Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ГЛАВНАЯ [1]
НЛО [292]
КОНТАКТЕРЫ [0]
КРУГИ НА ПОЛЯХ [0]
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ [259]
КРИПТОЗООЛОГИЯ [276]
ЖЕРТВОПРИНОШ. [0]
ПРИВИДЕНИЯ [283]
АСТРОЛОГИЯ [0]
МАСОНСТВО [0]
СПИРИТИЗМ [0]
ЯЗЫЧЕСТВО [0]
САТАНИЗМ [0]
КЛЕРИКАЛИЗМ [0]
ГОМОСЕКСУАЛИЗМ [0]
ПРОСТИТУЦИЯ [0]
НАРКОМАНИЯ [0]
ПЕДОФИЛИЯ [0]
ПРЕСТУПНОСТЬ [0]
НАЦИОНАЛИЗМ [0]
КОРРУПЦИЯ [0]
ФАШИЗМ [0]
РАБСТВО [0]
БОЛЕЗНИ [0]
БЕДНОСТЬ [0]
НЕРАВЕНСТВО [0]
НЕГРАМОТНОСТЬ [0]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » СТАТИСТИКА ОККУЛЬТИЗМА » ПРИВИДЕНИЯ

    Духи, демоны и привидения в Российской Федерации. 4

    Беспокойные декабристы

    Летом 1826 года в кронверке Петропавловской были повешены руководители восстания декабристов Пестель, Рылеев, Муравьев-Апостол, Бестужев-Рюмин и Каховский. И вот уже второе столетие призраки пяти казненных декабристов бродят по крепости. Причем, ведут они себя беспокойно: очевидцы рассказывают о стонах, доносящихся с места казни, и о неясных очертаниях пяти человеческих фигур.

    Первое известие об их появлении относится к середине XIX века: полицейский Карнаухов, составивший донесение о «пяти смутных фигурах», был уволен с должности, но это не пресекло распространения слухов. Говорили, что призраки декабристов особенно часто являлись горожанам в начале 20-х годов XX века. Члены образованного в 1925 году «Союза воинственных безбожников» решили пресечь эти вредные слухи. Руководитель «Союза» товарищ Вайншток считал, что в виде призраков на Кронверке могут появляться контрреволюционеры. 

    Однако, просидев в засаде четыре ночи, безбожники так никого и не поймали, да и привидений не увидели. А вот простые петербуржцы встречают их до сих пор. Говорят, что призраки выглядят как ряд теней, похожих на очертания нескольких мужских фигур в накинутых на плечи шинелях и с поникшими головами. Предание гласит, что видеть их могут только те, кому предстоят серьезные жизненные испытания.



    Духи Петропавловской крепости: княжна Тараканова

    Многим из нас известна печальная судьба княжны Таракановой - женщины, выдававшей себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны и ее фаворита Алексея Разумовского. В 1774 году она заявила о своих притязаниях на российский престол, после чего была похищена Алексеем Орловым по приказу Екатерины Второй и привезена в Петербург. На следствии она не признала вины и не раскрыла своего происхождения. Умерла несчастная в заключении в Петропавловской крепости.

    При погребении неудачливой княжны не было совершено никаких обрядов, место ее захоронения неизвестно. Но многие считают, что похоронена княжна Тараканова там же, где и сидела, - в Алексеевском равелине. Заключенные туда несколько десятилетий спустя декабристы упоминали, что им показывали в садике небольшой холмик, безымянную могилку, в которой якобы покоились кости легендарной самозванки. Но призрак княжны Таракановой впечатлительные петербуржцы видят почему-то у Трубецкого бастиона. Появляется он якобы только в дождливую сырую погоду. Стоит, отвернувшись к стене, и плачет.

    Один из очевидцев, часто гуляющий на пляже Петропавловской крепости, рассказывал, что он как-то видел этот призрак: «Была поздняя осень и, несмотря на относительно раннее время, было уже совершенно темно. Мы, прогуливаясь, обходили крепость, когда мой младший сын, убежавший вперед, вернулся и сообщил, что там плачет какая-то тетя. Я пошел быстрее и вскоре около стены увидел женскую фигуру и услышал всхлипывания. 

    Было довольно темно, и рассмотреть ее толком было невозможно. Но я обратил внимание, что одета женщина необычно, во что-то старинное. Решил, что, быть может, здесь проводились какие-то киносъемки - недалеко как раз была киностудия, - и это просто расстроенная чем-то актриса. Но когда я к ней направился, то фигура исчезла, растворилась, как будто просто прошла сквозь стену! Причем, женский плач был еще слышен некоторое время. Мои сыновья перепугались, они тоже это видели, и стали просить меня быстрее уйти отсюда. Я согласился, так как и мне, никогда не верившему в призраков, стало не по себе».

    Очевидцы рассказывают, что иногда видят фигуру княжны на Английской набережной и Галерной улице, где когда-то стоял дом, подаренный Екатериной графу Алексею Орлову. (Дом Орлова находился на месте нынешнего дома № 20 по Английской набережной и дома № 19 по Галерной). Дом этот был весьма быстро им продан, а затем - перестроен. Видимо, потому призрак княжны не может его найти и порой обращается к прохожим, что-то спрашивая у них по-французски. Обычно призрак княжны одет в дорожное серое платье, шляпку с вуалью и рваные перчатки. В руках у него - белый окровавленный платок. По некоторым данным, находясь в крепости, самозванка родила от графа ребенка, которого крестили генерал прокурор князь Вяземский и жена коменданта крепости Чернышева. Мальчику дали фамилию Чесменский и назвали Александром. Он служил в конной гвардии и погиб молодым.



    Тень хозяина Петербурга

    Бесспорно, самое знаменитое привидение Петербурга - призрак Петра Великого, основателя города на Неве, его истинного хозяина и по сей день. Огромный, властный, мистический образ в мундире из зеленого сукна, пропыленной треуголке и ботфортах со звенящими шпорами охраняет свое детище и его жителей вот уже несколько столетий. Говорят, что каждую ночь он выходит из каменной могилы в Петропавловском соборе, чтобы с первыми лучами солнца вернуться обратно. А над городом остается витать призрачная тень великого императора, задолго до своей смерти ставшего легендой.

    Кстати, легенда о том, что в темную и холодную ночь лучше держаться подальше от статуи «поднявшего Россию на дыбы», родилась не на пустом месте. В полицейских архивах XIX века сохранились записи о трупах с размозженными головами: их подбирали поутру неподалеку от постамента Петра I. И сегодня никто из горожан, даже те, кто сильно навеселе поздней порой возвращаются домой через площадь Декабристов, не посмев повторить вызов безумного Евгения из поэмы «Медный всадник».

    Вряд ли кто открыто признается в этом, но большинство петербуржцев верит в подлинность истории, рассказанной Пушкиным. Видели дух первого российского императора и в доме на Марсовом поле, в котором давно уже располагается Институт Культуры. Дом был построен намного позже царствования Петра, однако, по непонятным причинам, он здесь регулярно появлялся. По словам очевидцев, призрак императора водил за собой по коридорам бестелесную молодую даму и ругал ее страшными словами, обвиняя в клятвопреступничестве.

    Призрак основателя города впервые появился в 1770 году - перед будущим императором Павлом I, который шел по улицам Петербурга с другом князем Куракиным и двумя слугами. Вдруг впереди показался незнакомец, завернутый в широкий плащ. Казалось, он поджидал Павла и его спутников и, когда те приблизились, пошел рядом. Павел вздрогнул и обратился к Куракину: «С нами кто-то идет рядом». Однако тот никого не видел и пытался в этом убедить цесаревича. Вдруг призрак заговорил: «Павел! Бедный Павел! Бедный князь! Я тот, кто принимает в тебе участие». 

    И пошел впереди путников, как бы ведя их. Затем незнакомец привел их на площадь у Сената и указал место будущему памятнику. «Павел, прощай, ты снова увидишь меня здесь». Прощаясь, он приподнял шляпу, и Павел с ужасом разглядел лицо Петра. После такой встречи Павлу сделалось худо, и его отвели во дворец. Считается, что Павел рассказал об этой мистической встрече с призраком своей матери - императрице Екатерине II, и та именно поэтому приняла решение о месте установки памятника Петру Великому на Сенатской площади.



    Беспокойный дух Максима Горького

    Служители музея-квартиры Максима Горького, что находится в Нижнем Новгороде, утверждают, что беспокойный дух классика регулярно посещает их культурное заведение. Призрак писателя громко топает и наводит на сотрудников музея мистический ужас. А службы ОМОН и МЧС, которые не раз вызывали ночные сторожа, бессильны утихомирить «потустороннего» буяна.

    После визита духа книги и предметы часто оказываются не на своих местах, чаще всего призрака интересует букет полевых цветов, некогда подаренный писателем своей жене, Екатерине Павловне Пешковой, - его призрак куда только не забрасывал! Впрочем, встретить дух горького можно не каждый день - призрак является обычно накануне торжественных мероприятий, проводимых в честь писателя Горького. Кстати, такой активности есть вполне логичное объяснение - в такие дни в музей приходит множество людей и их мысли посвящены писателю, а это - мощная энергетическая сила… Этой-то энергией гости и подпитывают призрак писателя. Потом, ведь в музее находятся личные вещи Максима Горького, сохранившие память о нем.

    Местные исследователи утверждают, что бороться с призраком не только бесполезно, но и опасно - дух Горького может оказаться опасен для людей и быть настроенным к живым весьма агрессивно, поэтому лучше смириться и оставить все как есть, пока призрак ходит по лестницам, передвигает мебель, предметы обстановки, книги.



    Там, где бродит «ленин»

    Данные провокации осуществляются астральной нечистью с целью дискредитации всякой памяти о СССР.

    Здание, в котором располагается самарский Дом-музей В. И. Ленина, было построено в 1885 году. Принадлежало оно купцу Илье Алексеевичу Рытикову. На первом этаже деревянного особняка располагался «Магазин по продаже на вынос русских и иностранных виноградных вин», там же жила и семья хозяина дома. А весь второй этаж - шесть небольших комнат и кухню - Рытиковы сдавали квартирантам. Именно здесь и жила семья Ленина на протяжении трех лет с 1890 по 1893 год и теперь сюда периодически «захаживает» призрак вождя революции.

    Итак, в 1890 году в доме Рытиковых поселились Мария Александровна, 20-летний Владимир Ильич, младшенькая Маша, Митя, Анна с мужем Марком Елизаровым и его племянником Женей. И хотя никаких трагических событий здесь не случалось, говорят, что сегодня Владимир Ильич иногда навещает свою самарскую квартиру. Все началось в 1986 году, когда в музее готовились к капитальной реставрации: сверлили, долбили, снимали обшивку со стен. Видимо, этот необычный шум в патриархальном доме и разбудил духа. Тогда кабинет заведующей музеем располагался на втором этаже, а как раз под ним была служебная комната для персонала. В комнатах стояли параллельные телефоны. Каждый день около пяти часов вечера, когда начальство уходило домой, телефон в нижней комнате начинал характерно звонить, будто кто-то на другом аппарате набирает номер.

    Первое время сторожа неслись на второй этаж, отпирали кабинет. и никого там не находили. Постепенно к телефону привыкли. Впрочем, привидению это не понравилось и, лишившись внимания, оно стало прогуливаться по коридорам второго этажа, гулко топая по деревянному полу. Нагулявшись, призрак принялся наводить порядок - менять местами предметы и даже мебель. Так, например, оказывается, что по правилам семейной жизни времен конца XIX века супружеская кровать должна была стоять в комнате жены, а в кабинете мужа - лишь диван для дневного отдыха. Но служителям музея было велено установить две раздельные кровати в комнатах сестры вождя и ее мужа.

    Призраку это не понравилось категорически: он принялся привлекать внимание служителей музея к беспокоившей его проблеме. И теперь каждое утро музейные работники заставали одну и ту же картину: постель Марка Тимофеевича была вся перевернута. А иногда какая-то неведомая сила и вовсе сдвигала кровать с места. Причем, это прекратилось, как только в комнате сестры Ленина поставили большую кровать.

    Но дух на этом не успокоился. Те, кто хоть немного знаком с биографией Владимира Ильича, наверняка помнят, что его мать Мария Александровна пекла замечательные пироги. И вот в музее в день рождения вождя или же в день его смерти стало пахнуть выпечкой! А в день смерти сестры Владимира Ильича - Ольги в музее иногда пахнет ландышами - девушка очень любила эти цветы. Правда, не совсем понятно, чей же все-таки дух поселился в музее. Говорят, что это дух самого Владимира Ильича, а другие спорят, что это дух его матери или сестры. Как бы там не было, пока ответа на этот опрос нет.



    Шумные духи хабаровского музея

    Еще ни один музей в России (в мире такие случаи были) официально не заявлял, что в его стенах живет привидение. Хабаровский краевой музей имени Гродекова стал первым, сообщившим об этом на государственном уровне! Призрак живет здесь вот уже скоро 120 лет! Вообще-то, в классическом понимании - привидение - это что-то неопределенное, необъяснимое, легкое, воздушное. Прошлое, которое случайно попало в настоящее. 

    А может с любопытством смотрит, как мы живем, как существуем. Интересно, кто видел, кто знает то приведение, которое в полночь заставляет срабатывать сигнализацию в Хабаровском краевом музее им. Н. И. Гродекова? Об этом, хоть и неохотно, но все же рассказывала руководитель музея по научной части. Кстати, охотники за привидениями к ней уже приезжали, и не один раз, впрочем, когда молодые люди появились в стенах музея в первый раз, директриса сказала:

    - Не верю я в это! Не верю! Верю в науку, математику, физику, вот и все. Нас учили, что мир живой и неживой природы состоит из атомов химических элементов. С потусторонним миром еще не встречалась.

    Но оказалось, что днем безмолвный зал музея старого корпуса ночью становится беспокойным. Впрочем, смотрительниц зала не боятся.

    - Бывает иногда что-то скрипнет, что-то упадет или завалится… чего тут бояться?

    Впрочем, несмотря на слова смотрительниц, стоит отметить, что сидеть долго в зале они не могут. Как будто что-то давит. Здесь и экспозиция «способствует» появлению духов. Есть в зале, например, фрагмент священного дерева удэгейского шамана под названием «тэсун» - пристанище духов, которое в 1911 году с реки Нахтоху привез Владимир Арсеньев. Есть и фигурки идолов (сэвэны), и старое оружие, и вещи. Именно в дереве, которое называют еще и шаманским столбом, раньше селились духи (сэвэны), там они и отдыхали.

    - В один прекрасный день, к нам в музей пришел пожилой человек - шаман - и спросил: ну как, по ночам духи шумят? Мы не знали, что ответить. Охранники слышали какие-то шорохи. Но ведь всякое может померещиться.

    Тогда незнакомец и провел в зале этнографии камлание, это такое специальное ритуально-сакральное действо, когда устанавливается контакт с духами. Мы слышали, как обращаясь к вещам, выставленным в экспозиции, он сказал: «вот это будет ваш дом, здесь и живите». Нам он рассказал, что духи, которые не могли обрести спокойствие, отныне будут жить на шаманском дереве. И еще посоветовал: рядом с сэвэнами ставить маленькую пиалу с водкой. Мол, духи тогда и буянить не будут.

    Кстати, некоторые эксперты мира неведомого утверждают, что раз у деревянных фигурок есть глаза, значит, в них живут духи. И поэтому случился здесь один удивительный случай, когда исчез, а потом также неожиданно появился самый большой сэвэн. А в зале, где представлены дореволюционные экспонаты позапрошлого века, стоит сигнализация, реагирующая на движения человека. Лазерные лучи сигнализации настроены так, чтобы обнаруживать объекты только большой величины, и не бить тревогу, когда прошмыгнет мышка или кошка. 

    Так вот, одно время в полночь та сигнализация стала срабатывать. Давать сигнал, что по залу кто-то движется. Вызывали тогда полицию, техников. Зал был полностью осмотрен, никто не обнаружен. Сигнализация признана исправной. А в следующую ночь все повторялось. Служители говорят, что может быть это сам Владимир Клавдиевич Арсеньев, ученый и писатель, гуляет по музейным залам. Он ведь в течение десяти лет (с 1910 по 1918 и с 1924 по 1926 годы) был директором краеведческого музея. Теперь вот обходит свои владения и следит за порядком.



    Призрак Якова Брюса

    Одна из самых легендарных личностей в московской истории - это Яков Брюс, ученый, который прослыл колдуном и чернокнижником. Можно бесконечно рассказывать легенды, связанные с ним. Но самая известная легенда - это, конечно же, про его загадочную черную книгу. В 1701 году в Сухаревой башне Петр I открывает Навигацкую школу, которая становится одним из любимых детищ царя. 

    А Брюс, который являлся ближайшим сподвижником царя, открывает при этой школе первый в России научный центр. В башне проводились регулярные астрономические наблюдения, ставились различные физические и химические опыты, чертились карты, переводились иностранные и писались свои учебники и пособия, преподавали талантливые ученые и практики. Но в народе говорили, что в башне Брюс творит жуткие вещи, и обходили ее стороной.

    Известно, что в Сухаревой башне Брюс оборудовал для себя рабочий кабинет. В нем он часто работал и хранил многие книги из своей большой библиотеки, собиранием которой занимался всю жизнь. Именно с книгами из этой библиотеки связано немало легенд. По преданию, у Брюса было несколько древних манускриптов, в том числе «волшебная книга», когда-то принадлежавшая самому царю Соломону, позволявшая чернокнижнику предсказывать все, что произойдет в мире, включая судьбы отдельных людей.

    Книга Соломона была заговоренной, кроме Брюса ее никто не мог взять в руки, она просто исчезала. Хранилась она в тайной комнате башни, вход в которую знал только Брюс. С этой книгой хотел познакомиться Петр I, но даже в присутствии самого Брюса она не далась царю в руки. После смерти Брюса легендарную книгу якобы пытались разыскать многие, а Екатерина II даже заставила разобрать стены в части комнат башни. Но книгу тогда так и не нашли.

    Следующую масштабную попытку найти книгу, по слухам, предпринял Сталин, приказавший разобрать Сухареву башню по кирпичику. За разборкой башни наблюдал лично Лазарь Каганович, а все выезжающие с объекта машины и всех выходящих людей обыскивали сотрудники НКВД. Книга и тогда не далась никому в руки, но часть библиотеки и архива Брюса якобы нашли, их потом использовали сталинские архитекторы при строительстве Москвы. 

    А Брюс, по легенде, пугал москвичей и после смерти. Его тело уже было погребено в склепе у лютеранской кирхи Михаила в Немецкой слободе, но каждую ночь в обсерватории по-прежнему загорался свет. Москвичи говорят, что это дух колдуна охраняет свою магическую книгу. Кстати, по легенде, Брюс скончался также необычно, как и жил. Рассказывали, что колдун погиб во время опытов у себя в поместье в Елинках. Будто бы Брюс велел слуге разрезать себя на части, а потом полить волшебным эликсиром вечной молодости, сделанным по рецепту той самой книги. Опыт практически удался. Но когда части тела расчлененного графа стали срастаться, в лабораторию ворвалась жена Брюса, убила слугу и похитила эликсир. Неприкаянный дух же убитого вместе с книгой переместился в Сухареву башню.

    Могилу Брюса тоже уничтожили при реконструкции старой Москвы. В тридцатые годы на улице Радио стали разбирать кирху и обнаружили в склепе гроб с телом графа. Его опознали по фамильному перстню. Останки колдуна передали в лабораторию антрополога и скульптора Герасимова. Но каким-то образом останки бесследно исчезли - остались лишь перстень, кафтан и камзол Брюса. Одежда сейчас - в фондах Государственного Исторического музея. А перстень же тоже где-то затерялся.

    Еще один легендарный адрес - это дом на площади Разгуляй, известный, как усадьба Мусина-Пушкина. Однако некоторые его называют «Дом колдуна Брюса». Главная достопримечательность дома - доска-трапеция, напоминающая по форме крышку гроба, между окнами второго этажа. Когда-то на ней были выбиты очертания неправильного креста, названия месяцев года, цифры, астрологические символы и другие непонятные знаки, в середине был вставлен стержень. Это были мистические солнечные часы, сделанные жившим при Петре I знаменитым магом и чародеем графом Яковом Брюсом. Считается, что Брюс их делал по заказу хозяина дома, который к моменту окончания работ умер.

    Наследники над обещанными свойствами часов (они якобы должны были предсказывать хозяину судьбу и события) просто посмеялись. И черный граф Брюс проклял часы, завещав им показывать только плохое. Говорят, проклятье не раз сбывалось перед обеими мировыми войнами и революцией - тогда камень доски становился кроваво-красным. А еще порой на ней проступает изображение белого креста, якобы указывающего на место, где чародей спрятал клад. Правда, искать клады молва не рекомендует - это небезопасно, их охраняет призрак Брюса.

    Однако особняк графа Мусина-Пушкина на Разгуляе никогда не видел в своих стенах знаменитого петровского чародея, и превратился в московской фольклорной традиции в дом Брюса лишь только благодаря фантазиям москвичей и собирателям городских легенд. По некоторым данным дом Брюса стоял на этом месте раньше, и при постройке особняка Мусина-Пушкина был снесен.

    На самом деле здание было построено в XVIII веке знаменитым зодчим М. Ф. Казаковым для графов Мусиных-Пушкиных, которые в XIX веке породнились с Брюсами. От этого события и пошла легенда о «колдовском доме на Разгуляе. А «породнила» Брюса с домом Мусина-Пушкина графиня Мусина-Пушкина-Брюс, дальняя родственница Якова Брюса, жена графа А. И. Мусина-Пушкина.



    Призрак дома Пашкова

    Величественное здание, возвышающееся на Ваганьковском холме, на пересечении Моховой улицы и Знаменки, известно каждому москвичу. Это легендарный дом Пашкова, один из красивейших памятников архитектуры в столице и общепризнанный символ Москвы. Считается, что с бельведера этого здания, которое было когда-то одним из самых высоких домов центра Москвы, герои романа Булгакова «Мастер и Маргарита» Воланд и Азазелло смотрели на город и прощались с ним, перед тем, как покинуть его навсегда. Дом Пашкова построен так, что сразу привлекает к себе внимание. Это первое не храмовое здание в Москве, из окон которого открывается прямой вид на Кремль, а также на Ивановскую и Соборную площади.

    В 18 веке известный немецкий путешественник Рихтер назвал дом Пашкова волшебным замком. Это определение полностью соответствует облику старинной городской усадьбы. Сказочный особняк кажется легким и воздушным, будто пришедшим из мира грез. Дом Пашкова получил свое название в честь первого владельца, отставного офицера Петра Егоровича Пашкова. Именно по его заказу в 60-х годах 18 века был выстроен этот сказочный особняк. Большинство историков считает, что архитектором, построившим здание, был знаменитый зодчий В. И. Баженов. Однако документов, подтверждающих этот факт, не сохранилось.

    Когда-то перед фасадом на склоне холма был разбит чудесный сад с каменными бассейнами и фонтаном. Здесь важно прохаживались диковинные птицы: павлины, китайские гуси, в клетках сидели разноцветные попугаи. Московский люд собирался перед чугунной решеткой, чтобы поглядеть на это чудо. В доме часто устраивались театральные представления, музыкальные вечера, зажигалась праздничная иллюминация.

    После пожара 1812 года дом реставрировали и перестраивали. А в 1861 году он был передан Румянцевскому музею. Сюда была перевезена библиотека и часть экспонатов. Сегодня здание, построенное в 18 веке, считающееся одним из символов Москвы, сменившее несколько владельцев и пережившее разнообразные исторические катаклизмы, просто обязано скрывать в себе множество загадок и тайн.

    Одна из историй утверждает, что Ваганьковский холм, на котором стоит дом, содержит в себе множество подвалов и полуразрушенных ходов. Некоторые исследователи считают, что здесь может быть спрятана легендарная библиотека Ивана Грозного - уникальная коллекция книг, последним владельцем которой был Иоанн IV. Ходят также и совсем невероятные слухи о том, что в доме Пашкова обитает призрак первого владельца, который шумно бродит по коридорам и вздыхает…



    Привидения и общество

    Народные представления об «оживших» мертвецах делятся на две группы. Первая включает в себя описания встреч с благодушными покойниками, прежде всего с родными и близкими. Эти представления сравнительно поздние. Возникнув параллельно западным фантазиям о духах чистилища, они были с легкостью усвоены дворянами и обрели вторую жизнь в наши дни.

    Русский вариант западного чистилища – так называемые мытарства (хождения по мукам) души в течение сорока дней после смерти. В это время душа пребывает в различных частях дома – окно, стены, красный угол, печь, труба, порог, чердак (последнее очень близко английскому фольклору) – или на кладбище, а также скитается по оврагам и горам, искупая собственные прегрешения. Такая душа либо недоступна взорам живых – о ее присутствии возвещают звуки или чувство беспокойства, либо имеет облик смутной бестелесной фигуры, в которой угадываются знакомые черты.

    Удивляет сходство рассказов о блуждающих душах со средневековыми «примерами», предваряющими догмат о чистилище. И здесь, и там душу влекут к земле горе близких людей, осиротевшие дети, неоконченные дела, не исполненное родными желание умирающего, неулаженная ссора, невозвращенный долг и т.п. Как и героям «примеров», нашим мертвецам чего-нибудь недостает – еды, одежды, денег и даже сигарет. Цистерцианский монах требует от настоятеля облачения, без которого не пускают в рай, а муж русской крестьянки – ремня, чтобы не обронить штаны на том свете.

    Нужные предметы кладутся в гроб свежему покойнику, и тот снабжает ими своего товарища. Еду в гроб не кладут, очевидно, боясь, что загробный курьер на нее польстится или она испортится во время сорокадневных странствий. Чаще остальных досаждают своим матерям юные модницы, заказывающие им тапки, туфельки, платья. Такого рода заказы лучше класть в гроб к мужчинам – девичьи тряпки им точно ни к чему.

    Обувь и верхнюю одежду привидению унести не под силу, но покушать и попить оно может самостоятельно, поэтому хлеб, воду, мед, соль оставляют для него на божнице или на подоконнике иногда вместе с ложкой. В поминальные дни еду относят на кладбище. Совсем недавно к ней присовокуплялась стопочка водки, и к концу дня, после ухода родных, на погост тянулись, по выражению протоиерея Михаила Ардова, «иного рода посетители», не оставляющие бедным покойникам ни малейших шансов на духовное исцеление. На деревенские кладбища родные ничего не приносили – здесь наблюдался избыток вечерних посетителей, – и обитатели могил по ночам сами бегали за водой и прочими яствами, возвращаясь на место с криком петуха.

    Во всех этих фантазиях проявилось хорошо знакомое нам по Англии желание опустить небо на землю. Если бы того света не существовало, его следовало бы выдумать в наименее отвлеченной форме – с земными страстями и привязанностями, нуждами и слабостями. Вот почему дворянам, погруженным в земные утопии, приглянулись добрые мертвецы. Детали их посмертного существования вплоть до милых безобидных нелепостей (кормежка предков, уход покойной матери за живыми детьми, загробная почта) очень человечны – они таковы, каков окружающий нас мир.

    Однако среди крестьян бытовали и другие представления, вызывавшие гнев и презрение образованных слоев общества. Писатели вроде А.А. Коринфского стремились всячески затушевать предания о «ходячих» мертвецах в угоду передовой российской интеллигенции, и так-то «страшно далекой» от народа: «Находятся и теперь такие дотошные всезнаи, что за верное передают россказни о будто бы не принятых землею нераскаянных злодеях». Но «всезнаи» были осведомлены об исторических корнях лучше уездных лекарей и салонных дам. Скупая информация, почерпнутая из древнерусских летописей, ничего приятного от встречи с покойниками не сулит.

    В заметках Ахмада ибн Фадлана, путешествовавшего по Руси в X столетии, содержится описание обряда погребения знатного руса, который завершается так: «Потом подошел ближайший родственник (этого) мертвеца, взял деревяшку и зажег ее у огня, потом пошел задом, затылком к кораблю… зажженная деревяшка в одной его руке, а другая его рука (лежала) на заднем проходе, (он) будучи голым, пока не зажег сложенного дерева (деревяшек), бывшего под кораблем». По заключению этнографов, родственник разделся для того, чтобы покойник не узнал его. Из тех же соображений он пятился задом и прикрывал самое уязвимое (узнаваемое?) место. Не будем уточнять, чем именно занимались тогдашние призраки, просто констатируем факт наносимого ими вреда.

    Другое свидетельство – знаменитый отрывок из летописи 1092 г.: «Предивно было в Полоцке в ночи… стеная, по улице, как люди, рыщут бесы, а кто вылезает из дома, желая их видеть, бывает изранен бесами и от этого умирает. И не смели вылезать из домов. А в это же время начали являться днем на конях мертвые, и не было видно их самих, но только копыта их коней, и так избивали людей в Полоцке и близ него, что люди говорили: мертвые бьют полочан». Эти избивающие людей мертвецы (навьи), скорее всего, представляли собой бывших язычников, хотя академик Б.А. Рыбаков называл их «чужими, как бы (?) иноверческими духами». Интересно упоминание о видимых глазу лошадиных копытах. В Англии мертвецы наверняка оседлали бы лишенных голов коней.

    Даже к тем душам, что являлись на домашние поминки, в народе зачастую относились с подозрением, а приход покойного вне установленных сроков вселял тревогу и грозил бедой. Заложный мертвец, то есть умерший скоропостижной или насильственной смертью, проклятый родителями или пропавший без вести, считался верным кандидатом в зловредную нечисть, а самоубийцы, колдуны и ведьмы превращались после смерти в настоящих чудовищ, по колориту ничуть не уступающих английским.

    Посмертные визиты объяснялись двояко. К дохристианским верованиям тяготело мнение о том, что заложных покойников «Мать Сыра Земля» не принимает. Всякая дьявольская сила от крестного знамения и молитвы проваливается не иначе как «сквозь землю», не оскверняя святости ее недр (любопытный взгляд на строение земного шара). При этом в полном расхождении с религиозной позицией нетление тела считалось дурным знаком – раз тело не гниет, значит, землице оно не по нраву. Потому оно и не лежит в гробу, а ходит и пугает живых. Иными словами, не бесплотность, а телесность – главное свойство беспокойного духа, чья кульминация – упитанный, сочащийся кровью упырь.

    Впоследствии под влиянием христианства возникло еще одно объяснение существования привидений, широко распространенное в Англии: они являются ввиду событий, случившихся с ними при жизни. Самоубийцы приходят к тем, кто не оказал им должной любви и поддержки. Убитые досаждают своим убийцам, нередко доводя их до раскаяния. Призрак мстит своему обидчику, расплачивается за свои земные страдания или просто завидует живущим и старается им навредить. На полную мощь звучит платоновский мотив земных привязанностей: мертвец следит за порядком в доме или беспокоится о зарытых сокровищах (стережет клад).

    Прижились у нас и античные представления о непогребенных мертвецах, просящих об исполнении долга в отношении их останков. На Руси они вошли в противоречие с другим обычаем, согласно которому заложных покойников не хоронили в земле, а выбрасывали в пустынных местах или топили в озерной тине, болоте, реке. Этот старый обычай, порожденный тем же стремлением не осквернить землю (или защититься от призрака посредством воды), имел массовую поддержку. Практичный русский мужик готов был якшаться с привидением, требующим погребения, но не желал страдать от неурожая и засухи – последствий осквернения.

    В итоге был найден своеобразный компромисс между двумя обычаями. Трупы стали зарывать на перекрестках дорог, на границе полей – в традиционных местах скопления нечисти, а не на общих кладбищах, дабы не обидеть почивающих там «родителей». Помимо моральной травмы, обида заключалась в том, что заложный мертвец начал бы нагло грызть их кости, лежащие по соседству.

    К типично русским (славянским) представлениям надо отнести явления некрещеных душ, главным образом детей, ожидающих совершения таинства, а также службу у чертей, возящих на покойниках воду или пользующихся их услугами в других целях. Кроме обливания водой, сжигания на костре, расчленения и вбивания осинового кола существовало несколько оригинальных способов защиты от привидений. На похоронах труп выносили из дома ногами вперед, чтобы он не увидел порога и не запомнил пути назад. На всякий случай по дороге на кладбище гроб с телом переворачивали кругом, сбивая покойника с толку. Колдуна клали в яму лицом вниз. Царапая когтями землю, он зароется глубже и не сможет выбраться наружу. Возле могилы рассыпали маковые росинки или зерна проса. Мертвец кинется их собирать и считать и провозится с ними до рассвета. По той же причине могилы заваливали ветками, клочками сена или соломы, щепками, камнями.

    Мы опять имеем дело с будничным восприятием покойницкого жития. Трупу завязывали глаза – так он ничего не увидит, подрезали пятки или набивали их щетиной – так он не сможет ходить. Гроб снабжался монетами, чтобы покойнику было чем заплатить за могилу, а дома ему выделялась доля – зарезанный баран, поросенок, ягненок, – чтобы он не «увел» все хозяйство.

    Следует сказать пару слов и о некромантии. На Руси она не имела таких масштабов, как в Западной Европе, – русский человек с недоверием относился к услугам мертвецов. Тем не менее в книгах XIV– XVII вв. можно встретить осуждения «моления навьям (мертвым) в бане». Стоглав (глава 41, вопрос 26) возмущается тем, что в четверг на Страстной неделе люди жгут солому и призывают мертвых.

    Не к этим ли обрядам восходит обычай «кормить» и ублажать гостей из иного мира? Призывы к предкам в поминальные дни напоминают заговоры. Например, крик в печную трубу или в окно: «Деду, иди к обеду!» или: «Вся умершая родня – сколько вас есть – приходите ужинать!». После трапезы столь же чинно и «деду», и вся неисчислимая родня выпроваживаются восвояси: «Деды, вы ели и пили, идите же теперь к себе» или: «Кыш, душечки, кыш, большие через дверь, маленькие через окно». Избави Бог послать в окно большую душу! Выломанной рамой ущерб не ограничится. Одна женщина, справляя годовщину свадьбы с покойным мужем, забыла налить ему стакан и чуть было не получила люстрой по голове.

    Призывы к мертвецам бывали и не столь бескорыстны. Колдун мог вызвать покойника из могилы для нанесения вреда своему недругу, употребив при этом предохранительное средство: очертить круг вокруг себя или встать на камень. В лесу у осины, обратившись лицом на запад, некромант просил всех «умерших, убитых, некрещеных и безыменных» встать и повредить такому-то.

    Несмотря на множество курьезов, русский фольклор сохранил леденящие душу воспоминания о встречах с привидениями. Назову ряд призрачных существ, способных составить конкуренцию хваленым английским монстрам. Женщина в белом саване, которую не следует путать с туманной Белой дамой, обычно предвещает беду или болезнь. Молчаливая или причитающая высокая фигура в белом воплощает смерть и, показавшись на лесной дороге или под окнами дома, уводит за собой живых. Она может стоять неподвижно как некий явленный знак грядущей напасти, и тогда ее унылый вой производит особенно жуткое впечатление.

    В белое может обряжаться и покойник-мужчина, а иногда это существо бесполо – фигура в простыне, возникающая при гаданиях, хохочущая, проваливающаяся сквозь землю или настойчиво преследующая свою жертву.

    Еретик – это умерший колдун, встающий из могилы в полночь и скачущий по земле, а еретица – погребенная в провале ведьма в виде безобразной оборванной старухи. Упаси Господь оступиться в ее могилу! Мгновенно иссохнешь и будешь шататься вместе с ней по грязным оврагам и отплясывать по ночам в банях. Тела еретиков и еретиц претерпевают особенно гадкие метаморфозы, делаясь после смерти горбатыми, синими, покрытыми чешуей. Их глаза вырастают с коровьи, волосы седеют, а на ногах и руках отрастают длинные острые когти.

    Наиболее опасен железнозубый (лесной) еретик – чудовище с железными зубами, живущее в глубине лесов и пожирающее заблудившихся путников. Но и на обычных кладбищах могут обитать мертвецы с железными зубами. У большинства из них при погребении руки были сложены крестообразно – не только ради благочестия, но и в качестве оберега. Такой мертвец не в состоянии действовать руками и вынужден пускать в ход зубы, которыми он подгрызает деревья подобно Бабе Яге. Убежать от него крайне сложно – он хоть и не бесплотен, а носится быстрее лошади.

    Ерестун способен проникать в дом, принимая на себя чужой лик или вселяясь в чужое тело на похоронах. Длиннющий и тоненький жердяй бродит по ночным улицам, заглядывая в окна, грея руки в трубе и пугая людей. Встречник передвигается по дорогам в виде столба пыли, «силой своей окаянной» убивая попавшуюся лошадь, а иногда и «человека расшибая». Умран, поднявшись из могилы, катается по земле белым шаром.

    Игоша – это бывший младенец, некрещеный или мертворожденный, безрукий и безногий уродец, зарытый в подполье или около избы. Он по преимуществу озорничает, а не мучает и убивает, но сам вид его, надо думать, малоприятен. А вот с колокольным маном, сидящим по ночам на колокольне в белом или красном колпаке, лучше не связываться. Он может разорвать тебя на части, а если ты тронешь его колпак, будет преследовать всю жизнь, пока не придушит.



    Городские дома

    Трудно сказать, какому из сословий мы обязаны первыми домами с привидениями. Ведь и дворянские дамочки прилетали к влюбленным юношам вне зависимости от того, где тем вздремнулось – под сенью могучего дуба, в садовой беседке или на диване в гостиной. Вероятно, дома эти – плод всесословного творчества.

    Вот, например, Кадашевский двор в Москве – возведенный при Алексее Михайловиче комплекс построек с башенками и проездными воротами. До 1701 г. он использовался под хамовное (ткацкое) производство, затем – под монетный двор, а начиная с 1736 г. был сильно запущен и в 1807 г. полностью снесен. В представлении поклонников готического романа заброшенный двор являл собой некий замоскворецкий замок, но слухи о тенях умерших, постукивавших там по ночам, распространялись народом и купцами. Не дождавшись загробной лепты от своих прижимистых родичей, мертвецы сами взялись за изготовление монет.

    Легенды об одесском «Чудном доме» на углу Преображенской и Елисаветинской улиц также имели местное происхождение. Однако популяризованы они были заезжими литераторами, в частности В.Г. Тепляковым, кое-что присочинившим от себя. Скажем, богопротивный колдун, который обитал в подземельях под домом, простирающихся до самого моря, вполне отвечал народному духу. Его прототипом был то ли безымянный поляк, то ли барон Жан Рено, масон, приобретший и перестроивший дом в 1820-х гг. Но очень сомнительно, что одесские кумушки рассказывали о коляске без лошадей, управляемой господином без головы. Еженощно она увозила от дома прелестную деву, спускающуюся из окна и, как ни в чем не бывало, усаживающуюся в чудо-экипаж.

    Проникнувшись в шутку и всерьез атмосферой ужаса, Тепляков придал дому готические черты: «Главный фас представляет совершенный снимок с… рыцарских замков… Один из боковых фасов… по черной своей закоптелости кажется с противоположного балкона выпачканным сажею из-под котла, в коем варится враг рода человеческого… Там, по какому-то особому устроению комнат, звуки, пробуждаемые в одной, слышатся со стороны совершенно противоположной». Жаль, мы не можем сверить свои впечатления с тепляковскими – к 1900 г. дом был разобран.

    Петербургские дворяне охотно рассказывали друг другу о проказах полтергейста. Так, Гоголь, смеясь, передавал городские слухи о танцующих стульях в доме на Конюшенной улице и даже упомянул о них в повести «Нос» (1933). Другой автор связал аналогичный случай с зарытым под полом скелетом, у которого был пробит череп.

    Мрачная репутация дома Елисея Леонтьевича Чадина в Перми на углу Петропавловской улицы и Театральной площади берет начало с грандиозного пермского пожара 14 сентября 1842 г. Горожане передавали из уст в уста рассказ одной старушки, видевшей в слуховом окне здания странную женщину в белом чепце, отгонявшую платком огонь. Дом и вправду уцелел чудом – сгорели все соседние здания. Призрак был окрещен кикиморой. Многие с тех пор слышали долетающие из-под земли стоны, неведомые голоса и стук падающих предметов. С конца 1840-х гг. дом стоял необитаемый, а в 80-х его снесли и выстроили на его месте Мариинскую женскую гимназию.

    Д.Д. Смышляев, пересказавший историю дома, внес в нее английские детали. Выяснилось, что сам Чадин был отъявленным скупцом и жестоко обращался с дворовыми людьми. Те воровали для него чугунные плиты с кладбища и выкладывали ими полы. Желая досадить хозяину, они испекли праздничный пирог на обломке могильной плиты. Надгробная надпись отпечаталась на пироге, гости были сконфужены, а Чадин, не вынеся скандала, заболел и умер.

    В поздней версии рассказа Елисей Леонтьевич превратился в чудака байронического склада. Во время застолья взорам почетных гостей предстал именинный пирог, на котором выступила ухмыляющаяся черепушка. Они в страхе покинули дом, а за ними убежали лакеи. Не дозвавшись слуг, Чадин впал в меланхолический ступор, бормоча себе под нос: «Смерть пришла на именины!» Кто-то завыл в печной трубе. Чадин вспомнил про искушение Лютера и запустил подсвечником в угол, но тщетно – из-под пирога медленно выполз гроб. Когда слуги вернулись, хозяин лежал без чувств, и они спешно отправили его на кладбище. Однако ни хохочущий череп, ни фаталист с подсвечником на русской почве не прижились. Студенты Пермской сельскохозяйственной академии, сменившей гимназию, замечают в окнах лишь подозрительное свечение и женский силуэт – опоэтизированную кикимору.

    А вот во Владимире дом с привидениями сохранился. Это бывший дом губернатора, нынешний Центр изобразительного искусства (улица Большая Московская, 24). Но владельцы его к мистицизму не склонны. Они предлагают несколько версий происхождения названия дома. По одной из них, за привидения были приняты мелькающие в окнах силуэты чиновников, по другой – имя дому дал заголовок фельетона о советских служащих, мимолетных и недоступных, бегавших по его лестницам в 1920-х гг. Есть и объяснение в стиле Скотта и Даля: зловещие завывания вызваны особенностями здешней вентиляционной системы.


    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10                         



















    Категория: ПРИВИДЕНИЯ | Добавил: admin (15.01.2017)
    Просмотров: 18 | Рейтинг: 5.0/1