Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Оттон Фрейзингский - Хроника, или история двух градов. 2
    Отсюда и следующее пророчество: Воззрят на того, которого пронзили. Ибо отец не судит самолично, но весь суд отдал Сыну, чтобы того, кого Он прежде безвинно подверг всяческим поношениям и кресту, теперь сделать господином небесных, земных и преисподних, определив Судией живых и мертвых. 

    Однако праведным Его человеческий облик покажется мягким, тогда как для нечестивых Он будет настолько более ярким и ужасным, насколько скромным и презренным был Он для них, когда они увидели Его впервые. Вид Его и сила, которые в первое пришествие, хоть и не полностью, были скрыты мраком, но спрятаны от взора, проявятся в Нем тем более, что будут направлены на наказание противников.


    «Не стало милосердых на земле, нет правдивых между людьми; все строят ковы,
    чтобы проливать кровь; каждый ставит брату своему сеть» (Мих.7:2)

    Отсюда и у Малахии: И кто выдержит день пришествия Его, или: Кто устоит, когда Он явится? Ибо Он - как огонь расплавляющий и как щелок очищающий, и сядет переплавлять и очищать серебро, и очистит сынов Левия. Что означает: Он будет судить не только тех, кто как солома будут пожраны огнем ярости Его, но и тех, которые, не имея части и удела в землях, зовутся сынами Левия, или тех, которых сравнили с серебром и признали достойными быть помещенными в небесном дворце, Он устрашит величием своей высочайшей доблести и, испуганных, очистит, согласно блаженному Иову.

    Ибо и силы небесные поколеблются. И это отличительное сияние Судьи, полагаю, имел в виду Даниил, когда сказал: Трон Его - как пламя огня, колеса его - пылающий огонь, огненная река выходила и проходила пред ним. Ибо явится Он, славный и достойный удивления, в сопровождении блистательной свиты небесной курии, о чем пророк говорит далее: Тысячи тысяч служили Ему, и тьмы тем предстояли пред Ним.

    16. Итак, когда оба эти града предстанут пред престолом святости Его, один будет поставлен справа, то есть с лучшей стороны, другой слева, и суд над каждым ограничится вынесением справедливейшего приговора. Ведь не будет никакой трудности в вынесении приговора, так как судья с неизменной легкостью будет узнавать совести подсудимых, которые сами себя по очереди будут то обвинять, то защищать.

    Об этом говорит Даниил в книге о своем видении: Суд сел и раскрылись книги. Иоанн же в Апокалипсисе выражается яснее: Увидел я великий белый престол и Сидящего на нем, от лица которого бежало небо и земля, и не нашлось им места. И видел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими.

    Что это за книги, о которых согласно упоминают Даниил и Иоанн? И что это за иная книга, о которой говорит Иоанн и которую он еще называет книгой жизни? Или Бог, по человеческому обычаю, записал деяния всех людей, чтобы они не стерлись у Него из памяти, и в соответствии с этим будет судить каждого?

    Или недостаточно того, что как Творец Он знает совесть каждого, как неизменный ничего не забывает, и будет судить, как истинный и строгий от века судья? Следовательно, «книги» - это совести человеческие, сами себя осуждающие на жизнь или на смерть. «Иная же книга», которая еще называется книгой жизни, это промысел Творца, Который изначально предвидел, кто должен быть по справедливости проклят, и милосердно предопределил тех, кто должен быть призван и оправдан. Об этой книге говорит псалмопевец, желая истребления нечестивых: Да изгладятся они из книги живых и с праведниками да не напишутся.

    17. Что же означает выражение «Суд сел», ведь мы обычно говорим «садиться судить» (ad iudicium) или «садиться в суде» (in iudicio), а не «суд садится». Так и псалмопевец говорит: Ибо там в суде сели престолы. Престолы садятся? Что это за престолы? Что за суд? Давайте рассуждать логически: престолы могут сесть, если они живые, суд может сесть, если он живой.

    Следовательно, есть и живые престолы, в которых (in quibus) сидит Бог. Есть и живой суд, на котором Он творит свой приговор. Такое иносказание часто встречается в Священном Писании, подобно тому как в одном светском произведении «разукрашенный Парфонопей» образно употребляется вместо выражения «разукрашенный щит Парфонопея», таким же образом здесь «престолы» употреблены вместо слова «садиться», а выражение «суд садится» в смысле «садиться судить» или «судить».

    Хотя, с другой стороны, «суд» и «престол» могли быть названы так не только потому, что они судят, но и потому, что Бог в них судит, не только потому, что они сами сидят, но что Бог «сидит» в них, то есть «пребывает». Ты воссел на престоле, - говорит псалмопевец, - Судия грозный. Или, может быть, так говорится об ангелах потому, что и святые сядут вместе с Ним и вместе с Ним будут судить, в которых Он Сам будет сидеть и судить?

    Ведь сядут же с Ним судить святые апостолы, как Он Сам пообещал им в Евангелии: Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых.

    Он Сам сидит в святых и судит, управляет, обитая в их помыслах, чтобы то смятение не могло их поколебать, наполняет их жизнью, чтобы эта неправильность не заставила их отклониться от истинной нормы, как говорится: Душа праведного - престол мудрости. Итак, суд сидит и судьи сидят, потому что святые апостолы - тот священный совет, и их последователи, в которых обитает Бог, придут на суд не в качестве подсудимых, а для того чтобы исполнить обязанности судей.

    И будет там четыре разряда людей, по два добрых и злых; из добрых один разряд - судящий, другой - подсудимый; из злых один разряд - подсудимый, другой - заранее осужденный. Судящий разряд составлен из людей совершенных, которые, отказавшись от собственных стремлений, последовали за Христом, и о них сказано:

    Сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых, где двенадцать престолов обозначают совершенство этой группы. Подсудимый разряд составлен из людей не столь совершенных, но, однако, праведных, которые, владея положенным, делами милосердия заслужили право быть поставленными по правую руку, и после того как пройдут судебное разбирательство и будут испытаны, они услышат благие слова: Алкал Я, и вы дали мне есть, и: Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте царство, уготованное вам от создания мира.

    Тот разряд злых, что должен быть осужден и проклят, составляют люди, которые захватили себе, движимые жадностью, переходящее добро, отданное Создателем в общее пользование роду человеческому, и затворили свои сердца для бедных и нуждающихся, и о них также говорится: Алкал Я, и вы не дали Мне есть, и: Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, и так далее.


    «Нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились
    с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного» (Рим.3:10-12)

    Уже осужденный и проклятый разряд состоит из злых, которые, продолжая упорствовать в неверии, не перешли к познанию истины и действительному почитанию истинного Бога, которое греки называют «евсевией», мы же - благочестием, и об этих сказано: Неверующий уже осужден.

    И псалмопевец говорит: Потому не восстанут нечестивые на суд, и грешники - в собрание праведных. Ведь он не сказал: грешники не восстанут, но что нечестивые, то есть неверующие, не восстанут на суд, то есть не предстанут перед судом, о других же добавил: «...грешники - в собрание праведных». Что означает: они восстанут на суд, но не в собрание праведных.

    Отсюда, очевидно, следует, что в этот разряд (collegium) входят не только алчные, которые составят группу тех, кто подлежит не только суду, но и проклятию, но и уличенные в том, что под именем веры Христовой умирают во грехах своих. Ибо никто, как мне кажется, не должен быть рассеян и проклят за немилосердность с большим основанием, чем те, кто, презрев свою жизнь вечную, не позаботились об оплакивании и помощи собственной душе, не говоря уже о душах ближних своих.

    Ведь верна пословица: Кто зол для себя, для кого будет добр? И это слово мудрости: Богу угодно, чтобы ты оплакивал свою душу.

    18. Теперь нужно установить, где состоится собрание этого последнего суда. Некоторые, опираясь на буквальное понимание следующих слов пророка: В долине Иосафата Я буду судить их, полагают, что будущий суд состоится недалеко от святого города в долине Иосафат, то есть в том месте, где Господь Иисус Христос был осужден и куда Он придет, чтобы судить.

    Поэтому некоторые простецы, посещая Гроб Господень ради молитвы, оставляют в указанной долине камешки или другие предметы, как бы замечая для себя места на этот час последнего суда. Это, выражаясь словами Иеронима, благочестивое заблуждение, происходящее из набожности и простоты веры, мы не отвергаем, однако и не признаем за правильное суждение.

    Другие, понимая эти слова аллегорически, говорят, что, поскольку еврейское «Иосафат» на латыни звучит как «суд», где бы ни состоялся Страшный суд, место это будет называться «Иосафат», то есть «суд». Третьи, основываясь на вышеприведенных словах апостола, который, сказав, что святые вознесены будут на воздухе навстречу Господу, сразу же добавляет: «И так всегда с Господом будем», полагают, что суд, будет происходить в воздухе.

    Мне, однако, кажется, что скорее правы те, которые говорят, что будущий суд состоится на земле. Поскольку более правдоподобно, чтобы тела, которые сделаны из земли и не изменены в лучшее именно потому, что это тела злых, будут размещены на земле для суда, нежели будут подняты наверх, к более легкому элементу, со своей тяжестью, которая должна стремиться вниз.

    Это не противоречит свидетельству апостола о том, что святые всегда пребудут с Христом с того момента, как будут вознесены навстречу Ему на воздухе, поскольку они могли бы вернуться с Ним на землю в любое приятное им место, не испытывая тяжести тел, и после истребления нечестия, дабы оно не видело славы Божьей, вступить в радость Господа своего, где всегда с ним пребудут.

    19. О том, с какой быстротой будет проходить суд, и говорить не стоит, поскольку всепроникающая проницательность судьи и острота провидения испытателя утробы и сердец исключает всякое колебание и ошибки, которые обычно имеют место в судебных делах этого века.

    Ведь в соответствии с принятой у нас формой судебного процесса, где обвинитель обвиняет, защитник - защищает, свидетель стремится изобличить, судья часто обманывается, поскольку как человек он не знает подноготной подсудимого, и подсудимый, который заслуживает осуждения, часто оказывается оправданным. Поскольку этого не может произойти там, где совесть каждого сама будет его защищать, следует верить, что этот суд свершится с небывалой быстротой.

    20. Нам остается исследовать конец двух градов, который последует за воскресением и Страшным судом. Ибо после рассмотрения в суде дел обоих градов, как было сказано, один будет увенчан по заслугам, другой - осужден на вечное наказание вместе с главой его, дьяволом и князем и совратителем его антихристом.

    Иоанн предвещает это в Апокалипсисе: И дьявол, прельщавший их, ввержен в печь огненную и серную, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков. Иоанн упоминает троих: дьявола, зверя и лжепророка; при этом дьявола он называет собственным именем, под зверем подразумевает Вавилон или мир, под лжепророком - антихриста, которые, как он сказал, ввергнутые в печь огненную, должны будут мучиться днем и ночью во веки веков.

    При помощи выражений «огонь и сера» он показывает жестокость пожара, «печь огненная» - насколько ужасно то место, «день и ночь» и «во веки веков» - нескончаемость и беспрерывность наказания. Ибо огонь там не ослабеет, место не получит прохлады, долгая ночь не сменится днем, а муки наказания будут длиться бесконечно.

    Затем об осуждении самого града, который здесь назван зверем, в другом месте Иоанн говорит: И один сильный Ангел взял камень, подобный большому жернову, и поверг в море, говоря: С таким стремлением повержен будет Вавилон, великий город, и уже не будет его. Такой оборот речи, называемый у греков символическим, использует Священное Писание: говоря о вещах незримых или духовных, оно для сравнения приписывает им свойства предметов видимых и материальных, точно так же, как мы, когда хотим отметить быстроту ангелов, изображаем их крылатыми.

    Ибо не следует верить, что ангел бросил в море реальный камень: употребив вышеназванный прием, Иоанн хотел подчеркнуть стремительность падения и быстроту осуждения Вавилона, это соответствует тому, что мы читаем в псалме: Погибла память их с ними. В Апокалипсисе же уничтожение названного града описывается подробнее:


    «Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем?
    Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки» (Еккл.1:3-4)

    Пал, пал Вавилон, великая блудница, сделался жилищем бесов его и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице; ибо яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы, и цари земные любодействовали с нею

    Некоторые считают, что Апокалипсис Иоанна сродни видениям ветхозаветных пророков, и особенно Даниила и Иезекииля, и что более ранние пророчества необходимо рассматривать через призму Апокалипсиса. Ибо в последнем видении Иезекиилю о храме и Иерусалиме, так же как и в видении Даниилу о Страшном суде и царстве Христа, речь шла не о земном Иерусалиме или Храме, как это превратно понимают иудеи, но о небесном, и точно так же Даниил пророчествовал не о земном суде над народами и земном царстве своего мессии, (как говорят они), но о Страшном суде и царстве Христа небесного.

    И точно так же, поскольку многие пророки говорили много против Вавилона, чтобы показать, что они имели в виду не столько сам город, некогда незаконной властью притеснявший народы, который постигло справедливое возмездие за его гордыню, когда он был разрушен, а подразумевали под этим именем все тело проклятого града, Иоанн, возвещая о его окончательном разрушении, говорит:

    Пал, пал Вавилон. Подобное мы видим у обоих пророков, Исайи и Иеремии, с первым согласуется сказанное в начале, со вторым - в конце. Так, у Исайи мы читаем: Пал, пал Вавилон, и все идолы богов его лежат на земле разбитые; и в другом месте подробнее: И Вавилон, краса царств, гордость халдеев, будет ниспровержен Богом, как Содом и Гоморра, не заселится никогда, и не восстановится в роды родов; не раскинет Аравитянин шатра своего, и пастухи со стадами не будут отдыхать там.

    Но будут обитать в нем звери пустыни, и домы наполнятся филинами; и страусы поселятся, и косматые будут скакать там. Шакалы будут выть в чертогах их, и гиены - в увеселительных домах. У Иеремии же так: Вавилон был золотою чашею в руке Господа, опьянявшею всю землю. Все народы пили из нее вино и безумствовали.

    Внезапно пал Вавилон и разбился, и так далее. На первый взгляд может показаться, что эти слова могут быть отнесены в буквальном смысле к тому Вавилону, который разрушил Кир, о чем мы уже сказали в Истории. Ибо мы полагаем его разрушенным до основания (что, впрочем, отрицают многие восточные авторы, так что он не заселяется в роды родов, там обитают дикие звери, дома наполняются филинами и страусами, в увеселительных домах расположились гиены и прочие чудовища.

    Однако разве таким образом были разрушены Содом и Гоморра? Ведь мы нигде не читаем, что Вавилон был сожжен небесным огнем, но что он был захвачен человеческой рукой, обветшал, рухнул от старости и рассеялся. Ведь может быть правдой и в буквальном смысле, чтобы город, бывший прежде красой царств, который некогда полностью подчинил соседние народы и царства, опьяненные и обезумевшие, впоследствии сам, так же опьяненный, был разрушен и стерт с лица земли и сделался логовом чудовищ, так что не осталось бы в нем человеческого жилья.

    Однако поскольку по большей части верны и обозначения и то, что под ними подразумевается, как, например, выражение «Авраам имел двоих сыновей» может иметь буквальный смысл, а могут иметься в виду оба Завета. так же мы вкратце покажем, что сказанное о Вавилоне в равной мере может относиться к миру.

    Иоанн говорит: Пал, пал Вавилон, великая блудница. И то же у Исайи: Пал, пал Вавилон, и все идолы богов его разбиты. И опять: И Вавилон, краса царств, будет ниспровержен Богом, как Содом и Гоморра, и не заселится никогда и будет разрушен навеки.

    Ибо град злых, который, процветая временной славой в окружении демонов, был в собственных глазах красой халдеев, не только рухнет в преисподнюю с высоты своей славы, но ввергнется в пламя серное наподобие Содома и никогда уже не будет, как раньше, пристанищем радости и средоточием прежних желаний, а сгорит без надежды на возрождение в вечности.

    То же, что Исайя говорит далее: Не раскинет Аравитянин шатра своего и пастухи не будут отдыхать там, но будут обитать в нем звери, и так далее, или, согласно Иоанну, бесы, нечистые духи, отвратительные птицы, очевидно, следует понимать так, что под аравитянами и пастухами подразумеваются избранные, которые были хорошими пастырями и ближним, и самим себе и которые жили в нынешнем мире как в шатре или походной палатке, а не как в вечном граде; под зверьми же, лохматыми страусами, филинами, гиенами, шакалами и нечистыми птицами подразумевается многочисленная и самая грязная шайка нечистых духов.

    Следовательно, как только проклятый град осудится вместе с главой его дьяволом на вечное наказание и будет отделен от избранных, которых он раньше подавлял, как мякина пшеницу, не только духовно, но и территориально, он поймет наконец, что означает выражение: Не раскинет Аравитянин шатра своего, и пастухи не будут отдыхать там, но будут обитать в нем звери, и так далее.

    Ибо следующие слова: Пал, пал Вавилон, и все идолы богов его разбиты, - показывают, что, сколько вещей преходящих мы предпочли любви к Богу, столько идолов сотворили себе. И как при падении Вавилона разбиваются и идолы, так же при кончине этого мира каждый присуждается к наказанию, и его должно покарать тем более сурово, чем упорнее он следовал собственным желаниям, презрев Бога.

    Теперь посмотрим, что означает следующее образное выражение как у Иеремии, так и у Иоанна: Вавилон, бывший золотою чашей в руке Господа, опьянявший и сводивший с ума всю землю, и всех царей, любодействовавших с ним, яростным вином любодеяния своего, и сам в конце должен быть разбит и уничтожен.

    У Вавилона есть свое золото и своя мудрость, и с помощью лукавых речей и красивых софистических доказательств он привлекает, подобно описанной чаше, людей простых и неразумных, увлеченных, доводит лживыми обещаниями до опьянения и, опьяненных, толкает их в пропасть, и как мы читаем в книге Премудрости Соломоновой, не только речами, но и нарядом и жестами блудницы завлекает их в свои преступные объятия, как в блудодеяние, и, опутав, бросает их на погибель.


    «Горе тем, которые думают скрыться в глубину, чтобы замысл свой утаить от
    Господа, которые делают дела свои во мраке» (Ис.29:15)

    Ибо есть и духовное блудодеяние, которое совершает каждая душа по отношению к Богу, отступая от любви к своему Творцу и предпочитая различные издевательства демонов, о чем следующие слова: Ты истребляешь всякого, отступающего от Тебя. И поскольку мир прельщает своих любовников не только пустой мудростью, но и, охваченных многими желаниями, словно бешеной страстью, склоняет их к любодеянию со столькими нечистыми духами, оба патриарха верно говорят, что Вавилон, подобно золотой чаше, напоил всю землю, и всех царей, и все народы, любодействовавшие с ним, яростным вином любодеяния своего.

    Теперь нужно исследовать, почему говорится, что эта золотая чаша, которая свела с ума весь мир, была в руке у Господа. Неужели по Его знаку и воле мир так легко поколеблется, разобьется и, наконец, вместе со своими поклонниками низвергнется в пропасть? Или все же это делается без Его благоволения?

    Однако невозможно поверить, чтобы что-либо происходило без ведома Того, Кому, сотворившему свет, настолько нравится добро и без Которого, сотворившего также и тьму, не могло бы существовать и зло. Итак, Вавилон, бывший золотой чашей в руках Господа, был по Его воле не только сокрушен, но, как я сказал, и само золото ранее получил от Него в дар, которым злоупотребил из-за своей гордыни, согласно таким словам пророка: Я дал им серебро и золото, но они приносили жертвы Ваалам.

    И как Вавилон, который из своей золотой чаши напоил все народы, в конце концов падает и разбивается, так и миру не будет никакой пользы от его силы или мудрости при последнем испытании у строгого и справедливого Судьи, полагающего, что сильному должно следовать более суровое наказание, и будет брошен в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его.

    Представим себе, будто то время уже настало и что мы являем собой всю череду царей и императоров в одном лице, и скажем мудро: Какую пользу принесло нам высокомерие, и что доставило нам богатство с тщеславием? Все это прошло как тень и как молва быстротечная. Как после прохождения корабля, идущего по волнующейся воде, невозможно найти следа, ни стези дна его в волнах; или как от птицы, пролетающей по воздуху, никакого не остается знака ее пути.

    И далее: Так и мы родились и умерли, и не могли показать никакого знака добродетели, но истощились в беззаконии нашем. Однако довольно, я полагаю, рассуждать о конце того града, о котором блаженный Иов говорит: Проводит дни свои в счастьи и мгновенно нисходит в преисподнюю, и который делами своими определил себе воздаяние - вечную смерть. Нам остается поговорить о качестве наказания ему.

    21. Итак, в соответствии с характером деяний и стремлениями к разного рода удовольствиям будет определена, как полагают, мера наказания, согласно сказанному в Апокалипсисе: Сколько славилась она и роскошествовала, столько воздайте ей мучений и горестей; и в книге Премудрости: В том, в чем кто согрешает, в том и наказывается.

    Поэтому тот богач в Евангелии, который, живя в роскоши, особенно много согрешил языком, просил освежить его каплей воды, говоря, что в преисподней язык его пылает сильнее других членов. А если кто пожелает знать, каким образом один и тот же огонь разные люди ощущают по-разному, то может прочесть об этом подробнее в сочинении Августина «О Граде Божьем». А о том, каким образом проклятые могут вечно жить в огне, там же говорится, что это не противоречит разуму, и такое возможно не только по воле Бога Всемогущего, но и подтверждается примером неких животных, которые и на этом свете живут в огне.

    Некоторые, опираясь на следующее место из Исайи: И червь их не умрет, и огонь их не угаснет, считают, что злые в аду не только будут сжигаемы огнем материальным, но и терзаемы червем. Другие, полагая, что червь - это муки совести, понимают под этим двойную пытку: одну внутреннюю - духовную, другую внешнюю - физическую.

    Третьи истолковывают и то и другое духовно и считают, что осужденные будут сжигаемы огнем так же, как и терзаемы червем, приводя в качестве авторитета то место из Августина, где он говорит: таково пламя, какое язык. Мне же кажется, что более правы те, которые считают, что тело будет терзаемо огнем реальным, а душа мучима совестью. Следовательно, из-за того что жизнь прошла в дурных делах, вечная смерть гложет совесть, а негаснущий огонь без конца жжет тело и душу, пророк с полным правом сказал: И червь их не умрет, и огонь их не угаснет.

    Есть и такие, которые говорят, что из неугасимого огня они будут безжалостно брошены в холод, согласно сказанному в книге Иова: От жара огненного перейдут в воды снежные. То же, очевидно, имеет в виду и Господь, когда говорит в Евангелии: Там будет плач и скрежет зубов. Ведь плач обычно происходит от жары, а скрежет зубовный - от холода.

    Есть и такие, которые в довершение бедственного положения осужденных прибавляют к тем двум пыткам еще и зловоние, согласно таким словам пророка: И будет вместо благовония зловоние. Некоторые, однако, к этим трем родам наказаний прибавляют шесть других и устанавливают соответственно девяти чинам небесной курии столько же разрядов долженствующих быть наказанными в адском заключении.

    Не стоит исследовать все эти виды наказаний более тщательно, но лучше нам поостеречься, как бы не испытать какого-либо из них на собственном опыте. Пока же об этом достоверно известно лишь одно: что это состояние - самое презренное и несчастное из всех внешних и внутренних бед и превосходит смерть как количеством мучений, так и бесконечностью вечной смерти, бегущей от смерти.

    22. Однако обычно спрашивают: по какому праву за временные грехи причитается вечное наказание, когда Господь говорит: Какою мерою мерите, такою отмерено будет вам. Поэтому некоторые, ведомые ложным благочестием, отрицают, что грешники вечно будут терпеть наказание, и в доказательство своего заблуждения приводят следующие места из псалмов:

    Неужели Бог забыл миловать? Неужели во гневе затворил щедроты свои? И как много у Тебя благ, которые Ты хранишь для боящихся Тебя или которые приготовил уповающим на Тебя. Они полагают, что это нужно понимать так, будто Бог скрывает в настоящей жизни полноту своих благ и своего щедрого милосердия для усиления страха и для исправления грешников с помощью страха перед наказаниями, но в будущей жизни Он совершит благодеяние и откроет полноту благ верящим в Него.


    «Приносили жертвы бесам, а не Богу, богам, которых они не знали, новым, которые
    пришли от соседей и о которых не помышляли отцы ваши» (Втор.32:17)

    Другие, неправильно понимая слова Исайи: Удалены в темницу, и после многих дней их посетит Господь (visitabuntur), высказывали еретические суждения о том, что не только весь род человеческий, но и род демонов будет освобожден от наказания по прошествии тысячи лет. Мы же, следуя правилу истины католической, в соответствии со свидетельством самого Господа, говорящего:

    И пойдут сии в муку вечную, верим, что наказание проклятых будет вечным. Ведь если бы Он пообещал, что наказание злых будет вечным, только для устрашения, то можно было бы предположить, что Он также предсказал вечное блаженство добрых только из лести. А в том, что такое невозможно, не посмеет усомниться никто из познавших, что Он Сам есть истина и жизнь.

    И примеры, приведенные выше, не противоречат такому пониманию, так как долготерпеливый и милостивый Господь до тех пор, пока есть время, чтобы быть снисходительным, долго и терпеливо ждет, давая грешникам щедрую возможность для покаяния, и в гневе же своем, то есть на суде, Он также не сдержит своего милосердия и, возможно, накажет их не так сильно, как они заслуживают, или из милости облегчит их наказание.

    И тот же смысл, очевидно, имеет суждение Исайи о том, что Господь посетит грешников после заключения в темницу, где «посещением» может быть названо некое, пусть даже самое малое, облегчение. Выражение же: Как много у Тебя благ, которое они неверно приводят, имеет совершенно другой смысл.

    Ибо Бог прячет свои блага от боящихся Его потому, что страх, которого нет в любви, рабски просит у Богадозволения изведать Его блага, но не достигает того, что получают в сознании укорененные в любви, утешающиеся надеждою, терпеливые в скорби.

    Поскольку надежда, которая возникает без прежней заслуги или, по крайней мере, без той любви, которая покрывает множество грехов, должна называться не надеждой, а дерзостью воображения (presumptio). Либо боящиеся - это те же надеющиеся, и Бог скрывает в этой жизни блага от истинно и благочестиво боящихся Его, которые он явит им же, надеющимся и уповающим, в будущем, так что они смогут увидеть Его лицом к лицу.

    Как же тогда понимать слова Господа: Какою мерою мерите и так далее, если наказание злых за временные грехи будет вечным? Это сомнение легко разрешается, если мы обратим внимание на то, что Бог знает не только дела, но и сердце каждого. Итак, какою мерою мерили, такой и будет отмерено людям, потому что в вечности они теряют способность, но не желание грешить, а за вечное желание злодействовать умирающим во грехахназначается вечное наказание.

    23. Но, очевидно, нужно исследовать и то, истинным ли будет покаяние приговоренных к таким мукам, или они возымеют желание снова грешить, если будут освобождены от наказания. Ведь мы читаем в Книге Премудрости: Они же, увидев, смутятся великим страхом и изумятся неожиданности спасения и, раскаиваясь, будут говорить сами себе.

    И тот богач в евангельской притче, заботясь о спасении своих братьев, говорит: Так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего. Ибо у меня пять братьев: пусть он засвидетельствует им, чтоб и они не пришли в это место мучения. Ведь если он, движимый любовью, хочет предохранить их, чтобы они не пришли в это место мучения, то насколько сильнее, надо полагать, он хотел бы предотвратить это мучение для самого себя?

    Но нужно заметить, что покаяние можно понимать различным образом. Иногда его понимают и описывают так: «Покаяние - это оплакивать совершенное и не совершать того, за что придется каяться»; то же покаяние имеет в виду и Павел, когда, радуясь, что кто-то покаялся, говорит им: Я радуюсь, что вы опечалены не потому, что вы опечалились, но что вы опечалились к покаянию, и о нем Господь говорит в Евангелии:

    Покайтесь, ибо приблизится Царство Небесное. Потому что это истинное и плодотворное покаяние, через которое мы получим не только отпущение грехов, но и удостоимся войти в Царство Небесное. Говорят, что есть и покаяние, подобное раскаянию, которое испытывают разбойники и все злодеи, уличенные в своих преступлениях и приговоренные к казни.

    Ведь они каются не потому, что совершили преступление, а потому, что за преступление приговорены к мучению, и они хотят освободиться от насилия вовсе не из ненависти ко злу, а потому, что всеми силами стремятся избежать заслуженного наказания за совершенное преступление. Вероятно, такое покаяние творят злые в аду, когда они более смущаются и страдают не только из-за постоянного страха перед собственным наказанием, но и из зависти к спасению и счастью других.

    Ведь говорит мудрец: Увидев, очевидно, праведников, стоящих в великом дерзновении спокойствия, смутятся великим страхом и изумятся неожиданности спасения. И тогда лишь, смутившись двумя вещами, а именно созерцанием собственного проклятия и чужого спасения, скажут, раскаиваясь и воздыхая от стеснения воздуха:

    «Это те самые, которые были у нас некогда в посмеянии и притчею поругания». После этого становится очевидным, что тот мудрец говорил не об истинном и плодотворном покаянии, но ложном и извращенном раскаянии или, вернее, о гневе и негодовании. Давайте также рассмотрим, действительно ли тот богач совершает истинное покаяние, когда говорит:

    Так прошу Тебя, Отче, пошли его в дом отца моего. Ибо есть у меня пять братьев: пусть он засвидетельствует им, чтоб и они не пришли в это место мучения. Ведь он не говорит: пусть он засвидетельствует им, чтобы они стремились избегать зла, но предупреждает, чтобы они не подверглись мучениям, и не предостерегает их, что, то добро, которое они сотворят, они сделают не из любви к добродетели, а из рабского страха перед наказанием. Но если кто-то скажет, что эти слова подобны притче и их не должно понимать буквально, то не следует слишком стараться его опровергнуть.


    «Вот, Ты дал мне дни, как пяди, и век мой как ничто пред Тобою. Подлинно,
    совершенная суета - всякий человек живущий» (Пс.38:6)

    Следовательно, злые каются в муках, но не потому, что они хотят освободиться от грехов, если им было бы позволено вернуться к прежней жизни. Если же кто-то настолько упорствует в том, что они действительно там каются, но их покаяние лишено действенности, согласно таким словам апостола:

    Вот, теперь (т.е. не тогда) время благоприятное, вот, теперь день спасения, то с ним не следует спорить. Хотя есть и такие, которые говорят: подобно тому как благие, достигшие в вечной славе совершенного духовного единения с Богам, не могут и не желают хотеть ничего, кроме Добра, так и осужденные как бы срослись в наказании с главой своим дьяволом и настолько уподобляются ему в упрямстве, что вслед за ним не хотят и не могут желать ничего, кроме зла. Согласно их мнению, они не только не каются в грехах прошлой жизни, но, если им будет позволено, и дальше хотели бы оставаться грешниками.

    24. Сказав это, я полагаю, нужно исследовать, правда ли, что после свершения суда помимо самого глубокого ада останется место и для более легких наказаний. Некоторые полагают, что в преисподней есть место, предназначенное для очистительных наказаний, в котором те, которые спасутся, будут страдать или только от темноты или обжигаться очистительным огнем, согласно словам патриарха:

    С печалью сойду в преисподнюю, и апостола: Впрочем, сам спасется, но так, как бы из огня. Но если после того, как в суде будет рассмотрено дело каждого и они будут осуждены на вечное наказание в соответствии с характером преступлений, никто не сможет более очиститься, каким же образом будет существовать то место высшего чистилища?

    Если же такого места не останется, то, что будет с маленькими детьми, которые повинны только в первородном грехе, не говоря уже о других? Неужели же и они будут брошены в самое глубокое подземелье преисподней?

    Наконец, некоторые утверждают, что они, подобно ветхозаветным патриархам, будут находиться лишь в темноте, так как не повинны ни в чем, кроме того, что не достигли благодати крещения и познания истинного света, и объясняют то, что они осуждены только на пребывание в темноте, тем, что, по свидетельству Августина, они должны быть наказаны самым легким наказанием.

    Другие понимают приведенные слова Августина более строго и говорят, что они должны быть наказаны действительным наказанием, но самым мягким. Если же это более высокое место будет сохранено не для очищения, как говорилось прежде, но все же для вечного наказания детей и менее закоренелых грешников, то это не противоречит той точке зрения, что после суда места для очищения не останется, так как изменится не само место, а его назначение: что прежде служило для очищения, теперь будет служить для наказания.

    Хотя нет ничего невероятного в том, что они, после того как это место будет полностью уничтожено, могут быть преданы в общее место мучения, так как всемогущая рука Божия, которая некогда сохранила невредимыми трех отроков в печи огненной, может или сохранить их невредимыми в этом ужасном пламени, или сделать так, чтобы оно причиняло им меньший вред.

    Ведь мы видим, что один и тот же солнечный жар не всех в равной степени жжет или не всем причиняет одинаковую боль. Решение же этого вопроса мы оставляем до Божьего суда, так как пока не имеем определенного авторитетного решения на этот счет.

    25. Также нужно исследовать тот вечный огонь: почему он не дает света, когда настоящий огонь по природе своей должен не только жечь, но и светить? Ибо если он светит, то каким образом там будет тьма внешняя тьма осязаемая?

    В данном случае нужно учесть, что Бог, творец природы, сообщает ей некие свойства и силу, и если Он, как Бог, иногда по определенным соображениям лишает их таковых, тому не следует удивляться, ибо и тот огонь в печи халдейской имел силу для развязывания пут юношей, но не мог причинить вреда их телам.


    1 2 3 4        




















    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (18.06.2016)
    Просмотров: 260 | Рейтинг: 5.0/1