Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Марсилий Падуанский - Защитник мира. 28
    Таким образом, понтифик римский присоединяет своё мнение к решениям Собора; однако соответствующий указ, соблюдать который должны все священники и церкви, должен издать римский правитель, ибо подобное право принадлежит ему. Это подтверждает то, о чём мы говорили в главах IV, V и IX данной части трактата, что принудительная власть над священниками и несвященниками принадлежит общественному законодателю или правителю, поскольку римские понтифики в былые времена не только не возражали против такого, а наоборот, просили императоров издавать законы и указы.

    § 7. Та же мысль ясно просматривается и в главе Кодекса, которая начинается так: «Государи императоры Феодосии и Валентиниан». Далее в этой главе мы находим такой текст: «Так как система нашей католической и апостолической доктрины инашей веры теперь подвергается обсуждению, оспаривается различными мнениями, которые приводят в замешательство сознание и души людей.


    «Вы опираетесь на меч ваш, делаете мерзости, оскверняете один жену
    другого, и хотите владеть землею?» (Иез.33:26)

    Мы решили осудить такое недопустимое действие, опасаясь того, что пренебрегать этим означало бы грешить перед Богом. Потому мы приказываем собрать святейших людей, угодных Богу, которые послужат истинной католической вере и которые своим премудрым красноречием разрушат все эти напрасные сомнения и укрепят истинную католическую веру.

    Пусть ваше святейшество, и 10 преподобнейших митрополитов вашей епархии, и ещё 10 других святейших епископов, уважаемых за их образ жизни и достойные речи и которые выделяются из остальных знанием доктрины и науки праведной и непорочной веры, соберутся в начале августа в Эфесе, метрополии Азии; и чтобы прибыли они без колебаний, кроме тех, о ком мы говорили, дабы они не беспокоили Синод.

    Когда все эти святейшие и преподобные епископы, которых мы назначили святейшими предписаниями, соберутся и встретятся в указанном месте, пусть проведут исследования и изучение Писания, дабы любое заблуждение, противоречащее нашей вере, будет разрушено, а католическая доктрина и ортодоксальный закон Христа, нашего Спасителя, укрепится и засияет; и впредь все люди будут хранить эту веру чистую и непоколебимую в Божественной любви.

    Если же кто-то из этих епископов или митрополитов пренебрежёт Синодом, так необходимым Богу, и не приложит все усилия, чтобы вовремя быть в назначенном месте, ему не будет прощения ни от Бога, ни от нашей милости; поскольку уклонившийся от церковной ассамблеи не сможет избежать угрызений совести за гнусность своего поступка.

    Мы постановляем, чтобы Феодорит, епископ Сирии, которому уже дано предписание посвятить себя церкви, не принимал участие в Соборе до тех пор, пока это не будет угодно всем собравшимся и весь Собор не согласится принять его как равного. Если же возникнет конфликт по этому поводу, мы приказываем Синоду собраться без него и сделать всё, что было предписано». Из этого указа вытекают три вывода: первый - необходимо определять сомнительные вопросы Божьего Закона, второй - такие определения должен делать высший всеобщий Собор, а не один человек или не отдельная коллегия, и третий - право созывать Собор и назначать людей, способных участвовать в нём, наказывать в этом и в будущем мире нарушителей этих законов, принадлежит законодателю или правителю, в силу предоставленных ему полномочий.

    § 8. Далее следует показать, что ничто не может быть установлено как церковный ритуал одним человеком, какого бы звания или положения он ни был; он также не может заставить людей следовать ему под страхом наказания в настоящем и будущем, если только это не установлено вселенским Собором или его уполномоченным, либо декретом общественного законодателя или правителя.

    Равно никакие постановления не могут быть приняты касательно запретов гражданских действий, таких как: постоянное воздержание, неупотребление мяса, запрещение и разрешение механических и других работ, браков определенной степени родства, одобрения или запрещения орденов и религиозных коллегий, канонизация и почитание святых и т. п., если такое является законным и дозволено Законом Божьим.

    Также никто без решения законодателя не может установить церковное наказание в виде отлучения от церкви или другого, большего или меньшего. Право реально требовать принудительного наказания кого-либо имеет лишь законодатель; только он обладает законным полномочием налагать и подвергать реальному наказанию, как это явствует из главы XV первой части и главы X данной части трактата.

    § 9. Сказанное можно доказать теми же свидетельствами и доводами, которые мы привели выше, говоря о том, что задача определять сомнительные вопросы Божьего Закона принадлежит вышеназванному Собору и общественному законодателю, который издаёт соответствующие указы, предписывающие все гражданские акты касательно церковного ритуала; достаточно лишь немного изменить наши доводы. В сущности то, что позволено Законом Божьим, может быть запрещено или установлено вопреки Закону только общественным законодателем.

    Ни один епископ не имеет полученной непосредственно от Христа власти над другим, как это мы показали в главах XV и XVI данной части, ни принудительной юрисдикции над церковниками и прочими, как мы показали в главах IV, V и VII данной части. Из сказанного можно сделать вывод, что только всеобщему Собору, а не одному епископу или его коллегии принадлежит право отлучать от церкви правителя, провинцию или гражданскую общину либо запрещать им исполнять религиозную службу. Если какой-либо епископ или его коллегия по незнанию или беззаконию захотят отлучить от церкви или наложить запрет на провинцию или правителя, то подобное будет нарушением мира и спокойствия верующих.

    Это было проверено на деле, когда римский папа Бонифаций VIII попытался отлучить от церкви Филиппа IV Красивого, католического короля Франции, отобрать у него королевство со всеми его поданными путём запрещения церковных служб на основании лишь того, что этот король возражал против предписания Бонифация и его коллегии кардиналов под названием «Святая католическая церковь», которое, между прочим, содержало заключение, что все правители мира, все общества и частные лица должны подчиняться принудительной юрисдикции папы римского.

    Бонифаций готовился возбудить дело против короля, его подданных и вассалов, подстрекал против него других правителей и верующих, которых хотел настроить и объединить против него; и ему бы это удалось, если бы тот Филипп относился к числу простых смертных. Тому, что я говорю истинную правду, есть свидетели.

    Такой разгул страстей и злости должен быть вовремя подавлен, чтобы защитить верующих от расколов и других опасностей, которыми это чревато; и форма подобных запретов и наказаний должна быть установлена и доверена только всеобщему Собору христиан, решения которого инспирированы Святым Духом, не могут быть извращены невежеством и злым духом римских епископов.

    § 10. Отсюда неизбежно следует, что решения и указы, касающиеся как веры и евангелического Закона, так и процедуры богослужения и вообще любых предписаний всеобщего Собора, прямых и косвенных, чётко или нечётко определённых и т. д., не могут быть изменены, дополнены, сокращены, приостановлены, интерпретированы (особенно если это касается сложных вопросов) или же полностью отменены властью или указом одного епископа, или отдельной коллегии, или конгрегации епископов, а тем более частным лицом независимо от его положения и звания.


    «Вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу:
    ваши руки полны крови. Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих» (Ис.1:15-16)

    Но если возникла очевидная необходимость изменения или полного упразднения принятого решения, такой вопрос должен рассмотреть всеобщий Собор. Это можно доказать с помощью тех же доводов, которые мы использовали, пытаясь показать, что такие решения, указы и предписания должны быть делом только подобного Собора.

    § 11. Кроме того, можно на примерах и доводах Писания доказать, что ни один епископ, или частное лицо, или отдельная коллегия не могут (без решения всеобщего Собора или правоверного общественного законодателя) назначать людей на церковные должности во всём мире, а также распределять материальные блага, называемые бенефициями, предоставлять кому-то право обучать, занимать нотариальные должности и т. д., что мы достаточно объяснили в главе XV первой части и главе XVII данной части трактата. Однако мы решили ещё шире разъяснить и доказать наши предыдущие утверждения определёнными аргументами в этой части трактата.

    Действительно, это перечисленное не есть и не должно быть полномочием ни епископа Рима, ни другого епископа, ни отдельной коллегии церковников вместе с епископами, ибо тогда все государства и политические сообщества, большие и маленькие, окажутся под угрозой ереси и разложения. А подобное происходит, когда епископ Рима или иной епископ позволяет себе использовать подобное право без решения общественного законодателя или всеобщего Собора.

    Предположим, что какой-то еретик или некро-мантит, надменный и алчный, иначе говоря, преступный тип, а такие среди епископов Рима были, чему есть свидетели и об этом можно прочесть; если такой преступник вершит власть без законного решения всеобщего Собора или правоверного общественного законодателя и считает вправе назначать, кого хочет, на все церковные должности, то, вероятно, такой понтифик назначит на значимые должности в церкви, например кардиналами и епископами, людей, которых он знает, причастных к его преступлениям, содействующих его дурным наклонностям.

    Следовательно, все верующие будут подвергнуты опасности отдаления от веры, о чём мы говорили в главе XI данной части; особенно если понтифик, впавший в ересь по невежеству или злому умыслу, имеет право интерпретировать Закон Божий, о чём мы говорили в главе XX настоящей части трактата. Это понятно нашим современникам, которые были свидетелями, и помнят махинации двух римских епископов.

    Случается также, что Божий Закон не соответствует общественному, который не отклоняет право папы римского назначать своего преемника на епископский престол, поскольку он должен лучше знать достойных людей своей провинции и что для этой провинции выгодно. Но иногда этому епископу случается назначать епископов и других прелатов церкви в разные, даже дальние провинции, хотя он плохо знает или совсем не знает достойных людей из этих мест.

    § 12. Если мы предоставим одному епископу или коллегии священников право по своему усмотрению в силу своих надуманных полномочий без законного решения всеобщего Собора или земного законодателя, или правителя, распоряжаться всеми церковными благами, в том числе бенефициями, то все государства и политические сообщества, большие и малые, будут подвергнуты опасности распада и разложения.

    При таком управлении предпочтение будет отдано богатым и знатным людям, имеющим власть и положение в обществе, но невежественным и развращённым, а не бедным, хотя и образованным и честным. Представьте себе римского епископа, алчного и надменного, или, другими словами, преступного, который подобно многим своим коллегам, преследующим такие же цели, желает управлять миром, - всеми нашими современниками.

    Скупость, ненасытное желание удовлетворить свои извращённые желания, а также обеспечить себе милость и благосклонность сильных мира сего, неуклонно будут толкать его на торговлю церковными благами. Он пожалует их власть имущим, сильным и агрессивным, или же по просьбе последних раздаст их родственникам и друзьям, которые могут и хотят внести свою лепту в осуществление его гнусных желаний. Возможно ли такое? - спросим мы. Но это доказывают не только логические аргументы, но и практика; ведь такое уже происходило и происходит, и почти все верующие это знают.

    § 13. Если абсолютное право назначать на должности и распределять материальные блага предоставить епископу Рима, то все страны и государства подвергнутся опасности распада и волнений, поскольку этот епископ хочет подчинить себе светских правителей. В одном из своих предписаний, называемых «декреталиями», о которых мы уже упоминали, папа Бонифаций VIII прямо заявил такое и упорно настаивает на том, что все светские правители подчиняются юрисдикции епископа Рима, считая, что это необходимо для Вечного Спасения верующих.

    То же самое содержится в указах другого епископа Рима Иоанна XXII, направленных против благородного Людовика, герцога Баварского, избранного правителем Римской империи. И хотя, кажется, что это требование относится лишь к Римской империи, тем не менее, оно опасно для всех правителей, ибо к данному требованию добавляются аргументы о полноте власти папы. Таким образом, получается, что он папа обладает принудительной юрисдикцией как над правителем Рима, так и над другими правителями, что мы показали в последней главе первой части трактата.

    Этот епископ без всякого на то основания жаждет власти над всеми правителями мира, права распределять материальные блага и десятины (неопределённая часть которых уже досталась ему, претендующему на блага всех государств); а это может вызвать лишь возмущение, что уже произошло в Римской империи, о чём мы будем говорить далее.

    § 14. Потому необходимо, чтобы общественный законодатель или правитель при распределении церковных доходов своей властью выделял излишки для удовлетворения потребностей бедных евангелистов и всех нуждающихся бедняков, которым эти блага предназначены. При этом нужно также иметь в виду и потребности защиты королевства или какие - то ещё государственные цели.

    Если появится необходимость использования этих благ в упомянутых целях, то их излишки законодатели и правители могут согласно Божьему Закону, т. е. на законном основании, использовать не только для удовлетворения нужд бедных, о которых мы говорили. Они вправе, невзирая на возражение епископов, в силу своих властных полномочий выделять на нужды государства и бедных не только десятины, но также четвертины и третины, в зависимости от остатка благ.


    «Клеветники находятся в тебе, чтобы проливать кровь, и на горах едят у тебя
    идоложертвенное, среди тебя производят гнусность» (Иез.22:9)

    Ведь, как говорил апостол в Первом Послании к Тимофею, глава VI, священники должны довольствоваться лишь продовольствием и одеждой. А если нет необходимости использования этих благ для вышеназванных целей, то они священники, пытаясь до них материальных благ добраться и присваивая себе право распределять церковные и прочие блага, совершают смертельный грех.

    Следовательно, такое право не должно быть отдано на откуп ни епископу Рима, ни любому другому епископу, одному или с его коллегией священников, ибо использование этих благ в ущерб народам и правителям вызывает напряжение в обществе и возмущение среди верующих во Христа.

    Тем более что такое право есть не просто орудие обеспечения бедных, но и власть, за которую стоит бороться, ибо большинство людей, введённых в заблуждение, считают, что когда именно епископ распределяет материальные блага, они могут их спокойно и законно от него получать. Потому такое право, как опасное для спокойствия верующих, должно быть полностью отнято у римского епископа или любого другого - неважно; отнято, чтобы этот вопрос соответствующим образом решался вселенским Собором и общественным законодателем.

    Тем более что Божий Закон не даёт ему папе римскому такого права, а, скорее, запрещает, как мы показали это в главах XIII, XIV и XVII данной части трактата.



    Глава XXII

    В каком смысле епископ Рима и его церковь являются главами над остальными епископами и церквами и какой властью им это дано

    § 1. Определив эти пункты, мы хотим далее установить, нужно ли и выгодно ли, чтобы один епископ, одна церковь или одна коллегия священников были главой над остальными церквами. Для этого сначала нужно выделить виды и смыслы, по которым одна церковь или один епископ могут пониматься как глава над всеми остальными церквами и епископами, для того чтобы выделить подходящий вид из остальных, которые не подходят и не соответствуют.

    Главенство одного епископа или одной церкви над остальными в первом смысле означает, что все церкви и люди мира обязаны верить их определениям и толкованиям сомнительных смыслов Священного Писания (особенно тех, которые необходимо соблюдать для Вечного Спасения) и соблюдать церковный ритуал или божественный культ по их предписаниям.

    В этом смысле или в этой форме никакой епископ, никакая церковь какой-либо провинции как таковая и никакая коллегия священников не являются главой над остальными ни по положению Божьего Закона, ни согласно примеру изначальной церкви, ни по указанию или декрету правоверного общественного законодателя. Иначе кроме всех прочих нежелательных последствий все правители, все сообщества и народы обязаны будут для необходимости Спасения верить на основании определений Бонифация VIII, что они подчинены принудительной юрисдикции римского папы.

    Кроме того, согласно конституции так называемого папы римского, которая не является заветом Христа, можно владеть частной собственностью или совместными мирскими благами, которые превышают необходимые потребности, и правом требовать узаконить эту собственность.

    Следовательно, можно требовать в суде для себя эту собственность или отказаться от владения им в пользу церкви. Одно из этих утверждений совершенно лживо; что касается другого, то его нужно отклонить как еретическое, что мы ясно показали ранее в главах XIII, XIV, XVI, XX и XXI данной части трактата.

    § 2. Вторая форма, по которой один епископ, одна церковь или одна коллегия рассматриваются как главы над остальными, означает, что все служители церкви и их коллегии подчинены им в плане принудительной юрисдикции. Что, согласно Божьему Закону, не дано никакому епископу или церкви, а, скорее, запрещено советом или предписанием Христа, что мы достаточно показали в главах IX, V, VIII, IX и XI настоящей части.

    § 3. (III) Это превосходство может подразумевать и третий смысл: что назначение или распределение всех церковных должностей принадлежит одному епископу, одной церкви или её коллегии, так же как распределение, хранение и изъятие материальных благ и прибылей.

    При этом нельзя обосновать Божьим Законом, что какая-то одна церковь или один епископ имеют первенство над остальными, а скорее, наоборот. Иначе говоря, невозможно доказать на основании Писания, что какой-то епископ или церковь в смысле власти являются главой над остальными епископами и всеми церквами, как мы это показали в главах XV, XVI, XVII и XX данной части и в её предыдущей главе.

    § 4. Итак, ни один епископ не может отлучить другого от церкви, ни запретить народу, который ему доверен, получать от того божественные таинства и службы, поскольку он не имеет больше власти над другим епископом или над народом, который тому доверен, если только такая власть над другим или другими епископами не будет ему предоставлена всеобщим Собором либо правоверным общественным законодателем.

    Все епископы равны в правах и власти, поскольку они - епископы, как мы показали это в главе XV этой части на примере послания Ие-ронима к Евангелу. Один епископ не более совершенен другого только потому, что апостол или более совершенный епископ возложил на него руки, как мы видим это по главе III Первого Послания к Коринфянам: Никто не хвались человеками, ибо все ваше: Павел ли, или Аполлос, или Кифа и т. д., вы же - Христовы. Выше комментарий: «Вы же - Христовы, не человечьи, в создании и воссоздании».


    «И осквернилась земля, и Я воззрел на беззаконие ее, и свергнула с себя земля живущих на ней» (Лев.18:25)

    Потому для таинства неважно, более или менее совершенный священник возложил руки, лишь бы у него было такое право, ибо только Бог даёт действие таинству. В том же послании и той же главе апостол говорит, разрешая, таким образом, вопрос: Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог.

    Тот, кто сажает или поливает дерево, не имеет власти его возрастить; такую власть имеет Тот, кто даёт растению жизненную силу; потому Павел и хочет, чтобы те, кто возлагает руки, наставляет и благословляет, не были бы теми, кто совершает высокие дела, поскольку только Бог даёт душу и внутреннюю благодать с помощью тех, кто поливает дерево. И так как есть только один дающий власть, душу и благодать - это Бог; потому все епископы или священники имеют равные права и равную власть, данную Богом, и Иероним хорошо это понял.

    § 5. Никакой епископ или церковь на основании Писания не являются главой над остальными епископами или церквами. Единственной и абсолютной главой церкви и основой веры, по непосредственному указанию Бога и в соответствии со Священным Писанием, является Христос, а не какой-либо апостол, епископ или священник, как об этом ясно говорит апостол Павел в Послании к Ефесянам, глава IV и V, в Послании к Колоссянам, глава I, и в Первом Послании к Коринфянам, глава X. 

    Все апостолы, пророки, учителя, и все верующие составляют тело Христа, которое выступает церковью, и все они её члены. Потому он апостол Павел говорит, что только один Христос является её главой. Из Послания к Ефесянам, глава IV: И Он поставил одних апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания тела Христова, доколе все придем в единство веры.

    И далее он добавляет: Но истинною любовью все возвращали в Того, Который есть глава Христос, из Которого все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви. Кроме того, в главе V сказано: Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель Тела.

    Однако Павел никогда не говорил, что Кифа является главой церкви и что церковь подчиняется ему как своей главе, тем более что указанные слова были произнесены после того, как Христос воскрес из мёртвых и поднялся в Небо. Далее в этой же главе апостол говорит от лица всех верующих: Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены тела ЕгоА. Кроме того, в Послании к Колоссянам, глава I: И Он есть глава Церкви; Он - начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всем первенство.

    Святой Пётр ясно говорит об этом в своём Первом Соборном Послании, глава V: И когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы6. Только Христос есть основание и камень церкви и веры. Из Первого Послания к Коринфянам, глава III: Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос. И вновь в главе X того же Послания: Камень же был Христос.

    § 6. (IV) Соответствующим образом можно также трактовать в другом смысле, что епископ или церковь были поставлены главой или руководителем над остальными епископами или церквами властью всеобщего Собора или правоверного общественного законодателя, исполнять эту обязанность, но вместе со своей коллегией священников (которую общественный законодатель или всеобщий Собор хотели бы привлечь к участию).

    Например, если возникает вопрос касательно веры (очевидная необходимость для верующих) или иной вопрос, для решения которого совершенно необходимо созывать всеобщий Собор, и который должен быть представлен последнему на рассмотрение; тогда он епископ после предварительного обсуждения должен сообщить и известить об этом законодателя, выше которого никого нет и согласно принудительному предписанию которого, как мы об этом говорили, Собор должен быть собран.

    Таким образом, обязанность этого епископа (как главы над остальными епископам и церквами) - занимать первое или главное место впереди епископов и всех церковных служащих в церковном Соборе, предлагать вопросы на обсуждение, в присутствии всего Собора обобщать обсуждаемые вопросы, заставлять излагать их письменно с удостоверяющими печатями и нотариальными штампами.

    Сообщать и оповещать о таких дебатах все церкви, которые об этом просят, осведомлять и наставлять их, а также наказывать нарушителей этих решений (касающихся как веры, так и церковного ритуала или божественного культа и всех предписаний для мира и единства верующих), наказывать отлучением от церкви, или запретом, или другим подобным наказанием. 

    Однако только по решению Собора, а не своей принудительной властью такой епископ может налагать реальное или персональное наказание в настоящем мире. Главе епископов надлежит также (вместе с епископов большей частью или с большинством коллегии кардиналов) властью, предписанной ему законодателем, через епископов и церкви (не подчинённых одних другим) судить духовные конфликты (применяя термин духовный во втором и третьем смыслах, определенных в главе II данной части) относительно предписаний, которые нужно соблюдать по ритуалу церкви, обнародованному Собором.

    Хотя если этот епископ, церковь или коллегия согласно заявленному и почти единогласному мнению других церквей действовали касательно этой обязанности слишком извращённо и недостойно, то всем остальным церквам разрешено обратиться к правоверному общественному законодателю, если виновный может быть наказан надлежащим образом именно законодателем или по поручению законодателя правителем, или же требовать созыва всеобщего Собора. Если, по мнению большинства остальных церквей, случай требует именно этого, то по решению законодателя подобный Собор соберётся.

    Только таким образом можно, я бы сказал, успешно, легко и достойно соблюсти единство веры, когда один епископ или одна церковь поставлены главой над остальными в качестве главного пастыря без принудительной юрисдикции (хотя это и не является предписанием Божьего Закона, ибо без этого тоже можно спасти единство веры, хотя и труднее).


    «Грешнику же говорит Бог: `что ты проповедуешь уставы Мои и берешь завет Мой в уста твои,
    а сам ненавидишь наставление Мое и слова Мои бросаешь за себя?» (Пс.49:16-17)

    Далее нам нужно показать, какого епископа, церковь или коллегию священников, а также какой епархии или провинции следует ставить главой над остальными или их руководителем; и наконец, кому принадлежит право такого назначения, наказания и даже смещения главы, если необходимо это сделать.

    § 7. Первый тезис, согласно которому полезно устанавливать единого руководителя церквей, может быть оправдан, если есть необходимость иногда созывать всеобщий Собор верующих и священников для уже упомянутых интересов, касающихся ритуала церкви, веры или божественного культа, - этот тезис может быть оправдан аргументом, в силу которого нет необходимости многим епископам и церквам исполнять такие обязанности, поскольку они могут быть надлежащим образом выполнены одним епископом или одной церковью.

    Следовательно, упомянутое постановление о созыве церковных Соборов, так же как все то, о чём мы говорили, касается возможности более успешно выполнять обязанности церковного главы одному человеку, нежели нескольким. Кроме того, неучреждение такого главы над епископами и церквами может породить конфликты и грозить скандалами, поскольку в собравшемся Соборе нужно установить порядок и способ его деятельности. И если бы кто- то из них участников Собора хотел бы дать такие указания или предписания другому, между ними, вероятно, возникли бы скандал, смута и конфликт.


    1 ... 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 ... 40     

















    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (03.07.2016)
    Просмотров: 280 | Рейтинг: 5.0/2