Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Марсилий Падуанский - Защитник мира. 29
    Кроме того, в собравшемся всеобщем Соборе необходим порядок мест, например, деление их на сидячие и стоячие, нужен порядок обсуждения, например, по предложенным резолюциям, а иногда необходимо, например, просто призвать к тишине тех, кто много болтает; кроме того, нужно собрать решения Собора, а результат сотворить письменно и удостоверить нотариусами с соответствующими печатями и аутентичными штампами. 

    Потому лучше, чтобы один из них был над остальными главным (председателем) и имел право руководить остальными и предписывать им всё, что необходимо для успешного проведения Собора, из-за опасения, что по причине разногласий и противоречивых действий польза для сообщества верующих будет смутной и запоздалой. Более того, это кажется полезным и потому, что соответствует обычаю христианской церкви, и потому, что, исходя из этого, единство веры кажется значительно лучшим.


    «Изумительное и ужасное совершается в сей земле: пророки пророчествуют ложь, и священники господствуют
    при посредстве их, и народ Мой любит это. Что же вы будете делать после всего этого?» (Иер.5:30-31)

    § 8. Уточняя, какой епископ или церковь, какой епархии или провинции больше подходит быть главой над остальными церквами, мы скажем в соответствии с Истиной, что им должен быть тот, кто превосходит всех остальных вместе взятых совершенством своей жизни и знанием священной доктрины.

    Нужно также более внимательно относиться к степени возвышенности совершенства жизни. Что касается места, или провинции церкви, которая может быть предпочтена всем остальным, нужно сказать, что должна быть та, в коллегии священников которой преобладают самые достойные люди касательно образа жизни и самые просвещённые в области священной доктрины.

    Но епископ Рима и его церковь (так долго, как это место будет обитаемо), кажется, заслужили, чтобы предпочесть их по многим причинам: прежде всего из-за совершенства веры, милосердия и репутации первого епископа, которым был Пётр, или Павел, или оба вместе, и из-за глубокого уважения, которое испытывали к ним другие апостолы.

    Следующая причина - торжество Рима, который долгое время занимал главное место среди других городов и имел очень много выдающихся людей, святых, учёных христианской веры, которые встречались там со времени основания церкви, а его епископы проявили старания и заботу по отношению к другим церквам для возрастания веры и сохранения её единства.

    Кроме того, по причине монархии, тогда универсальной и принудительной власти, которую его народ и его император осуществляли над всеми остальными князьями и народами мира, и одни могли осуществлять принудительное управление над всеми людьми, касаясь соблюдения веры и всех решений всеобщих Соборов, и наказывать нарушителей во всех местах.

    Действуя, таким образом, они изменили церковь, превратив её из малозначительной в значительную, хотя позже верующие иногда страдали от преследований некоторых из этих императоров и из-за козней некоторых священников.

    Наконец, такое превосходство принадлежит епископу Рима и его церкви по привычке, поскольку все верующие имеют обыкновение больше чтить именно этого епископа и эту церковь, чем всех остальных, по его проповедям взывать к добродетелям и выражать почтение к Богу, по его порицаниям, неодобрениям и угрозам вечного проклятия избавляться от недостатков и пороков.

    § 9. На вопрос, кому же принадлежит право устанавливать такое превосходство, нужно ответить, что оно принадлежит всеобщему Собору или правоверному общественному законодателю, выше которого никого нет. Именно они обязаны решать, какой ассамблее или коллегии священников в соответствии с установленной процедурой должно принадлежать это первенство; такое законное первенство по вопросам епископства и церкви может и должно быть постоянно закреплено за Римом по причине глубокого уважения святых Петра и Павла и преимуществ, о которых мы уже говорили, так долго, как он будет существовать или пока его народ не возразит против этого.

    § 10. Что такая власть, о которой мы говорили, принадлежит законодателю, засвидетельствовано Указом Константина I, римского императора, содержащимся в «Кодексе Исидора». Вот отрывок: «Мы (а именно, римский император) постановляем, что она (т. е. римская церковь) является главой как над четырьмя основными церквами - Антиохии, Александрии, Константинополя и Иерусалима, так и над всеми церквами Бога во всём мире; и что тот, кто в этот период будет понтификом пресвятой римской церкви, будет самым возвышенным и главой всех священников всей Вселенной, и всё, что касается культа Бога или поддержания постоянства веры, подчинено его решению».

    Константин ясно сказал: «для поддержания постоянства веры и культа бога понтификом Рима», он не сказал: «чтобы разрешать вопросы веры по своему усмотрению, которые освещают и объясняют Писание и веру и которые могут повлечь за собой раскол или другой скандал, нарушить мир и единство верующих, сообщать о них законодателю или правителю, а также просить Собор обсудить эти мнения и, если нужно, исправить их». Таким образом, Константин присвоил епископу Рима и его церкви это превосходство, а вместе с ним по причине своей набожности ещё много других прав, даже принудительных, жаловать которые он был неправомочен в силу очевидного человеческого права.

    И это превосходство, которого некоторые преемники Константина лишили епископа и церковь Рима, император Фока вернул упомянутой церкви, что кажется очевидным из хроники Мартина «О понтификах и императорах Рима», где мы читаем: «Бонифаций IV, выходец из Марси» и т. д., и немного ниже: «он добился от августейшего Фоки, императора, что церковь святого апостола Петра стала главой всех церквей, потому что и церковь Константинополя считала себя главной над всеми».

    §11. Более того, право такого учреждения является компетенцией общественного законодателя или правителя, создающего его в соответствии с решением или постановлением всеобщего Собора. Что именно ему законодателю принадлежит право созывать всеобщий Собор, законно наказывать по принудительному праву священников и несвященников, которые отказываются подчиняться или нарушают предписание Собора, можно убедиться на основе тех же доводов, которые изложены в главе XXI данной части трактата, лишь немного изменив вывод.

    Из этих рассуждений неизбежно следует, что законодателю принадлежит право делать замечания этому римскому епископу, имеющему превосходство его церкви и его коллегии, отстранять его от должности или лишать её на законном основании, если это кажется необходимым и оправданным.

    § 12. Кроме того, не нужно обходить молчанием, что верующие, подчинённые власти светских законодателей или правителей, по поручению этих светских законодателей, как священники, так и несвященники, являющиеся знатоками вопросов Божьего Закона, обязаны по такому Закону, если, конечно, они могут надлежащим образом это делать, собираться, чтобы определять и разрешать его сомнительные смыслы и значения ипредписывать всё, что может быть полезным для возрастания веры и числа верующих, единства и общей пользы.

    Хотя священники больше других обязаны это делать и наставлять других, поскольку это их обязанность учить, наставлять, объяснять, и даже, если нужно, порицать верующих. Однако такое обязаны делать и те веруюшие, кто сведущ в вопросах Божьего Закона, а священники должны призывать их делать это, ибо «кто разумеет делать добро и не делает, тому грех», пишет Иаков в главе IV своего «Послания».


    «Народ Мой закоснел в отпадении от Меня, и хотя призывают его к горнему,
    он не возвышается единодушно» (Ос.11:7)

    Равно как в случае необходимости, особенно если об этом просит военное руководство, не только те, кто несёт военную службу в пехоте или кавалерии, но и все, несущие другие службы в государстве, и прежде всего наиболее для этого пригодные, обязаны по закону защищать в физической борьбе гражданскую свободу общества.

    Таким же образом не только священники, которые по Закону Божьему обязаны защищать веру, освящать её и предписывать соблюдение ритуала церкви, но также и несвященники, сведущие в вопросах Божьего Закона, должны делать это, особенно если священники просят их. Хотя в принципе это чисто священническая обязанность.

    § 13. Но кто будет созывать собрание коллегии священников и нужных верующих? Об этом нужно спросить с полным правом, поскольку никто из священников и других верующих (согласно предыдущим определениям) по законам Божьему и общественному не имеет превосходства над другими, ибо предполагается, что законодатель общества везде светский.

    Что касается нас, мы скажем, что согласно Писанию, созыв и проведение упомянутого собрания всеобщего Собора не должны организовываться никаким епископом или священником, имеющими власть над остальными священниками и епископами, разве в случае, если такое право было предоставлено священнику упомянутым большинством верующих.

    Положим, что ни один из них не был поставлен во главе остальных священников и верующих, однако тем не менее необходимо поставить одного во главе всех или сделать какое-то предписание касательно веры и ритуала церкви. Тогда я скажу, что созыв такой ассамблеи должен исходить от всех епископов, если вдруг случайно любой из них, руководствуясь добрыми намерениями, соблаговолит призвать других к защите и возрастанию веры, так, что все без колебаний согласятся собраться, без осложнений.

    Если же вдруг случайно никто не будет воодушевлён склонять других к такому собранию, в этом случае призыв может исходить от наиболее страстных почитателей Божьей добродетели. Что касается остальных священников и несвященников, последние согласятся с правотой их слов и правильностью их советов.

    Именно двумя подобными способами апостолы и священники собирались раньше, что видно из главы XV Деяний святых апостолов, дабы решить - необходимо ли для Вечного Спасения необрезанным братьям становиться обрезанными. Мы видим, что апостолы собрались не по призыву одного из них, по его велению; а читаем, что апостолы и пресвитеры собрались для рассмотрения сего дела» и ещё: «двенадцать апостолов собрали множество учеников».

    В Писании определённо не сказано, кто из апостолов был главным, призвавшим остальных собраться. Допустим, это был святой Пётр, по причине того что он наделён добродетелью больше других; но из этого не следует, что он имел какую-то власть над остальными апостолами, если только она не была предоставлена ему выбором других апостолов, как это показано выше в главах XV и XVI данной части.

    В монастырях и городах есть много людей, более совершенных по достоинству их жизни и знанию Святой Доктрины или более известных в политике, чем князья и прелаты, но которые чаще всего являются подданными последних; такое часто встречается в наши дни в церковных среде, и я не знаю, а может быть, знаю, какая чума этому причина.

    § 14. Кроме того, так же как в гражданской ассамблее, иногда граждане отдают старательным, старшим и наиболее уважаемым лицам прерогативы касательно положения, голоса, обсуждения и предоставляют много разных почестей. Но не потому, что сограждане подчинены их власти, а по причине уважения к людям пожилым и добропорядочным. По таким же причинам и в соответствии с Писанием ранние христиане, вероятно, предоставили почести апостолу Петру; тем более, как написано, он перечисляется первым среди других учеников Христа.

    Отсюда, возможно, некоторые святые называют его начальником и главой коллегии апостолов, хотя апостолы не подчинялись его власти, если только они сами не поставили его во главе себя путём избрания. Мы об этом уже говорили, напоминая, каким образом монахи избирают своего аббата или настоятеля монастыря, а народ - своего правителя.

    § 15. Потому и созыв собрания верующих по уже описанной форме является возможным и обоснованным. Так уже было в самом начале человеческой истории: люди собирались для наведения порядка в гражданском обществе и упорядочения законов; когда преобладающая их часть без принуждения одним или несколькими людьми, имеющими власть над остальными, приходила к соглашению во всём, что ведёт к обеспеченной жизни.

    Они сограждане действовали лишь под влиянием призывов осмотрительных и красноречивых людей, которых природа наградила такими способностями и которые впоследствии, используя свой опыт, целенаправленно направляли остальных к такой форме общества, к которой вполне естественно стремятся люди. А последние легко подчиняются тем, кто их убеждает (как мы видим это по произведению «Политика», книга 1, главы IV и X, книга VII, глава XII, которое мы цитировали в III, IV, VII и VIII главах первой части трактата.

    Аналогичным образом и в соответствии с текстом Писания, надо думать, собирались апостолы со своими приверженцами; возможно, под влиянием одного или нескольких наиболее убеждённых сторонников человеколюбия и доброты. Что касается остальных, они легко подчинялись благодаря Святому Духу и его благосклонности.

    Возможно, после времён апостолов так, не выходя за пределы любви Христа к ближнему, действовали и некоторые епископы и священники, в обществе которых Христос обещал жить до скончания века. Это были Его последние слова в заключительной главе Евангелия от Матфея.

    Рабан (Мавр) сказал об этом так: До скончания века (до конца света) не переведутся на земле люди достойные божественного mecτoπребывания. Хотя каждый священник по статусу и по возможности обязан действовать аналогичным образом. Именно потому в последней главе Евангелия от Матфея Христос даёт всем священникам в лице апостолов предписание:


    «И Седекию, царя Иудейского, и князей его отдам в руки врагов их и в руки ищущих души
    их и в руки войска царя Вавилонского, которое отступило от вас» (Иер.34:21)

    Идите же и научите все народы. Комментируя эти слова, апостол в Первом Послании к Коринфянам, глава IX, говорит: Горе мне, если не благове-ствую, потому что необходимая обязанность. Этому примеру, этой заботе и этому заданию относительно усиления веры и сохранения её единства современные пастыри Римской церкви не уделяют большого внимания, и, несмотря на незаконность и неправомерность своих действий, подстрекают приверженцев Христа к распрям и раздору между собой, вместо того чтобы пребывать в безопасности, осуществляя мирное руководство верующими.

    § 16. Из того, что предшествует, понятно, что епископ Рима и его церковь были и до настоящего времени остаются руководителями и главами над остальными церквами; и мы достаточно показали, почему так было и происходит. Исходя из сказанного, можно резюмировать относительно власти, которую они имеют, каким способом и до какой степени они, в сущности (несмотря на незаконность и неправомерность), её достигли.

    В соответствии с тем, о чём мы говорили в § 5, 6, 7 главы XVIII данной части трактата, отметим: со дня основания церкви и до времен Константина епископ Рима и Римская церковь получали законное превосходство над всеми остальными церквами, прежде всего путём выбора со стороны других церквей, которые спонтанно, но, тем не менее, определённо выражали ей своё согласие и повиновение.

    Кроме того, другие церкви подчинялись её римской церкви власти по причине огромного милосердия апостолов Петра и Павла и твёрдости их веры; подчинялись ещё и потому, что огромное число знаменитых, известных своими достоинствами и учёностью людей принадлежали данной церкви.

    Эти люди по их огромному милосердию взяли на себя заботу обучать прелатов и верующих других церквей, а также по-братски их увещевать. Иные церкви, принимая указания епископов Рима как людей более компетентных, позже восприняли их постановления относительно обрядов церкви (ибо считали их полезными и правильными) и наконец, подчинились их предписаниям, боясь быть подвергнутыми отлучению от церкви или интердикту, а также, чтобы сохранить единство веры.

    Такое добровольное повиновение было достигнуто как в силу привычной продолжительности, так и в силу выбора. Хотя при возникновении раннехристианской церкви все остальные епископы и сообщества верующих не были обязаны ни Божьим Законом, ни каким-либо человеческим законом подчиняться предписаниям и решениям Церкви или епископа Рима. И всё же этот полезный и разумный обычай, которым верующие защищали единство веры (поскольку тогда у них не было верующего законодателя, чтобы навести порядок и сохранить их единство), закрепился веками.

    Впоследствии уже по Божьему Закону они придерживались этой покорности в вещах благочестивых и законных, как если бы они избрали вышеупомянутого епископа и его Церковь для суда (судьями) касательно обрядов церквей и особенно храмов, где они могли бы собираться публично и устанавливать более совершенный церковный порядок.

    § 17. Что касается спорных дел - это, конечно, другой вопрос. Действительно, чтобы обсуждать спорные вопросы между верующими, священниками или даже несвященниками, апостол Павел дал иной совет в Первом Послании к Коринфянам, глава VI, о котором мы уже говорили в главе IX настоящей части и покажем ещё более обстоятельно в главе XXIX данной части трактата. Действительно, апостол не желал, чтобы это было обязанностью одного какого-то священника или епископа или какой-либо коллегии священников, что вполне видно по цитате апостола и по трактовкам святых этой цитаты.

    § 18. Таким образом, епископ Рима и его церковь с самого начала законным путём в силу своего милосердия и заботы получили превосходство над другими епископами и церквами; а впоследствии по причине привычного благочестия, уважения и добровольного повиновения им остальных церквей. Это превосходство получено в некотором роде путём выбора.

    Нигде в Писании не имеется предписания или рекомендации Христа либо апостола, что другие церкви и их епископы должны подчиняться церкви и епископу Рима даже по вопросу церковных обрядов.

    Тем не менее, если такое указание было необходимо для Спасения верующих (как утверждают в наши дни некоторые епископы Рима), и не только относительно богослужений, но также по вопросу принудительной юрисдикции, и не только для духовных лиц, но и для мирских правителей, можно ли подумать, что Христос и его апостолы забыли дать такое указание? Христос и его апостолы ясно дали указание, но противоположного характера, особенно относительно принудительной юрисдикции, как это показано в Писании и главах IV, V и IX данной части трактата, а вышеприведённые утверждения сторонников папства должны считаться апокрифическими баснями.

    § 19. Во время правления римского императора Константина I, открыто принявшего веру во Христа и крещение, верующие впервые начали собираться публично для решения вопросов, касающихся веры и установления церковного ритуала, как мы видим это из главы «Ога первоначальной церкви к Собору в Никее» вышеупомянутого «Кодекса Исидоры».

    Императорским указом Константина, в соответствии с законом и древним обычаем епископ Рима и его церковь получили превосходство над всеми другими епископами и церквами; превосходство, которое мы определили как ей принадлежащее. Хотя до Константина и после него они кроме этого превосходства получили также земли и имения в некоторых провинциях.

    Некоторые епископы Рима сообщают в своих посланиях и декретах, что превосходство над всеми остальными епископами, о чём мы говорили, принадлежит им законно даже без указов правителей, либо без согласования с мирским законодателем или какой-либо коллегией, либо без решения отдельной особы, какой бы властью или превосходством те не обладали. Однако в предыдущей главе мы доказали обратное.

    § 20. Итак, после эпохи Константина, особенно во время вакансии императорского престола, некоторые епископы Рима стали сообщать в своих посланиях, что это превосходство предназначено им или Божьим Законом, или, наоборот, концессией правителей. Чтобы показать, насколько велико было это превосходство и какова его сущность, часть из них предложила другую версию, что это превосходство касается также интерпретации Божьего Закона и установления церковного ритуала, как в том, что затрагивает божественный культ, так и в том, что относится к его служителям.


    «Так говорит Господь Бог: сними с себя диадему и сложи венец; этого уже не будет; униженное
    возвысится и высокое унизится. Низложу, низложу, низложу и его не будет» (Иез.21:26-27)

    Что касается всего их учреждения неразделимого или первичного, которое мы определили основным и второстепенным, а в главе XV данной части назвали делимым и второстепенным, то они распространили эту власть на всех епископов, на все церкви, на все народы и на всех людей, чтобы принимать решения против вышеупомянутых верующих об отлучении их от церкви или запрете богослужений, в том числе в отношении епископов и прелатов церкви, а также о других порицаниях, в частности анафеме.

    Один за другим иные из них (епископов Рима) настаивали на своей полной юрисдикции и принудительной власти над епископами церквей по всей земле и их коллегиями. Они пользовались этой властью, словно она принадлежала им по концессии правителей, и так долго, пока правитель римлян был на троне, и пока существовало его государство. А во времена мятежей в государстве, и особенно когда императорский трон пустовал, они пользовались этой властью, как если бы она была предоставлена им Божьим Законом.

    О том, для чего это осуществлялось, мы поговорим в следующей главе. Они римские папы заявляли также в своих письмах, что им принадлежит право распределять всё мирское имущество церкви без согласования с какой - либо коллегией или особой, какого бы звания она ни была, и какой бы властью она не обладала. Также епископы Рима заявляли в своих посланиях и декретах, что Законом Божьим им предназначена высшая власть и принудительная юрисдикция над всеми принципатами, народами и отдельными личностями мира.

    И ни один правитель, о чём уже сказано, якобы не имел законного права осуществлять принудительную власть или объявлять войну без или против их согласия или указания; правители и народы, которые будут противиться, будут во всеуслышание подвергнуты анафеме или отлучены от церкви.

    Они римские папы заявляют, что только они во всём мире являются наместниками Христа, который был королем королей и сеньором сеньоров; и они изо всех сил стремятся к этой полноте власти, которая, как они утверждают, принадлежит только им. Потому они также говорят, что в их власти правомочие предоставлять, или забирать правление или принципат у королей и других правителей, которые нарушили их предписания, хотя такие предписания являются поистине безбожными и часто неправомерными с точки зрения мирского закона.

    Именно так, подобно другим римским епископам, Бонифаций VIII не менее дерзко, чем предосудительно, согласно буквальному смыслу Писания, но опираясь на его метафорические интерпретации, заявил, что это его верховная власть над миром необходимо для Вечного Спасения и что все верят и признают, что такая власть была законно дана епископам Рима.

    Его преемник Климент V и преемник Климента папа Иоанн XXII присоединились к этому мнению, хотя, кажется, определённо признавая его только в том, что касается Римской империи. Поскольку, опираясь на вышесказанное, они утверждали, что полнота власти была пожалована им Христом, то получается, что их власть подобна власти Христа и распространяется на все государства и правительства мира, что мы достаточно подробно рассмотрели и опровергли в главе XIX и последней первой части трактата.



    Глава XXIII

    Формы полноты власти; каким образом и способом епископ Рима её себе присвоил и, кратко, как он её использовал и использует.

    § 1. Мы определили в главах VI, VII, IX и XI данной части трактата объём и природу власти священников; более того, мы обсудили в главах XV и XVI этой же части вопросы их равенства и неравенства в том, что касается власти и сана. В некоторой мере в предыдущей главе мы говорили о первенстве и превосходстве, выгодных лишь одному епископу, одной церкви или одной коллегии священников и священнослужителей над остальными.

    Мы говорили о возникновении и развитии этого превосходства, о его лживом и нечестном переходе в искажённую форму главенства, доходящую до серьёзного и нетерпимого злоупотребления, направленного на захват власти светской; об их желании управлять, которое становилось всё более чрезмерным и фанатичным, хотя они умело его скрывали.

    § 2. Пока в захвате полномочий мирских правлений, которые они уже имеют и которые ещё больше хотят захватить, не имеется того, что они называют полнотой власти. Хотя это необоснованно и неестественно, поскольку будет являться худшим элементом папской власти; тем не менее, епископы Рима прилагают на этот счёт огромные усилия.

    Отсюда берёт начало паралогизм, которым они пытаются объяснить, что короли, принцы и индивиды подчинены их принудительной юрисдикции. Потому надо внимательно рассмотреть такую полноту власти: сначала выделить и четко различить её формы; затем исследовать, подходит ли такая полнота власти епископу Рима или любому другому епископу одной или несколькими из своих форм.

    После этого нужно оценить, какое значение придаёт этому термину тот епископ Рима, который первым присвоил её полноту власти себе; и, наконец, как это первоначальное значение получило другие смыслы (дай Бог, чтобы они не были обманом), вредоносные для принцев правителей и всех субъектов, живущих в гражданском обществе, как и каким образом тот же понтифик её использовал и ещё использует по своему усмотрению, если ему не препятствовать.

    § 3. Но поскольку полнота власти представляет собой некую совокупность, а наш план - разоблачить эти самовольные полномочия, то нужно разделить полноту власти на виды согласно дифференцированию универсальной добровольной власти.

    1) Полнота власти, прежде всего, согласно значению самого слова в прямом смысле должна пониматься, как гипертрофированная власть произвольно совершать любое деяние или делать всё, что угодно. Но такая власть в человеческом обществе принадлежит исключительно Христу. Потому в последней главе Евангелия от Матфея написано: Дана мне всякая власть па небе и па Земле.


    «Ты напоминал им обратиться к закону Твоему, но они упорствовали и не слушали заповедей Твоих, и
    отклонялись от уставов Твоих, которыми жил бы человек, если бы исполнял их» (Неем.9:29)

    (2) Во втором смысле и далее по нашей теме полнота власти - это власть, которая позволяет человеку осуществлять своё произвольное и властное деяние в отношении другого человека или над каким-то принадлежащим людям предметом, которым они сами могут распоряжаться; либо власть, согласно которой человек имеет право осуществлять любое вышесказанное деяние, но только не над человеком или вещью, ему принадлежащей; или ещё, власть, которая позволяет совершать не любое деяние, а только деяние определённого вида и установленной формы и только по велению того, кто этого хочет, в отношении любого человека или вещи, подчинённой человеческой власти.

    (3) В третьем смысле полнота власти может означать высшую принудительную юрисдикцию над всеми принципатами мира, сообществами, коллегиями и индивидами или же над некоторыми из них, следуя, однако, их волеизъявлению.

    (4) В четвёртом смысле полнота власти может означать власть, уже определённую в смысле, уже упомянутом, но только над духовными лицами. Это право назначать на церковные должности и лишать таковых, собирать и распределять церковное имущество и доходы; кроме того, полнота власти может иметь смысл, определённый нами в виде третьего, но тоже применительно к церковной сфере.

    (5) В пятом смысле полнота власти может означать право священников отпускать людям их грехи, любыми способами налагать наказания или отлучать их от церкви и запрещать в неё возвращаться - всё то, о чём мы говорили в главах I и VII данной части трактата.

    (6) В шестом смысле полнота власти может означать право благословлять всех людей, объяснять им церковные правила, управлять таинствами церкви или отказываться от них. Мы говорили об этом в главах XVI и XVII настоящей части трактата.


    1 ... 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 ... 40     



















    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (03.07.2016)
    Просмотров: 291 | Рейтинг: 5.0/2