Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
БИБЛЕЙСКИЕ ПРОРОКИ [20]
БИБЛЕЙСКИЙ ИЗРАИЛЬ [20]
ИУДЕЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ [15]
ИСТОРИИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА [15]
ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ [250]
ЗОЛОТАЯ ЧАША СЕМИРАМИДЫ [50]
ВЕЛИКИЙ НАВУХОДОНОСОР [30]
ЦАРЬ НАВУХОДОНОСОР [20]
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН [20]
ВАВИЛОН. РАСЦВЕТ И ГИБЕЛЬ [20]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 1. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ

    Толкование пророков - Книга пророка Даниила. 1 глава

    Книга пророка Даниила. 1 глава

    Всякому внимательному читателю должно быть очевидно, что первая глава представляет собой лишь вступление к книге. Эта глава вводит нас в мир, для которого пророчества, толкователем и сосудом коих был Даниил, заключают в себе глубокие символы, значение которых Дух Бога намеревается донести до нас.

    Собственно, пророческая часть книги Даниил начинается со второй главы. Затем следует повествование об определенных исторических событиях, которые, как я понимаю, тесно связаны с пророчеством, если не прямо, то образно, что вскрывает духовные принципы и проблемы мирских держав, рассмотрению которых и посвящена эта книга.


    «В третий год царствования Иоакима, царя Иудейского, пришел Навуходоносор,
    царь Вавилонский, к Иерусалиму и осадил его» (Дан.1:1)

    Чтобы понять книгу пророка Даниила, необходимо всегда помнить, что пророчества в Ветхом Завете подразделяются на две части. Одни касались народа Бога, Израиля, когда они еще находились под Его управлением, зачастую неверные, но все же подчиняющиеся его порядкам и в определенной степени признающие его.

    Это характерно для пророчеств Исаии, Иеремии, Иезекииля и многих малых пророков, таких как Осия, Амос и Михей. Израиль все еще признавался народом Бога; если не весь народ, то, по крайней мере, та часть народа, с которой Бог еще имел определенные отношения. Конечно же, я имею в виду колена Иуды и Вениамина, которые относились к роду Давида. Но некоторое время спустя они также совершили грехопадение и наследник Давида возглавил восставших против Бога идолопоклонников.

    Затем последовало изменение чрезвычайной важности. Престол Бога, установленный в Иерусалиме, удалился с земли. Бог больше не признавал Израиль, не признавал даже иудеев своим народом. И я привлекаю ваше внимание в особенности к этому, потому что зачастую бытует смутное представление о том, что именно в Писании подразумевается под народом Бога.

    Как христиане, мы считаем народом Бога действительно принадлежащих ему. Но ныне возникает опасность перенесения тех же понятий на Ветхий Завет. А если мы будем внимательно изучать Писание, то обнаружим, что в Ветхом Завете народом Бога назывались только иудеи или Израиль. Народ Бога - это не только лишь некая совокупность избранных, но весь народ, или та часть, которая все еще в определенной мере, хотя и не всегда верно, была привержена царю Бога, и, какими бы они ни были, они признавались народом Бога.

    Затем наступило время, когда Бог отказался от своего народа. Это предсказывает пророк Осия. Это совершилось тогда, когда Бог отдал последнего иудейского царя халдейским завоевателям. Богу пришлось бы пожертвовать своей собственной святостью, истиной и величием, если бы Он продолжал терпеть иудеев и их поклоняющегося идолам царя.

    В истории мира замечательным явлением было то, что, хотя на востоке и существовали государства, имевшие все возрастающее влияние и притязания, до этого никому не было позволено получить несомненное превосходство над всеми соперниками. На западе жили лишь кочевники, а осевшие из них оставались нецивилизованными варварами.

    На востоке и на юге стремительно поднимались новые государства; одно из них, Египет, собственно говоря, хорошо известно в связи с Израилем. Другое, Ассирия, по своему происхождению было довольно древним государством. И, действительно, мы знаем его название, его стремления еще до того, как мы вообще узнали о Египте.

    Эти два государства и были двумя соперниками в древнем мире, причем у каждого из них была своя собственная культура. Возможно, она носила грубый характер, однако ни тот, кто верит в Писание, ни тот, кто видел реквием Египта и Ассирии, не может отрицать того, что эта культура обладала варварской роскошью.

    Да, эти два государства постоянно боролись за власть. Поэтому Бог мог использовать египтян и ассирийцев или другие, менее малочисленные народы, в качестве наказания во благо Израиля; но до тех пор, пока не стало совершенно ясно, что народ Бога оказался недостойным быть его свидетелями и местом его правления на земле, - до тех пор ни один народ на земле не допускался к превосходству.

    Сначала был уничтожен Ефрем (десять колен), после того как они впали в безнадежное идолопоклонство. Долгое время один монарх сменялся другим, лишь превосходя предыдущего в зле; и на протяжении всего этого времени царили отступление и идолопоклонство. Таким образом, Бог был вынужден изгнать народ, лишь бесчестивший его, из страны, в которой они были взращены.

    Но пока еще признавались два колена, относившиеся к роду Давида. Но и над ними нависли тучи, и самому последнему царю, враг расставил ловушки. Пророчество освещает этот кризис во всей его полноте, ибо пророчество, я думаю, всегда предполагает падение. Оно никогда не появляется в спокойные времена. Но как только начинает угрожать или происходит гибель, то во тьме загорается свет пророчества.

    То, что действительно так, мы видим с самого начала. Возьмите, например, откровение в Быт. 3, где сказано, что семя женщины будет поражать змея в голову. Когда было дано это откровение? Не тогда, когда Адам был безгрешен, а после того, как он и его жена совершили грехопадение. И затем явился Бог, и его слово не только осудило змея, но и приняло форму обетования, чтобы воплотиться в истинном семени. Действительно, это - благодатное раскрытие будущего, на котором покоится надежда. Это было осуждением их подлинного состояния. Оно не позволило верным впадать в отчаяние, но посреди гибели представило им божественную цель, к которой устремились их сердца.

    Енох в допотопном мире являлся человеком, о котором прежде всех других было сказано, что он «пророчествовал», хотя мы и не узнаем об этом до одной из последних книг Нового Завета: «Се, идет Господь со тьмами святых Ангелов Своих - сотворить суд над всеми и обличить всех между ними нечестивых во всех делах, которые произвело их нечестие, и во всех жестоких словах, которые произносили на Него нечестивые грешники» (Иуд. 14;15).

    И ныне, когда зло, находившееся в зародышном состоянии в Адаме, перешло во всеобщее развращение и насилие, у нас есть вполне определенное пророчество суда над всем миром. Это было вмешательством Бога в свидетельство прежде, чем Он стал действовать в силе. Затем показан Ной, который еще более чем Енох, открыто, соприкасался с этим греховным состоянием.

    Мне кажется, что пророчество Еноха замечательным образом применено к потопу, хотя, конечно же, оно обращено к великой катастрофе в последние дни. Когда дано пророчество, то зачастую осуществляется его частичное воплощение в то же самое время или в ближайшем будущем. Но мы никогда не должны видеть в прошлом полное осуществление пророчества - это значило бы истолковать пророчество самим собой.

    В этом и заключается смысл второго послания Петра, гл. 1, 20: «Никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою». Мы должны включить это в безграничные пределы замыслов Бога, а раскрытие его намерений найдет свое осуществление лишь в самом конце. И все пророчества устремлены именно к тому моменту; только тогда произойдет их великое воплощение.


    «И понятливых для всякой науки, и разумеющих науки, и смышленых и годных служить
    в чертогах царских, и чтобы научил их книгам и языку Халдейскому» (Дан.1:4)

    И вновь давайте обратимся к патриархам, которые вполне определенно названы пророками. «Но Он никому не позволил обижать их, и обличал за них царей: не прикасайтесь к помазанным Моим, и пророкам Моим не делайте зла» (1 Пар. 16,21.22). На основе этого и может быть объяснено их право на подобное звание. Они были толкователями замысла Бога; они были призваны, потому что в мир пришло новое и ужасное зло, упоминания о котором мы не находим до дней Авраама, - идолопоклонство.

    Насколько нам показывает это Писание, идолопоклонство впервые упоминается лишь после потопа. Оно распространилось абсолютно повсюду и утвердилось даже среди потомков Хама, поэтому Бог и призвал свидетеля в слове и деянии, отделенного от этого ужасного беззакония. Пророчество, или пророк, всегда предполагает присутствие нового и возрастающего зла, из-за которого Бог и соблаговолил раскрыть свой замысел относительно будущего, чтобы оно обрело действительную ценность для тех, кто ныне живет на земле.

    Это проявилось и в случае с Моисеем. Ибо хотя он и был великим законодателем, но затем был сделан золотой телец, и, таким образом, стала окончательной гибель Израиля как народа под законом. И все же ему, как великому пророку Израиля (Втор. 34, 10), по-прежнему надлежало раскрывать все возрастающее развращение народа, какими бы в конце ни были источники благодати Бога; но как и в более ранний период, он предсказывал неизбежный суд Бога над Египтом.

    Еще более углубляясь в историю Израиля, мы обнаруживаем того, кто положил начало ветви пророков, многозначительно названной так, ибо о нем говорится следующее: «И все пророки, от Самуила и после него» (Д. ап. 3,24). Его призвание состоялось в самый критический период в истории Израиля, в то время, когда дети Израиля впали в такое ужасное состояние, что хотели использовать ковчег Бога как колдовское средство, чтобы уберечь себя от власти своих врагов.

    Бог пристыдил свой народ за это. Был взят его собственный ковчег, и единственным именем, которое сумело выразить божественное чувство, было имя Ихавод. Слава отошла от Израиля; именно в то время мы и слышим о Самуиле, пророке. Если это было знаком какого-то нового кризиса, то в равной мере это свидетельствует и о том, что Бог в защиту своего имени дает свет пророчества как утешение сердцам тех, кто стоит за него самого.

    И, продолжая дальше прослеживать историю, мы обнаруживаем яркую вспышку пророческого света во времена пророка Исаии. Причина этого вполне очевидна. Не только Израиль подвергся идолопоклонству, но и царь, сын Давида, принял за образец языческий жертвенник в Дамаске и решил устроить для себя подобный в святом городе!

    Это было грехом, отвратительным и весьма оскорбительным грехом для Бога. Исаия был выбран для пророческого служения с необыкновенной торжественностью. Он осознавал истинное состояние иудеев. Он видел славу Бога, которая исторгла из него немедленное признание своей собственной нечистоты и нечистоты народа.

    «И сказал я: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, - и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа» (Ис. 6-5). Но один из серафимов коснулся его уст горящим углем, уверяя его, что его беззакония удалены от него и что его грех очищен. И он был послан сообщить народу об их безумии, которое будет продолжаться, пока не опустеют города и пока эта земля совсем не истощится.

    И поскольку зло было полностью раскрыто, мы и имеем такое великолепное пророчество. Последствием пророческого предупреждения там, где оно было получено, было появление духа покаяния и заступничества; и вследствие этого Бог самому себе восставил царственного свидетеля, так что зло на время отступило.

    И это, пока у нас есть пророчество, проявляется все с большей и большей отчетливостью, направляя сердца святых к тому, кого дева примет во чреве и родит как Сына Давида, Эммануила, кто должен будет стать единственным и надежным основанием для народа, живущего на Сионе.

    И сейчас у меня нет необходимости даже в общих чертах описывать главные характерные черты последующих пророков. Поскольку, мне кажется, ясен самый главный принцип, что пророчества в основном появляются тогда, когда народ Бога ввергается в погибель. Когда углубляется падение народа, тогда пророчество добавляет свежий свет к благодати Бога.

    Помимо этой особенности пророчества вообще, мы видим его впервые тогда, когда Бог еще наказывал народ и признавал его своим. Но есть и другая форма пророчества, великолепным примером которой в Ветхом Завете являются пророчества Даниила. Когда Бог больше не мог обращаться к своему народу как таковому, тогда предметом его общения становится отдельный человек.

    Это и является отличительной чертой книги пророка Даниила. Здесь, в отличие от пророка Исаии, нет прямого обращения к народу, нет убеждения, заступничества, предупреждения, раскрытия светлых надежд. В отличие от пророка Иеремии, Даниил не был «пророком для народов», который обращался с самыми трогательными призывами к Израилю или иудеям или, по крайней мере, к остатку верных. У пророка Даниила все иначе.

    Здесь вообще нет никаких сообщений Израилю; и первое и самое обстоятельное пророчество, содержащееся в книге, сначала было дано даже не самому пророку, но явилось сном языческого царя Навуходоносора, хотя Даниил и был единственным, кто смог рассказать или дать ему толкование. И одному лишь Даниилу в ночном видении дано толкование сна. Но какой же важный урок необходимо извлечь из этого?

    Бог подчеркивал то, что его народ потерял право на свое место, по крайней мере, в настоящее время. Они потеряли свое особое положение как народ; Бог больше не желал их признавать. А присутствие среди них избранных ничуть не приостанавливало вынесенного приговора. Речь шла не о «десяти праведниках среди них».


    «Ибо согрешили мы, и поступили беззаконно, отступив от Тебя, и во всем согрешили» (Дан.3:29)

    О таком развращенном ханаанском городе, как Содом, уже было сказано, почему его следовало пощадить. Но разве когда-либо Бог говорил так о с в о е м народе? Он мог уподобить их Содому за их беззаконие, но по отношению к ним не может быть никакого подобного препятствия для их осуждения. Напротив, в книге пророка Иезекииля (гл. 14) очень выразительно сказано:

    «И если бы нашлись в ней (земле Израиля) сии три мужа: Ной, Даниил и Иов, - то они праведностью своею спасли бы только свои души... не спасли бы ни сыновей, ни дочерей». То есть в его собственной земле для его виновного народа уже не имело значение, кто был среди них и какова была их праведность; спасены будут лишь праведные; и должны будут посланы четыре тяжкие казни Бога.

    Итак, даже в самый критический момент пленения, среди них были праведные люди, такие, как сами пророки и до некоторой степени другие родственные души. И поэтому какой бы ни была его готовность пощадить мир, Бог не отступает от наказания зла своего народа из-за горстки праведных среди них.

    «Слушайте слово сие, которое Господь изрек на вас, сыны Израилевы, на все племя, которое вывел Я из земли Египетской, говоря: только вас признал Я из всех племен земли, потому и взыщу с вас за все беззакония ваши» (Ам. 3,1.2). Другими словами, никогда не могло быть наказания всего народа Израиля, потому как среди них всегда были верные. И весь этот принцип наказания является ложным.

    В книге, с которой я недавно познакомился, обосновывались причины того, почему Англия должна остаться сравнительно невредимой после той кары, которая постигнет все народы на земле: в ней так много бодрых людей, там произошли такие изменения к лучшему в большом и малом, там так много благотворительных христианских учреждений, и Писание не только печатается в избытке, но и обсуждается. Но, по-моему, это и является тем самым основанием, которое делает неизбежной божественную кару.

    Ибо из Писания совершенно ясно, что если должно быть определенное различие в степени наказания, то тот, кто знает волю Бога и не выполняет ее, «бит будет много». Едва ли можно представить себе более ужасный обман, чем то, что обладание огромным духовным познанием и привилегиями станет надежным прикрытием, когда земля подвергнется суду.

    Господь вспоминает о Тире и Сидоне (Матф. 11), и это было сделано лишь для того, чтобы показать гораздо большую вину тех городов, в которых больше всего совершились его могущественные деяния: «Горе тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида! ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они во вретище и пепле покаялись, но говорю вам: Тиру и Сидону отраднее будет в день суда, нежели вам». Но был и еще более оберегаемый город (в Матф. 9, 1 его называют «Свой город»); поскольку там Он обычно обитал, то и вина его так усугублялась.

    «И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься, ибо если бы в Содоме явлены были силы, явленные в тебе, то он оставался бы до сего дня; но говорю вам, что земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе». Другими словами, степень привилегии всегда соразмерна со степенью ответственности.

    Затем мы узнаем тот поразительный факт, что управление, которое Бог ввел в Израиле (сопровождающееся знамением его присутствия, то есть славы) ныне больше не должно было существовать. Сам Бог лишил их имени как своего народа. С того времени они были Лоамми, то есть «не Мой народ». И теперь такова была их судьба в отношении его, каковы бы ни были окончательные цели его благодати, ибо «дары и призвание Божие непреложны».

    Наряду с этой прискорбной переменой и в зависимости от нее начинается пророчество Даниила. И в этом отношении существует четкая аналогия между этой книгой и великим пророчеством Нового Завета. Несомненно, однако, то, что в Новом Завете особые сообщения через Иоанна были обращены к семи церквям. Но книга, в целом, была адресована и предназначалась ему, пусть даже и подразумевалось, что это должно быть донесено до церквей.

    Христос с помощью своего ангела послал и предназначил откровение своему рабу Иоанну, который в определенной мере был связан с христианским миром, так же, как Даниил был связан с Израилем. Падение было настолько полным, что Бог ни в коем случае не мог больше направлять пророчества непосредственно своему народу.

    Это является весьма серьезным духовным приговором, вынесенным Богом состоянию христианства. Истинное свидетельство о Боге потерпело крушение. Ефесу Он угрожал сдвинуть его светильник с места, а Лаодикии - извергнуть из уст. Не сказано, что Бог продолжал спасать души. Он всегда это делал и делает. Но это не имеет ничего общего со свидетельством, которое должен воздавать его народ. Более чем через два столетия после того, как иудеи стали Лоамми, Малахия смог сказать о них, что они боялись Бога, зачастую говоря друг другу:

    «И они будут Моими, говорит Господь Саваоф, собственностью Моею в тот день, который Я соделаю, и буду миловать их, как милует человек сына своего, служащего ему». Все это могло быть действительно так, но на них все же пребывал суровый приговор Бога – «не Мой народ». Обстоятельства не могли повлиять ни на его осуждение народа, ни на его милость к верным среди этого народа.

    И то, что было истинно тогда, остается истинным и ныне. По-прежнему продолжается спасение и благословение душ. Но тот, кто в мире лишь исповедует имя Христа, пред Богом так же далек от удовлетворения замыслов Бога, как был далек Израиль от осуществления его намерений в них.

    Следовательно, мы видим, что характер книги полностью соответствует тому времени и тем обстоятельствам, в которых Даниил был призван в пророки. Это произошло тогда, когда устранились последние остатки народа Бога. В книге пророка Иеремии (гл. 25:1) дата начала царствования Навуходоносора отнесена ко времени первого нападения. Но я должен заметить, что это немного отличается от того, что сказано в книге пророка Даниила (гл. 2).


    «Бог даровал Даниилу милость и благорасположение начальника евнухов» (Дан.1:9)

    В Вавилоне, там, где писал Даниил, начало царствования Навуходоносора, естественно, исчислялось со времени его восхождения на престол после смерти отца, в то время как в Иерусалиме, где пророчествовал Иеремия, начало царствования Навуходоносора настолько же естественно относилось ко времени, когда Навуходоносор еще при жизни своего отца обладал властью в царстве, на погибель Иерусалима и иудеев.

    Дело в том, что подобные случаи встречаются нередко как в священной, так и в мирской истории. Но какие бы трудности ни встречались нам при чтении Слова Бога, в действительности все они возникают из-за недостатка света. При этом обычно не понимается цель определенного отрывка, в котором обнаруживаются эти трудности. Но, говоря о датах, необходимо помнить одну небольшую особенность первого стиха этой главы в сравнении с Иер. 25, 1: иногда года отсчитывались от их начала, а иногда от конца, то есть включая или исключая его.

    То же самое происходит и в случае подсчета дней между смертью нашего Господа и его воскресением, а также с шестью или восьмью днями до преображения. Таким же образом в книге пророка Даниила говорится: «В третий год царствования Иоакима», а в книге пророка Иеремии: «В четвертый год». В первом случае указаны полные года, а во втором текущий год.

    Глядя на духовный характер пророчества Даниила, мы видим, что ключ к путям Бога в то время, когда было дано пророчество, заключался в том, что на земле у Бога больше не было прямого, непосредственного управления. Он признал Давида и его семя как царей, которых Он посадил «на престол Господень» в Иерусалиме (1 Пар. 29, 23). Никакие другие цари не признавались Богом подобным образом. Они были его помазанниками, перед которыми должен был отчитываться даже первосвященник.

    И здесь было представлено то, что Бог намеревался изложить с их помощью; предвестие того, что Он совершит через Христа и во Христе, истинном Сыне Давида. Это прослеживается на протяжении всего Писания. Во-первых, человек становится ответственным за свое положение, и непосредственно за этим следует падение; затем это положение занимает Христос, утвердившись на основании, которое не может быть устранено.

    Таким образом, Бог создает человека и безгрешным помещает его в рай, предоставляя ему власть над всеми низшими тварями. А человек тотчас же совершает грехопадение. Однако Бог никогда не отказывается от своего намерения, чтобы человек находился в раю. Но где же мы найдем это теперь?

    В первом Адаме этот замысел полностью провалился. Он был изгнан из Едема, а его род с того дня и до сих пор является родом изгнанников; а все усилия человека и материальный прогресс, достигнутый им в мире, являются лишь исправительными мерами, чтобы скрыть тот факт, что Бог изгнал человека из рая. Но последний Адам является славным ответом Бога на то первое доверие, которое было оказано человеку, тем вторым человеком, который превознесен в раю Бога.

    Затем Ной после потопа в сущности положил новое начало миру, и сила жизни, и смерть, впервые были вверены ему. Появился меч судьи: «Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию». На этом и основывалось гражданское управление, причем человек стал ответственным за то, чтобы останавливать или наказывать совершающего насилие.

    И это никогда не изменялось. Христианство же, где бы оно ни было принято, вводило иные небесные законы. И мир остается связанным этим неизменным уставом Бога для своего водительства. Ной не оправдал доверия так же, как и Адам в Едемском саду. Он не управлял ни собой, ни своей семьей во славу Бога. Он опьянел от вина, и его младший сын нанес ему оскорбление; и вследствие этого, вместо всеобщего благословения праведного правления, на долю его потомков выпадает проклятие.

    Также в должное время в роде Давида действовал принцип царя, который обязан был справедливо править народом Бога. И что же оказалось? Еще до смерти Давида был совершен такой ужасный грех, что меч уже никогда не мог покинуть этот род, который обязан был сохранять благословение для Израиля.

    Разве после этого Бог отказался от своего замысла? Никоим образом. Господь Иисус принял главенство, управление и престол сына Давида. То же самое произошло и со всеми остальными принципами, которые были искажены человеком; но все это будет явлено и навсегда установлено в личности и славе Господа Иисуса.

    Мы узнаем, что Иерусалим перестал быть престолом Бога. И Иеремия показывает нам священный город, который среди других народов считался первым и самым привилегированным и который первым должен будет испить чашу гнева Бога. Вавилон также должен испить ее, но Израиль будет первым.

    И в той же самой главе (25) мы узнаем о ясном предсказании семидесятилетнего пленения, во время которого иудеи должны были быть приведены в Вавилон; а затем, по истечении времени, должно было состояться наказание вавилонского царя и народа, захватившего их в плен. Но пока Иеремия предсказывает лишь возрастающее превосходство Вавилона и его окончательное осуждение, но это является не только лишь фактом истории, но и образом ниспровержения мира в день Господа.

    И здесь нам не раскрываются подробности этого факта. Так, пророк Иезекииль, находясь среди переселенцев при реке Ховаре, вводит нас в первую половину своего пророчества во времена великой битвы за владычество среди держав мира. Фараон Нехао, египетский фараон, претендовал на это место; но он был разбит, как до него ассирийцы, и Вавилон остался алчным претендентом на абсолютную власть.

    Были три державы: Ассирия, Египет и Вавилон; последняя, как великое царство, была сравнительно молодой, хотя, по-видимому, основывалась на древнейших связях, и именно Вавилон был одним из государств, которые вначале составляли царство Нимрода. Они были подобны диким животным, сдерживаемым невидимой уздой, пока не было испытано, будет ли дочь Сиона смиренно и послушно ходить с Богом, отвернется ли она от своего блудодейства и раскается, когда Он обратится к ней. Но она не оставила ни того, ни другого. И это оставило место для невиданного ранее возникновения всемирной империи.


    «Даниил положил в сердце своем не оскверняться яствами со стола царского и вином, какое пьет
    царь, и потому просил начальника евнухов о том, чтобы не оскверняться ему» (Дан.1:8)

    После потопа и наказания Богом Вавилона произошло великое рассеяние народов, все было разделено: семьи, рода, языки и страны. Израиль был центром этой конгломерации независимых народов. Так, во Втор. 32, 8 говорится: «Когда Всевышний давал уделы народам и расселял сынов человеческих, тогда поставил пределы народов по числу сынов Израилевых».

    Все было упорядочено в отношении Израиля, ибо «часть Господа народ Его, Иаков наследственный удел Его». Для земли они были божественным центром, и Бог хочет подтвердить свое намерение. Хотя оно и было полностью сорвано порочностью народа, все же Израиль ставился центром народов в этом мире, ибо это произнесли уста Бога.

    Сначала это также было доверено в руки человека и не совершилось; но затем было передано в руки Христу, который установит это в должное время. Гордыня Израиля сначала поставила его в зависимость от послушания Богу. На Синае они взяли на себя ответственность перед законом. И как бы грешник ни попытался пойти вопреки этого принципа общения с Богом, он потерпит поражение.

    Единственным надежным и смиренным основанием является не то, чем был бы Израиль для Бога, но чем Бог был бы для Израиля в верности, любви и сострадании. И так будет с каждым человеком во все времена. Когда Израиль принял это условие, то закон стал их бичом и Богу пришлось осудить их. Соответственно, неотвратимой была и смерть, несмотря на великолепное терпение Бога. Грешат люди, грешат священники, но, в конце концов, всех превзошли цари во всем своем зле.

    Бог был вынужден отказаться от своего народа. И с того момента было устроено все, что сдерживало народы земли, и многочисленные соперничающие династии начали борьбу за власть. У Бога больше не было рода, в котором Он видел бы полем действия свое управление. Если бы их сердца только лишь обратились к нему, подобно тому, как стрелка поворачивается к полюсу, несмотря на колебание туда и обратно, то проявилось бы долготерпение (которое на самом деле достигло крайней степени) и вмешательство божественной силы навек ввело бы их в благословение.

    Однако когда не только народ, но и царь, помазанный Богом, изгладил его имя из страны, когда в его собственном храме его славе предпочли другую, то это уже было слишком, и был вынесен приговор Бога – «Лоамми». И сейчас в своем идолопоклонстве они стали самыми несчастными, являясь отступниками от живого Бога, а если и были сохранены, то стали настоящим оплотом языческой мерзости. Поэтому по осуждению Бога народ и царь наконец попали в плен.

    В этот критический момент Даниил и предстал ко двору вавилонского монарха, в полном соответствии с достоверными словами пророка Исаии царю Езекии (Ис. 39, 5-7). Начались «времена язычников» (как гласит известное высказывание в евангелии по Луке), и Даниил стал пророком тех времен. Они будут продолжаться не всегда; их предел предопределен Богом; когда прекратится сегодняшнее вмешательство в его непосредственное земное управление и Израиль вновь будет признан народом Бога.

    В течение этого промежутка времени, как мы видим, было утрачено их особое призвание, и Бог в своем провидении допускает новую систему управления, систему имперского единства, в великих и процветающих языческих государствах. Они больше не были независимыми народами, имеющими своих собственных правителей, но сам Бог в своем провидении утверждает подчинение всех народов на земле всеобъемлющей власти одного человека.

    Именно это и характеризует «времена язычников». Подобное раньше не было известно, хотя и могли существовать сильные царства, посягающие на более слабые. Даже неверующему историку приходится признавать четыре могущественные империи древнего мира, как это делается во всей истории. Израиль слился со всей массой народов.

    И с тех пор появилось выражение «Бог небесный». Он в сущности отступил от непосредственного управления землей, как (по крайней мере, символически) Он управлял Израилем. Это управление ныне полностью исчезло, и Бог, действуя своей верховной властью и, так сказать, в удалении от мира, «Бог небесный» дал возможность некоторым избранным государствам язычников превосходить друг друга, превращаясь во всемирную державу.

    Прежде чем завершить эти вводные комментарии, хочу немного сказать о важных духовных особенностях этой главы; ибо если они и проявляются в книге пророка Даниила, то были написаны не только ради него, но и ради нас, если мы желаем такого же благословения.

    Первая глава начинается с описания полной поверженности иудеев перед своими завоевателями. Они были побеждены и порабощены в своей последней крепости. «В третий год царствования Иоакима, царя Иудейского, пришел Навуходоносор, царь Вавилонский, к Иерусалиму и осадил его. И предал Господь в руку его Иоакима, царя Иудейского, и часть сосудов дома Божия, и он отправил их в землю Сеннаар, в дом бога своего, и внес эти сосуды в сокровищницу бога своего».

    Затем мы узнаем об осуществлении знаменательного пророчества Исаии, на которое мы уже ссылались. Езекия был смертельно болен. И в ответ на его страстное желание жить, Бог прибавил к его дням еще пятнадцать лет, и это было отмечено ему поразительным знамением: тень воротилась назад на десять ступеней, по которым она спускалась. Но лучше было бы познать урок смерти и воскресения, чем иметь продленную жизнь, чтобы попасть в западню и услышать о горестях, ожидавших его дом, и, тем самым, о затмении надежд Израиля.

    Я не могу сказать, было ли это знамение настолько удивительным, что особенно привлекло внимание народа, известного в древнем мире своими астрономическими познаниями. Верно лишь то, что в то время вавилонский царь направил Езекии письмо и дары; но это было сделано не по случаю его выздоровления, но чтобы «спросить о знамении, бывшем на земле» (2 Пар. 32, 31).

    Вместо того, чтобы тихо прожить все свои годы, Езекия показал все свои сокровища послу Меродаха Валадана и сказал: «Ничего не осталось в сокровищницах моих, чего я не показал бы им». На это «сказал Исаия Езекии: выслушай слово Господа Саваофа: вот, придут дни, и все, что есть в доме твоем и что собрали отцы твои до сего дня, будет унесено в Вавилон; ничего не останется, говорит Господь. И возьмут из сыновей твоих, которые произойдут от тебя, которых ты родишь, - и они будут евнухами во дворце царя Вавилонского» (Ис. 39,5-7).


    «Ты, царь, царь царей, которому Бог небесный даровал царство, власть, силу и славу» (Дан.2:37)

    Здесь же мы видим, что это пророчество осуществилось. «И сказал царь Асфеназу, начальнику евнухов своих, чтобы он из сынов Израилевых, из рода царского и княжеского, привел отроков, у которых нет никакого телесного недостатка, красивых видом, и понятливых для всякой науки, и разумеющих науки, и смышленых и годных служить в чертогах царских, и чтобы научил их книгам и языку Халдейскому». Соответственно, "назначил им царь ежедневную пищу с царского стола и вино, которое сам пил, и велел воспитывать их три года, по истечении которых они должны были предстать пред царя».

    Наряду с этим упоминаются и имена Даниила и еще троих его товарищей. По-видимому, это было продиктовано желанием стереть из памяти истинного Бога, дав им имена вавилонских идолов. «И переименовал их начальник евнухов - Даниила Валтасаром, Ананию Седрахом, Мисаила Мисахом и Азарию Авденаго». По всей видимости, это были имена, происходившие от Вила и других лжебогов, которым поклонялись в Халдее.

    Давайте отметим, что запечатлел здесь Святой Дух, особым образом открыв сердце Даниила Богу: в своих нравственных путях Даниил мог быть сосудом в чести, благоугодным Владыке. Как чудесна власть Бога, превосходящая все обстоятельства! Даниил и его товарищи ничего не сказали по поводу изменения имен, хотя это, должно быть, причинило им боль. Они были рабами, собственностью того, кто имел власть называть их так, как ему было угодно.

    «Даниил положил в сердце своем не оскверняться яствами со стола царского и вином, какое пьет царь». Естественно, они приняли бы такую пищу с благодарностью, но вера возымела свое действие, и они отказались от этого. Эта пища была связана с лжебогами этой страны, составляя ежедневную пищу языческого царя.

    Даже в их собственной стране, вдали от идолов, Бог настаивал на отделении чистого от нечистого, и тем более то, что ценилось среди язычников, было отвратительно для иудея. Что касается подобных осквернений, то закон был чрезвычайно строг, а Даниил как иудей подчинялся требованиям закона. Но приходит христианство и высвобождает сознание от опасений относительно подобных вещей.

    И апостол Павел говорит: «Все, что продается на торгу, ешьте без всякого исследования, для спокойствия совести». Это же относится и к праздникам. Но если известно, что определенная пища предлагалась идолам, то христианин не должен ее есть как ради тех, кто сказал ему об этом, так и ради своей совести. Но для иудея было необходимо безоговорочное отделение.

    Даниил тотчас же показал себя приверженным истинному Богу. Для него даже и не стоял вопрос о том, чтобы делать в Вавилоне то, что здесь было принято; он намеревался исполнять волю Бога, обладающего правами на Израиль. Поэтому он и просил начальника евнухов о том, чтобы ему не оскверняться. Тем временем Бог в своем провидении сотворил так, чтобы Даниил обрел особое расположение. Но и это не преуменьшило испытаний веры.

    И он, когда другие ссылались на трудности и опасности, все же сохранял веру в Бога. Все мы склонны находить хорошие причины для плохих вещей. Но у Даниила было чистое око, и все его тело было полно света, которые являются единственным средством для постижения мудрости Бога. Он не принимал во внимание то, что было угодно ему самому, он не боялся подвергнуть опасности свою жизнь; он смотрел на все в общении с Богом. И он попросил лишь о том, чтобы их испытали в течение десяти дней:

    «Пусть дают нам в пищу овощи и воду для питья; и потом пусть явятся пред тобою лица наши». Он попросил не «яств», а то, что свидетельствовало об их смирении пред Богом, то, что для искреннего сердца должно быть соответствующей пищей, которая считалась самой плохой в этом гордом и изобилующем городе. И каков же был результат? Даниил и его товарищи оказались «красивее, и телом они были полнее всех тех отроков, которые питались царскими яствами». Таким образом, в этом отношении они убереглись от дальнейших бед.

    Но на этом все не закончилось. Было еще и благословение Бога в даровании им знания и разумения всякой книги и мудрости. А о Данииле сказано, что ему была дарована еще и способность толковать всякие видения и сны. Богом они были подготовлены к тому, что затем они должны будут исполнить.

    Бог был их учителем, и необходимо было испытание веры как одно из существенных частей обучения в его школе. «По окончании тех дней, когда царь приказал представить их... и из всех отроков не нашлось подобных Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарии... И во всяком деле мудрого уразумения, о чем ни спрашивал их царь, он находил их в десять раз выше всех тайноведцев и волхвов, какие были во всем царстве его».

    Чтобы и нам понять Писание, мы должны, я полагаю, идти тропой отделения от мира. Ничто так не мешает духовному разумению, как если плыть по течению человеческих мнений и действий. И именно пророческое слово показывает нам исход всех планов и притязаний людей: «И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек».

    Несомненно, что «земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море». И все намерения людей превратятся в ничто, хотя «напрасно трудились народы, и племена мучили себя для огня». Он сам совершит это. Если бы была в Писании такая истина, которая выделялась бы больше других или которая лежала бы в основе всеобщей истины, то это означало бы окончательную гибель человека во всем, что имеет отношение к Богу, до того, как вступит в действие и восторжествует его благодать.

    И это истинно не только для необратившихся людей, но и для его народа в древности и его собрания с тех пор. И незадолго до разрушения основ для врага нет более благоприятного состояния дел, чем смешение святых Бога с миром и соответствующее затемнение духовного разума в тех, кто должен быть его светом. Если мы видим конец всех замыслов сатаны, чтобы помешать исполнению дела Бога, то это отделяет нас от того, что может привести к этому и соединяет нас со всем, что дорого Богу.

    И тогда стезя праведных есть как лучезарное светило, которое более и более светлеет до полного дня. Поступая таким образом, мы поймем Слово Бога. Речь идет не об умственных способностях и образовании. Я убежден в том, что человеческая эрудиция в божественном - это вздор, если только она не является вспомогательным средством. До тех пор, пока христиане не смогут сохранить то, что они видят у себя под ногами, они будут неспособны полностью овладеть Словом Бога. Иными словами, знает ли человек много или мало, он становится рабом своего знания, и оно незаконно занимает место Духа Бога.

    Вера является единственным средством и силой духовного разумения. И вера дрожит и сохраняет нас в подчинении Господу и в отделении от этого злого века. Даниил был отделен от того, что, по мнению иудея, бесчестило Бога, и Бог благословил его за это мудростью и разумением.

    У. Келли



    «И был там Даниил до первого года царя Кира» (Дан.1:21)


    «В третий год царствования Иоакима, царя Иудейского, пришел Навуходоносор, царь Вавилонский, к Иерусалиму и осадил его.

    И предал Господь в руку его Иоакима, царя Иудейского, и часть сосудов дома Божия, и он отправил их в землю Сеннаар, в дом бога своего, и внес эти сосуды в сокровищницу бога своего. И сказал царь Асфеназу, начальнику евнухов своих, чтобы он из сынов Израилевых, из рода царского и княжеского, привел отроков, у которых нет никакого телесного недостатка, красивых видом, и понятливых для всякой науки, и разумеющих науки, и смышленых и годных служить в чертогах царских, и чтобы научил их книгам и языку Халдейскому.

    И назначил им царь ежедневную пищу с царского стола и вино, которое сам пил, и велел воспитывать их три года, по истечении которых они должны были предстать пред царя. Между ними были из сынов Иудиных Даниил, Анания, Мисаил и Азария. И переименовал их начальник евнухов - Даниила Валтасаром, Ананию Седрахом, Мисаила Мисахом и Азарию Авденаго.

    Даниил положил в сердце своем не оскверняться яствами со стола царского и вином, какое пьет царь, и потому просил начальника евнухов о том, чтобы не оскверняться ему. Бог даровал Даниилу милость и благорасположение начальника евнухов; и начальник евнухов сказал Даниилу: боюсь я господина моего, царя, который сам назначил вам пищу и питье; если он увидит лица ваши худощавее, нежели у отроков, сверстников ваших, то вы сделаете голову мою виновною перед царем.

    Тогда сказал Даниил Амелсару, которого начальник евнухов приставил к Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарии: сделай опыт над рабами твоими в течение десяти дней; пусть дают нам в пищу овощи и воду для питья; и потом пусть явятся перед тобою лица наши и лица тех отроков, которые питаются царскою пищею, и затем поступай с рабами твоими, как увидишь.

    Он послушался их в этом и испытывал их десять дней. По истечении же десяти дней лица их оказались красивее, и телом они были полнее всех тех отроков, которые питались царскими яствами. Тогда Амелсар брал их кушанье и вино для питья и давал им овощи. И даровал Бог четырем сим отрокам знание и разумение всякой книги и мудрости, а Даниилу еще даровал разуметь и всякие видения и сны.

    По окончании тех дней, когда царь приказал представить их, начальник евнухов представил их Навуходоносору. И царь говорил с ними, и из всех отроков не нашлось подобных Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарии, и стали они служить пред царем.

    И во всяком деле мудрого уразумения, о чем ни спрашивал их царь, он находил их в десять раз выше всех тайноведцев и волхвов, какие были во всем царстве его. И был там Даниил до первого года царя Кира» (Дан.1:1-21).


    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12            


















    Категория: ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ | Добавил: admin (24.09.2016)
    Просмотров: 324 | Рейтинг: 5.0/2