе с привилегированными храмовыми и царскими рабами составляли верхушку класса рабов. Многих из них с очень большими оговорками можно назвать эксплуатируемыми. Они сами эксплуатировали и рабов и свободных и были богаче очень многих вавилонских граждан.

    Основная масса рабов жила, конечно, не так, как эта верхушка. Вавилонские рабовладельцы отнюдь не отличались гуманностью. В обществе, где господствовал златой телец, не оставалось места для сентиментальности. Но этот же идол заставлял рабовладельцев избегать ненужной жестокости в отношении рабов. При этом рабы, принадлежавшие частным лицам, в целом находились в лучшем положении по сравнению с храмовыми и царскими рабами.

    Вавилон не знал таких классовых битв, как Сицилийские восстания 137–132 и 104–101 гг. до н. э. или восстание Спартака в 74–71 гг. до н. э., потрясавшие Рим, но в VI в. до н. э. в вавилонском обществе было явно неспокойно. «Мужики» (sabe), как в Вавилоне называли трудящихся независимо от того, были ли они рабами, ширку, пленниками или свободными батраками, постоянно тревожили власть имущих.


    1 ... 14 15 16 17 18 ... 20            













    Категория: ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН | Добавил: admin (04.11.2016)
    Просмотров: 235 | Рейтинг: 5.0/1