Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Марсилий Падуанский - Защитник мира. 25
    § 8. Опираясь на эти тезисы, я хочу показать, что после периода апостолов и первых отцов священников, которые следовали за ними апостолами в этой миссии, и главным образом в уже совершенных сообществах верующих, действующую безотлагательную причину учреждения или назначения руководителя (от самого высшего епископа до самых нижайших уровней священников) составляет или должно составлять всё множество верующих этой местности, которые через выборы или прямое волеизъявление того и тех, кому эта масса верующих предоставила власть, проводят подобные назначения. 

    Именно такой власти дано право законным образом отводить названного кандидата на подобные службы, или лишить статуса кандидата, или заставить его исполнить эту обязанность, если это выгодно. Надо также отметить, что, хотя в силах каждого вышестоящего священника исполнять свою миссию таким образом, чтобы он смог вызывать интерес верующего к священничеству, укрепляя его решимость, воздействуя на неё своей проповедью и подготавливая её, тем не менее, только Бог придаёт ему безотлагательным и исключительным образом духовный характер и духовную мощь.


    «Священники не говорили: `где Господь?', и учители закона не знали Меня, и пастыри отпали от Меня,
    и пророки пророчествовали во имя Ваала и ходили во след тех, которые не помогают» (Иер.2:8)

    При этом я скажу, что не позволяется епископу даровать духовный сан ни по своей прихоти, ни на основании Божьего Закона, ни на основании общественного закона в уже совершенных сообществах верующих, как мы уже об этом говорили; когда епископ делает это для преступника или для человека с недостатками другого порядка, он грешит, что наказуемо, ибо идёт против Божьего и человеческого законов.

    То, что он грешит против Божьего Закона и что это наказуемо, является очевидным согласно высказываниям апостола Павла в главе III Первого Послания к Тимофею и в главе I Послания к Титу: Но епископ должен быть непорочен. В то же время он кандидат в священники должен обладать всеми другими достоинствами, перечисленными в этом же месте; таким же образом следует рассуждать в отношении диаконов, ибо в Послании к Тимофею, в выше процитированном тексте, говорится:

    Диаконы также должны быть честны и т. д. То, что подобный епископ нарушает человеческий закон, определяющий наказание, т. е. закон уголовный, продвигая морально ущербного человека в церковный орден, ясно следует из того, что мы показали в главе VIII этой части.

    Он в действительности совершает транзитивный акт, который вредит другим людям одновременно как в этом, так и в ином мире; подобный акт заключается в продвижении к служению Богу человека, который может развратить жизнь и нравы людей обоих полов, и особенно женского. Об этом необходимо и полезно сказать как ради современного, так и ради будущего мира, чтобы такой человек не мог формировать нравы людей, став диаконом или священником с дефективными или с другими недостатками.

    § 9. Кроме того, исходя из сказанного, я хочу сделать вывод о полной необходимости того, чтобы в совершенных сообществах верующих право избирать, назначать или представлять людей к выдвижению в церковные инстанции принадлежало общественному мирскому законодателю, и только ему.

    Или же большинству верующих той провинции, в которой должен действовать предлагаемый пастырь; если же это право будет принадлежать какому-нибудь отдельно взятому священнику или епископу или их каким-либо собраниям, то будет всем непозволительно сотрудничать с ними при назначении людей на подобные должности без разрешения законодателя или власти правителя. Я докажу эту точку зрения, прежде всего исходя из Священного Писания; затем приведу подтверждения с помощью возможного рационального аргумента.

    § 10. Это видно из авторитета Писания, в частности, из главы VI Деяний святых апостолов. Когда апостолы нуждались в диаконах для богослужения и служения народу, они обратились к большинству верующих, ибо именно это большинство должно было выбирать, а также назначать людей подобного рода.

    Отсюда нижеследующее: Тогда двенадцать апостолов созвали множество учеников (т. е. верующих, которые все были названы учениками), сказали: нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о столах. Итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости: их поставим на эту службу, а мы постоянно пребудем в молитве и служении слова.

    Это предложение понравилось всему собранию. Они избрали Стефана - человека, полного веры и Святого Духа, и Филиппа, и всех остальных таким образом. Так в присутствии апостолов подобные выборы были доверены более совершенному большинству. Это было сделано для того, чтобы самые подходящие были избраны надёжным образом; ведь когда дело касается нравов и личной жизни кандидата, один человек, даже подготовленный, часто всего не знает.

    Тем более при выборах священников, которые должны располагать в силу большей необходимости, чем диаконы, добродетелью и мудростью; а в отсутствие прелатов, коими были апостолы, в совершенном сообществе верующих столько преимуществ должны представить большинству верующих выборы, когда надо иметь более надёжные свидетельства в отношении людей, которых предстоит утверждать.

    Заметим, толкование гласит, не двенадцать пригласили одного, а с общего согласия – «множество учеников», т. е. они нашли согласие большинства, что должно служить примером. Они их избирали. Рабан (Мавр) говорит: «Этот порядок должен соблюдаться при посвящении в сан. Пусть народ выбирает, пусть Епископ приводит в порядок».

    Это также то, о чём ясно говорит апостол в главе III Первого Послания к Тимофею: Надлежит ему также иметь доброе свидетельство от внешних, чтобы не впасть в нарекания и сеть диавольскую, т. е. от тех, которые находятся вне церкви. Отсюда толкование Иеронима гласит: Не только от верующих, но также и от неверующих. В этом тексте, только чуть ниже, то же самое он говорит по поводу диаконов: Сначала следует их испытать, затем пусть они исполняют свою службу.

    § 11. Теперь я хочу это же показать с помощью возможного рационального аргумента, если позволительным будет сказать, что возможно - это то, что необходимо. Выбор какой-либо личности, которую требуется поднять на святой уровень в совершенных сообществах верующих, принадлежит судье в третьем смысле этого термина, а именно законодателю; и в то же время ему (судье) принадлежит вторичное возведение её в более высокий сан, когда она предлагается уже в качестве епископа какому-то верующему народу и в определённом месте. Таким же образом происходит возведение в сан и нижайших церковных служителей, а также отзыв или лишение личности должности. Кроме того, если нужно, также даётся право принуждения при исполнении церковными служителями своих функций.

    Теперь нами будет показано, кому же принадлежит право распределения мирских благ, называемых церковными доходами. Такие рассуждения можно подтвердить с помощью тех же самых доказательств или аналогичных им, используя которые, мы показали в главах XII, XIII, XV первой части, что утверждение законов и учреждение правителей являются прерогативой собрания граждан; подтвердить, незначительно варьируя часть доказательств.

    «Сердце его помышляет о беззаконном, чтобы действовать лицемерно и произносить хулу
    на Господа, душу голодного лишать хлеба и отнимать питье у жаждущего» (Ис.32:6)

    Например, аргументы касательно выборов или назначения предлагаемой личности на священническую должность, учреждение последней или назначение священника главой какого-то конкретного народа или какой-то определённой территории, отзыв его или лишение этих функций по причине правонарушения или из-за другого мотива - заменены в наших нынешних доказательствах на термины закон или правитель.

    В отношении этих пунктов утверждение, что подобные меры должны быть применены лишь законодателем или собранием граждан, является абсолютно очевидным, ведь какая-либо ошибка в отношении человека, выдвигаемого на духовный пост, или на другую церковную службу, или на руководящую должность, является более опасной, чем ошибка, касающаяся общественного закона или учреждения будущего правителя в соответствии с этим законом.

    В действительности, если какая-то личность была выдвинута в священники, будучи развращённой в своих нравах или невежественной, либо ущербной в этих двух отношениях, и если таким выдвижением ей поручена забота о верующем народе и право руководить им, возникает опасность, которая угрожает всему народу адскими муками и многочисленными общественными неудачами; адскими муками, потому что именно этой личности предстоит лживо учить и руководить верующими в областях, которые касаются того, что необходимо для Вечного Спасения. Отсюда в Книге пророка Малахии, в главе II, сказано: Уста священника должны хранить ведение, и закона ищут из уст его.

    Закон, т. е. Божий Закон, содержит предписания, которые необходимо соблюдать, и запреты, чего следует избегать; причём тот, который их нарушает, не может оправдываться невежеством или лукавством священника. Потому народ должен различать, какого пастыря ему предлагают, учитывая то, что своей службой он может принести пользу или нанести ущерб и создать опасность каждому. И верующий народ имеет и должен иметь способность видеть такие различия или гарантии, иначе он не сможет избежать подобных неприятностей.

    Впрочем, то, что мы сказали, полностью совпадает с мнением Августина, изложенным в книге Покаяние Ό6 истинном и ложном покаянии; и, более того, это есть правда Христа, пользуясь авторитетом которого, Августин утверждает и доказывает то, что сказал. Так, он как Мастер изречений говорит и цитирует это в книге IV, седьмое различие, глава VI:

    Тот, который хочет исповедовать свои грехи, чтобы обрести милость, должен искать священника, который сумеет принять покаяние и отпустить грехи, поскольку, будучи небрежным в этом вопросе выбора священника, он не удостоится Его (Христа) внимания, который в своём милосердии советует и просит об этом, чтобы священник и кающийся не попали в ловушку, которую глупый не захотел избежать' . Каждый имеет или должен иметь право выбора пастыря и для совершения других таинств, как об этом говорит Мастер изречений святой Августин. Выходит, лучшие выборы любых священников могут быть проведены всем обществом верующих, нежели одним человеком, или особой коллегией кардиналов.

    § 12. Впрочем, это может нанести большой ущерб и гражданским делам, поскольку священники под видом исповеди часто имеют тайные связи с женщинами. Ведь женщины, особенно молодые, будь то девственницы или замужние (как это видно из главы III книги Бытие), легко соблазняются, что показывает нам апостол в Первом Послании к Тимофею, глава II:

    И не Адам прельщен, но жена, прельстившись, впала в преступление. Отсюда выходит, что развращённый священник может легко разрушить мораль и целомудрие девушек и женщин. Это, как мы видим, часто случается в наши дни по причине уровня добродетельности священников.

    Впрочем, что может принести подобное обстоятельство и в чём именно кроется немаловажный ущерб, можно понять и из слов Аристотеля, Риторика, книга I, глава 5: «Все народы, которые, как лакедемонцы, плохо воспитывают женщин, только наполовину счастливы». А женщина, как это следует из труда «Экономика» того же Аристотеля, на деле представляет собой половину дома.

    Если, как мы показали в главе XV первой части, только законодатель должен устанавливать выборы и через них назначать правителя, причём делая так, чтобы эти выборы проводились лучшим образом и чтобы в результате их самый подходящий человек попал на этот пост. Тем более очевидно, что право подбирать людей для продвижения их на должности священников, а также вводить священников в число духовников тоже принадлежит человеческому законодателю или собранию верующих.

    Ведь если развращённый правитель причинит серьёзный ущерб существующему миру, например, смерть человеку, то действие развращённого церковного пастыря способно нанести более серьезный вред, в частности адские муки. В силу такой опасности церковный служитель может и должен подчиняться законодателю или правителю, в том числе в вопросах таинств, необходимых для Спасения, как то: крещение, если, будучи развращенным, какой-то священник отказывается это делать.

    Впрочем, то, что уже было сказано по поводу людей, продвигаемых на святые должности и устанавливаемых для малых и больших забот о душах, может быть подтверждено текстами «Кодекса Исидора» (Codeks d'Isidore), которые мы процитировали в главе XII этой части в § 4 и 5.

    § 13. В пользу наших слов свидетельствуют также самые прославленные учреждения святых монашеских орденов, основанные согласно способу, описанному нами, такие как учреждения святого Григория, святого Николая и большинства других, как это видно, исходя из их легенд и их распространённых историй.

    § 14. Возражение, согласно которому священники или их коллегия способны лучше судить о подготовленности людей, продвигаемых на пасторские служения или на другие менее важные служения в церкви, неприемлемо; равно как все другие им подобные доводы, которые были представлены в главе XIII первой части. Таким возражением прежде всего пытаются доказать, что утверждение священника вовсе не принадлежит собранию граждан. Но на это возражение можно ответить так же, как в этом месте.

    Допуская, что священники имеют более широкое и более надёжное суждение в священных предметах, чем собрание всех других граждан, из этого нельзя, однако, заключить, что лишь коллегия священников имеет более надёжное суждение, чем всё сообщество, частью которого они сами являются. Отсюда следует, что если коллегия священников объединится с остальной частью церковного сообщества, то суждение будет более надёжным и уверенным, чем когда оно исходит только от коллегии священников. Так как целое всегда больше, чем каждая из её частей.


    «Вечер - и вот ужас! и прежде утра уже нет его. Такова участь грабителей
    наших, жребий разорителей наших» (Ис.17:14)

    Однако следует всегда помнить, что хороший закон должен быть выработан в соответствии с Законом Божьим; правитель должен в этом вопросе полагаться на суждения священников, отцов (толкователей) Божьего Закона и других почётных людей - всё как в случаях с людьми, предлагаемыми на другие должности. Причём как с точки зрения их дисциплины, так и нравов закон должен разумно использовать суждения знатоков и компетентных людей.

    Суждения, я подчеркну, знатоков и компетентных людей в первом смысле этого слова, поскольку суждением в третьем смысле данного термина правитель в силу власти, полученной от законодателя, должен одобрять или отклонять людей, назначать их на должности или лишать таковых, как мы это показали в главе XV первой части.

    Иначе в одном сообществе было бы столько высших правителей, сколько судей в первом смысле такого термина; причём в каждой из служб государства, что ему вовсе не подходит и даже является невозможным, если государство организовано и существует как целое. Это мы показали в главе X настоящей части и в главе XVI первой части.

    § 15. Таким образом, законодателю или при посредничестве власти законодателя правителю принадлежит право утверждать или отклонять суждения, толкуемые в третьем смысле данного термина, посвященные кандидатам на церковные посты, назначать или лишать их должности священника или управленца высшего или низшего ранга, запрещать им исполнение функции.

    А если эти люди по злобе не хотят расставаться со своими должностями, то надо заставить их подчиниться, чтобы вследствие их порочности кто-нибудь не подвергся опасности адских мук, например, из-за отсутствия крещения или иного таинства. Это, разумеется, подходит для сообществ совершенных верующих.

    В местах, где законодатель и правитель через власть законодателя являются неверными, как это бывает во многих, если не во всех, странах в период становления церкви, утверждение или отклонение лиц, рекомендуемых на церковные посты (также во все другие уже упомянутые учреждения) может зависеть от власти священника или епископа без согласия или осведомленности правителя, но одновременно должно зависеть ещё от самой здоровой части большинства верующих этого региона или даже от одного священника, если он является единственным верующим.

    Однако в любом случае назначение должно происходить так, чтобы продвижением такого рода и утверждением прелатов и священников вера во Христа и Его учение о Спасении получила дальнейшее распространение; причём, несмотря на любые запреты власти, усилия или предписания законодателя или хранителя закона иноверцев.

    Именно таким образом действовали апостолы у истоков Церкви Христа, поскольку они следовали Божьему предписанию; и их последователи должны поступать так же в случае, когда законодатель нарушает правила. Недаром апостол Павел в Первом Послании к Коринфянам, в главе IX, говорит:

    Ибо если я благовествую, то нечем мне хвалиться, потому что это необходимая обязанность моя, и горе мне, если не благовествую! Однако там, где хотят это делать, и подобное право им предоставляется согласно уже сказанному правилу, в силу причин или доказательств, уже упомянутых, как на основании Священного Писания, так и по гуманному, возможному и необходимому соображению.

    § 16. Что касается распределения мирских благ, называемых обычно церковными, следует напомнить, что они являются либо предназначенными законодателем для необходимого существования проповедников Евангелия и других нуждающихся лиц (мы обсуждали этот вопрос в главах XIV и XV этой части), либо предписанными для такого же использования одним каким-то лицом или особой группой.

    Если мирские блага такого рода были образованы с помощью даров или предписания законодателя, тогда их распределение нужно доверить тому, кого он законным образом назначит в любой момент согласно Божьему Закону. Но он может по этой же причине отозвать власть того или тех, кому или которым особая личность или группа доверила это.

    Такое положение раньше, чем его противоположность, может быть доказано Писанием, точно так, как мы это показали выше авторитетом Амвросия на основании его труда «О передаче базилик». Не только преданный Христу законодатель может законным образом, согласно Божьему Закону, лишить права выделять такие мирские блага тому или тем, которым они это доверили, но ещё он может сам продать или совершить отчуждение этих благ другими способами по обоснованной причине, которая представится.

    Потому что эти блага принадлежат ему, и они всегда находятся в его власти, если только он сам не передал эти блага другой группе или другому человеку. Нужно, однако, добавить, что в каждом случае верующие люди обязаны в силу Божьего Закона, если они на это способы, обеспечить священнослужителей питанием и приличной одеждой, которыми те должны довольствоваться, как мы это показали в главе XIV этой части согласно Посланию к Тимофею, последняя глава.

    Однако если подобные блага были собраны для богоугодных дел, исходя из актов дарений или завещаний имущества, предоставленных одним или несколькими индивидами, я полагаю, что подобные блага должны сохраняться и распределяться по желанию дарителя или законодателя, с тем чтобы не случилась какая-то ошибка со стороны распределителей этих благ; тогда она может быть исправлена дарующим либо человеческим законодателем или правителем посредством власти законодателя.

    К тому же, если законодатель знает об ошибке и если он может её устранить, но не совершает этого, он грешит. А если ему не следует этого делать, то таковое не должно делаться ни группой, ни каким-либо индивидом, какое бы положение он ни занимал, за исключением, если контроль был доверен дарующим отдельному человеку или группе, ошибку которых, если она будет совершена, в конечном счете, исправит правитель. В связи с упомянутыми причинами частное лицо или группа верующих не могут ни строить храма, ни назначить в него священнослужителей без разрешения законодателя.


    «Клеветники находятся в тебе, чтобы проливать кровь, и на горах едят у тебя
    идоложертвенное, среди тебя производят гнусность» (Иез.22:9)

    § 17. Кроме того, я хочу показать, что тезисы по поводу возведения в сан церковных служителей и распределения временных церковных благ или прибылей и питания служителей не отвергаются, а, скорее всего, поощряются властью католических королей Франции. Более того, последние утверждают, что им принадлежит по праву (т. е. они этого хотят и заставляют соблюдать неизменным образом вплоть до нашего времени) свою власть учреждать некоторые церковные должности и распределять временные блага и прибыли церкви таким образом, чтобы подобная власть больше не исходила ни от какого-то индивида, ни от какой-то группы смертных, какое бы положение те не занимали.

    В действительности Божий Закон не запрещает законодателю подобное учреждение церковных должностей, заботу о питании (лёгком обеде) для служителей или распределение церковных доходов; даже в совершенных сообществах верующих подобная функция происходит из уступки (концессии) законодателя, если она является законной и не узурпирована обманным путём священником или группой священников.

    Потому в законах римских правителей установлены способ и форма выборов, или возведения в сан, а также определено предварительно установленное количество этих священников - епископов, диаконов и всех других служителей храмов для освящения при вторичных возведениях их в сан, о чём мы говорили выше в § 11 и 12.

    Всё это на самом деле принадлежит законодателю и правителю, как мы показали в главе VIII этой части и в главе XV первой части трактата. Таким образом, уже учреждены законы, касающиеся способа распределения мирских благ или прибылей церкви, и решения спорных вопросов, возникающих среди самих священников и в их отношениях к другим людям.

    Первые римские священники, будучи святыми и просвещёнными людьми, сознающими свою свободу, не нарушали этих законов и с самого начала изъявили желание быть законопослушными, поскольку они должны были это делать с полным основанием, что доказано в главе XXI этой части, в § 2-8. Но с тех пор произошло такое изменение, что не только священническая коллегия объявляет себя освобождённой от исполнения законов и обычаев правителей этого мира, но ещё и римский епископ становится над правителями, поддерживает и защищает настойчиво подобную позицию, о чём мы ещё скажем позже.

    § 18. Кроме этого мы не должны скрывать, что законодатель может законным образом, согласно общественному и Божьему законам, удерживать налоги с церковной собственности, особенно с прибыли от объектов недвижимости, которую мы назвали доходами. Прежде всего, с того, что остаётся при достаточной обеспеченности служителей Евангелия. Подобные излишки нужно изымать для защиты родины или выкупа тех, кто, служа вере, попал в плен, а также для поддержания общественных расходов или для других благих намерений по определению правоверного законодателя.

    Поскольку тот, кто передал церкви для Божьих целей мирские блага путём завещания имущества или его дара, и распределение которых он доверил кому-то одному или нескольким людям, не мог передать группе или одному человеку большего иммунитета, чем он имел сам, когда эти блага принадлежали ему. Напротив, на тот момент они ничуть не освобождались от публичных обложений; потому они не могут освобождаться от налогов и после того, как такие блага были переданы во власть другого дарителем или завещателем.

    § 19. Об этом свидетельствует и Амвросий в письме «О передаче базилик», когда говорит: «Отдавай Цезарю то, что Цезарево, а Богу то, что Божье. А то, что дань причитается Цезарю, мы не отрицаем». Кроме того, в данном письме говорится: «Если (император) требует дань, мы не откажемся ее оплатить.

    С церковной земли тоже платят подать». Однако Амвросий отказался бы платить дань императору, если бы верил в то, что не должен ему по праву, как он отказал ему в замках и учреждениях священников, потому что тот оказался благосклонным к арианцам, даже вопреки мнению народа; об этом мы будем говорить позже и более подробно.

    То же пишет и Святой Виктор в своей книге «О таинствах», в которой он отмечает: «Хотя церковь получает для своего потребления плоды своих земельных владений, она, однако, не может осуществлять юридическую власть через служителей культа или через светские суды. Она может иметь светских служителей, через которых может отстаивать свои права, связанные с земельной властью. Судебные разбирательства должны свершаться согласно содержанию законов и требований земельного права».

    Следовательно, надо, чтобы церковь признала, что та власть, которой она наделена, исходит от светского правителя и чтобы она понимала также, что не может никогда отделять (отрывать) свои владения от королевской власти, если только здравый смысл и необходимость не потребуют этого. Скажем, когда, с одной стороны, эта власть не обеспечивает защиты этим владениям, а с другой стороны, эти владения не подлежат обязательному налогообложению со стороны королевской власти.

    Так же, как королевская власть не может не предоставить защиту, которую она обязана предоставить кому-то другому, таким же образом это владение, полученное служителями церкви, не может быть свободно от налога, который церковь должна платить королевской власти в обмен на её покровительство.



    Глава XVIII

    О происхождении и первом статусе христианской церкви и откуда римский епископ и его церковь получили власть, указанную выше, и достоверное главенство над всеми другими епископами и церквами

    § 1. Исходя из тезисов, которые мы предложили, нам ещё надо разъяснить читателю происхождение и начало принудительной юрисдикции институтов священства, как основных, так и вторичных, а также права распределения мирских благ, которые оказались в руках некоторых епископов и священников.


    «Он предостерегал их, и пошли вслед суеты и осуетились, и вслед народов окрестных, о
    которых Господь заповедал им, чтобы не поступали так, как они» (4Цар.17:15)

    Кроме того, следует сказать, каково происхождение притязания римского папы на верховную власть над всем этим. В продолжение к этим тезисам здесь же нужно определить, кому достается настоящее право интерпретации сомнительного смысла отдельных слов и фраз Писания, выдачи верующим предписаний в отношении толкований, которым они должны верить иследовать.

    Во-первых, исходя из наших заключений, сделанных в главах XV и XVII первой части, в главах IV, V, VIII, IX и X этой части трактата, допустим, что принудительная юрисдикция над кем бы то ни было, не принадлежит в данном мире ни одному епископу, священнику или какому-нибудь священнослужителю как таковому.

    Тем более мы достаточно показали в главах XV, XVI и XVII настоящей части трактата, что никакой епископ или священник в силу непосредственного предписания Христа не подчиняется другому епископу или священнику, ни одному из священнических органов власти, о чём мы тоже упоминали. То же самое мы уже говорили в предыдущей главе, касаясь распределения мирских благ церкви; таково вкратце содержание указанных тезисов для тех, кто в них вникал. Но мы, однако, предпочитаем рассмотреть эти вопросы один за другим по причине медлительности мышления тех, кто менее всего вникал в их суть.

    § 2. Пытаясь ответить на поднятые вопросы, следует изначально понять: во-первых, как эти органы институты развивались вообще; каково их происхождение; а затем - в каком соотношении данные органы власти оказались и должны были оказаться с Божественным и общественным правом, а также в какой мере они оказались в диспропорции и оппозиции к последнему.


    1 ... 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 ... 40     




















    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (03.07.2016)
    Просмотров: 261 | Рейтинг: 5.0/2