Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Марсилий Падуанский - Защитник мира. 6
    Причина этому - человеческие законы, которыми правители регулируют деяния людей и которые большей своей частью касаются именно поступков. Однако не всегда возможно охватить законом все случаи сразу, тем более их разновидности или обстоятельства, в которых они происходили, так как последние отличаются разнообразием, исходящим из места и времени свершения. 

    Это показывает очевидный опыт и подтверждает Аристотель в труде «Этика», книга I, глава 1: «В добром и справедливом, которыми занимается политика, имеется столько различий и заблуждений, что, кажется, они существуют не по природе, а на основании единственного закона». Иначе говоря, правители хотят иметь законы для своих подданных, но не для того, чтобы суть дела определялась в суде самостоятельно, с учётом, что является справедливым, а что несправедливым.


    «Оставив прямой путь, они заблудились, идя по следам Валаама, сына Восорова,
    который возлюбил мзду неправедную» (2Пет.2:15)

    Аристотель более полно повторяет эту мысль в труде «Политика», книга III, глава 9, где он говорит: «А поскольку бывает, что одни случаи определены законом, а другие нет, именно последние заставляют требовать и искать, если предпочтительно, чтобы правил лучший закон или лучший человек». Следовательно, невозможно, чтобы все поступки, которые совершают люди, были бы заранее определены законом (добавьте: во всех случаях).

    § 5. По этим причинам нужно доверить правителям рассмотрение лишь некоторых видов гражданских дел; таких, которые не были решены самим законом, исходя из определённых условий и обстоятельств. По подобным, указанным законом видам дел обязанность правителя состоит в следовании своему разумению. Таково же мнение Аристотеля, высказанное им в труде «Политика», книга III, глава 6:

    «Должностные лица - будь они в одном числе или нескольких - должны иметь решающее значение только тогда, когда законы не в состоянии дать точный ответ, так как нелегко вообще дать вполне определённые установления касательно всех отдельных случаев». Он повторил свою мысль в главе 9 той же книги: «В наши дни существуют также случаи, когда системы управления, например судья, могут самостоятельно судить: это случаи, которые закон не может определить, поэтому никто не сомневается в том, что, где это можно, он не ищет лучшего».

    Итак, благоразумие необходимо правителям, чтобы рассудить лишь случаи, которые не могут быть определены законами. Это утверждение Аристотеля почти очевидно само по себе; его можно с уверенностью подтвердить логическим путём, если кто-нибудь пожелает, используя тот же способ рассуждения, какой мы применили в главе XI.

    § 6. Кроме того, правителю всегда необходима моральная доброта (добродетель), и особенно справедливость, ибо, если он развращён в своей морали, политическое общество пострадает от этого, даже опираясь на законы. Мы уже говорили, что не всегда легко и возможно все случаи разом определить в законах, и потому некоторые случаи должны быть доверены усмотрению судьи, который, однако, тоже может нанести ущерб политическому обществу при рассмотрении таких дел.

    Так считает и Аристотель в труде «Политика», книга II, глава 8, когда говорит: «Утверждённые судьи при ведении важных дел могут принести много вреда, если они не благородны (т. е. испорчены); и они уже нанесли ущерб государству Лакедемонскому». А поскольку подобное можно исключить только с помощью духовной добродетели, и особенно справедливости, приемлемо, если позволительно называть приемлемым то, что является необходимым, чтобы ни один будущий правитель не страдал отсутствием духовной добродетели, а особенно справедливости.

    § 7. Таким образом, необходимо, чтобы будущий правитель обладал определённой добродетелью, называемой epieikeia - порядочностью, которой судья руководствуется в случаях, когда закон не решает. Поэтому Аристотель в книге IV своего труда «Этика», в трактате о справедливости говорит: «И такова суть порядочности (epieikeia), способ направлять закон в тех отдельных случаях, когда он не работает». Я думаю, именно это чувство юристы желают назвать справедливостью.

    Так, если закон очень строг в своей универсальности или недостаточен для отдельного случая, то доброжелательная интерпретация его требований или смягчение наказания являются необходимыми условиями справедливого решения. Помимо справедливости будущий правитель обязан обладать ещё особой любовью, т. е. доброжелательностью к политическому обществу и его членам. Тогда деяния правителя будут с заботой и добротой направлены на всеобщее благо и благо каждого.

    § 8. Помимо этих качеств и обязанностей правитель непременно должен иметь внешний орган власти, а именно определённое число военных людей, чтобы с их помощью исполнять все вынесенные судебные решения, применяя силу к бунтующим и неповинующимся гражданам. Аристотель в своём труде «Политика», книга VII, глава 6, говорит: «Те, кто состоит между собой во взаимоотношениях (добавьте: внутри гражданского общества), должны обязательно иметь армию (т. е. большое количество военных) из-за тех, кто не подчиняется правителю».

    В противном случае законы и властные предписания будут напрасны, если их исполнение не станет обязательным. А эта военная сила правителя, равно как и другие общественные дела, должна быть определена законом. Она должна быть достаточно большой, чтобы превзойти силу отдельного гражданина или некоторых граждан, но не силу всех граждан, вместе взятых, или их большей части, во избежание того, чтобы правитель не пожелал и не мог нарушить закон, или же чтобы он не мог править как деспот, без законов и произвольно.

    По Аристотелю, «Политика», книга III, глава 9: «Правитель должен обладать такой силой, которая была бы больше, чем сила одного человека или нескольких людей, объединённых вместе, но меньше, чем сила общей массы граждан». Говоря о нескольких людях, объединенных вместе, необходимо уточнить, что понятие несколько является производным от слова множество, т. е. это некоторая, но непреобладающая часть множества граждан. Ибо если такое выражение имело бы другой смысл, то не было бы никаких противоречий в этих словах.

    Однако в отличие от свойственных ему качеств, о которых мы говорили выше, не обязательно, чтобы правитель обладал указанной принудительной силой перед выборами на свой пост. Иначе добродетельные, но бедные люди не смогли бы никогда прийти к власти. Потому Аристотель в труде «Политика», книга II, глава 8, говорит и о противоположном: «Первое, что необходимо увидеть, это то, что лучшие могут располагать большими возможностями, которые освобождают их от любого занятия, недостойного их, не только потому, что они принцы, но и потому, что они частные лица».

    § 9. Но чтобы обобщить в этой главе указанные качества правителей и все другие, которые им необходимы, мы скажем: перед выборами здравомыслие и духовная добродетель необходимы тому, кто должен быть избран правителем, а при аристократическом правлении всем тем, кто войдёт в число правителей. Однако правителю, который обладает самой высокой властью в государстве или королевстве, военная сила необходима как инструмент или внешний орган, с помощью которого исполнялись бы его предписания согласно законам.

    Тем не менее, он не может распоряжаться этой силой до выборов; это полномочие ему дано одновременно со вступлением в должность. Кроме доброты и заботы об общественных делах правителю необходима ещё любовь или особая доброжелательность к политическому обществу и гражданам; но такие качества не требуются от него в такой обязательной мере, как те, о которых мы говорили ранее.


    «Все мы ревем, как медведи, и стонем, как голуби; ожидаем суда, и нет его, - спасения, но оно
    далеко от нас. Ибо преступления наши многочисленны пред Тобою» (Ис.59:11-12)

    § 10. Аристотель свидетельствует об этом в своём труде «Политика», книга V, глава 4, говоря: «Те, кому предназначено исполнять высшие обязанности, должны обладать тремя качествами: сначала любовью к устоявшемуся политическому обществу, во-вторых, способностью выполнять основные задачи правительства, в-третьих, добродетелью и правосудием»; под добродетелью он подразумевал благоразумие, которое является связующим и основополагающим принципом всех иных качеств.

    Потому в труде «Этика», книга VI, последняя глава, он уточняет: «Поскольку все добродетели содержатся в благоразумии, существуя как одно целое». Аристотель объединил благоразумие и духовную добродетель в одной и той же части вышеназванного разделения, поскольку они не существуют один без другого.

    Кажется, именно таким было его мнение, выраженное в той же главе и той же книге: «Это очевидно из того, что мы говорили, что невозможно быть очень хорошим без благоразумия, так же как и нельзя быть благоразумным без духовной добродетели». В отрывке из главы, указанной выше, книги V, труда «Политика», Аристотель сформулировал качества, которые, как мы говорили, соответствуют будущему правителю, может быть лишь в обратном порядке их необходимости.

    Из того, что сказано, основной исполнитель человеческих законов очевиден. Этим исполнителем является правитель, который достаточно подкован благоразумием и духовной добродетелью, а особенно справедливостью суждений. Таким образом, мы определили, человеком какого типа должен быть будущий правитель государства или королевства, какие качества ему необходимы и соответствуют.



    Глава XV

    О действующей причине установления правителей, о той, которая является предпочтительной; откуда также следует действующая причина других частей государства.

    § 1. Вслед за тем, о чём мы уже говорили, нам необходимо раскрыть действующую причину власти правителя, которая даёт полномочия одному человеку или нескольким. Именно эта власть, а не знание законов, благоразумие или духовная добродетель, хотя они являются качествами идеального правителя, определяет его. Большинство людей тоже обладают такими качествами, но за отсутствием власти они не являются правителями, хотя, возможно, будут править в будущем.

    § 2. Возвращаясь к предмету нашего исследования, согласимся с истиной и мнением Аристотеля, высказанным в его труде «Политика», книга III, глава 6, что действующее полномочие утверждать или выбирать правление (правителя) принадлежит народу. Ему также принадлежит законодательная власть, как мы уже говорили в главе XII этой части трактата. Только законодатель обладает правом определять правителя или даже убирать его с поста, если это необходимо для общего блага.

    Это составляет одно из самых важных дел в политическом обществе и принадлежит всей массе граждан - такое заключение мы сделали в § 4 главы XIII настоящей части, опираясь на слова Аристотеля в его труде «Политика», книга III, глава 6. «Мнение массы преобладает в вопросах более важных», - говорит Аристотель в этой же главе. Способ сбора людей для утверждения правителя или его выборов, возможно, не одинаков в различных странах.

    Но насколько он отличается, нужно разбираться в каждом отдельном случае, поскольку выборы или утверждение правителя всегда определяются правом законодателя, который, как мы уже неоднократно говорили, представляет всю массу граждан или её преобладающую часть. Это суждение может быть подкреплено теми же доказательствами, с помощью которых мы в главе XII настоящей части трактата обосновали вывод, что право создавать, изменять законы и совершать любое другое действие, их касающееся, принадлежит массе граждан. Достаточно лишь во второй посылке такого умозаключения заменить термин закон термином правитель.

    § 3. Истинность указанного суждения является очень вероятной, если позволительно называть вероятным то, что необходимо. Ведь любой, кто производит некую форму, всегда подбирает для неё материю, что можно наблюдать во всех продуктивных ремёслах. Аристотель в труде «Физика», книга II, глава 4, говорит так: «Одной и той же науке в некоторой мере надлежит познавать форму и материю, как в медицине - здоровье и желчь, а также флегму, от которых зависит здоровье; в архитектуре - форму дома и материал, а именно черепицу и древесину».

    Сказанное, рассуждая методом индукции, в равной степени относится и к другим природным или искусственно созданным предметам. По свидетельству Аристотеля в той же книге и главе, причина этого заключается в том, что формы с производимыми ими действиями являются конечной целью всех существующих и созданных материалов.

    Именно всей массе граждан принадлежит право создавать форму, а именно закон, которым должны быть урегулированы все гражданские деяния; сверх того, эта же масса граждан имеет право определять материю и основу данной формы, т. е. правящую часть города, которой далее надлежит право упорядочивать общественные деяния людей.

    А так как последняя является лучшей формой политического общества, необходимо, чтобы для неё была определена лучшая материя (предмет), касающаяся положений (должностей), что мы установили путём дедуктивного умозаключения в предыдущей главе. Из этого, кажется, можно сделать вывод, что избранный правитель без права преемственного наследования власти должен быть поставлен во главу политического общества методом подобным тому, который используют для невыборных правителей или правителей с правом преемственного наследования.

    § 4. Показав действующую причину правящей части государства, мы должны в соответствии с предметом нашего исследования раскрыть другую действующую причину, которая устанавливает и определяет остальные части или службы государства. Итак, мы уже говорили, что первая действующая причина - это законодатель; зато второй причиной, которую можно назвать исполнительной или инструментальной, является правитель.


    «Ибо Господь Бог ничего не делает, не открыв Своей тайны рабам Своим, пророкам» (Ам.3:7)

    Посредством власти, доверенной ему законодателем, и согласно ему данной форме, т. е. закону, он (правитель) должен, насколько это возможно, регулировать общественные дела, что мы доказали в предыдущей главе. Иначе говоря, законодатель в качестве действующей первопричины должен определять обязанности и должности в государстве, а правитель должен решать, кто из людей будет их занимать и распоряжаться в соответствии со своими обязанностями.

    Исполнение конкретных дел осуществляется правителем всегда лучше, чем всей массой граждан. Он или небольшое число управляющих в состоянии справиться с конкретными делами, тогда как всё сообщество в целом будет заниматься ими безрезультатно, отвлекаясь от других своих функций. Но поскольку управляющие занимаются своими обязанностями, согласно установленным законам, то изначально действующей причиной правящей части государства является все-таки сообщество.

    § 5. В этом отношении человеческая изобретательность только имитировала природу. По здравому смыслу государство и его существующие части являются аналогией великолепно созданного природой живого организма и его органов. Об этом свидетельствует и Аристотель в его труде «Политика», книги I и V, глава 21. Именно по примеру природы в её совершенном формировании живого человеческий разум образует государство с соответствующими его частями.

    Чтобы описать такое сходство и более подробно раскрыть значение частей государства, мы совместно с Аристотелем по его труду «Части животных», глава XVI, а также с Галеном по его книге «Зогония» как самыми сведущими из всех исследователей будем утверждать, что некий принцип или движущая причина (будь она формой материи или чем- то, обладающим силой порождать живое существо и его части) в первую по природе и времени очередь образует основную органическую часть любого живого существа.

    В этой части, как в действующем начале, скапливается его мощь или природная сила в виде некой теплоты; эта сила или теплота, скажу я, имеют определённую всеобщую действующую причинность для создания каждой из других частей живого существа и разграничения их друг от друга.

    Первоочередная созданная часть - это сердце или нечто аналогичное сердцу, как утверждают Аристотель в тексте, указанном выше, и другие компетентные в этом вопросе философы; им необходимо верить, поскольку они имеют в нём достаточно опыта. Но здесь такое утверждение нужно принимать на веру, ибо его доказательство не является целью настоящего исследования.

    Итак, эта первая созданная часть является более благородной и совершенной в своих качествах и выполняемых функциях, чем другие органы живого существа. При её образовании природа установила в ней силу и средство, благодаря которым из подходящего материала создаются другие органы живого существа.

    Будучи разделёнными, они отличаются друг от друга по порядку и сохраняются в своих функциях и защищаются от повреждений настолько, насколько это в силах самой природы. Когда эти органы теряют свою собственную силу из-за болезни или другой причины, они восстанавливаются за счёт силы сердца (добродетели этой части).

    § 6. Теперь по аналогии с этими процессами можно рассмотреть то, что разумно присутствует в государстве. Поскольку с помощью души всей массы граждан или их преобладающего большинства формируется или должна быть сформирована в нём главная часть (добродетель), аналогичная сердцу, выходит, что душа всей массы граждан создаёт силу или порядок в государстве в виде существующей власти, а также право последней устанавливать другие части государства.

    Такой частью является форма правления; её сила, всеобщая по причинности, это закон; её действующая основа - право судить, приказывать, исполнять приговоры, касающиеся полезного и справедливого в государстве. Поэтому Аристотель в труде «Политика», книга VII, глава 6, говорит, что эта часть из всех в государстве «является самой необходимой».

    И вот каково тому объяснение: нормальное состояние государства, создаваемое всеми его частями или службами, если бы они не существовали, могло бы быть достигнуто по-другому - через судопроизводство и другие виды деятельности, хотя последние являются менее удовлетворительными способами; но если бы не было формы правления, то политическое общество не могло бы вовсе существовать или, по крайней мере, существовать в течение долгого времени, ибо надобно прийти соблазнам, как сказано об этом в «Евангелии от Матфея».

    Такие соблазны - это взаимные несправедливые претензии людей; если их отношения не будут регулироваться по справедливости правителем, в обязанность которого в соответствии с законом входит пресечение конфликтов, то произойдут войны и разделение человеческого сообщества и в конце концов распад государства и одновременно утрата нормальной жизни его жителей.

    § 7. Следовательно, правящая часть государства должна быть самой благородной, самой безупречной в отношении здравомыслия, духовной добродетели и исполнения своих обязанностей. Как утверждает Аристотель в труде «Политика», книга VII, глава 12: «Если бы люди отличались друг от друга настолько, насколько боги и герои отличаются от людей, прежде всего потому, что имеют очень большое телесное превосходство, затем и души, тогда и превосходство правителей над подданным было бы неоспоримо и очевидно; и было бы, конечно, лучшим для первых управлять вторыми, а для вторых - быть подчинёнными раз и навсегда».

    Итак, производительное начало государства, т. е. душа всей массы граждан, придаёт правящей части всеобщую силу (добродетель) как первооснову, воплощаемую в законе, а также во власти и в её праве распоряжения людьми, вынесении гражданских приговоров и их исполнении согласно закону, и никак иначе.

    В действительности совсем как природное тепло сердца, рассмотренного в виде вещества, посредством которого этот орган или его форма (образец) выполняют свои функции... теплота, которую называют душой, тоже представляется средством выполнения основных функций в организме государства... потому что «если душа - огонь, то ясно, что ей будут присущи те же свойства, что и огню, в той же мере, в какой она огонь», как говорится в книге II трактата «О зарождении» и в трактате «О Душе».

    «Итак изолью на них негодование Мое, огнем ярости Моей истреблю их, поведение
    их обращу им на голову, говорит Господь Бог» (Иез.22:31)

    Следовательно, право на правление, данное человеку, подобно теплу, идущему от сердца, рассматриваемому как вещество. Таким же образом инструментальное (военное) могущество власти является аналогией тепла, которое мы назвали душой. Но такое могущество должно регулироваться законом о судопроизводстве, командовании, исполнении справедливости и блага в государстве, ибо без него закона правитель не добьётся требуемого результата - сохранения города государства, как мы это доказали в главе XI настоящей части трактата.

    § 8. Кроме того, по вышеуказанной силе - закону и власти, которая ему дана, - правитель должен определить и разграничить службы и должности государства, исходя из материала, т. е. людей, занимающихся ремёслами и имеющими потенциал, необходимый для исполнения соответствующих функций. Ибо только такие люди являются материалом будущих служб государства, как мы об этом говорили в главе VII первой части трактата.

    Правила или закон хорошо обустроенного сообщества требуют назначать на все должности в государстве людей, имеющих практические навыки, соответствующие этим должностям. Заодно нужно тех молодых людей, которые не имеют таких навыков, обучать так, чтобы подготовить их к тому, к чему они склонны по природе. Таково мнение великого Аристотеля, говорившего по этому поводу в труде «Этика», книга I, глава 1:

    «Она (наука о государстве) ведь устанавливает, какие науки нужны в государстве и какие науки и в каком объёме должен изучать каждый». По политическому или законодательному здравомыслию выходит, что заботиться об обучении людей необходимо тому, кто согласно закону строит политическое общество, т. е. правителю.

    Аристотель говорит об этом в труде «Политика», книга VII, глава 13: «Со всем этим должен считаться государственный муж, и его законодательство должно сообразовываться и с частями души, и с обусловленной ими деятельностью, а ещё более с тем, что является лучшим и конечной целью».

    То же самое он отмечает в главе 1, книга VIII названного труда: «Никто не сомневается, что законодатель должен особенно заботиться об образовании молодых; там, где это не происходит, политические общества приходят в упадок». Из вышесказанного понятно, что законодателю следует определять и устанавливать части (службы) государства и их обязанности, но право на судопроизводство и руководство всеми ими согласно закону принадлежит правителю.

    § 9. Всё это может быть обосновано теми же доказательствами, которыми мы пользовались в главе XII настоящей части нашего трактата, - доводами, приведёнными выше в отношении законодательной власти и утверждения правителя.

    § 10. При этом никому, особенно иностранцам, не разрешено пользоваться обязанностями на свой лад. Так, никто не должен и не может произвольно относиться к выполнению военной или культовой обязанности; а правитель не должен допускать подобного, ибо в результате мы ощутили бы в государстве недостаток того, что необходимо для достижения нужных результатов других видов государственной деятельности.

    Впрочем, правитель должен ещё определять количество и качество всех этих видов деятельности по числу людей, их возможностям и другим подобным мотивам, чтобы политическое общество не пришло в упадок из-за чрезмерного преобладания одной части государства над другими. Потому Аристотель в труде «Политика», книга V, глава 2, говорит: «Государственные перевороты происходят также вследствие несоразмерного возвышения.

    Известно, что тело состоит из частей и должно увеличиваться в своём росте соразмерно, чтобы сохранять пропорциональность. В противном случае оно гибнет. Точно так же и государство состоит из отдельных частей; из них некоторые вырастают несоразмерно, хотя бы, например, масса неимущих в демократиях». А я добавлю, как и духовенство под завесой христианских законов. То же самое Аристотель говорит в книге III «Политики», глава 7, но, чтобы быть кратким, я не буду его цитировать.

    §11. Ещё раз скажем о значении правящей части государства: законная власть должна править справедливо и честно, не допуская противоположного как на словах, так и на деле, вознаграждая заслуги тех, кто соблюдает её законные распоряжения, и наказывая тех, кто их нарушает. Тем самым правитель сохранит в надлежащем состоянии каждую часть государства и в итоге предохранит его государство от вреда и несправедливостей. Если одна из частей государства испытает несправедливость, правитель должен позаботиться о ней; тот же, кто допустит несправедливость, должен понести наказание, наложенное правителем. Ибо наказание есть средство от правонарушения.

    В труде «Этика», книга V, глава 2, сказано, что добродетель связана с удовольствием (т. е. удовольствием, которое получают от плохих поступков) и страданием. «Это показывают и наказания, ибо это своего рода лекарство». Если же с кем-то поступили несправедливо, правитель должен о нём позаботиться, выдав ему компенсацию; таким образом, всё будет восстановлено равноценно или в соответствующей пропорции.

    § 12. Кроме того, правящая часть обеспечивает сохранение других служб государства и содействует им в выполнении их собственных и общих функций. Собственные функции - это те, которые возникают из их собственных обязанностей; а общие функции, наоборот, те, которые связаны взаимными отношениями частей государства. Одни и другие были бы нарушены, если бы правитель прекратил выполнение своей задачи - наказывать нарушителей.

    § 13. Поэтому деятельность правителя в государстве, подобно деятельности сердца в живом организме, никогда не должна прекращаться. Деятельность же иных служб государства может остановиться на некоторое время без вреда для отдельного человека, группы людей или даже всего общества.

    Например, можно существовать без военной части государства в мирное время. Но главное дело правящей части и его могущество не могут прекратиться без ущерба, ибо управление сообществом и охрана того, что дозволено законом, или запрещено им, должны осуществляться в любое время; и когда бы ни произошёл незаконный акт или несправедливость, правитель должен безупречно пресекать это, а лучше заранее заботиться об их устранении.


    «Производил Я среди вас разрушения, как разрушил Бог Содом и Гоморру, и вы были выхвачены, как
    головня из огня, - и при всем том вы не обратились ко Мне, говорит Господь» (Ам.4:11)

    § 14. Вышесказанное даёт возможность видеть, в чём заключается организованность взаимоотношений частей государства: все иные части связаны с правителем и упорядочены им, поскольку он является первоначальной частью в данном сообществе. Такая часть является главной в любом политическом обществе; она должна устанавливать другие его части, определить их и сохранять для нормального состояния, т. е. для цели такого общества. Подобная роль правящей части присуща человеческому закону, как мы это доказали своими умозаключениями. Она является первоначальной для всех других частей города, которые упорядочены именно по отношению к ней.

    Таким образом, мы определили действующую причину существования правящей части государства, а также причину установления остальных частей государства и упорядоченности их взаимоотношений.



    Глава XVI

    Выгодно ли государству утверждение каждого нового правителя путём выборов или лучше один раз избрать монарха со всем его потомством, что обычно называют наследной преемственностью.

    § 1. Существует достаточно известная проблема, связанная с тем, о чём говорилось до этого: что же выгоднее для тех, кто живёт в обществе - получить правителя путём выборов, с утверждением его на правление со всем потомством, что называют наследной преемственностью, или же избрать лично его только на срок жизни, до его естественной смерти или до того случая, когда он будет отстранён от правления на законном основании, с проведением затем новых выборов.


    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 40        























    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (03.07.2016)
    Просмотров: 372 | Рейтинг: 5.0/2