Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Марсилий Падуанский - Защитник мира. 32
    В этом аспекте нельзя опираться на Мартина, поскольку его мнение ведёт к узурпации, подобной той, о которой мы говорили. Так, с помощью римского понтифика орден, называемый «Братья в бедности», получил или думает, что получил, освобождение от юрисдикции своих пастырей - епископов и других прелатов высокого ранга, хотя они могли бы получить освобождение от юрисдикции с помощью правителей, которых законодатель уже предоставил духовенству.

    § 9. Итак, как можно понять из сказанного выше, старый обычай, по которому назначались епископы римской церкви, не был ни пагубным, ни нечестным. И это подтверждено теми, кто, как ты, Мартин, пытались оспаривать эту истину, хотя право производить такие назначения трактовалось ими более расширенным способом. То, о чём мы говорили выше, было одобрено всем народом Рима, его духовенством, епископами и мирянами, включая Оттона I, короля Германии, а позже римского императора.


    «И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете
    моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови» (Ис.1:15)

    Из этих историй следует, что приведённый ниже указ исходил с согласия всего народа Рима: папа Лев VIII на собрании Синода в римской церкви Святого Спасителя по примеру святого Адриана, епископа апостольского престола, пожаловал сеньору Оттону, победоносному королю франков и ломбардийцев, сан патриарха и право выдвижения кандидата на апостольский престол:

    «И также мы, Лев, служитель Господа, епископ Рима, в силу нашей апостольской власти постановляем и утверждаем с собравшимся духовенством и народом, что навсегда жалуем сеньору Оттону I, королю Германии, и его преемникам власть в королевстве Италии, в том числе право выбирать своих преемников и посвящать в сан понтифика апостольского престола; также выдвижение епископов и архиепископов (должно) будет исходить от короля, но утверждать их в сан архиепископов и понтифика будет император.

    И отныне никто, каким бы ни был его сан или религиозные заслуги, не имеет права выдвигать патриарха или понтифика высшего апостольского престола, ни посвящать в сан епископа без согласия императора; согласие на то, чтобы он был патриархом и королём, должно быть дано абсолютно без денег.

    Если епископ избран духовенством, он не будет посвящен в сан, пока его не утвердит упомянутый король. Если кто-либо пойдёт против этой власти, мы постановляем, что такой человек будет отлучён от церкви и если не раскается, то подвергнется наказанию - вечному изгнанию или казни».

    Папа Стефан утвердил этот закон, а Николай, преемник Стефана, приказал его соблюдать под страхом самой ужасной анафемы: те, кто его нарушат или преступят, будут считаться безбожниками, которые не воскреснут. В том указе, что надо особо отметить, право инвеституры, переданное императору епископом Рима с согласия всего народа, если оно только исходит от папы, было чем-то вроде самоотречения.

    Ибо основная власть всегда принадлежит правителю или общественному законодателю, который когда-то передал папе право назначать епископов и архиепископов, а все мирские дела, переданные когда-то церкви, утверждались законодателями провинций, в которых она находилась. 

    Это подчеркнуто в вышеупомянутом указе, где говорится: «исключая тех, кого император утвердил папой и архиепископами». Также равным образом правителю и народу Рима принадлежит право утверждать понтифика апостольского престола, что мы показали в главах XVII данной части трактата.

    Их духовенство является частью этого народа. Хотели ли они добровольно предоставить правителю абсолютную власть или ограниченную рамками закона, но правитель Рима римский император получил эту власть законно; и по закону она не может быть отобрана у него по указу какого-нибудь папы римского без постановления народа.

    Ни у папы римского, ни у всего духовенства нет права издавать законы в сообществе верующих, принуждая исполнять их под угрозой наказания, как мы показали это в главе XII первой части и в главе XXI данной. Однако некоторые римские епископы, узурпируя право народов и правителей, пытались издавать и утверждать такие законы; мало-помалу это им удавалось, особенно когда трон императора был свободен, что мы тоже отмечали в главе XXIII данной части трактата.

    § 10. Насколько можно понять из хроник, из - за присвоения мирских благ часто возникала борьба между римскими императорами и епископами, хотя для епископов это означало неподчинение рекомендациям и предписаниям Христа и апостолов, которым они должны следовать, исполняя апостольскую и духовную обязанность и соблюдать достойную (высокую) бедность и смирение.

    По умыслу или по недомыслию, или по той и другой причинам вместе, они, о чём мы уже говорили ранее, сошли с пути истинного и начали борьбу против правителей, борьбу без конца. 

    Одним из самых агрессивных был епископ Рима по имени Пасхалий, который вёл борьбу против Генриха IX, короля Германии. Этот епископ, согласно хронике, препятствовал упомянутому королю взойти на имперский престол, настраивая против него народ Рима, и Генрих, который находился в Тоскане, вынужден был уступить этому епископу право обнародования назначений епископов, аббатов и прочих церковников.

    Но когда он Генрих стал императором, упомянутый папа, который вынуждал его дать обещание, был арестован вместе со своими приспешниками, но, в конце концов, был освобождён и заключил мир с вышеупомянутым императором. Но вскоре Пасхалий вновь затеял старую распрю, которая переросла в тяжёлую борьбу.

    § 11. Некий Каликст, как рассказывает Мартин, продолжил его дело, но упомянутый император, проявив (говоря словами Мартина) лучшие качества, по доброй воле отказался от назначения епископов и других прелатов «со скипетром и жезлом, и согласился с тем, чтобы во всех церквах всей империи избрание было каноническим, и возвратил Римской церкви владения и регалии святого Петра, которые были отобраны по причине раздоров и других разногласий с церковью, а также решил вернуть владения, как церковные, так и светские, которые были захвачены во время войны.

    § 12. Позже, и может быть, вполне обоснованно, римские императоры Оттон IV и Фридрих II хотели отменить эти уступки и привилегии полностью или частично, но подверглись (они и кое-кто из их предшественников) многочисленным нападкам и притеснениям со стороны римского духовенства и епископов. А подчинённые им народы их Оттона и Фридриха не очень поддерживали, может быть, потому, что назначенные ими правители слыли тиранами.

    § 13. Итак, мы сказали, что между императорами и понтификами Рима происходили распри и разногласия; споры в основном происходили по поводу Закона Божьего, поскольку лжеучения некоторых правителей со временем немного поугасли. Епископы Рима хотели без всякого на то права и совершенно противозаконно получать мирские блага и не подчиняться законам и указам правителей и общественных законодателей, идя, таким образом, против примеров и доктрины Христа и апостолов, что мы показали ранее в главах IV, V и XIV данной части.


    «Ибо они роют яму, чтобы поймать меня, и тайно расставили сети для ног моих» (Иер.18:22)

    Тогда как то, что не является их личным имуществом, те, кому эти примеры предназначены, должны были скорее уступить, чем затевать споры, следуя совету, который апостол Павел дал всем верующим в главе VI Первого Послания к Коринфянам. Особенно это касается священников, епископов и прочих духовных лиц, которые должны следовать образу жизни Христа и апостолов. Он апостол говорит: Для чего бы вам лучше не оставаться обиженными? Для чего бы вам лучше не терпеть лишения?

    И далее - может быть, таким образом, обращаясь к епископам Рима и прочим церковникам, - но вы сами обижаете и отнимаете, и притом у братьев. Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Но епископы Рима и прочие церковники и к этим словам не прислушиваются; они считают себя угнетёнными римскими правителями, которые облагают их налогами или взимают с них дань, чтобы содержать своих солдат на случай войны.

    Взамен полученных доходов от мирских благ, которые правители им даровали, эти епископы и священники, самые неблагодарные из неблагодарных, игнорируя своё положение, с необузданным высокомерием разразились проклятиями и оскорблениями, как в адрес правителей, так и верующих во Христа. Однако эти проклятия ниспадут на их жалкие души и головы прежде, чем достигнут правителей и невинную паству.

    § 14. Не удовлетворяясь мирскими благами, которые им предоставили правители, а также из-за неутолимого аппетита к всевозможным благам, эти епископы захватили изрядное количество богатства в подвластных империи провинциях, таких как Романь, Ферраре, Болония, и многих других, а также недвижимое имущество и властные юрисдикции, особенно когда императорский трон был пуст.

    Но самым большим злом явилось то, что они сами назначили себя правителями и законодателями, чтобы недопустимым образом и подло подвести под свою зависимость королей и народы. А ведь большинство из них римских пап были скромного происхождения, но, получив сан епископа, они проявили неспособность управлять, показали себя не лучшим образом (нуворишами, не способными распознавать духовные ценности).

    § 15. Кроме того, полагая, что им всё позволено в силу полноты власти, которую они объявили как им причитающуюся, они римские понтифики издавали и продолжают издавать какие-то олигархические постановления, называемые «декретами», которые обязывают соблюдать всё, что курия считает благоприятным для себя, своих церковников и для некоторых мирян-олигархов, имеющих выгоду от подчинения Святому престолу, хотя это наносит большой вред правителям и всем верующим, что мы обсудили в главе VIII данной части.

    Неподчинившихся же епископы, как было сказано ранее, наказывают, предавая анафеме, устно или письменно; некоторые римские папы до того распоясались, что объявили в этих «декреталиях», что все правители и народы мира подчиняются им в вопросах юрисдикции и чтобы каждый соблюдал это для истинного спасения. Однако в главе XX, в § 8 и 13 настоящей части мы показали, как достойно это было превращено в шутку.

    § 16. Правонарушения, о которых мы рассказали, совершены епископами Рима и церковниками против всех правителей и народов, но особенно сильно они обрушились на народ Италии и правителей Рима. Епископы Рима хотели бы сохранить и утвердить свои привилегии, упорно оправдывая эти правонарушения. Более того, они рассчитывают в будущем воплотить новые правонарушения, выгодные для них, но преступные по отношению к другим странам, предпринимая для этой цели любые усилия и крайние действия, на которые только могут отважиться.

    При этом они очень предусмотрительны и знают (хотя отрицают это или пытаются замаскировать с помощью поэтического беспорядка слов), что именно общественному законодателю принадлежит право жаловать и отнимать, когда он сочтёт нужным, привилегии и концессии; они изо всех сил препятствуют избранию и выдвижению римского правителя, сознавая свою вину и неблагодарность, так же как недостойные поступки своих предшественников, опасаясь, что римский правитель отнимет у них привилегии и концессии и они будут подвергнуты заслуженному наказанию.

    § 17. Их замысел - террором и привилегиями, о которых мы уже говорили, применяя также для достижения своих целей интриги и коварные уловки, завладеть правом управления и юрисдикцией других королевств; может быть, потому некоторые светские князья уже потребовали избавить их от власти правителя Рима. Они римские епископы пытаются сделать орудием обмана присвоенное ими право полноты власти, которое, как они говорят, было пожаловано Христом святому Петру, аони являются преемниками этого апостола.

    С помощью пресловутого права и речей двусмысленных, которые все верующие должны, по меньшей мере, отвергать целиком и полностью как ложные во всех смыслах, они продолжают эти лживые рассуждения, стараясь придать своим паралогизмам ещё больший размах и подчинить себе все народы мира и их правителей.

    А что на самом деле означает полнота власти: всеобщую заботу о душах, или универсальность пастырства, или же она предполагает право отпускать грехи и прегрешения всем людям под покровом сострадания доброты и милосердия?

    Ведь именно в последнем смысле был вначале принят этот термин полпота власти епископами Рима. Но понемногу путём обмана, как мы показали в главе XII данной части, это значение трансформировалось в иной смысл, согласно которому полнота власти стала означать для них власть универсальную и высшую юрисдикцию, т. е. принудительное правление всеми принцами, народами и мирскими благами.

    Опираясь на предположения и метафоричные изложения текстов, о чём мы говорили в главе XXIII данной части, § 5, вполне очевидно и несомненно, что епископы Рима присвоили себе полноту власти именно в этом смысле; они хотят получить право высшей юрисдикции и принудительного властвования над всеми князьями, народами и индивидуумами в силу этой самой полноты власти.

    В россказнях, которые они называют «Декреталии, часть VII», в опусе «Решепия и судебпые постановлепия», римский папа Климент V, который указан как его автор, и так называемый преемник Климента, который впоследствии всё это опубликовал, они, поскольку это было в их власти, дезавуировали решение богопочитающего Генриха VII, римского императора, и предназначили упомянутому Генриху с выражениями лукавства, низости и высокомерия, что, между прочим, потом вошло у них в привычку, текст следующего содержания:


    «Ибо таковые лжеапостолы, лукавые делатели, принимают вид Апостолов Христовых. И неудивительно:
    потому что сам сатана принимает вид Ангела света» (2Кор.11:13-14)

    «Что касается нас, то на основании превосходства, которое мы имеем над империей, а это несомненно, и на основании власти, в силу которой мы замещаем императора, когда его трон свободен, а также в силу полноты власти, которую Христос, король королей и сеньор сеньоров, пожаловал нам в лице святого Петра, и по совету наших братьев заявляем, что вышеупомянутые решение и судебное постановление, и всё, что из этого следует или будет результатом, полностью недействительны».

    § 18. Чтобы впредь обман этих епископов стал очевидным, я, глашатай Истины, открыто заявляю и говорю вам, короли, князья, народы и люди всех языков, что этим документом, фальшивым во всех смыслах, епископы Рима и их клика кардиналов наносят вам самый большой из всех ущерб.

    Так они пытаются принудить вас к повиновению, если вы допустите, чтобы эта писанина не прекращалась и постоянно имела силу закона. Потому остерегайтесь этого: ибо кто имеет первое право отменить решение какого-либо князя, или судьи, следовательно, обязательно имеет юрисдикцию и принудительное управление над ним, в том числе право отстранять и смещать его и устанавливать своё правление.

    Именно такую власть над всеми князьями и правительствами мира присвоил себе епископ Рима; и в силу этой полной власти, полученной, как сам утверждает, от Христа через святого Петра, он отменил гражданское постановление вышеупомянутого Генриха. Отсюда неизбежно следует, что эта власть якобы была ему предоставлена над всеми королями и князьями мира; в том числе над герцогом и правителем римлян Людовиком Баварским.

    Их слова и писанина об этом ясно свидетельствуют, когда они говорят или пишут: «Христос есть, был и будет королём или господином над всеми королями и князьями мира». Если бы их слова и рукописи действительно содержали особое указание, а именно, что полнота власти была предоставлена епископу Рима Христом - королём и сеньором королей - над императором римлян, тогда это можно было бы понять таким образом: он сделал исключение для других королей и королевств.

    Однако когда они произносят эти слова во множественном числе, категорично и без исключения, совсем не в том смысле, как это написал Евангелист, получается, что не может быть никакого исключения для любого короля или князя; да они сами подразумевают, что никто не исключён, а, скорее, наоборот, считают, что каждый в это число включён, как заявил их предшественник Бонифаций VIII; к тому же сделал это абсолютно категорично, что мы показали в главе XX, § 8 данной части.

    § 19. Между тем, чтобы никому не было более возможности отравлять душу верующих лживыми словами и рукописями, напомним: Евангелист действительно утверждал, что Христос был королём королей и сеньором сеньоров, но он добавил, тсоро-лём королей и сеньором сеньоров - всех созданий.

    Следовательно, когда папы заявляют, что какая-то власть управления или принудительной юрисдикции и, более того, полнота власти, были пожалованы в лице Петра или другого апостола епископу Рима или другому папе, подобные утверждения абсолютно неверны и ложны; они противоречат изречениям Христа и апостолов Петра, Павла и Иакова, ибо Христос лишил епископа Рима и всех других епископов в лице любого апостола такой власти, что неоспоримо подтверждено Писанием и авторитетом святых в главах IV, V и IX данной части трактата.

    §20. Но в этой новой басне, никогда ранее неслыханной, епископ Рима не боится говорить открыто, но лживо и дерзко, вопреки своей рассудительности и рассудительности всех приверженцев, которые участвуют в рассмотрении этого тезиса, что, «несомненно, он имеет превосходство (а это превосходство он понимает как принудительную юрисдикцию и управление) над императором римлян и, кроме того, что во время императорской вакансии он заменяет вышеупомянутого императора».

    Эти слова явно доказывают несправедливую узурпацию императорских юрисдикции, на которые епископы Рима посягали и посягают до сих пор, особенно во время вакансии императорского трона. Было бы довольно дерзко и бесстыдно принимать как неоспоримую истину то, что не подтверждается через века ни Законом Божьим, ни законом гражданским, ни здравым смыслом, что всегда противоречит этим законам, но задуманное и изложенное как знак истины, в которое верят люди. Как гласит пословица врачей: «Тот, кто лечит больше людей, тому люди больше доверяют».

    Мы можем сказать то же самое про Римского епископа: «Тот, кому оказано огромное доверие в современном мире, хочет соблазнить и обмануть больше людей».



    Глава XXVI

    Как епископ Рима использовал те же прерогативы (превосходство и полноту власти) более подробно по отношению к князю и Римской империи.

    § 1. Итак, епископы Рима использовали и до настоящего времени используют упомянутую полноту власти, продолжая продвигаться к худшему, т. е. к войне, особенно против герцога Людовика Баварского и Римского принципата империи. Причём действуя более широко против последнего, стараясь нанести ему оскорбление отлучением от церкви, чтобы путём раздоров среди подданных Империи, создаваемых и подпитываемых так называемыми священниками и святыми отцами, подчинить себе управление ею.

    Если, полагают они, управление Римской империей будет подчинено их власти, легко откроется путь подчинить своей власти другие королевства. Потому последние ещё более должны быть обязаны герцогу и принципату Рима, т. е. Людовику Баварскому за благодеяния, которые они от них получают, что, впрочем, знает каждый.


    «Искал Я у них человека, который поставил бы стену и стал бы предо Мною в проломе
    за сию землю, чтобы Я не погубил ее, но не нашел» (Иез.22:30)

    § 2. Однако следует подробнее поговорить о том, что касается всех, о чём все знают и что не нуждается в нашем доказательстве. Это то, что, движимые смесью алчности и скупости, амбиций и злости, епископы Рима ищут любые пути, чтобы помешать выборам и утвержению правителя римлян. Они стараются разрушить выборов принципы или преобразовать их, дабы злоупотребления, которые они совершили в Империи, не были пресечены властью упомянутого герцога (правителя) и чтобы они не подверглись наказанию, которого заслуживают.

    У них имеется замысел, о котором мы говорили, - создавать препятствия Людовику со всех сторон, и они настаивают на своих хитрых притязаниях. Они говорят, что действуют в защиту прав Небесной Супруги, т. е. церкви; но такое софистическое почитание смехотворно, ибо Небесная Супруга не предполагает себе, ни мирских благ, ни амбиции иметь в своей власти юрисдикцию и управление над миром. Христос тоже не претендовал на неё на власть, а, наоборот, отклонил как чуждую, что мы показали на основании Священного Писания в главах IV и V, XIII и XIV данной части.

    Это также не является наследием апостолов, которое они оставили своим истинным преемникам, а не этим лживым римским папам, о чём ясно сказал святой Бернард в послании «Евгению на рассмотрение» в его главе IV: «Пётр, которого мы знаем, никогда не ходил в шёлковой одежде, украшенной драгоценными камнями или вышитой золотом, он не восседал на белой лошади во главе торжественной процессии, не окружал себя эскортом охраны и шумной свитой прислуги. Он не мог об этом даже подумать, поскольку выполнял благотворный приказ Христа: «Если ты меня любишь, паси моих овец».

    Во всех этих делах ты не стал последователем Петра, а последовал за Константином. Ведя борьбу за мирские блага, на самом деле не защищают Небесную Супругу Иисуса Христа. Современные понтифики Рима не защищают католическую веру и многочисленных её приверженцев, а, скорее, оскорбляют их; они не сохраняют её красоту, т. е. её единство, а, напротив, ослабляют, сея расколы и склоки. Они разобщают и отделяют друг от друга членов церкви и тогда, когда не признают истинных последователей Христа, когда отвергают бедность и скромность; устраняя их вообще, они проявляют себя не как служители Супруги, а как её враги.

    § 3. Пытаясь разрушить этот принципат т. е. верховную власть Священной Римской империи, епископы Рима утверждают (и мы это показали ранее на основе их рукописей), что они в силу права Божественного и гражданского или, может быть, того и другого имеют превосходство над правителем Рима или императором, который уже избран или будет избран, а также что императорская власть и юрисдикция принадлежат им во время отсутствия императора.

    Однако такие утверждения явно лживы и не подтверждены ни Божественным и гражданским правом, ни здравым смыслом; и они находятся в противоречии тому, что мы показали в главе XII первой части трактата и дополнили в главах IV, V, IX данной (части).

    § 4. В то же время во всех таких притязаниях или, вернее, самомнениях, о которых мы говорили, было одно примечательное обстоятельство (которое я назвал бы излишним); римские правители еще до эпохи Константина любезно давали отчёт понтификам Рима о своём избрании, чтобы, проявляя особое уважение к Христу в лице этих епископов, получить от Него через ходатайство епископов особое благословение и милость на управление империей.

    Таким образом, на головы некоторых римских императоров монарший венец возлагался епископами Рима, чтобы торжественно отметить их возведение на престол и получить от Бога ещё большую милость (такое благословение понтифика Рима даёт власть над правителем Рима, не больше чем архиепископа Реймса над королями франков). Торжества такого рода не дают власти папам; они лишь означают, что эта власть кем-либо уже приобретена или получена.

    Из-за этого исторического реверанса, так необдуманно проявленного правителями Рима, римские епископы, постоянно пытающиеся получить то, что им не принадлежит, ввели обычай или, вернее сказать, злоупотребление: объявлять устно или в своих письменах про конфирмацию вышеупомянутого избранника, восхвалять и благословлять избранную особу по такому случаю; и это всё из-за простодушия, если не сказать из-за невежества правителей.

    Когда-то властители Рима не заметили, какой вредоносный умысел кроется под этим одобрением; а епископы Рима вводили его постепенно, обманным путём. Но теперь они делают это открыто и таким образом, что выходит ни один избранный соответствующим образом правитель римлян не будет назван таковым и не получит императорской власти, пока не будет одобрен епископом Рима.

    Подобное одобрение производится волеизъявлением одного епископа Рима, словно он не признаёт на земле никого, кто бы его превосходил или был равным ему; причём, чтобы решать такое, он даже не обязан по данному вопросу или в других случаях следовать совету своих братьев-кардиналов; он может им своим волеизъявлением воспользоваться, если захочет, а может сделать и иначе в силу полноты собственной власти.

    § 5. Но и в этом вопросе епископ Рима по привычке извлёк ложь из правды, а зло из добра. Поскольку не для того был сделан необдуманный реверанс правителями Рима, по своей набожности сообщавшими о своём избрании, просящими благословения и ходатайства перед Богом, чтобы впоследствии утверждение правителя зависело от желания епископа Рима. Это есть не что иное, как разрушение Римского принципата и повод постоянного препятствования избранию его главы.

    Причём если власть избранного правителя зависит от желания одного епископа Рима, то старания избирателей совершенно напрасны, ибо избранный с их помощью король не может называться королём, прежде чем это не будет утверждено волеизъявлением, или властью инстанции, которая называется «папский престол».

    Таким образом, избранная персона не может осуществлять монаршью власть. Более того, по большому счёту трудно принять, равно, как и понять, что избранник в подобном случае не имеет права без разрешения этого епископа для своих ежедневных расходов изымать предназначенные для него средства из доходов империи.

    Что же даёт избрание правителя с правовой стороны, если окончательное решение зависит от воли другого субъекта, причём одного? Семь цирюльников или семь лакеев тоже могут дать королю Рима такую власть? Я говорю это не из презрения к избирателям, а смеюсь над тем, кто хочет лишить их власти, которая им дана.


    «Народ Мой оставил Меня; они кадят суетным, споткнулись на путях своих, оставили пути
    древние, чтобы ходить по стезям пути непроложенного» (Иер.18:15)

    Ибо он игнорирует силу и обоснованность выборов, а власть всегда зиждется на преобладающей части тех, кто имеет право избирать; или он папа не знает, что эффективность власти, если она установлена обоснованно, не может и не должна зависеть от воли одного постороннего человека, а должна зависеть только от законодателя, которым должен быть установлен правитель, или от тех, кому этот законодатель доверил такую власть, как мы это точно определили в главах XII и XIII первой части.

    § 6. Таким образом, епископ Рима стремится окончательно уничтожить функцию избирателей, хотя при этом он пытается с восхитительной хитростью ослепить и обмануть их. Он действительно утверждал в некоторых своих проповедях и рукописях, что ни одна особа, избранная королём Рима, не должна называться королём до конфирмации, право на которую, как он утверждает, принадлежит его неограниченной власти; но он по меньшей мере не понимает, что установление избранников не принадлежит этой власти, потому и передал «империю греков германцам в лице Карла Великого», как это заявляет тот же епископ.


    1 ... 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 ... 40     



















    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (03.07.2016)
    Просмотров: 278 | Рейтинг: 5.0/2