Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Марсилий Падуанский - Защитник мира. 37
    Такими словами Иероним, похоже, утверждает, что только епископ Рима имеет власть устанавливать или разрешать даже в вопросах веры сомнительные места Божьего Закона; здесь надо сказать, что Иероним не думал так, он только сказал, что у епископа есть прерогатива давать ответ, затрагивающий сомнительный смысл в отношении католической веры и ритуалов церкви, которые всеобщий Собор зафиксировал и определил. 

    Епископ же Рима и его церковь оказались во главе других церквей только способом, который мы описали в главе XXII главе этой части, и отнюдь не ради такой цели. Доказательство, что Иероним понял именно так, как мы сказали, содержится в его «Послании к Евангелу», где, осуждая некоторые практические дела Римской церкви относительно диаконов, он выразительно говорит: «Если власть под вопросом, сообщество мира больше, чем сообщество Города».


    «Глаза у них исполнены любострастия и непрестанного греха; они прельщают неутвержденные души;
    сердце их приучено к любостяжанию: это сыны проклятия» (2Пет.2:14-15)

    Сказанное означает, что власть всех церквей земного шара больше, нежели церковь города Рима. Значит, сомнительный смысл вопросов веры должен быть определён только такой властью, которая больше и надёжнее, чем одна частная, как мы указали это в главе XX данной части трактата.

    Вот почему Иероним в «Изложении католической веры» чётко следует интерпретациям, одобренным всеобщим высшим Собором, отвергает и отрицает те, которые были отвергнуты подобными Соборами. Если все же Иероним думал, что только епископ Рима владеет такой властью, тогда я отрицаю его мнение как неканоническое, поскольку оно не является обязательным следствием канонического мнения.

    Ведь мы ранее сказали и доказали (нет необходимости это снова повторять), что ни святой Пётр, ни какой-либо другой апостол не имели власти лично устанавливать смысл, который мог быть сомнительным в отношении веры: но, чтобы разрешить сомнение, апостолы и пресвитеры собирались для рассмотрения сего дела, как видно из главы XV Деяний святых апостолов.

    § 21. (22) Что касается положения, указанного Лукой в главе X его Евангелия: Тот, кто вас слушает, слушает меня, и т. д., это правда, потому что под словом «меня» подразумевается высший всеобщий Собор - единственный орган, правомочный представлять Христа как законодателя Вечного Закона, или ассамблею апостолов и их церкви.

    Относительно же слов «тот, кто вас слушает», следует отметить, они достоверны в том случае, если «вы» понимать в расширительном смысле, обозначать им всех тех, кто говорит в соответствии с Законом Божьим, но не тех, кто кощунствует. В этом смысле Христос заявлял о фарисеях: они говорят, и не делают; т. е. нужно прислушиваться только к словам проповедников, сказанным в духе Закона Божьего, что подчёркивает Иероним в своих комментариях данной фразы Христа, процитированной непосредственно из Евангелия от Матфея, глава XXIII.

    Иначе говоря, слова: Тот, кто вас слушает, и т. д. должны быть интерпретированы в смысле, что тот, кто вас слушает, должен повиноваться тому, кто повелевает или запрещает по Закону Божьему. Но относительно советов, в частности рекомендаций молодым, он Иероним не настаивает на их обязательности, если только не будет на то общего согласия между верующими или их преобладающей частью, принимающей участие во всеобщем Соборе.

    § 22. (23) Что касается слов Бернарда, и прежде всего тех, которые содержатся в его послании «На рассмотрение Евгению» «О размышлении», книга II, где Бернард спрашивает: «Кто ты?» и сам за папу римского отвечает: «Я великий священник, верховный понтифик»; то необходимо отвергнуть такое утверждение, если автор хотел сказать, что этот статус основан безусловным постановлением Бога или заповедями Закона Божьего.

    Потому что этот ответ Бернарда не соответствует Священному Канону и не является его необходимым следствием, что мы показали в главах XVI и XVII этой части трактата. Если же, напротив, он хотел сказать, что это первенство дается понтифику человеческими выборами или учреждением, по методу, описанному в главе XXII этой части, необходимо принять его ответ.

    И когда Бернард добавляет: «Ты - правитель епископов», это тоже правда, если понимать правителя в широком смысле, т. е. как начальника, установленного массой избирателей вышеуказанного учреждения. Но если слово «правитель» понимается в узком смысле, вывод Бернарда не может быть принят, потому что сам Бернард отрицал, что папа Евгений, и, следовательно, любой другой епископ, имеет принципат, как он пишет в том же послании «На рассмотрение Евгению» «Ό размышлении», книга I, глава 5, которое мы уже цитировали ранее в главе V этой части. «Ты - наследник апостолов».

    Другие епископы тоже наследники, хотя епископ Рима может считаться среди них первым при избрании его способом, описанном нами в главах XVI и XXII этой части трактата. «Ты - Авель в первенстве», это правда, ибо понтифик Рима поднялся до этого ранга всё же человеческим выбором, или по причине глубокого почтения к тому, кто был в своё время первым апостолом. «Ты - Ной через управление», и это правда лишь при человеческом его назначении, правящем среди клириков и клириками.

    «Ты - Авраам в патриархате», это тоже правда, но только для управления духовными вещами человеческим учреждением, к тому же отцом всех духовных отцов. «Ты - Мельхиседек по рангу». Это, правда относительно священства, в котором Мельхиседек предвосхищал Христа, равно как и всех других священников, если воспринимать сказанное именно в таком смысле; но это не касается королевской власти, потому что с данной точки зрения Мельхиседек, который был одновременно царём и священником, не предвосхищал, ни Христа, ни какого другого священника.

    Отметим, Мельхиседек совсем не предвосхищал Христа со стороны царствия земного, поскольку Христос пришёл не для того, чтобы править, таким образом, или Он этого не хотел, как мы показали в главе IV этой части. Мельхиседек, который был одновременно священником и земным правителем, предвосхитил лишь священство Христа и его Небесное правление, но не его возможное царствие земное; потому такое царствие менее всего предвосхищено в лице какого-либо священника или епископства.

    Бернард в тексте, цитируемом выше, отрицал ещё более экспрессивно, что такое царствие было осуществлено римским епископом. К тому же Мельхиседек не предвосхищал никакого другого человека, кроме Христа, в том, что касается первенства в священстве; но это первенство (папы) над другими епископами, как мы уже говорили, является человеческим учреж дением.

    «Ты - Аарон по достоинству». Это, правда, что епископ Рима кажется Аароном в части первенства, которое он реализует над священниками; однако он отличается от него Аарона, поскольку достоинство Аарона таится в непосредственном Божественном назначении, чего нет у любого епископа Рима, считающего себя наследником апостолов. «Ты - Моисей властью».


    «Выражение лиц их свидетельствует против них, и о грехе своем они рассказывают открыто,
    как Содомляне, не скрывают: горе душе их! ибо сами на себя навлекают зло» (Ис.3:9)

    Однако сам Бернард в тексте, процитированном выше, книга I, глава V, и в книге III, глава I трактата «О размышлении» ясно утверждает противоположное. Моисей в действительности был главой в соответствии с принудительным законом, как это видно из главы VII Деяний апостолов; Бернард отрицает в вышеуказанном тексте, что любой из наследников апостолов является главой в этом смысле.

    Кроме того, Моисей был правителем по непосредственному рукоположению Божьему, и он был правителем всего Израиля; епископ Рима сравним с ним только по человеческому рукоположению и только над пастырями Евангелия и храмов. «Ты - Самуил по юридической функции». Правда, что епископ Рима, как и Самуил, является судьёй, но при том он вдвойне отличается от него; прежде всего в том, что касается непосредственного рукоположения Господня.

    Кроме того, потому что он епископ Рима всего является судьёй лишь над священниками и второстепенными пастырями Евангелия. Зато Самуил был судьёй всего Израиля без разграничений. «Ты - Пётр в своей мощи». Это, правда, если говорить про непосредственное и основное действие Бога; но это также могло случиться относительно любого другого епископа или священника.

    Тем не менее, любой епископ Рима получает первенство над другими только по непосредственному человеческому установлению. Получил ли святой Пётр такое установление непосредственно от Бога или нет - спорно, а вот то, что он его имел на основании выбора апостолов, мы в соответствии с Писанием доказали в главе XVI этой части. «Ты - Христос по миропомазанию».

    Это, правда, если он хотел сказать про помазание Провидением или Святым Духом, которое каждый священник получает. Но если миропомазанием, причём немедленным учреждением Божьим, означается папы римского главенство над всей церковью, главенство, которое, только Христос имеет над всем другими священниками, я отвергаю это мнение, ибо апостол говорил противоположное в трёх больших пассажах Писания, на которые мы указывали в главе XVI этой части.

    В отношении добавления Бернарда: «Ты - единственный пастырь, не только над всеми овцами, но и над всеми пастырями'' я с ним согласен, если он считает, что папа является таковым по непосредственному человеческому назначению. Но если, напротив, это представляется рукоположением Божьим или нормой Закона Божьего, как Бернард, кажется, хотел сказать, то я отрицаю такое мнение, потому что оно не является каноническим, или не имеет необходимого продолжения в Канонах.

    Даже, скорее, оно им противостоит. А когда он Бернард старается подкрепить своё мнение Каноном, он добавляет: «Как я могу это доказать, спрашиваешь ты? Словами Господа: если ты любишь меня, Пётр, паси моих овец. Какому - спрашиваю я - какому епископу или апостолу все овцы доверены, абсолютно все и без ограничений? Не ясно ли, что Христос не указывал на определенное количество овец, но он указывал на всех?

    Там, где не разделяют ничего, не принимают ничего». Надо ответить на эту аргументацию и всегда с полным уважением к автору, поскольку он спрашивает, «какому из апостолов»? Но он не дополняет: «какому из апостолов все овцы будут доверены, все абсолютно и без ограничений?» - ибо такой вопрос достоин того, чтобы породить удивление.

    Я говорю, что все овцы доверены всем апостолам, всем вместе взятым и всем, взятым по отдельности. Как я это докажу, спросишь ты? Словами Господа, и с большей очевидностью, нежели это делает Бернард. В действительности в последней главе Евангелия от Матфея, где Христос говорит со всеми апостолами, одно из последних его наставлений гласит: Идите и учите все народы и т. д.

    Итак, моё утверждение предполагает большую достоверность, потому что в главе XXI Евангелия от Иоанна Христом сказано: Паси моих овец', но при этом Он не добавил: всех моих овец. Достоверно, что он потом включил больше овец, доверяя их всем апостолам в целом; однако тогда Он Христос сказал лишь определённым образом: Паси моих овец.

    Вот почему (при всём уважении к автору) кажется, что отрывок из Писания, который цитирует Бернард, мог бы получить совсем иную, чем у него, интерпретацию и тем самым оказаться в полной гармонии с Писанием это то, о чём мы говорили выше в § 9 и что не нужно более повторять. Действительно, в главе XV Евангелия от Матфея можно прочитать следующие слова Христа: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева.

    И эти слова по интерпретации святых необходимо понимать так: «Не очевидно, - писал Иероним, - что он был отправлен к язычникам, но он был направлен в первую очередь к народу Израиля» и т. д. Что касается Ремигия, он написал, с ещё большим соответствием и в гармонии с посланием (со словами Христа): Он был направлен специально ради спасения иудеев, чтобы лично обучить их.

    Хотя, по представлениям святых, Христос был направлен для спасения всех, тем не менее, он специально и прежде всего, заботился о спасении иудеев, что подтверждают его слова в Благовествовании Евангелии от Матфея, когда он говорит: «Я был натравлен только к овцам» и т. д.

    И он выделил этих овец среди других, когда добавил: «овцам, потерявшимся от дома Израилева!» Поскольку этот народ был всегда народом твердолобым, как видно по главе XXXII Исхода и как говорит сама Истина в главе XIII Евангелия от Луки. Именно Петру, которого Христос считал наиболее постоянным в вере и милосердии и наиболее ревностным по отношению к близким, он специально доверил своих овец, говоря: Если ты меня любишь, паси моих овец, т. е. особенно старайся обучить народ Израиля.

    Доказательство того, что такая интерпретация верна, находится в главе II Послания к Галатам: увидев, что мне вверено благовестие для необрезанных, как Петру для обрезанных, и т. д. хотя слова апостола не могли нигде быть подтверждены Евангелием. И, кроме того, в нём далее говорится, что они подали мне и Варнаве руку общения, чтобы нам идти к язычникам, а им к обрезанным, т. е. к иудеям.

    Стало быть, когда Христос сказал: Паси моих овец, Он не доверил святому Петру более общую заботу; Он, скорее, доверил ему отдельную заботу над определённым народом. Ничего не может быть более общим, чем то, что Он доверил всем апостолам в последней главе Евангелия от Матфея и в главе XX Евангелия от Иоанна:


    «Сион спасется правосудием, и обратившиеся сыны его - правдою; всем же отступникам
    и грешникам - погибель, и оставившие Господа истребятся» (Ис.1:27-28)

    Итак, идите, научите все народы и примите Духа Святого, кому простите грехи, тому простятся, и т. д. Ибо этими словами все апостолы получили власть и пастырские приходы, и это касается всех людей без различий, как ответил Августин на вопрос в своём произведении «Вопросы по Новому Завету», что мы процитировали в главе XVI этой части.

    И также (говорит Бернард) какой ещё более общий путь мог Христос доверить каждому апостолу, нежели тот, который он доверил Павлу, говоря ему в главе IX Деяний апостолов: Он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Моё перед народами и царями и сынами Израилевыми. К этому Бернард ниже добавляет: «Вот почему каждому другому апостолу достался при разделе отдельный народ».

    Эта фраза Бернарда появляется в разногласие с Писанием, и эту цитату послания Павла не подтверждает; но её также нельзя опровергнуть по Писанию. Она, скорее, противоположное тому, что мы уже показали. Далее он Бернард добавляет: «Итак, по канонам другие имеют призвание только к части опекаемых душ».

    Если этим он хотел сказать, что такая забота о душах была определена непосредственным Божьим назначением, я отрицаю эти слова, а также те, которые содержатся в его послании «На рассмотрение Евгению». Потому что это писание не является каноническим и не должно быть обозначено таковым, исключая слова, о которых мы говорили в главе XIX этой части. Но если этим он хотел сказать, что полнота власти римских пап как универсальная опека душ была установлена людьми способом, который мы описали в главе XXII этой части, мы принимаем данные слова Бернарда.

    Относительно того, что он добавляет: «Власть других ограничена некоторыми запретами; твоя распространяется также на тех, кто получил власть над другими. Не мог бы ты по разумной причине исключить перед Небом епископа» и т. д., надо ответить на эти слова таким же образом, как ранее: что непосредственным рукоположением Бога епископ Рима или любой другой епископ не имеет власти над другими епископами, равно как эти другие не имеют её над ним.

    Потому епископ Рима не может из-за преступления отлучить епископа или свергать его на основании власти, которая якобы была непосредственно ему доверена Христом, и, наоборот, как мы показали на основе Писания в главах XV и XVI этой части, что мы повторяли ранее. Но, если Бернард хотел сказать, что это верховенство было доверено непосредственно человеческим решением, тогда римский епископ действительно обладает верховенством над всеми другими епископами во всём, что касается управления церковью и духовной регламентации, потому что это мирские дела; он также обладает властью над другими, потому что это было ему доверено человеческим законодателем.

    А о том, что добавлено в конце речи: «Итак, твоя привилегия остаётся непоколебимой», необходимо сказать, что это правда; действительно, епископ Рима имеет власть соединять и отпускать людям их грехи, равно как власть обучать христианскому вероучению и осуществлять над ними таинства по Закону Вечного Спасения.

    Но любой другой епископ или священник тоже имеет подобную власть на основании Божьего Закона. Но, если под привилегией Бернард понимает главенство епископа Рима над другими епископами, принадлежащее тому по Божьему Закону или по непосредственному рукоположению Бога, я, как и ранее, отвергаю этот тезис по причинам, на которые уже ссылался.

    § 23. (24) В другом месте послания «На рассмотрение Евгению» тот же Бернард, похоже, утверждает, что за епископом Рима закреплено право принудительной юрисдикции, которое он метафорически называет временным мечом по его словам, эта юрисдикция распространяется не только на клириков, но и на мирян: «Однако тот, кто отрицает, что он (меч) будет твоим, мне кажется, недостаточно уделил внимание к слову Божьему».

    И Бернард заключает: «Вот почему два меча, духовный и мирской, принадлежат церкви». На эти утверждения необходимо ответить как с уважением, так и с удивлением, ибо Бернард противоречит в этом вопросе сам себе; более того, говоря об этой власти или мощи, от заявил абсолютно противоположные вещи: ниже он сказал: «Почему ты (обращается к папе) снова попытался посягнуть на меч, когда тебе приказали вложить его в ножны?» Очевидно, что тот, кто что-то узурпирует, не имеет никакого отношения к власти.

    § 24. Более того, Бернард или его переводчик в конце концов скажет, что хотя указанная власть принадлежит священнику, она не должна быть осуществлена им. Это осуществление он называет «вытащить материальный меч». Однако такой ответ не соответствует Писанию, потому что Он Христос не только отказывался браться за ножны своими руками, но даже отказывался судить.

    В главе XII Евангелия от Луки тому, кто произнёс соответствующее суждение, Он говорит: Кто поставил Меня судить или делить вас? Своей речью, обращенной к папе Евгению, которую Бернард комментирует в «Размышлениниях», книга I, глава V, и которую мы цитировали в главе V этой части, он разрушает свою прежнюю интерпретацию о Христе и его апостолах. Тому же папе он, в частности, говорит: Послушай, что думает апостол по этому поводу (о власти судить мирские дела на основе цитаты из главы VI Послания к Коринфянам: «Имеется ли умный среди вас, - сказал он, - кто судит между братьями?»

    И добавил он: «Я скажу это для вашего стыда, потому что те, кто случайно в сообществе, их надо установить как судей». Значит, по апостолу, ты незаконно, к твоему стыду, присвоил гражданскую ответственность, ранг людей случайных (отметьте, что Бернард говорит об ответственности, но не об исполнении).

    Недаром епископ (т. е. апостол Павел) сослался на слова другого епископа (Тимофея): «Ни один из воинов Господа не должен вмешиваться в мирские дела». Я же хочу сберечь тебя, потому я не произношу безрассудных слов: я говорю то, что возможно. Думаешь ли ты, что времена страдают, когда ты отвечаешь людям, которые затевают процесс за земное наследство и которые требуют от тебя решения? Что ты ответишь на слова Господа: «О, человек, кто назначил меня судить вас?»


    «После того, раздумавши, стали брать назад рабов и рабынь, которых отпустили
    на волю, и принудили их быть рабами и рабынями» (Иер.34:11)

    Смеешь ли ты судить сейчас? Так говорит необразованный крестьянин, а ты не осознаёшь своего высокого ранга, ты не уважаешь выдающееся и величественное кресло, ты нарушаешь апостольский сан. И никто, я думаю, не докажет, что хоть раз случалось, чтобы апостол становился судьёй над людьми, или устанавливал границы, или раздавал земли. Наконец, я читаю, что апостолы представали перед судом, но они сами, никогда, не заседали в суде. Это случится позднее.

    Неужели раб принижает своё достоинство, не желая стать более великим, чем господин; или ученик, который не хочет стать более великим, чем тот, кто его наставил, или сын, опасающийся пересечь границы, установленные для него отцом? «Кто назначил меня судить?» - говорил Учитель и Господь? Неужели это было сказано для оскорбления раба или ученика, чтобы они не судили всё человечество в целом?»

    Однако, чтобы соответствовать Истине, не только Бернард, но и Христос с его апостолами отвернули последователей - священников и епископов - от задачи заставить исполнять мирские дела, в том числе исполнять властные функции. Потому немного ниже Бернард добавляет: «Такие дела, низменные и земные, имеют своих судей - королей и правителей земель. Почему вы захватываете чужие земли? Почему расширяете ваши действия на чужую жатву?».

    Он повторяет и подтверждает среди прочего данное мнение в послании «На рассмотрение Евгению», «О размышлении» книга II, глава IV, которое мы процитировали в главах V, XI и XXIV этой части. Он уверенно говорит по этому поводу в следующем отрывке: «Разве апостол Пётр оставил своим преемникам господство? Послушай (Петра) «не как господа по отношению к духовенству», сказал он, «но как того, кто подаёт пример толпе».

    И, чтобы не думали, что эти слова произносились только по послушанию, а не из заботы об истине, вот голос Господа в Евангелии: «Правители язычников порабощают их, и те, кто имеют над ними власть, зовутся благодетелями». И далее он добавляет: «Что касается вас, это не выглядит таким образом». Ясно, что Господом запрещено иметь принципат (dominatus) среди апостолов.

    Итак, ты как правитель иди и узурпируй апостольство, если отважишься, а как преемник апостолов - владения сеньора! Тебе ясно запрещено иметь оба (добавьте: одновременно)». «И что, - пишет Бернард, - надо добавить обязательно: если ты действительно хочешь иметь одно и другое одновременно, ты потеряешь оба. Без этого не думай быть исключенным из числа тех, кого Господь оплакивал следующими словами: «Они правят, но не через меня; они были правителями, но я их не признаю».

    Кроме того, Бернард следует такому мнению в своём «Послании к архиепископу разумному «О нравах и обязанностях епископов», в котором он также говорит: «Вот что делают эти (а именно, те, кто подстрекают подданных к неповиновению). Но Христос распорядился и поступал по-другому. «Отдайте, говорил Он, Кесарю Кесарево, а Богу - Божье».

    То, о чём Он сказал собственными устами, Он позаботился осуществить своими действиями. Творец Кесаря не собирался платить налог Кесарю. Он вам на деле показал пример, чтобы вы так же поступали. Как, однако, мог Он отрицать уважение, обязательное священникам Господа, Он, кто проявил заботу о демонстрации того же к мирской власти?»

    Значит, Христос не хотел реализовать мирскую власть над мирскими властями, но Он хотел быть им послушным, уплатить налог и показать уважение, которого они заслуживают. Тем самым подавая пример такого поведения своим последователям, в первую очередь - апостолам, потом епископам и священникам.

    Выражая такое мнение совершенно определенно, Бернард добавляет: «Почему с того времени, монахи и священники, подчинение власти вас удручает? Опасаетесь ли вы преследований? Но если вы терпите за справедливость, вы будете тем счастливы. Презираете ли вы мирскую власть (то есть тех, кто правил в том веке)?

    Никто не имел более мирской должности, чем Пилат, пред которым Господь предстал, чтобы быть осуждённым. «У тебя нет, - сказал Господь, - власти надо мной, если она тебе не дана свыше». Он говорил и применял на себе то, что Он провозглашал позже в церквах голосами апостолов:

    «Нет такой власти, которая бы не исходила от Бога» и «всякий, кто сопротивляется власти, сопротивляется порядку Божьему». Итак, идите теперь сопротивляться наместнику Христа, тогда как Христос не сопротивлялся своему противнику; или, вернее, если вы отваживаетесь на это, скажите, что Бог не знал указаний своего легата, которым и считается сам Христос, хотя власть римского правителя указывается с небес».

    Значит, епископ незаконно захватывает чужое место и растягивает свои полномочия на посторонний урожай, когда он вмешивается в светский суд людей, в каких бы условиях они ни находились. И вот что добавляет Бернард в уже процитированном возражении: «Тот, кто, однако, отрицает, что этот меч от Него, не уделяет достаточно внимания, мне кажется, этой речи Господа».

    Я говорю, что человек, который мог слышать или видеть это, не может отрицать посягательства папства на мирскую власть более экспрессивно, чем Бернард, что очевидно по цитатам, которые мы дали в нашем произведении выше. Нужно добавить также (но всегда с уважением), что трактовки других святых отрывка о мече, цитируемого Бернардом, более удовлетворительные: ибо все они соглашаются, что речь Христа была метафорической, когда говорил своим последователям: «Вот два меча».

    Господь подчёркивал: «Этого достаточно». Христосом Иоанн Златоуст отмечает: «И, разумеется, если Он хотел, чтобы они служили человеческой силе, сотни мечей не хватило бы. А если бы они совсем не хотели этого, желая служить спасению человечества, оба были бы бесполезны».

    Этим замечанием он показал, что смысл слов Христа был мистическим, что ясно видно и по речам в главе XXVI Евангелия от Матфея и в главе XVIII Евангелия от Иоанна, когда они апостолы хотели встать на свою защиту посредством мечей. Но он Христос сказал Петру: Вложи меч в ножны. Он не просто приказывал апостолам не защищать себя мечами, скорее, Его слова имели более глубокий, мистический смысл.


    «Злодейством своим они увеселяют царя и обманами своими - князей. Все они пылают прелюбодейством,
    как печь, растопленная пекарем, который перестает поджигать ее» (Ос.7:3-4)

    Вот как святой Амвросий, комментируя указанную речь, понял слова Господа: «Два меча разрешены. Один - Новой Завет, другой - Ветхий, защищающие нас от козней Демона. И Он сказал: «Этого достаточно», потому что ничего больше не требуется Его вероучению, защищенному одним и другим заветами».

    Однако многие священники, которые стремятся овладеть только основами учения Христа и прилагают для этого все усилия (любым недолжным образом), охотно принимают вольное изложение Его принципов, получая знание из развращённого сознания и извращённого чувства. Но если даже слова Христа воспринимать в буквальном смысле, они не имеют ничего против нашей точки зрения, потому что материальный меч не является, ни принципатом, ни судом светских дел.

    Но если эти слова воспринимать в метафорическом значении, по мнению самого Христа они не могут означать, что Он доверил Петру или любому другому апостолу принципат или ответственность судить мирские дела, как тот же Бернард доказывал в текстах, которые мы цитировали выше, и что мы в неоспоримой манере показали через Писание в главах IV и V этой части трактата.

    По поводу добавления Бернарда: «И, может быть, этот меч должен быть вытащен из ножен только по твоей доброй воле, я полагаю, что слова может быть здесь неуместны, ибо он Бернард не должен был сомневаться. По меньшей мере, он, возможно, не совсем понимал, что, вытаскивая меч, правитель должен быть внимателен к воле священника, т. е. к совету священников, хоть на всеобщем, хоть на специальном Соборе, в зависимости от срочности вероятного действия, например при объявлении войны, спрашивая себя, правильно ли это по Закону Божьему.

    Правитель должен обратиться с запросом к священникам, чтобы не навлечь на себя смертельный грех; это касается и других действий, особенно таких, которые навлекают смертный грех даже незнанием. Но из этого не следует, что по такой причине он должен подчиниться священнику в исполнении своей обязанности.


    1 ... 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40     




















    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (03.07.2016)
    Просмотров: 289 | Рейтинг: 5.0/2